В каких ресторанах гуляла Вагонка

В каких ресторанах гуляла Вагонка

Долгое время в Дзержинском районе почти не было увеселительных заведений.

«Почти» потому, что в довоенный период на Вагонке один ресторан всё же был. Построили его в середине 1930-х на улице Тельмана. Построили только из-за того, что на этой улице первоначально проживали и почти все главные специалисты «Уралвагонстроя», и все иностранцы, включая американских инженеров. Весь день заведение работало как столовая, а по вечерам — в режиме ресторана. При этом мебель и интерьер оставались «столовскими», но посетителей обслуживали официанты, а на столах появлялась «дорогая» посуда. Было в единственном вагонском ресторане и музыкальное сопровождение — патефон, а позднее радиола «СВГ-К». Иногда, обычно по выходным и праздникам, здесь играл живой ансамбль, который приглашали из клуба «Центральный». До наших дней ресторан не дожил. На его месте нынче находится детский комбинат № 77 «Богатырь».

Впрочем, пропустить стаканчик-другой «в культурных условиях» можно было в буфетах клуба «Центральный» или Дома культуры УМС. Правда, ассортимент горячительных напитков здесь был ограничен, а на водку, коньяк и вино существовали наценки. Был ещё буфет в общественной бане, где всегда было свежее пиво, и пивная в парке культуры, но условий для полноценного отдыха там не было.

Старейшим «учреждением общепита I категории» Дзержинского района было кафе «Снежинка», которое располагалось на первом этаже дома № 13 по улице Сталина (ныне — проспект Вагоностроителей). Правда, первое время это тоже была столовая, но по мере застройки чётной стороны улицы стало понятно, что без кафе или ресторана в таком густонаселённом районе не обойтись.


Первое время на первом этаже дома № 13 по улице Сталина (пр. Вагоностроителей) работала столовая (фото 1950-х гг.)

Свои золотые годы «Снежинка» переживала в 70–80-х годах прошлого века. Днём в кафе кормили всех желающих. Причём цены здесь были очень демократичными: обед из трёх блюд — суп, котлета с гарниром и компот — тянул на 75–80 копеек. С 18:00 «Снежинка» начинала работать в режиме кафе. Зал вмещал от 12 до 14 столиков, за которыми при желании могло уместиться до 70 человек. Кухня здесь была проста, но блюда были очень вкусными. Винная карта включала традиционные для ресторанов и кафе водку, коньяк и шампанское, 2-3 наименования сухих вин, 5-6 наименований вин креплёных — как правило, портвейнов, самыми популярными из которых были «Агдам», «Кавказ», «Молдавский».

Обилие недорогих креплёных вин объяснялось просто: улица, на которой находилось кафе, была, наверное, самой проходимой на Вагонке, а в дни аванса и получки желающих заглянуть в кафе всегда было много.

Любопытно, но весной, летом и ранней осенью курить в «Снежинке» не разрешали. За соблюдением этого правила строго следил персонал кафе. Любителям же подымить после рюмки-другой предлагалось выйти на огороженную площадку, где были установлены пепельницы и урны. Эта площадка и дала народное название кафе — «Веранда». Другое народное прозвище появилось в конце 1970-х — «Сугроб». Причём это название появилось из-за настоящего сугроба, который каждую зиму вырастал на огороженной площадке со стороны улицы Бажова.

Единственный недостаток «Снежинки» заключался в том, что в зале практически не было места для танцев. Хотя в кафе имелась площадка для эстрадного ансамбля и даже примитивное световое оформление. В 1983 году администрация «Снежинки» решила шагать в ногу со временем и привлечь посетителей модной в те времена дискотекой. Для этого Дзержинским трестом столовых был куплена дискотечная консоль Kometa ZMS 42 stereo польской фирмы Unitra и открыты две ставки музыкальных оформителей.


Так выглядит «дискотечная» консоль Unitra. Ныне — абсолютный раритет и вожделенная мечта коллекционеров радиотехники

Атмосфера в «Снежинке» всегда была тёплой и даже в чём-то братской, поэтому драки если и случались, то редко и вне её гостеприимных стен. Основу контингента посетителей кафе составляли преподаватели ПТУ, инженерно-технические работники «Уралвагонзавода», работники Дома культуры. Одним из завсегдатаев «Снежинки», а заодно и живой легендой был младший брат легендарного «песняра» Владимира Мулявина, отбывавший в Нижнем Тагиле «химию».

Кафе закрылось вскоре после введения горбачёвского «сухого закона». Помещение было сдано в аренду, и в его стенах некоторое время работало заведение общепита. Позднее «Снежинку» облюбовали финансовые учреждения. Ныне здесь располагается отделение «Альфа-банка».


Бывшая «Снежинка» (фото 2016 г.)

В 1990-х оригинальная вывеска с кафе «Снежинка» появилась на здании по адресу Ленинградский проспект, 31а, где открылось кафе-бар, но заведение быстро приобрело славу «гадюшника» и через несколько лет бесславно закрылось, а под вывеской было открыто некое подобие торгового центра.

Вторым злачным местом Вагонки стал ресторан «Урал», находившийся по адресу улица Энтузиастов, 10. Правда, ресторанного в нём было только название. Так же, как короля делает его свита, репутацию любому кафе или ресторану во многом делают его посетители. Это заведение не спасли ни хорошая кухня, ни профессиональное музыкальное сопровождение. К началу 1980-х репутация ресторана была очень неважной. Во всяком случае, у молодёжи Дзержинского района он не котировался. За все годы своего существования «Урал» имел не одно народное прозвище, но самым забавным и непонятным для неместных было... «Полмента». Виновником его появления стал старший сержант патрульно-постовой службы очень маленького роста, который повадился дежурить возле «Урала» перед закрытием, задерживая сильно выпивших завсегдатаев «под протокол».

Ресторан «Урал» по сей день является одним из двух предприятий общепита Вагонки, который сохранил свой профиль и в перестройку, и в лихие 90-е, и в период новейшей истории.


Бывший «Урал» (фото 2010-х гг.)

Во второй половине 1970-х годов на Вагонке появилось ещё одно кафе, получившее название «Кедр». Оно открылось на первом этаже дома № 52 по улице Зари, а названо было в честь саженца кедра, посаженного у входа строителями. Увы, на вторую зиму молодое деревце погибло. Наверное, «Кедр» был самым скучным увеселительным заведением не только в Дзержинском районе, но и во всём городе. Небогатый выбор вин, невкусная кухня и частое отсутствие музыкального сопровождения — всё, чем могло запомниться кафе тем, кто посещал его впервые. А кроме того, постоянным наличием бутылочного пива, представленного в меню двумя-тремя, а то и четырьмя наименованиями. Надо сказать, что в 70–80-е годы бутылочное пиво в Тагиле было дефицитом и за ним велась настоящая охота. Объяснялось такое положение вещей просто: любители пенного не без основания полагали, что бутылочное пиво лучше разливного, так как его нельзя разбавить.

Дела у «Кедра» шли неважно, и администрация кафе во всех бедах винила конкурентов. Хотя таковые появились поблизости только в начале 1980-х.


Дом № 52 по улице Зари, где работало кафе «Кедр» (фото 2016 г.)

Единственным конкурентом «Кедра» было кафе «Отдых», которое открылось по адресу Ленинградский проспект, 108 в начале 1980-х. Просторный зал, хорошая и недорогая кухня, широкий ассортимент спиртного, включавший в себя несколько импортных напитков, и современное музыкальное оформление привлекали в «Отдых» посетителей самого разного возраста. Поначалу кафе «оккупировали» вагонские фарцовщики, но продолжалось это недолго. В «Отдых» стремились попасть молодые люди, желающие не только выпить, но и потанцевать под новинки тогдашнего музыкального рынка в дни, когда в заведении работала дискотека. Близость к остановкам автобуса, трамвая и стоянке такси тоже была плюсом в карму кафе.

«Отдых» прославился ещё и тем, что кафе стало первым заведением общепита Нижнего Тагила, где в 1985 году стали проводить «безалкогольные свадьбы». Мероприятия эти были чистой формальностью, но имели место быть в перестроечный период, а также способствовали продвижению двух секретарей райкома в областные структуры власти.


Вид на дом № 108 по Ленинградскому проспекту и кафе «Отдых» (фото 2016 г.)

В постсоветские годы «Отдых» неоднократно менял профиль, закрывался и открывался, пробовал найти своего преданного посетителя, для чего даже появился в социальных сетях, но в 2018-м прекратил свою деятельность.

В середине 1980-х у определённой части вагонской молодёжи считалось особой «доблестью» за один вечер «посидеть в трёх кабаках». Первым был «Кедр», где старались не задерживаться и, съев салатик или второе под пару пива, отправлялись в «Отдых». Здесь уже веселились от души, выпивали «для блеска глаз», чтобы последний час провести в уютном баре кафе «Пихтовые горы», открытого на втором этаже одноимённого торгово-развлекательного центра, построенного, как гласят легенды, по распоряжению самого Самосы. Ну,

конечно, не никарагуанского диктатора, а тогдашнего генерального директора «Уралвагонзавода» Вениамина Константиновича Сотникова, которого работники предприятия прозвали Самосой за внешнее сходство с оригиналом и крутой нрав. Якобы в ходе рабочей поездки в ЧССР Сотников посетил подобный центр в городе-побратиме и по возвращении домой велел проектировщикам ОКСа создать проект «чего-то подобного». Вряд ли легенда полностью соответствует действительности, но Вениамин Константинович действительно уделял огромное внимание развитию социальной сферы в Дзержинском районе.


Торгово-развлекательный центр «Пихтовые горы» (фото 1989 г.)

В состав центра, построенного поблизости от пересечения улицы Зари с проспектом Вагоностроителей, вошли магазин-универсам, кафе с банкетным залом и баром и досуговый центр, ставший вскоре филиалом ДК им. Окунева.

Главной «фишкой» нового кафе, его изюминкой, конечно, был бар, в котором заправлял настоящий бармен по имени Роман, успевавший и готовить коктейли, и поддерживать порядок в своём заведении. Кроме того, Роман помнил всех постоянных клиентов по именам, был учтив и приветлив со всеми. Правда, коктейли в баре были примитивными и дорогими, но подавались они со всеми сопутствующими «наворотами» в виде обсахаренной кромки стакана, ломтика лимона, кубиков льда, соломинки или «зонтика». Так или иначе, но бар пользовался бешеной популярностью у вагонской молодёжи.

В основном зале «Пихтовых гор» почти всегда было людно, тесно и шумно. Кухня была посредственная, а выбор спиртного ничем не отличался от ассортимента обычного винного магазина. Танцевали в зале редко, хотя четыре дня в неделю здесь работал ВИА. Банкетный зал «Пихтовых гор» предназначался только для «спецобслуживания» — юбилеев, свадеб, поминок. Для курящих было выделено фойе, но посетители часто спускались на первый этаж, чтобы покурить на улице, так как вентиляция в кафе либо не работала, либо не справлялась с возложенными на неё задачами.

В начале 1980-х годов у самого въезда в жилой массив Вагонки приветливо распахнуло свои двери новое кафе, получившее название «Огни Вагонки» (ул. Юности, 1а). Это было отдельно стоящее двухэтажное здание, которое, по замыслу проектировщиков, должно было входить в состав «молодёжного жилищного комплекса», построенного на улице Юности в 1970-х. Иными словами, кафе должно было стать логическим завершением «китайской стены», состоящей из четырёх корпусов рабочих общежитий и здания бытового комбината (ул. Юности, 3, корпуса 1–4 и ул. Юности, 7а).

На первом этаже «Огней Вагонки» располагались цех полуфабрикатов и магазин-кулинария, а второй этаж был полностью занят кафе. Так как весь жилищный комплекс находился в ведении УРО УВЗ (Управления рабочих общежитий), наценки в «Огнях...» были минимальными, однако и кухня в кафе соответствовала кухне рабочей столовой, но в «современном уютном интерьере», как писала заводская многотиражка.

Вопросы культурного досуга посетителей кафе были возложены на Дзержинский райком ВЛКСМ, который довольно быстро организовал в «Огнях Вагонки» дискотеку со столиками. Поначалу дискотеки проходили два раза в неделю, затем раз в неделю, а через три месяца и вовсе закрылись, хотя число желающих каждый раз превосходило число посадочных мест вдвое. Проблема заключалась в том, что зал кафе состоял из двух зон, расположенных друг относительно друга под прямым углом, и озвучить имеющимся комплектом аппаратуры обе зоны было невозможно.

После того как затея комсомольцев потерпела фиаско, «Огни Вагонки» стали стремительно терять имидж современного кафе, приобретая репутацию кабака. За час до закрытия сюда подтягивались сразу два, а то и три наряда милиции и карета медвытрезвителя. Уже к концу 1980-х за кафе закрепилось обидное народное прозвище, созвучное оригинальному, — «Одни подонки». Здесь плохо было всё: кухня, выбор спиртного и даже музыкальное оформление. Неудивительно, что кафе одним из первых не выдержало стремительного наступления рынка и фастфуда, было приватизировано, закрыто и сдано в аренду частному бизнесу.


Здание бывшего кафе «Огни Вагонки» (фото 2018 г.)

Такова вкратце история увеселительных заведений Нижнего Тагила. В лихие 90-е советский общепит окончательно сдал свои, казалось бы, незыблемые позиции малым заведениям быстрого питания, часть из которых к началу нулевых разорилась, а часть переродилась в кафе и рестораны «нового типа».

------------------------------

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Фото: Дмитрий Макеев, Игорь Котов, Станислав Шульпин, НТГИА, личные архивы авторов