В честь юбилея тагильской драмы: история театрального движения Нижнего Тагила

В честь юбилея тагильской драмы: история театрального движения Нижнего Тагила

Тагил не был бы Тагилом, если бы во второй половине XIX века в нём появился только один театр. Любительских театров было два! В конце ХIХ века на Вые был создан театральный кружок, весьма быстро выросший в Выйский народный театр.

Выйский театральный кружок развивался на глазах у известного тагильского краеведа Александра Федуловича Кожевникова, который оставил немало любопытных подробностей.

Выйский театральный кружок был организован рабочими в 1892 году, через 30 лет после появления заводского театра. Зачинателями стали Николай и Федосей Кожевниковы, к которым присоединились несколько энтузиастов, в основном рабочих Высокогорского рудника и Выйского медеплавильного завода. Не имея источников финансирования, участники коллектива всё делали сами: шили костюмы, изготавливали декорации, писали афиши. Репетиции проводились в доме Кожевниковых на улице Набережной. Так как своего помещения для показа спектаклей кружок не имел, постановки проходили в больших частных домах, принадлежавших заводским служащим и купцам. Репертуар театрального кружка состоял преимущественно из народных драм, наиболее популярной из которых была «Шайка разбойников».

В 1902 году Выйский театральный кружок был преобразован в Выйский народный театр. Его руководителем стал бухгалтер заводских железных дорог Александр Фёдорович Бургер. Театр получил в своё распоряжение пустовавший дом на Выйской площади, который переоборудовали под театр. В доме построили сцену, повесили занавес, установили суфлёрскую будку. Зрительный зал вмещал до 100 зрителей. Правда, вместо стульев были установлены простые лавки. Цены за билеты народного театра были мизерными, вся выручка уходила на содержание здания, покупку дров и керосина. Жалование получал только руководитель театра — 25 рублей в год. В 1906 году народному театру выделили помещение в здании Авроринского приюта, а через два года театр перевели в здание заводского театра. В 1908–1916 годах репертуар Выйского народного театра наполовину состоял из пьес русских классиков: Толстого, Островского, Гоголя, Потехина.

После Октябрьской революции Выйский народный театр переехал в помещение рабочего клуба им. Кропоткина. У театра появилось финансирование, его аудитория увеличилась, театр стал ездить на гастроли по городам и сёлам Уральской области. В середине 1920-х стала намечаться тенденция обмена актёрами между коллективами бывшего заводского и Выйского народного театров. С народным театром начал работать Александр Иванович Боташев, а в его постановках стали играть актёры бывшего заводского театра.


Александр Иванович Боташев
(https://www.tagildrama.ru/media/images/prolog/2/botashev%202.jpg)

Период 1920–1930-х годов можно охарактеризовать как время поисков обеими творческими коллективами новых форм и решений. Театры дробились на агитбригады, объединялись снова, разъезжали с гастролями по городам области, пригородным колхозам и совхозам. Формально театр в городе существовал, но он не имел ни официального статуса, ни постоянного здания, ни стабильного финансирования. Театральные труппы патронировали то городской отдел народного образования, то городское Общество трезвости, то завкомы предприятий.

Всё изменилось в годы Великой Отечественной войны, когда в Нижний Тагил был эвакуирован Ленинградский государственный Новый театр. Прибыв в город 27 октября 1943 года, коллектив театра уже через две-три недели включился в культурную жизнь Нижнего Тагила. Выступления перед горожанами проходили в стенах ДКЖ им. Горького и Центрального клуба УВЗ. Кроме того, артисты театра выступали перед ранеными в эвакогоспиталях, в школах и детских садах, в подсобных хозяйствах тагильских заводов. Руководство Нового театра, ознакомившись с работами тагильских театральных коллективов, вышло на первых лиц горисполкома и горкома ВКП(б) с предложением помощи в создании Нижнетагильского государственного драматического театра. И уже 19 июня 1944 года горисполком принял решение о строительстве в Нижнем Тагиле здания театра и выделении для строительства территории между улицами Ленина, Красноармейской и

Первомайской. Вскоре появился и проект здания, разработанный ещё до войны во Всесоюзном тресте «Театрпроектстрой-монтаж» архитектором И. П. Куренным.


Афиши ленинградского Нового театра (1944–1946 гг.)
(https://www.tagildrama.ru/media/images/prolog/4/4%20.jpg
https://www.tagildrama.ru/media/images/prolog/4/5%20.jpg
https://www.tagildrama.ru/media/images/prolog/4/2.jpg)

Правда, все — и актёры, и городские власти — прекрасно понимали, что, пока не закончится война, ни о каком строительстве театра не может быть и речи. Тем не менее актёрам нашли постоянное место для репетиций: актёров городского театра приютил Дом культуры железнодорожников. В его стенах и проходили репетиции. Здесь же 8 мая 1946 года состоялось открытие первого сезона Нижнетагильского государственного драматического театра. В тот день актёры сыграли спектакль «Оптимистическая трагедия» Всеволода Вишневского.


https://www.tagildrama.ru/media/images/act1/min/1min.jpg

В репертуар театра сезона 1946/1947 также вошли пьеса о войне «Под каштанами Праги» К. Симонова, комедии «Последняя жертва» А. Островского и «Мораль Пани Дульской» Г. Запольской, эстрадный спектакль «О любви ещё не сказано».


Коллектив Нижнетагильского государственного драматического театра, сезон 1946/1947
(http://tagil-press.ru/wp-content/uploads/1te-1024x683.jpg)

По окончании первого сезона режиссёры и часть актёров разъехались по разным городам, на их место стали приходить новые. Но некоторые оставались. Например, легенда театра — Дмитрий Дмитриевич Черкасов. Артист Ленинградского театра комедии, вернувшись с фронта и узнав, что вся его семья погибла в блокаду, решил начать новую жизнь в Нижнем Тагиле и прослужил в нижнетагильском драматическом 40 лет.


Дмитрий Дмитриевич Черкасов
(https://www.tagildrama.ru/media/images/galerea_pamiati/cherkasov/3cherkfsov.jpg)

Шли годы, но главная проблема театра — отсутствие своего помещения — оставалась нерешённой.

Сначала оказалось, что место под здание театра, выделенное в 1944 году, непригодно для стройки по гидрогеологическим показателям. Затем был забракован и выбранный проект театра. Начались поиски нового проекта и одновременно нового места. Изменился и генеральный план застройки центральной части города. Наконец, был выбран проект ленинградского архитектора Александра Тарасенко. К тому времени по проектам Тарасенко уже были построены здания Дома Советов в Минске, Русского драматического театра им. Пушкина в Ашхабаде, драмтеатра в Гомеле и ряд других объектов. Для строительства театра выбрали место рядом с бывшей пожарной частью, помещения которой решили использовать в качестве склада, подсобок и трансформаторной подстанции.


Здание бывшей пожарной части (фото 1950-х гг.)
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery/d0b3d0bed180d0bed0b4/141.jpg)

Проблемы на стройке появились практически сразу после начала земляных работ. Копая котлован для будущего театра, строители наткнулись на захоронения, которые производились здесь в XIX столетии. Старожилы, которые имели родственников, покоящихся на старом погосте, стали обращаться в исполком и горком партии, требуя прекратить работы. Работы приостановили на несколько дней. А вскоре со стройки стали увольняться рабочие. Городские власти сделали всё, что только могли: человеческие кости, вынутые ковшом экскаватора, собирали и отвозили на Висимское кладбище (на Голом Камне), где производили перезахоронения, стройплощадку огородили глухим забором, выставили пост милиции. Но репутация стройки оказалась окончательно испорченной, и рабочие продолжали увольняться.


Строительство драмтеатра (фото неизв. авт., 1954 г.)
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery/d0b3d0bed180d0bed0b4/1Stroitelstvo-Dramaticheskogo-teatra.-1954-g..jpg)

Вскоре выход из положения был найден: на стройку загнали заключённых Тагиллага. Перед зеками поставили условие: качественное выполнение работ в обмен на досрочно-условное освобождение. По периметру стройплощадки выросли сторожевые вышки. Среди строителей были и «политические», и уголовники.

Заодно сменили и начальника строительства, который смог наладить работу так, что до самого дня сдачи здания госкомиссии на стройке не было зафиксировано ни одного отказа от работы и ни единого акта саботажа.


Строительство драмтеатра (фото неизв. авт., 1954 г.).
На снимке справа видна сторожевая вышка с часовым
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery/d0b3d0bed180d0bed0b4/142.jpg)


Вид на драмтеатр с улицы Заводской (фото В. Щербакова, 1954 г.)
(http://tagil-press.ru/wp-content/gallery/d0b3d0bed180d0bed0b4.jpg)

Весной 1955 года строительство здания театра было завершено, а 20 августа состоялось открытие театра, на которое были приглашены первые лица города, передовики производства, строители. Но вскоре по городу поползли слухи о том, что заключённые, занятые на строительстве, оставили в стенах здания тайные послания, в которых описывали свои лишения.

В 2005 году одно из таких посланий было обнаружено. Оно гласило буквально следующее: «Эта надпись замурована 15 марта 1954 года не под гром оркестров и шум толпы. Но она расскажет потомству, что этот театр построен не силами комсомольских бригад, как потом будут утверждать летописи, а создан на крови и костях заключённых — рабов XX столетия. Привет грядущему поколению! И пусть ваша жизнь и ваша эпоха не знает рабства и унижения человека человеком. С приветом, заключённые И. Л. Кожин, Р. Г. Шарипов, Ю. Н. Нигматулин. 15/III 1954».

Говорят, что в одной из колонн здания замуровано ещё несколько бутылок с письмами, подобными найденному...


Вид на драмтеатр с улицы Загородней (фото Закощикова К. Ф., 1954 г.)
(https://sun9-71.userapi.com/impg/)

В Нижнетагильском государственном драматическом театре работало немало деятелей культуры, ставших впоследствии знаменитыми на всю страну и за её пределами. Это и известная пианистка Вера Августовна Лотар-Шевченко, работавшая в театре простым аккомпаниатором; это и молодой режиссёр Владимир Яковлевич Мотыль, снявший впоследствии такие шедевры советского кино, как «Женя, Женечка и “Катюша”», «Белое солнце пустыни» и «Звезда пленительного счастья»; это и народный артист РСФСР Герман Дмитриевич Постников, блиставший в 1960–1970-х на сценах Брянского и Северо-Осетинского драматического театров, и многие другие.

В 1963 году театру было присвоено имя писателя Д. Н. Мамина-Сибиряка.

За 75 лет существования в театре были поставлены десятки спектаклей по произведениям русских, советских и зарубежных авторов, многие из которых не сходили со сцены годами. Здание театра пережило несколько капитальных ремонтов и реконструкций. Менялось световое, звуковое и сценическое оборудование. В 2007–2008 годах разрушающиеся гипсовые фигуры на фронтоне театра были заменены на их точные копии из металла. Последний капитальный ремонт здания театра, прошедший в 2014–2015 годах, и реконструкция 2017–2018 годов коснулись зрительного зала, фойе, сцены и служебных помещений. Было приобретено и установлено новое оборудование, а здание обрело подсветку фасадов.

Сегодня театр является одним из самых любимых мест проведения досуга у тагильчан. Коллектив не перестаёт радовать своих зрителей интересными постановками, среди которых такие спектакли, как «Ханума», «Демидовы. Версия», «Ужин с дураком», «Мёртвые души», а для юных театралов — «Серебряное копытце», «Сказка о царе Салтане» и др.


(фото И. Колесова, 2018 г.)
(из личных архивов, с разрешения автора)

 

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

 

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.