02 Апр 2017 16:35 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Загадки памятника Черепановым

Визитная карточка Нижнего Тагила – памятник выдающимся русским механикам отцу и сыну Черепановым. На первый взгляд может показаться, что уж кто-кто, а тагильчане должны знать всё и о своих знаменитых земляках, и о памятнике им. Однако это не совсем так. Постперестроечные процессы «переосмысления» истории нашего государства и деятельности отдельных исторических личностей, появление большого числа интерпретаторов истории, не имеющих порой даже профильного образования, закрытие архивов через их централизацию уже к началу 2000-х привели к тому, что реальная история начала размываться неподтверждёнными гипотезами, слухами и предположениями. «Перемывать кости» историческим личностям и оценивать их деятельность исходя из личных политических убеждений стало любимым занятием даже в среде профессиональных историков.

К чести тагильчан надо сказать, что Черепановых они помнят и чтят. Хотя большинство жителей нашего города не знают ни подробностей жизни знаменитых земляков, ни истории появления памятника им. А тем временем с памятником Ефиму и Мирону Черепановым, установленном на Театральной площади, связано несколько интересных фактов.

Впервые предложение установить в городе памятник изобретателям первого русского паровоза прозвучало на заседании Нижнетагильского горисполкома в ноябре 1943 года. Идея всем понравилась, но реализовать её в условиях военного времени не представлялось возможным. В 1944 году, когда Совнарком СССР начал выделять средства на восстановление разрушенных во время войны городов и строительство жилья в тылу, о памятнике вспомнили и включили его в генеральный план развития города. Надо сказать, что в то время существовали определённые опасения за судьбу памятника: всё-таки отец и сын Черепановы проходили по разряду «заводских служащих» и фактически приравнивались к приказчикам на демидовских заводах. Но, к счастью, на этот факт не обратили внимания ни идеологи обкома партии, ни Совнаркома. В августе 1945-го на одном из заседаний горсовета было объявлено, что в городе скоро появится памятник знаменитым крепостным механикам. Но, как это уже не раз бывало в истории Нижнего Тагила, «скоро» растянулось на долгие годы.

Первым препятствием на пути памятника стало отсутствие какой-либо сметы. Дело в том, что в бюджете города не были заложены средства ни на постройку памятника, ни тем более на разработку его проекта. Городские власти рассчитывали, что смогут реализовать проект на сэкономленные средства из тех, что Москва выделяла для благоустройства города. Но сделать это было невозможно. Денег не хватало на строительство жилья, а тут ещё памятник... Обращения в городское и областное отделения Союза художников не давали никакого результата: скульпторы, узнав, что «цена вопроса» не определена, всеми силами пытались найти убедительные причины для отказа. Попытки найти достойный проект среди работ студентов Уральского художественно-промышленного училища тоже ни к чему не привели. Решить проблему финансирования за счёт промышленных предприятий также не удавалось: УВЗ, НТМЗ и другие заводы города готовы были оказать посильную помощь материалами, людьми, но не финансами.

Так продолжалось почти четыре года, пока однажды на заседание горисполкома, где обсуждались вопросы благоустройства, не пришёл скульптор Андрей Кондратьев с эскизами будущего памятника Черепановым.  

Оказалось, что он слышал об идее установки памятника и уже довольно долго работал над его проектом, но до сих пор не решался вынести его на обсуждение, считая проект «сырым».

В целом предложенная Андреем Семёновичем концепция памятника понравилась всем присутствующим.  

Оставалось узнать, сколько скульптор попросит за свою работу. И тут выяснилось, что вопрос оплаты не столь важен для Кондратьева. Гораздо больший интерес для него представлял творческий процесс, работа над образами знаменитых изобретателей.

Позднее скульптор вспоминал: «Когда мне предложили работу над памятником, я принялся изучать жизнь и быт Черепановых, одежду того времени, что сразу сделало конкретными их образы... В чём заключается идея моего памятника? Коротко это так: идущая как бы из земли сила русской старины, выраженная в лице отца-Черепанова, сидящая фигура, показывающая на чертёж и призывающая решить поставленную задачу… Поворот головы, обращённой к сыну, – это призыв к молодому поколению, перед которым стоит задача окончательного решения технической проблемы. Стоящая фигура Мирона Черепанова выражает большое спокойствие, уверенность, упорство и силу духа».

К работе над проектом привлекли архитектора А. В. Сотникова, который должен был найти для памятника подходящее место, предложить варианты постамента, «гармонично вписать памятник в облик города». На первых порах идеальным местом для будущего памятника считалась Привокзальная площадь. Оставалось определить, в каком месте площади будет установлен монумент.

 Первое заседание, посвящённое обсуждению памятника, состоялось 17 января 1950 года.

«Больше всего досталось Сотникову... – вспоминал впоследствии Андрей Кондратьев. – Место установки не понравилось всем членам исполкома. Раскритиковали также и постамент – слишком высокий и широкий. Меня же попросили заменить карандаш в руке Мирона Черепанова на технический инструмент, который бы лучше и полнее раскрывал образ знаменитого инженера-самоучки... Я предложил "вложить" в руку Черепанову-сыну циркуль, и моё предложение одобрили».

Многие тагильчане, узнав про циркуль в руке фигуры Мирона Черепанова, теряются в догадках: «О чём речь? Ведь в руке у Черепанова-младшего ничего нет!» Действительно, судьба циркуля, который держал в поднятой руке Мирон Ефимович, оказалась куда короче, чем судьба всего памятника. В действительности циркуль был, сохранился он и на снимках памятника, сделанных в день открытия.

Памятник Черепановым в ноябре 1956 года. Фото и фрагмент, на которых виден легендарный циркуль

Но через некоторое время циркуль исчез. Как оказалось, при изготовлении памятника циркуль по каким-то причинам нельзя было отлить вместе с рукой, поэтому его изготовили отдельно. При сборке он крепился к руке фигуры Мирона Черепанова на болт, что и позволило неизвестным похитить деталь. Городские власти обратились на завод-изготовитель и заказали дюжину циркулей про запас. Но этот запас довольно быстро иссяк. Не помогло даже усиленное патрулирование Театральной площади нарядами милиции и добровольными народными дружинами. В конце концов, было решено оставить Черепанова без циркуля. И уже в середине 60-х об этой детали памятника горожане позабыли.

Памятник Черепановым (фото первой половины 60-х гг.)

В начале нулевых бывший глава города Николай Диденко решил отреставрировать памятник и, помня про циркуль, попросил реставраторов восстановить утраченную деталь. Мастера, узнав историю с циркулями, пошли навстречу пожеланию мэра и даже изготовили небольшой запас. Но мэр всё-таки не решился вернуть инструмент на место, и отреставрированные отец и сын Черепановы взошли на постамент без циркуля.

Местные краеведы утверждают, что кража циркулей с памятников является давней традицией тагильчан: ещё в конце XIX столетия подобная история происходила с памятником Николаю Демидову, а если быть точнее, с одной из аллегорий, на которой юный Демидов был изображён в процессе получения знаний. Тогда в числе похищенных деталей композиции тоже фигурировал циркуль и его точно так же пришлось неоднократно восстанавливать.

Фрагмент памятника Н. Н. Демидову на Предзаводской площади. У юного Николая отсутствуют книга и циркуль (фото конца XIX в.)

Но вернёмся в 50-е годы ХХ века.

Даже после того, как все замечания по проекту памятника Черепановым были устранены, его изготовление и установка откладывались ещё несколько раз. Сначала из-за острой нехватки денег в городском бюджете. Затем, когда необходимую сумму собрали с помощью предприятий города и пожертвований граждан, стали ждать утверждения изменённого генплана развития города, согласно которому памятник должен был стать центральным объектом Театральной площади. После этого снова пришлось ждать – на этот раз завершения строительства драматического театра. А когда для постройки постамента и установки памятника, казалось, не оставалось никаких препятствий, возникла неожиданная проблема.

Дело в том, что, по замыслу архитектора Сотникова, постамент памятника тагильским механикам должен был быть облицован красным гранитом, который добывали на Лезниковском месторождении. Однако в те годы решением ЦК и Совмина весь лезниковский гранит был зарезервирован для нужд мавзолея Ленина и для облицовки некоторых станций московского метро. Не удалось выбить «лимитированный» гранит даже подключившемуся к решению проблемы обкому партии. Выяснилось, что решить вопрос можно только на высоком уровне, не ниже республиканского ЦК. Таких контактов у тогдашних городских властей не было.

Оставалось либо уповать на чудо, либо облицовывать постамент памятника гранитом другого цвета. Но в последнем случае пришлось бы заново согласовывать проект, а это снова привело бы к потере времени.

Но чудо, если его можно так назвать, произошло. Решить вопрос с лезниковским гранитом помог недавно вступивший в должность главы Нижнетагильского горкомхоза Владимир Ярошенко.

В. С. Ярошенко (фото 80-х гг.)

«В годы учёбы в Днепропетровском дорожном техникуме я подружился со многими ребятами. Дружбу эту мы пронесли через годы и дорожили ею. Один из моих однокашников – Алексей Ткаченко – в 50-х годах возглавлял строительный сектор ЦК компартии Украины, – вспоминал позднее Владимир Самойлович. – Вот Алексей и помог нам раздобыть этот лезниковский гранит».

Торжественное открытие памятника механикам Черепановым планировали приурочить к 39-й годовщине Октябрьской революции, но затем решили провести раньше. Говорят, что синоптики прогнозировали на 6 и 7 ноября обильные осадки и поэтому открытие памятника состоялось 4 ноября 1956 года.

Сумма, в которую памятник обошёлся городу, составила чуть более 251 тысячи рублей. Этот факт в конце 80-х – начале 90-х активно муссировался «перестроечными» журналистами, которые зачастую «забывали» указать, что речь идёт о дореформенных деньгах и что почти треть этой суммы составили пожертвования рядовых тагильчан.

Памятник Черепановым на карте Нижнего Тагила 1960 г.

Памятник очень быстро стал местом паломничества жителей города. Наверное, в каждой тагильской семье есть фотографии, сделанные на фоне памятника легендарным механикам. Постепенно укоренилась традиция посещения памятника молодожёнами и выпускниками школ, училищ и техникумов, а с благоустройством территории вокруг монумента площадь превратилась в одно из самых любимых мест отдыха горожан. Сам же памятник скоро стал одним из символов Нижнего Тагила наряду с Лисьегорской башней, паровозом, построенным Черепановыми, и велосипедом Артамонова.

Памятник Е. А. и М. Е. Черепановым на частных снимках 50-60-х гг.

Памятник Черепановым на почтовых открытках 60-70-х гг.

В начале 90-х некоторые краеведы обратили внимание на то, что лица отца и сына Черепановых довольно сильно похожи на лица... Карла Маркса и Фридриха Энгельса, что породило ряд предположений и слухов, самым забавным из которых был миф о «сменных головах» памятника. Хотя, чтобы разгадать эту загадку, надо просто представлять, чем в основном приходилось заниматься членам Союза художников в советский период. Бюсты, барельефы и скульптуры, изображающие политических и общественных деятелей СССР,  а также таких исторических персон, как Маркс и Энгельс, появлялись в заказах у скульпторов тех лет гораздо чаще, чем бюсты писателей, поэтов и художников. И скульптор Кондратьев не был исключением: его работы, изображающие теоретиков коммунизма, украшали в своё время многие Дома культуры области. И то ли рутина наложила свой отпечаток, то ли скульптор просто решил пойти лёгким путём, памятуя, что борода делает любого человека узнаваемым, но Ефим Алексеевич на памятнике вышел лицом совсем как Фридрих Энгельс, а Мирон получился похожим на Карла Маркса времён «Союза справедливых».

Как мы уже упоминали, в начале нулевых городские власти решили отреставрировать памятник отцу и сыну Черепановым. Правда, о демонтаже памятника и сроках его реставрации говорили так мало, что, когда постамент на Театральной площади опустел, по городу поползли слухи один нелепее другого.

Отправка памятника на реставрацию

Более полувека тагильский памятник изобретателям первого российского паровоза был единственным на всю страну. Но накануне 180-й годовщины появления российских железных дорог неподалёку от Царской башни Казанского вокзала Москвы появилась скульптурная группа под названием «Создателям российских железных дорог». Две фигуры памятника изображают Ефима и Мирона Черепановых рядом с моделью их паровоза. Открытие памятника, построенного по заказу и на средства РЖД, состоялось 1 августа 2013 года. Правда, какое отношение к российским железным дорогам имели легендарные тагильские мастера, не ясно, ведь первую в России железную дорогу проектировали и строили иноземцы, а паровозы Черепановых были отвергнуты лично российским императором.

Скульптурная группа «Создателям российских железных дорог» у Казанского вокзала в Москве

Так получилось, что из всех выдающихся тагильчан – механиков, камнерезов, художников, архитекторов, геологов, металлургов – честь быть увековеченными в бронзе выпала лишь Ефиму и Мирону Черепановым. Другие исторические персонажи, непосредственно принимавшие участие в становлении и развитии города, терпеливо ждут своей очереди...

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: