Забытые истории: наследники ТОИМК

Забытые истории: наследники ТОИМК

После ликвидации в 1937 году ТОИМК (Тагильского общества изучения местного края) деятельность нижнетагильских краеведов перешла на качественно другой уровень. Уничтожив ТОИМК как общественную организацию, власти вовсе не желали прекращения краеведческой работы ни среди профессионалов, ни среди энтузиастов-любителей. Тагильским краеведам было предложено продолжать свои изыскания, но уже в составе профильных секций, которые открыли при городском краеведческом музее. В разное время были созданы и постоянно работали секция садоводов-мичуринцев, художественная секция, кружок краеведов и молодых археологов и т. д. О создании в какой-либо форме общественной организации краеведов речи не шло. Но интерес к истории Нижнего Тагила у жителей города продолжали поддерживать краеведы-энтузиасты, среди которых были люди самых разных профессий. В свободное от работы и семьи время они искали и находили в архивах города и области уникальные сведения об истории Тагила или же практически в одиночку проводили масштабные исследования, за которые боялись браться сотрудники музея.

Одним из таких краеведов-энтузиастов был главный энергетик Высокогорского рудоуправления Ефим Александрович Кандель.


Ефим Александрович Кандель

Ефим Александрович Кандель родился 27 декабря 1911 года в Екатеринбурге в семье инженера. После Гражданской войны уехал в Одессу, где поступил в Одесский энергетический техникум. В1931 году с дипломом техника-электромеханика Ефим Александрович вернулся на Урал, приехал в Нижний Тагил и был зачислен в штат Высокогорского рудоуправления (ВРУ) электриком отдела капитального строительства. Е. А. Кандель быстро зарекомендовал себя как грамотный специалист и вскоре был назначен помощником заведующего, а затем и заведующим электроцехом. В 1939-м Ефим Кандель поступает в Криворожский горнорудный институт и по его окончании становится главным энергетиком Высокогорского рудоуправления.

Основной темой его исследований были факты, связанные с развитием горнорудной промышленности на Урале. По итогам своих изысканий Ефим Александрович писал информационные сообщения, которые публиковал в многотиражке ВРУ и в «Уральском рабочем». Особенно интересными по сей день остаются его исследования об истории использования «паровых землеройных машин» на Среднем Урале вообще и на Высокогорском железном руднике в частности. Вот отрывок из одного его очерка:

«В отчётах о работе Нижнетагильских заводов за 1852–1853 годы неоднократно упоминается о “землекопной машине”, которая, как следует понимать, была сконструирована и изготовлена в Нижнем Тагиле. Конструктивные описания, равно как и имена авторов её, не отыскиваются. В отчёте за май 1852 года говорится: “Землекопная машина в течение месяца сборкой окончена, но работать не начинала”. В июньском отчёте: “Землекопная машина пущена была в действие, но по случаю ненастного времени, в которое работа на вагонах невозможна, действовала с частыми остановками, почему нельзя было получить настоящего результата о выгодах, приносимых этой машиной”. Следовательно, из этих сведений можно заключить, что вывоз руды осуществлялся по железнодорожной ветке. В последующих отчётах указывается, что и в июле, и в августе она не работала из-за ненастной погоды и “поломки хобота у ковша”. Наконец, 1 сентября 1852 года машина была пущена в действие и вырабатывала в сутки до 7 куб. саженей (около 60 куб. метров), заменяя труд 17 работных людей. Далее в отчётах говорится, что “по сделанному учёту оказалось, что при копке в верхних уступах 1 сажени с положением всего ремонта на содержание машины коштуется 1 р. 48 коп., тогда как та же сажень при обычных работах — 2 р. 50 коп”. В силу наступивших холодов землекопная машина остановлена. В мае следующего, 1853 года, она вновь была собрана, но в работу не пущена по случаю “поправки рельсовой дороги”. В июне проводятся расчёты, показывающие, что стоимость выработки кубической сажени возросла, видимо, за счёт уточнения стоимости переделок и ремонтов. Скорее всего, экспериментирование с “землекопной машиной” велось до тех пор, пока она обещала удешевление работ. Как только выяснилось, что кубическая сажень породы, погруженная машиной, стоит дороже, чем при обычной ручной работе (2 руб. 64 коп. против 2 руб. 50 коп.), она была предана забвению».


Паровой экскаватор на ВЖР (фото начала ХХ в.)

Кроме того, Ефим Александрович выяснил, что в 50-х годах XIX столетия Анатолий Николаевич Демидов приобрёл для своих уральских рудников четыре американских паровых экскаватора, которые освободились по окончании строительства Царскосельской и Варшаво-Венской железных дорог «и оставались совершенно невостребованными». Продолжая поиски информации об этих экскаваторах, Кандель собрал большую коллекцию фотографий паровых экскаваторов, которые работали на Урале, — от отечественного «Путиловца» до американского Marion.


Экскаватор на рельсовом ходу (место и точная дата съёмки неизвестны). Фото из архива Е. А. Канделя

Почти 55 лет отдал изучению родного края другой энтузиаст — Александр Федулович Кожевников (1894–1981). Его краеведческие очерки рассказывали тагильчанам и об истории городских улиц, и о Народном театре, что существовал когда-то на Вые, и о тагильских церквях. Выйдя на пенсию, Кожевников поставил перед собой задачу — запечатлеть на фото весь Нижний Тагил. Александр Федулович видел, как новостройки кардинально меняют исторический облик города и стремился оставить для потомков как можно больше фотоизображений старого города. Всего Кожевников передал Нижнетагильскому краеведческому музею 25 фотоальбомов и более 700 фотографий. Ещё столько же фотоизображений тагильских улиц и памятных мест остались на негативах Александра Федуловича.

Нельзя не вспомнить и Тимофея Григорьевича Кина (Криворучкина), который тщательно собирал и систематизировал всю информацию о предреволюционном и революционном Тагиле, материалы по Гражданской войне на Урале, восстанавливал биографии тагильских революционеров и первых красных командиров РККА.

Городские власти и партийные функционеры города при всяком удобном случае хвастались перед вышестоящими инстанциями достижениями тагильских краеведов, но каждый раз категорически отказывались разрешить создание в городе краеведческой общественной организации. Положение несколько изменилось после визита в Нижний Тагил известного советского писателя и литературоведа Ираклия Луарсабовича Андроникова, приехавшего в наш город для того, чтобы познакомиться с историей находки писем семьи Карамзиных. Он встретился с работниками музея и тагильскими краеведами, изучавшими письма на месте, а также с большим интересом осмотрел музейные экспозиции и поработал с книгами и документами в краеведческой библиотеке.


И. Л. Андроников в библиотеке краеведческого музея Нижнего Тагила

Поездка в Нижний Тагил произвела на Андроникова большое впечатление, и он неоднократно в своих статьях, письмах и выступлениях поднимал вопрос о необходимости создания в Советском Союзе историко-краеведческой общественной организации. В конце концов в 1965 году в стране была учреждена общественная организация ВООПиК (Всесоюзное общество охраны памятников и культуры), а свердловские облисполком и обком КПСС одними из первых получили разнарядку сверху на создание отделений общества в городах области.

Надо отметить, что ВООПиК было далеко не формальной организацией. При его непосредственном участии создавались музей-заповедник «Спасское-Лутовиново», музеи деревянного зодчества в Хохловке Пермской области, в Архангельске, Новгороде, Суздале. Восстанавливались культовые здания Русской православной церкви, реставрировались многие памятники истории, благоустраивались воинские захоронения. В 1980 году ВООПиК учредило и свой печатный орган — альманах «Памятники Отечества». И к середине 1980-х в рядах общества состояло уже более 10 миллионов членов.

Появилось отделение ВООПиК и в Нижнем Тагиле, и вокруг него стали собираться тагильские краеведы и люди, которые просто интересовались историей родного края.

В апреле 1985-го в здании горкома ВЛКСМ состоялась лекция, посвящённая охране памятников архитектуры Нижнего Тагила. С докладом на лекции выступала преподаватель кафедры истории НТГПИ кандидат исторических наук Татьяна Константиновна Гуськова. Речь шла о памятниках архитектуры, истории их появления и нынешнем состоянии. Лекции такого рода всегда собирали много слушателей самых разных возрастов. По окончании лекции обсуждение продолжилось уже в неформальной обстановке. Тогда-то и была озвучена идея создания в городе клуба краеведов.

Осенью того же года инициативная группа тагильских краеведов вышла к городским властям с предложением создать клуб краеведов под эгидой ВООПиК. И весной следующего, 1986 года, тагильские краеведы собрались в здании краеведческой библиотеки. Место для заседаний клуба предложила заведующая библиотекой Эмма Николаевна Овечкина. Костяк нового краеведческого объединения составили Татьяна Константиновна Гуськова, Борис Андреевич Шилов, Всеволод Алексеевич Симонов, Иван Абрамович Орлов, Степан Яковлевич Черных, Ирина Григорьевна Белавина, Елена Никитична Епанчинцева, Иван Трофимович Коверда и некоторые другие.


Елена Никитична Епанчинцева


Иван Трофимович Коверда

24 апреля 1986 года было избрано правление клуба краеведов — совет клуба. Его главой стала Тамара Моисеевна Сырова. Тогда же был определён план работ клуба на предстоящий год, дата и время его первого официального занятия — 13 мая в 18:00. Тагильский клуб краеведов сразу же включился в исследовательскую и просветительскую работу. Так, уже в 1986 году члены клуба приняли самое активное участие в историко-этнографической экспедиции, организованной сотрудниками краеведческого музея. Проводились встречи с поэтами и писателями, экскурсии как по городу, так и с выездом в другие города Урала, на занятиях клуба заслушивались сообщения-доклады членов клуба.


Заседание Нижнетагильского клуба краеведов 14 февраля 1989 г.


Члены клуба краеведов в музее треста «Тагилстрой» (фото 1990 г.)


Фотовыставка, посвящённая 150-летию фотографии, организованная членами клуба (фото 1990 г.)

Членство в клубе краеведов было открытым, на его заседания могли приходить все желающие, и в помещении краеведческой библиотеки было тесно — число собравшихся часто превышало 30 человек. Иногда удавалось провести очередную встречу, что называется, на выезде — например, в помещении Нижних провиантских складов.


Здание краеведческой библиотеки по ул. Уральской, 6 (фото 1990-х гг.)


Собрание клуба краеведов в Нижних провиантских складах (фото 1992 г.)

Вскоре члены клуба стали передавать результаты своих изысканий в редакции городской газеты и заводских многотиражек, на городское радио. Однако публиковать полностью эти интереснейшие материалы у газет того времени зачастую не было возможности, а время вещания местного радио было крайне ограничено. Тогда-то в клубе и возникла идея создания собственного альманаха. Для увлечённых энтузиастов, любящих историю родного края, не было ничего невозможного. И хотя изначально идея не нашла поддержки у городских властей и партийных функционеров, альманах клуба тагильских краеведов всё-таки увидел свет. Издавать его решили самостоятельно в некогда запрещённом, но популярном формате «самиздата». Инициатором выпуска рукописного журнала стала Мая Петровна Рыжова, а главным редактором — Тамара Моисеевна Сырова. Финансирование журнала тоже организовала Тамара Моисеевна: всякий раз, приходя на очередное заседание клуба, она ставила на стол стеклянную банку, в которую краеведы скидывались кто сколько мог. Деньги шли на бумагу, скоросшиватели для обложек, фотореактивы, фотоплёнку. Где-то нашли пишущую машинку, которая определила и формат альманаха, и его тираж — печатали его на листах формата А4, а тираж составлял всего пять экземпляров — пишущие машинки тех лет за одну заправку могли пропечатать (через копирку) не более пяти листов. И если копировальная бумага была уже не раз использована, текст на последнем экземпляре читался с трудом. Вопрос с иллюстрациями решился просто: фотографии, изготовленные «мокрым способом», просто вклеивались на листы с текстом.


Лист с фотографией из «самиздатовской» версии альманаха «Тагильский краевед»

Первый выпуск альманаха «Тагильский краевед» увидел свет в 1988 году. Оформление альманаха взял на себя Виктор Фомченко. Фотографии изготовил Иван Трофимович Коверда. Альманах имел свои «выходные данные», а каждый экземпляр был собран в твёрдую папку с тиснением.

Появление печатного органа Нижнетагильского клуба краеведов отметили и в местной прессе. В газете «Тагильский рабочий» от 25 августа 1988 года была опубликована статья журналиста Е. П. Шишкиной. Всего «самиздатовским» способом было выпушено 16 номеров альманаха. Последний номер «Тагильского краеведа» набирался уже на компьютере и распечатывался на принтере.

В июле 1992 года состоялось издание первого типографского альманаха «Тагильский краевед». На журнал обратили внимание и городские власти (решение горисполкома от 13.06.1991 года «О подготовке к изданию альманаха “Тагильский краевед” к 270-летию Н. Тагила»), а НТМК, ВРУ, УВЗ и трест «Тагиллес» проспонсировали выпуск альманаха. Книжка размером чуть больше in-quatro представляла собой сборник самых интересных материалов, опубликованных в альманахе за 1988–1992 годы. Большая часть тиража распространялась по библиотекам, учебным заведениям и через отделения ВОК — Всесоюзного общества книголюбов. Остатки тиража (альманах вышел в количестве 10 000 экземпляров) передали на реализацию в розничную сеть, и тагильчане смели его с прилавков буквально за день-два.


Активисты клуба и составители «Тагильского краеведа» (фото 1992 г.)


Представление «Тагильского краеведа» читателям библиотеки (фото 1992 г.)

Некоторые члены клуба краеведов стали авторами научно-популярных монографий, принимали участие в составлении совместных краеведческих изданий. Например, свои материалы для книги «Тагильские фамилии» представили постоянные члены клуба: С. В. Ганьжа, Е. Н. Епанчинцева, Е. Н. Клевцова, Е. В. Костюченко, М. П. Курочкина, Н. И. Хлопотова.

Активисты клуба краеведов на протяжении всего времени его существования принимали самое активное участие в культурной жизни города, участвовали в научных конференциях, в частности в «Смышляевских чтениях» и в «Татищевских чтениях».

Продолжение следует…