Забытые истории: как ссыльный контрреволюционер внёс вклад в культуру Нижнего Тагила

Забытые истории: как ссыльный контрреволюционер внёс вклад в культуру Нижнего Тагила

В один из немногих погожих сентябрьских дней 1925 года директор Нижнетагильского окружного музея краеведения* Александр Николаевич Словцов появился в кабинете председателя исполкома Павла Андреевича Кина. Музей, созданный группой тагильских энтузиастов-краеведов, в то время был достопримечательностью не только в городе, но и во всей области, и поэтому местные власти старались по возможности идти навстречу просьбам небольшого коллектива музейщиков. К тому же просьбы эти были довольно скромными. В этот раз Словцов завёл речь о важности сохранения книг, пополнения библиотечных фондов, организации библиотеки городского музея и о том, что было бы хорошо, если бы этим делом занялся профессионал. Ну, например, главный библиотекарь Государственной публичной библиотеки из Петрограда. Председатель исполкома соглашался, но только разводил руками: «Да где же такого взять?..» Александр Николаевич перешёл к главному: такой человек есть. Правда, в Нижний Тагил он прибыл отбывать ссылку за участие в «деле № 194 Б»**, но коллектив музея готов за него поручиться.

Павел Андреевич Кин был одним из тех большевиков, кто был убеждён в том, что любого, даже самого матёрого контрреволюционера можно «перековать» в сторонника революции, нужно лишь найти к нему подход. Пообещав директору музея подумать, он сразу же навёл справки о человеке, за которого просил Словцов. Звали ссыльного Валериан Адольфович Чудовский. Дворянин, сын генерал-лейтенанта царской армии, выпускник Александровского лицея, юрист, филолог, большой любитель шахмат и действительно — бывший главный библиотекарь Государственной публичной библиотеки. Кин, взвесив все за и против, решил поддержать ходатайство директора музея.


Павел Андреевич Кин, Александр Николаевич Словцов и Валериан Адольфович Чудовский
(фотоколлаж авт./фото с сайта historyntagil.ru)

Говорят, что познакомились Словцов и Чудовский случайно. Валериан Адольфович оказался в музее с группой иногородних экскурсантов, которую вёл сам директор музея.

— Что вы знаете о Нижнем Тагиле и людях, которые здесь жили и работали? — начал свой рассказ о музейной экспозиции Александр Николаевич.

— Я был знаком с Елимом Демидовым, — неожиданно сказал высокий бородатый мужчина, стоящий в заднем ряду группы.

 — Вы тоже заводчик? — с усмешкой спросил кто-то из посетителей.

 — Нет, сударь. Я заведовал библиотекой в Санкт-Петербурге, — с достоинством ответил бородач.

По другой версии, Словцов и Чудовский познакомились ещё до революции, когда вместе учились в Санкт-Петербургском университете. Правда, на разных факультетах. Валериан Адольфович действительно был хорошо знаком с Елимом Павловичем Демидовым по некоторым шахматным турнирам, которые «заводчик поневоле» устраивал в столице. Более того, Чудовский, как и Демидов, являлся соучредителем знаменитого международного шахматного турнира памяти Михаила Ивановича Чигорина в 1909 году и входил в его оргкомитет.


Валериан Чудовский наблюдает за партией между Борисом Малютиным и Герцем Ротлеви на турнире памяти М. И. Чигорина (фото 1909 г.)
(неизв. авт./фото с сайта wikipedia.org)

В октябре 1925 года Валериан Чудовский приступил к выполнению обязанностей заведующего библиотекой при Нижнетагильском окружном музее краеведения. В те годы в городе работало несколько библиотек, но их фонды были ориентированы на потребителей художественных книг, беллетристики, газет и журналов. Старые книги, справочники, журналы повсеместно исключались из фондов и в лучшем случае складировались в подвалах и сараях. Исключение составляли книги русских классиков (Пушкина, Лермонтова, Толстого) и произведения писателей, которых новые власти провозгласили «буревестниками революции»: Горького, Маяковского, Чернышевского и Некрасова. Встречались, хотя и в меньшем количестве, книги Тургенева, Герцена, Достоевского, а также литераторов «серебряного века»: Бальмонта, Талова, Блока, Тынянова, Чубарова*** и ряда других. Но преимущественно библиотечные фонды пополнялись агитационными брошюрами или журналами, пропагандирующими «новую жизнь». Старые книги, составлявшие фонды заводской библиотеки, библиотеки Сан-Донато, технической библиотеки, а также церковные книги были в положении persona non grata. В перечень «нежелательных и вредных» книг попали даже «Азбуки» и «Известия Русского географического общества». Власти на местах не понимали или не хотели понимать, какую роль могли играть такие книги и журналы для исторической науки, для истории родного края, которую в 1920-х годах советская власть включила в состав новой идеологии.

Впрочем, среди советских и партийных функционеров встречались и те, кто хорошо понимал, что наследие прошлых лет необходимо сохранять.

Валериан Адольфович Чудовский родился 2 апреля 1882 года в семье генерал-майора Адольфа Алексеевича Чудовского, военного инженера, участника Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, который на момент рождения сына находился на службе в болгарской армии. Надо отметить, что отца Валериан видел редко: Адольф Алексеевич служил то в Варне, то в Москве, то в Новгороде. Воспитывала будущего главного библиотекаря Государственной публичной библиотеки мама Елена Валериановна.

Окончив в 1904 году Александровский лицей, Валериан три года служил в землеустроительном отделе Министерства внутренних дел, а в 1907 году продолжил своё образование за границей. По возвращении в Россию был зачислен на службу в Министерство народного просвещения. Сначала он год проработал в юридическом отделе Императорской публичной библиотеки, затем два года в должности помощника библиотекаря, а с марта 1916 года стал заведующим отделением изящных искусств и технологии библиотеки.


В. А. Чудовский (фото 1902 г.)
(неизв. авт./http://nlr.ru)

В 1912 году Валериан женился на молодой художнице Анне Зельмановой, с которой познакомился на выставке объединения художников «Союз молодёжи». Вскоре после свадьбы супруги открыли в петербургском доме Анны Михайловны литературно-художественный салон, который посещали Анна Ахматова, Фёдор Соллогуб, теоретик футуризма, прозаик и художник Давид Бурлюк, Осип Мандельштам, Владимир Маяковский, Николай Гумилёв и другие. Современным почитателям творчества Ахматовой и Мандельштама Анна Зельманова-Чудовская должна быть знакома по их портретам и рисункам.

 

Брак Анны Зельмановой и Валериана Чудовского продлился недолго. Между хозяйкой салона и Осипом Мандельштамом вспыхнул роман, который привёл к разводу супругов.


А. М. Зельманова (фото 1910 г.)
(неизв. авт./https://artrz.ru)

Свою известность в обществе Чудовский получил не как библиотекарь или совладелец модного салона, а как автор интересных литературных исследований творчества поэтов «серебряного века» и составитель классического труда «Императорская публичная библиотека за 100 лет», который увидел свет в 1914-м. Накануне Октябрьской революции Валериан Адольфович имел репутацию талантливого публициста, защищающего в своих работах самобытность русского языка и старой орфографии.

Революцию Валериан Чудовский категорически не принял. Всячески критикуя большевиков на страницах ряда журналов, он возмущался «безумием вооружённой толпы, которая крушит всё на своём пути и, сама того не понимая, глумится над величием своей Родины». Говорят, в редакции журналов, с которыми он сотрудничал, Чудовский приходил, держа правую руку на перевязи для того, чтобы не подавать её знакомым, которые поддерживали октябрьский переворот. Но когда бывшая жена предложила ему уехать в эмиграцию в Париж, Валериан Адольфович отказался.

Тем не менее, когда в июне 1918-го Чудовскому предлагают должность заведующего отделением библиотеки «Россика», он принимает предложение. Не отказался он и от комнаты в общежитии Дома искусств на Мойке в Петрограде, где проживали писатели, поэты и художники, которые встретили революцию с восторгом. В октябре 1919 года его назначают заведующим отделением изящной словесности библиотеки.

В 1925 году репутация непримиримого противника советской власти сыграла с Чудовским злую шутку. Его обвинили в причастности к контрреволюционной монархической организации «Союз верных». Валериан Адольфович, не состоявший ни в одной организации, по долгу службы всё же общался со многими бывшими дворянами и попал под подозрение. Следователи ленинградского ОГПУ не смогли доказать его причастность к контрреволюционному заговору, но суд приговорил Чудовского к пяти годам ссылки на Урал.


В. А. Чудовский (фото 1930 г.)
(неизв. авт./http://historyntagil.ru/)

Приступив к обязанностям заведующего библиотекой Тагильского окружного музея краеведения (ТОМК), Чудовский начал с того, что стал разыскивать книги из библиотек, которые собирали на Нижнетагильском заводе его владельцы и управляющие. И очень скоро его усилия начали давать плоды. Более 1100 томов из библиотеки Сан-Донато были найдены в здании бывшей демидовской тюрьмы (в 1925 году оно использовалось как склад металлургического треста). Поиски в подвале под зданием бывшего Главного правления также оказались успешными: Валериан Адольфович обнаружил там 9000 томов, составлявших до революции заводскую библиотеку. Весной 1926 года на складе «Горместхоза» на перекрёстке нынешних улиц Первомайской и Карла Маркса найдено ещё 1500 старых книг.

Пришла пора подумать о том, где разместить библиотеку. Это должно было быть отапливаемое помещение, желательно в хорошем состоянии и непосредственной близости от самого музея. Сам Чудовский предлагал занять бывший дом управляющего заводами. В здании уже находился целый ряд учреждений, но часть его по-прежнему пустовала. Чтобы решить эту проблему, обратились к председателю городского совета М. Т. Бутову, и тот выделил в доме семь комнат под библиотеку и одну под квартиру для её заведующего. Так совпало, что Валериану Адольфовичу досталась та самая квартира, где жил первый заведующий заводской библиотекой А. М. Янушкевич.

В течение последующих четырёх лет Чудовский вместе с сотрудниками музея разыскивал старые книги, исключённые из фондов городских библиотек. За этот период в фонды библиотеки ТОМК поступило: 4700 книг из библиотеки Демидовской больницы, более 3000 книг из подвалов школы имени Крупской (бывшей Анатольской женской гимназии), около 800 книг из школы № 1, 12 000 книг из Центральной городской библиотеки и её отделений, 3080 книг и журналов из библиотеки горно-металлургического техникума. Ещё более 1200 книг было найдено в подвалах и тайниках закрытой Выйской церкви.

Параллельно с розыском книг Валериан Адольфович занимался систематизацией нового фонда, а сотрудники музея помогали ему в ремонте книг. На плечи заведующего библиотекой легли также чисто хозяйственные заботы, связанные с мелким ремонтом книгохранилища, добычей дров на зимнее время, покупкой канцелярских принадлежностей и материалов. Умный, эрудированный и немного ироничный Чудовский притягивал к себе не только сотрудников музея, но и посетителей библиотеки. Валериан Адольфович никому не отказывал в общении, но крепкой дружбы ни с кем не заводил.

«Это нисколько не было проявлением какого-то высокомерия. Но нам казалось, что Чудовский держался на некоторой дистанции от нас только потому, что помнил обстоятельства его ареста в Петрограде, — вспоминали позднее сотрудники музея. — На все намёки, что ему стоит остаться в Тагиле, он отвечал, что всё будет зависеть от мнения Инны. Все знали, что дома его ждёт любимая жена».


Сотрудники Нижнетагильского музея: заведующий краеведческой библиотекой В. А. Чудовский, зав. естественноисторическим отделом Т. К. Боташева, зав. культурно-историческим отделом М. А. Зылева, зав. общественно-экономическим отделом О. А. Кротова и руководитель А. Н. Словцов
(фоторепродукция И. Т. Коверды с фото 1927 г. из архивов НТМЗ/скан с копии самиздатовского альманаха «Тагильский краевед»)

В 1930 году срок ссылки Валериана Адольфовича закончился и он, сдав дела, уехал в Ленинград.  Согласно акту передачи от 28 сентября 1930 года Чудовский передал новому заведующему — Надежде Акинфиевне Маханёк — 37 881 книгу. За несколько месяцев до этого музеем была издана брошюра Чудовского «Библиотека ТОМК».

Любопытно, что библиотекой краеведческого музея активно пользовался бывший председатель Нижнетагильского горсовета Михаил Тимофеевич Бутов, ушедший в 1928 году по «партнабору» восстанавливать Высокогорский механический завод. Пользовались ею и многие историки — как из Нижнего Тагила, так и из Свердловска и даже из Перми. Но...

В начале 1930-х годов об уникальной тагильской библиотеке стало известно в Свердловске. Скоро по распоряжению обкома ВКП(б) Тагильский окружной музей краеведения лишился большей части научного фонда библиотеки. Часть книг изъял Институт Маркса и Ленина в Свердловске, часть — Свердловский государственный университет и Областной краеведческий музей. Остатки фонда забрала областная библиотека имени Белинского. Сотрудники музея более 25 лет пытались вернуть библиотеку в город. В конце концов в 1957 году в Нижний Тагил вернулось около 6000 книг из 37 800 томов библиотеки ТОМК.

Судьба Валериана Адольфовича Чудовского сложилась ещё более драматично, чем судьба его детища. В 1934 году он был снова арестован по анонимному доносу и сослан вместе с женой в Уфу. Через три года Валериана и Инну Чудовских арестовали по печально знаменитой 58-й статье. Они были признаны участниками «Польской организации войсковой» и приговорены к высшей мере наказания.


Ордер на арест В. А. Чудовского (архив УФСБ Башкортостана, дело № 2606, 1937 г.)
(скан/ http://historyntagil.ru)

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

------------------------------------------------------------

Фоторепродукции: И. Т. Коверда.

Фотоколлаж: С. Волков.

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.

* Именно так назывался в 1924–1934 годах наш музей-заповедник (прим. авт.).

** Сфабрикованное ГПУ в 1925 году в Ленинграде уголовное дело по обвинению группы выпускников Александровского лицея в создании контрреволюционной организации (прим. авт.).

*** Чубаров — один из псевдонимов И. А. Бунина (прим. авт.).