Улицы старой Вагонки

Улицы старой Вагонки

(продолжение)

...Когда жители Дзержинского района, чьи юность и зрелые годы пришлись на советский период, начинают говорить об истории Вагонки, они часто оперируют терминами, малопонятными для тех, кто был рождён в 90-е или нулевые годы. И часто получают встречные вопросы от молодёжи. Что такое УМС? Где улица Комсомольская? Что значит «встретиться у лягушек» или «у мамочки»? Как пройти «к Боре»? А что такое квартал А?.. Но если местонахождение бронзовых лягушек или гипсовой статуи молодой женщины с ребёнком на руках в Пионерском сквере ещё живёт в памяти народной, то о пивном ларьке возле бани на улице Ильича и первом названии улицы Тимирязева помнят уже далеко не все.


Фонтан с бронзовыми лягушками и парковая скульптура, прозванная «мамочкой», в Пионерском сквере (фото начала 70-х гг.)

Также далеко не все могут точно сказать, как расшифровывается прежнее название здания нынешнего Молодёжного театра и показать границы легендарного квартала А. А между тем эти два понятия — УМС и квартал А — связаны между собой самым непосредственным образом.

Изначально просчёты в планировании и ошибки в кадровой политике со стороны Наркомтяжпрома стали причиной того, что «стройка века», начатая в Нижнем Тагиле в начале мая 1931 года, едва не остановилась. Строительство завода должен был осуществлять 3-й государственный строительный трест, но прошло три месяца, прежде чем представители треста приехали в Нижний Тагил. К тому времени начала работ ждали уже более двухсот рабочих, направленных на строительство партийными и советскими органами Нижнего Тагила, Кунгура, Ирбита и ещё ряда городов Урала. Но после первой же встречи руководства с рабочими в первых числах августа 1931-го палаточный городок на месте будущего завода покинули 155 человек. Ещё три дня спустя со стройки пропали все лошади — главная тягловая сила стройплощадки. В Москве, узнав об этом вопиющем факте, забеспокоились и предприняли реорганизацию.


Топографическая съёмка на месте будущего посёлка вагоностроителей (июль 1931 г.)

Всю осень 1931-го и зиму 1932 года на стройке шли подготовительные работы: строились жилые бараки и узкоколейка для подвоза оборудования и стройматериалов с железнодорожного разъезда Красный Бор. Тем временем народный комиссар тяжёлой промышленности СССР Григорий Константинович Орджоникидзе спешно работал над созданием объединения, способного решить поставленную партией задачу. Для этого приказом № 413 по Наркомату тяжёлой промышленности от 20 июня 1932 года ряд предприятий Урала и Предуралья были объединены в трест «Уралвагонстрой». Одним из них был проектно-строительный трест «Уралмашстрой», сокращённо УМС — основной подрядчик строительства УЗТМ. 

Несмотря на то, что «Уралвагонстрой» был самостоятельным трестом с прямым подчинением Управлению новостроек Главтрансмаша, входящие в него организации сохранили свои названия. Так в обиход жителей Вагонки на долгие годы вошла аббревиатура УМС.

На рабочих и инженерно-технических работников «Уралмашстроя» были возложены самые ответственные и сложные задачи. Они должны были не только строить заводские цеха, но также заниматься планировкой соцгородка, строительством жилья и объектов социально-бытового назначения (в состав УМС в то время входил филиал проектного института «Гипромез»). 

Первые улицы старой Вагонки — Ленина, Тельмана, Молодёжная, Свердлова, Крупской, Пролетарская, Комсомольская, Советская — были спроектированы и построены специалистами и рабочими УМС. Первая школа на улице Крупской, первый детский садик на 60 мест на улице Пролетарской, клуб на улице Ленина, позднее получивший название «Центральный», заводской стадион и парк отдыха — всё это было возведено уралмашстроевцами, причём в рекордно короткие сроки. Брусковые дома, ставшие для строителей УВЗ настоящим спасением от суровых уральских зим, появились на Вагонке тоже благодаря проектировщикам «Уралмашстроя», которые, будучи в командировке в Вятке, нашли в архивах вятского городского совета проект двухэтажного многоквартирного дома из бруса и договорились о передаче его чертежей.

Одной из главных проблем первых лет строительства «Уралвагонзавода» было снабжение продовольствием. Особенно напряжённая ситуация сложилась с хлебом. Город был не в силах обеспечить строителей хлебом даже наполовину из-за отсутствия производственных мощностей, привозного хлеба тоже не хватало, а его поставки нередко срывались. Выход был один: строить собственную пекарню. Спроектировать и построить хлебозавод в посёлке вагоностроителей было поручено специалистам «Уралмашстроя» в декабре 1932-го, а уже 6 февраля 1933 года хлебозавод выдал первую продукцию. Именно с этой даты и берёт начало история хлебозавода № 1, одного из старейших предприятий пищепрома Нижнего Тагила.

Для строительства хлебозавода было выбрано место на улице Свердлова, практически на окраине посёлка. Выбор места был неслучайным: в те годы «центр вселенной» посёлка вагоностроителей находился между улицами Тельмана и Крупской. Здесь были самые лучшие дороги и большинство магазинов. Здесь же были ранее построены детские дошкольные заведения, куда хлеб и другие продукты доставлялись в первую очередь.

В 1939 году хлебозавод пережил первую реконструкцию, в результате которой суточная выпечка хлеба и хлебобулочных изделий увеличилась до 80 тонн. В последующие годы советского периода предприятие не раз реконструировалось и вводило в строй новые мощности. Так, в 1947 году начал работу цех макаронных изделий, а в 1960-м — кондитерский цех...


Хлебозавод № 1 (ул. Свердлова, 46)

 В наше время хлебозавод № 1 входит в состав производственного объединения «Тагилхлеб»...

…В 1934 году по инициативе общественной организации «Совет жён инженерно-технических работников» конструкторское бюро «Гипромеза», входящее в нижнетагильский филиал «Уралмашстроя», принимается за привязку к местности проекта Клуба партпроса (партийного просвещения) — первого каменного здания культурного назначения на Вагонке. Кроме занятий по партийному просвещению, в клубе также должны были проходить занятия ликбеза среди неработающих домохозяек, работать курсы кройки и шитья, театральный и хореографический кружки. Первый камень в основание клуба был заложен в 1935 году, а 17 марта 1937 года уже состоялось его торжественное открытие. В предвоенные годы здесь проходили сессии районного Совета народных депутатов.


Здание Клуба партпроса, а впоследствии ДК ИТР УМС (ныне — здание Молодёжного театра) (фото 40-х гг.)

В 1937–39 годах в Клубе партпроса давали представления Свердловский драматический театр и солист Киевского театра оперы и балета имени Тараса Шевченко народный артист Украинской ССР Иван Сергеевич Паторжинский, Московский академический Малый театр и популярная оперная певица Мария Литвиненко, Свердловский театр музыкальной комедии и знаменитый режиссёр, «мастер художественного слова», актёр театра и кино Игорь Ильинский…  

…В начале 70-х народный артист СССР Игорь Владимирович Ильинский на одной из творческих встреч с тагильчанами, вспоминал:

«…В посёлке вагоностроителей наша концертная бригада выступала в большом, просторном клубе, построенном, видимо, совсем недавно. Я читал стихи русских классиков и отрывки из произведений Гоголя. Удивило, что зрительный зал был переполнен. Ещё больше удивило, как тагильчане умеют слушать: такой тишины во время выступления я не слышал никогда. Как никогда не слышал таких аплодисментов, от которых, казалось, может рухнуть потолок! Это были незабываемые концерты. Все без исключения артисты были в восторге от тёплого приёма, оказанного нам простыми рабочими…»

В 1950 году Клуб партпроса был передан на баланс тресту «Уралмашстрой» и переименован в Дом культуры инженерно-технических работников УМС. Год спустя Министерство тяжёлого строительства СССР расформировало трест, а тагильское отделение УМС стало именоваться Строительным трестом № 88. В 50–70-х годах здесь работало несколько кружков для школьников, демонстрировались фильмы, а в дни летних каникул работал городской пионерский лагерь. В начале 80-х ДК треста № 88 с энтузиазмом взялся осваивать новый вид досуга молодёжи — дискотеки... Однако в конце 80-х — начале 90-х УМС, как попросту называли Дом культуры жители окрестных улиц, перестал быть «очагом культуры». В 1992 году здание, уже требовавшее к тому времени ремонта, было передано на баланс города, а год спустя здесь был открыт муниципальный Молодёжный театр...

...В 1947 году ЦК ВКП(б) и Совет министров РСФСР принимают целый ряд постановлений, направленных на существенный рост строительства жилья и объектов соцкультбыта. Вскоре и в Нижний Тагил начинают поступать деньги, выделенные Совмином на гражданское строительство. Основным и единственным на то время строительным подрядчиком в Дзержинском районе был трест «Уралмашстрой», который уже в 1948 году приступил к достройке объектов, не завершённых ввиду начала войны на центральных улицах района — Ленина (Ильича) и Сталина (Вагоностроителей). В то же время руководство «Уралвагонзавода» и города настаивало на скорейшем начале строительства на окраинах Вагонки, где жилищные условия были крайне неудовлетворительными. Проектировщики УМС разбили территорию барачно-брусковых застроек Вагонки на кварталы, которым присвоили буквенные литеры А, Б, В... Первым начал застраиваться квартал А, расположенный между улицами Комсомольской (переименованной два года спустя в улицу Тимирязева), Свердлова, Пролетарской (ныне — Ватутина) и Чайковского.


Квартал А на карте 1960 г.

Из-за нехватки строительной техники и средств было решено понизить этажность зданий на один этаж. На первых порах решили обойтись без канализации и центрального отопления (они появились позднее).


Дома по ул. Комсомольской (ныне — Тимирязева) (фото 1950 г.)

Квартиры в новых домах, как было принято в те годы, были распределены между наиболее нуждающимися передовиками производства. Какая-то часть квартир была передана строителям...

Безусловно, сейчас эти дома выглядят анахронизмом, но в первые послевоенные годы появление подобных жилых кварталов воспринималось жителями Вагонки как безусловный прорыв в жилищном строительстве и вселяло в людей надежду на то, что в скором времени каждая семья сможет переехать в отдельное жильё.


Квартал А в наши дни (фото 2000-х гг.)


Лестничная площадка одного из домов легендарного квартала

Вслед за кварталом А начали застраиваться и другие улицы старой Вагонки — Свердлова, Тимирязева, а позднее и Правды. Но вот кварталов Б, В и далее так и не появилось. В 1949 году весь город, а вместе с ним и Дзержинский район, согласно утверждённому, наконец, Генеральному плану развития Нижнего Тагила, перешёл на цифровое обозначение кварталов. Но местные жители продолжали относить к кварталу А все строения, появившиеся окрест в 50-х годах. Со временем квартал А превратился в топоним, означающий районы послевоенной малоэтажной застройки на Вагонке.


Заброшенное здание по ул. Свердлова, 27, некогда машиносчётная станция треста УМС (№ 88)

Трест «Уралмашстрой», переименованный в 1950 году в стройтрест № 88, продолжал оставаться основным застройщиком Вагонки ещё почти 40 лет, тесно сотрудничая с отделом капитального строительства УВЗ...

(Продолжение следует…)