Винно-водочная история тагильского общепита

Винно-водочная история тагильского общепита

В 70-х годах минувшего столетия никто уже не скрывал, что «винно-водочные деньги» являются важной статьёй бюджетов всех уровней. В 1972-м количество заявок на строительство или реконструкцию винно-водочных заводов, поданных в Минфин, составляло почти 34% от общего числа заявок. Иногда положение доходило до абсурда. Винно-водочные предприятия открывались даже в республиках Средней Азии, таких как Узбекистан и Таджикистан, где были традиционно сильны исламские традиции, согласно которым вино и водка считались напитком шайтана и на их употребление существовал строгий харам*. Первые секретари этих республик уверяли местное население, что продукция винзаводов в Ура-Тюбе, Бухаре или Самарканде предназначена исключительно для продажи в РСФСР, но пропустить стаканчик шароби** можно было практически в любом узбекском или таджикском кафе.

Этикетки креплёных плодово-ягодных вин, выпускаемых в советских среднеазиатских республиках

Ещё в начале 60-х Совмином РСФСР было выпущено постановление, разрешающее увеличение торговли винно-водочной продукцией за счёт расширения сети специализированных магазинов и кафетериев. Также торговлю вином разрешили не только в кафе и ресторанах, но и в столовых. Исключения составляли только диетические столовые, столовые учебных заведений, столовые IV категории (рабочие столовые на заводах) и столовые ОРСов (УРСов)***. Единственным условием для этого было оборудование отдельной торговой зоны — буфета или кафетерия. Следующее постановление, расширяющее права торговли спиртным, вышло в марте 1978-го, когда республиканские совмины получили более широкие права и полномочия. На этот раз жертвой «зелёного змия» пали столовые IV категории, расположенные не на территории заводов и фабрик.

Чтобы увеличить прибыли от производства и реализации креплёных вин, было разрешено их производство не по единому государственному стандарту (ГОСТ), а по отраслевым стандартам (ОСТ) и техническим условиям (ТУ). Качество такого вина было ещё ниже. Недаром в народе за такими винами закрепилось не одно презрительно-насмешливое прозвище: «бормотуха», «шмурдяк», «гнилушка», «бырло», «чернила» (последнее пришло из Латвии, где употребление немарочных креплёных вин порицалось на официальном уровне).

Этикетки креплёных вин, производившихся по ОСТ и ТУ

Всё это происходило на фоне официально объявленного государством курса на борьбу с пьянством.

Первая послевоенная антиалкогольная кампания взяла свой старт в 1958 -м, когда потери производства от прогулов по причине пьянства и распития спиртных напитков на рабочем месте приняли катастрофический размах. Тогда закрыли все питейные заведения при вокзалах, аэропортах, морских и речных станциях, близ детских садов и школ, а также под запрет попала водка крепостью свыше 40 градусов.

Следующая волна борьбы с пьянством поднялась в СССР в 1972 году, когда 16 мая было опубликовано постановление № 361 «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма». Предполагалось сократить производство крепких алкогольных напитков, но взамен расширить производство виноградного вина и пива; были повышены цены на спиртное и созданы лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), куда пьяниц отправляли принудительно.

В то же время на предприятиях общественного питания I, II и III категории была разрешена продажа сухих и креплёных вин на розлив в дневное время, с 11 до 16 часов, практически без наценки.

Справедливости ради надо сказать, что не все кафетерии, рестораны, кафе или столовые воспользовались разрешением торговать вином в дневное время. Многое зависело от позиции директоров, заведующих или даже трудового коллектива. В Нижнем Тагиле также было немало предприятий общепита, где руководство предпочитало делать план без помощи адептов Диониса, Клюэрикона или Сукеллуса. Например, до начала 90-х никогда не торговали вином в кафетериях магазинов «Восток» (Октябрьской Революции, 1), № 6 (Фрунзе, 42), в кафетерии «Фонтанчик» (Окунева, 1а), столовой «Русские щи» (Окунева, 1), столовой по улице Черных, 15 и ряде других.

Кафетерий магазина «Восток» (1964 г.), столовая № 12 по улице Черных (1972 г.), дом № 1 по улице Окунева, где находилась знаменитая столовая «Русские щи» (2000-е гг.)

Продолжая обзор злачных мест и питейных заведений Нижнего Тагила, перенесёмся на пересечение улиц Островского и Ломоносова, где в доме № 6 находилось кафе «У тополя», открывшееся в 1976 году. Название своё кафе получило в честь дерева, которое росло тут же. Почему строители его не спилили, в наши дни уже никто не помнит. Ходили слухи, что в знак благодарности: строители отдыхали под этим тополем в знойные летние дни, а вечерами, после рабочей смены, любили посидеть под его развесистой кроной за бутылкой-другой чего покрепче. Вполне возможно, причина была иная. Тополь мешал обзору проезжей части, и по всем правилам его должны были убрать ещё при прокладке дороги, но почему-то не убрали. Так или иначе, но старый тополь дал название новому кафе, которое вскоре было облюбовано молодёжью.

В 1978 году в «Тополях» (как его называли жители улиц Ломоносова, Островского и Серова) заработала дискотека — тогда ещё малоизвестный, но стремительно набиравший популярность вид досуга молодёжи.

Правда, почти сразу начались и проблемы: дискотеки проходили в будние дни (выходные, как правило, были заняты спецобслуживанием) и привлекали молодёжь не только с близлежащих улиц или Выи, но и с Тагилстроя и даже с Вагонки, что нередко приводило к потасовкам между «местными» и «приезжими». В конце концов дискотеки прикрыли, а само кафе вскоре получило в народе прозвище «Утопленник».


Кафе «У тополя» (фото 2010-х гг.)

Надо отметить, что это заведение всегда славилось очень хорошей кухней и широким выбором блюд.

Даже в годы перестройки и в лихие 90-е кафе старалось держать марку и неизменно брало призы на всевозможных городских смотрах-конкурсах кулинарного искусства. В 2013 году легендарный тополь выкорчевали при проведении ремонта проезжей части. А спустя ещё несколько лет закрылось и само кафе.

По пути от Маральского моста на Выю находилась ещё одна легенда тагильского общепита — «Коктейль-бар» (Фрунзе, 26). Появился он также во второй половине 70-х, однако доброй славы не снискал и вошёл в историю Тагила не только как самое «невезучее» предприятие общественного питания, но и как один из самых неудачных объектов розничной торговли. Виной тому — крайне неудачное расположение здания: ни автобусной остановки, ни остановки трамвая вблизи бара не было; не было даже места стоянки такси. К тому же добрая половина новосёлов, въезжавшая в новенькие многоэтажки по улице Аганичева, была пенсионного и предпенсионного возраста и не являлась потенциальным потребителем коктейлей.


«Коктейль-бар» (фото 1970-х гг.)

Низкая посещаемость и, мягко говоря, скромный выбор коктейлей привели к тому, что заведение закрылось и «пошло по рукам». В разные годы здание занимали магазины или кафе. Беды бывшего «Коктейль-бара» продолжаются по сей день. Низкая проходимость и, следовательно, небольшая выручка вынудила закрыть здесь свой магазин даже такого монстра, как компания «Магнит».

Самым же популярным увеселительным заведением на Вые было кафе «Горняк», расположенное на первом этаже жилого дома № 38 по улице Фрунзе. С 11:00 до 17:00 оно работало в режиме обычной столовой, а как кафе функционировало с 19:00 до 21:00. Несмотря на большую площадь и трёхметровые потолки, внутри кафе казалось тесным из-за обилия столиков. Улица Фрунзе была, по сути, осью «выйской вселенной», обладала (да и сейчас обладает) высокой проходимостью, и поэтому «Горняк» не испытывал дефицита посетителей.


Дом № 38 по улице Фрунзе, в котором находилось кафе «Горняк»

«Горняк» был одним из старейших кафе Нижнего Тагила, однако своей кухней мало чем отличался от столовой. Сельдь с отварным картофелем — 29 копеек, сельдь с зелёным луком — 26 копеек, сайра с огурцом — 35 копеек, борщ с говядиной — 26 копеек, котлета «Полтавская» — 52 копейки и так далее. Впрочем, здесь встречались и такие исчезающие виды закусок, как бутерброды с красной и чёрной икрой. Примечателен «Горняк» был ещё и тем, что первое время в папке с меню находились два или три листа с пояснениями, что представляет собой то или иное блюдо. Например: «бифштекс по-гамбургски — бифштекс с яйцом» или «котлеты де-воляй — котлеты из отбивного куриного мяса». На фоне простых блюд выглядело это довольно забавно.

Тем не менее «Горняк» процветал. Погубили кафе бесконечные жалобы жильцов дома № 38 и техническое состояние здания. В один прекрасный день в подвале дома вышла из строя канализация, кафе закрыли на длительное время. «Горняк» вновь распахнул свои двери после ремонта, но вскоре районная СЭС нашла на кухне плесень, а в подвале — грызунов и насекомых. На дверях кафе снова появился замок. Заведение открылось через полгода, но проработало несколько месяцев, до следующей проверки СЭС.

Конкурент у «Горняка» появился в 1967 году, когда 30 октября строители ОКСа Высокогорского механического завода сдали приёмной комиссии горисполкома рабочий клуб на 600 мест, возведённый на месте снесённых развалин Выйско-Никольской церкви.


Рабочий клуб Высокогорского механического завода (фото 1967 г.)

Уже зимой следующего, 1968 года клуб был тарифицирован и переименован в Выйский дворец культуры, а в апреле получил название «Юбилейный». Тогда же на втором этаже здания открылся... ресторан. Данный факт нынче почему-то совершенно забыт, и напоминает о нём, наверное, только повесть Бориса Путилова «Детство на Пароходной улице». Надо отметить, что первое время ресторан славился хорошей и недорогой кухней и винной картой приятной полноты. Кроме традиционных для тагильских кафе и ресторанов водки, шампанского, сухого «Ркацители» и креплёного вермута, здесь имелись в наличии трёх- и пятизвёздочные коньяки, ликёры «Кофейный», «Шартрез», «Мятный», «Уральский напиток», сладкие настойки «Рябиновая на коньяке», «Боровинка» (кстати, разработанная в Нижнем Тагиле) и даже бренди «Солнечный берег».


Здесь находился ресторан, который жители Выи называли кто «Выйский» (по первому названию Дворца культуры), кто «Юбилейный» (фото 1970-х гг.)

Закрыть питейное заведение в стенах Дворца культуры жители Выи стали требовать почти сразу после его открытия. И через несколько лет добились своего. Правда, причиной закрытия стали не многочисленные жалобы в райисполком, отдел милиции и городскую газету, а начавшаяся застройка улиц Пролетарской, Колхозной и нечётной стороны улицы Фрунзе. Говорят, однажды какой-то загулявший в «Юбилейном» горняк упал в котлован строящейся многоэтажки и погиб, что и стало последней каплей в чаше терпения райисполкома.


ДК «Юбилейный» в 2014 году

Явная нехватка кафе и ресторанов в Выйском жилом районе была компенсирована после того, как в доме № 37 по улице Фрунзе открылся ресторан «Каменный пояс». Заведение было удобно расположено (центр Выи, рядом трамвайная и автобусная остановки и стоянка такси), имело дорогую, но хорошую кухню, однако с наличием спиртного здесь случались перебои. Днём в ресторане можно было сытно пообедать на рубль, а вечером неплохо посидеть на десятку. Желающие могли потанцевать под сборный ВИА или дискотеку. Но особой любовью у населения Выи ресторан не пользовался, и там всегда были свободные места. У местной молодёжи ресторан получил прозвище «Каменный по пояс». После перестройки ресторан был закрыт, но сохранил свою кухню, превратившись в маленькую уютную столовую, прозванную «Поросята» (какое-то время на вывеске столовой красовались герои сказки «Три поросёнка» в поварских колпаках). Столовая держала марку «Каменного пояса» до 2004 года, радуя посетителей вкусными и сытными блюдами. Затем, со сменой владельцев, кухня стала попроще и подороже, с уклоном к фастфуду, но столовая работает до сих пор.


Столовая с входом со двора — всё, что осталось от ресторана «Каменный пояс» (фото 2000-х гг.)

После того как в 1980 году мост через реку Тагил соединил улицы Космонавтов и Победы, жители Выи, желающие провести вечер в увеселительном заведении, могли проехать на трамвае на Красный Камень и посетить либо ресторан «Заря», находившийся на первом этаже жилого дома № 121 по улице Пархоменко, либо кафе «Ласточка», расположенное между домами № 47к2 и № 47а по улице Победы. Заведения ничем особым не выделялись. «Зарю» неоднократно закрывали за антисанитарию и понизили в «звании» до кафе, а «Ласточка» находилась не в самом спокойном районе, соседствуя с рабочими общагами, и по вечерам там то и дело вспыхивали потасовки между теми, кто культурно отдохнул, и теми, у кого вечно не хватало денег на этот самый культурный отдых. В период становления кооперативного движения кафе развернули отчаянную борьбу за клиента, но в итоге оба заведения медленно и скучно скончались. В помещении «Ласточки» в 90-х и нулевых работала молочная кухня, площади бывшей «Зари» сдавались в аренду под склады и магазины. После того как в 2009-м молочная кухня переехала на улицу Пархоменко, на её площадях вновь появились предприятия общепита — кафе «БиС», а затем гриль-бар «Маринад». 

«Заря» и «Ласточка» были не единственными увеселительными заведениями в Тагилстроевском районе. Очень приличное кафе работало во Дворце культуры металлургов, неплохой ресторан ждал посетителей в гостинице «Металлург», но они пользовались спросом только у жителей окрестных улиц. Жителям Выи и центра города, а тем более Вагонки добираться до них было довольно хлопотно. Ещё хуже обстояло дело с возвращением: поздним вечером на Тагилстрое было проблематично даже поймать такси.

Долгое время неважно обстояли дела с кафе и ресторанами и в Дзержинском районе.

Единственным заведением такого рода на Вагонке долгое время был ресторан на улице Тельмана, который располагался напротив школы № 7. Кроме него, в режиме кафе вечерами работал буфет в клубе УМС. После войны Дзержинский райисполком, райком партии и руководство «Уралвагонзавода» сделали акцент на развитии сети общепита в районе. К 1970 году на Вагонке работало уже почти 150 предприятий общепита, в том числе два цеха полуфабрикатов, семь кулинарий, две блинных, кондитерская, ресторан и кафе. И если в Ленинском и Тагилстроевском районах жители боролись за закрытие некоторых кафе, то вагоностроители не переставали засыпать райисполком просьбами открыть на Вагонке больше заведений такого рода.

Окончание следует…

 

------------------------------

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Фото: Дмитрий Макеев, Станислав Шульпин, Леонид Зашляпин, НТГИА, личные архивы авторов

--------------------------------

* Харам (фарси) — запрет (прим. авт.).

** Шароби (тадж.) — вино (прим. авт.).

*** ОРС (УРС) (аббрев.) — отдел рабочего снабжения (управление рабочего снабжения), подразделение предприятия, занимавшееся закупкой или заготовкой продуктов питания и промышленных товаров для реализации исключительно среди работников этого предприятия (прим. авт.).