Улица Зари: на что пошёл несгибаемый «народный директор», чтобы на карте города появилась «заря новой эры в развитии Нижнего Тагила»

Улица Зари: на что пошёл несгибаемый «народный директор», чтобы на карте города появилась «заря новой эры в развитии Нижнего Тагила»

Сейчас это невозможно представить, но этой улицы вполне могло бы и не быть на карте Дзержинского района. Она не была запланирована ни в первом послевоенном (1947–1949) плане развития Нижнего Тагила, рассчитанном на ближайшие десять лет, ни в плане развития города на следующее десятилетие.

По мнению специалистов и проектировщиков «Тагилгражданпроекта», главного архитектора города, посёлок вагоностроителей должен был прирастать новыми жилыми кварталами «навстречу городу», то есть через застройку Нового посёлка, посёлков Валёгин Бор и Сухоложского. Руководство «Уралвагонзавода», а также Дзержинский райисполком, напротив, собирались продолжать строить жилые дома как можно дальше от промзоны, в которой, кроме УВЗ, находились ещё НТМЗ, коксохимическое производство, цементный завод, где собирались строить ещё и комбинат железобетонных изделий, и лакокрасочный завод, и завод отопительного оборудования.

Главным локомотивом планов вагоностроителей был «народный директор» УВЗ Иван Васильевич Окунев, который практически с первого дня на посту директора начал вести почти что независимую от города хозяйственную деятельность. Сумев доказать в Москве эффективность строительства жилья хозспособом и получив из Кремля фактически карт-бланш на застройку посёлка вагоностроителей, он брал на себя смелость отстаивать свою точку зрения и перед городскими властями, и перед властями областными. «Обуздать» и «приручить» Окунева пытались все первые секретари горкома партии и все председатели горисполкома, с которыми он успел поработать за 19 лет своего директорства. Но никому этого не удавалось сделать. Жаловаться на Окунева в Москву было бессмысленно. Судите сами: каждый год на Вагонке сдавалось по 35–40 тысяч квадратных метров жилья, город же не мог осилить и половины этих объёмов. И тем не менее каждое заседание в горкоме или горисполкоме, посвящённое развитию города, не обходилось без попыток «согнуть в бараний рог» упрямого директора «Уралвагонзавода». Как только ни называли тогда Ивана Васильевича: и «вагонским царьком», и «удельным князьком», и даже «оппортунистом».


Памятник «народному директору» УВЗ Ивану Васильевичу Окуневу (фото 2016 г.)

Впервые об улице, которая замкнула бы Вагонку в кольцо от конца улицы Свердлова до начала улицы Гайдара, Окунев заговорил в 1961 году на заседании бюро горкома партии, где шло обсуждение изменений в Генеральный план развития Нижнего Тагила на 1960–1970-е годы. Главной «фишкой» этого предложения была трамвайная линия, которая проходила бы по периметру всего жилого сектора Вагонки и благодаря которой была бы полностью снята проблема общественного транспорта в Дзержинском районе. Главным оппонентом Окунева выступил старший инспектор инспекции архитектурно-строительного контроля Иван Алексеевич Комшилов.

Журналист, а впоследствии редактор «Тагильского рабочего» Александр Ермаков позднее вспоминал:

«На Окунева сразу же набросились с критикой:

— Иван Васильевич, у вас же в этом месте болото.

— Болото мы осушим, — уверенно заявил директор.

— Осушите болото, пересохнет Ежовка. А на ней шесть «пожарных» прудов. Чем тушить будете, случись пожар на Девятом посёлке или на Валёжке?

— Подведём водовод, — не сдавался Иван Васильевич.

— С городского пруда?

— С Малой Кушвы.

— Это нереально, Иван Васильевич...

— Мы решим этот вопрос.

— Вот, когда решите, тогда и вернёмся к обсуждению».

Второй раз вопрос о новой улице Окунев поднял три года спустя. Предложение снова не нашло поддержки бюро горкома. Тогда же у Ивана Васильевича спросили, почему он не хочет строить жилые микрорайоны по улицам Белинского, Луначарского и Добролюбова в сторону Валёгиного Бора и Нового посёлка. На что «народный директор» весьма резко ответил: «На костях дома не строят» — и поинтересовался, у кого хватило ума отвести под застройку территорию кладбища, где в годы войны хоронили трудармейцев и пленных из 245-го лаграйона.


Район будущего микрорайона «Пихтовые горы» на карте 1960 г.

Третий раз Иван Васильевич уже ничего не просил и не предлагал. В 1967 году он просто поставил в известность «отцов города» о том, что специалисты ОКС (отдела капитального строительства) «Уралвагонзавода» приступили к изысканиям на отрезке от улицы Ильича до улицы Гайдара, и попросил включить новую улицу в план развития города на период 1970–1980-х годов. Возражать Герою Социалистического Труда и депутату Верховного Совета никто не решился. И вскоре в плане развития города появился новый жилой микрорайон «Пихтовые горы», главной улицей которого стала улица Зари.


Улица Зари (фото 2008 г.)

Впрочем, изначально улицу собирались назвать именем XXIV съезда КПСС. Это было в духе того времени. Откуда же взялось нынешнее название улицы? Сейчас на этот счёт в городе ходит несколько легенд. Самая правдоподобная из них гласит, что в самом начале строительства здесь работали три комсомольско-молодёжные бригады. Работали в три смены: многие тогда стояли в очереди на жильё и надеялись получить квартиры на новой улице, в новых домах. Однажды рано утром на стройку приехал директор УВЗ Иван Фёдорович Крутяков и привёз с собой каких-то высоких гостей, не то из обкома, не то из министерства. В это время над Пихтовой горой всходило солнце. «Вот она — заря новой эры в развитии нашего района!» — в шутку сказал гостям Иван Фёдорович. Гости заулыбались, а один из них вдруг произнёс: «А что, хорошее название для новой улицы!» Гостей уже обступили молодые рабочие, и Крутяков обратился к ним: «Ну как? Нравится название улицы?» Комсомольцы одобрительно загудели. «Ну, так тому и быть», — кивнул директор. Так это было на самом деле или нет, доподлинно неизвестно, но жители улицы Зари согласятся с легендой — рассветы у Пихтовой горы прекрасны...

Днём рождения жилого микрорайона «Пихтовые горы» и улицы Зари некоторые считают 4 августа 1970 года, когда увидело свет постановление Нижнетагильского горисполкома о начале строительства жилых микрорайонов на Пихтовых горах и Гальяно-Горбуновском массиве. Впрочем, застройку могли начать на два-три года раньше, если бы руководство завода не обратило внимание на то, что большинство задействованных в проекте домов не просто морально устарели, но и не отвечают главной задаче строителей — заселить в новые квартиры как можно больше очередников. Пришлось срочно подбирать проекты других, более современных и вместительных серий жилых домов, пересматривать схемы подвода коммуникаций, пересчитывать сметы. Видимо, поэтому застройка чётной стороны улицы Зари выглядит пёстрой и сумбурной. Здесь наряду с домами серии II-07 встречаются и «свечки» серии I-447С-26, и многосекционные панельные дома 335-й серии, и некоторые другие, достаточно неожиданные для Урала серии.


Жилые дома по чётной стороне улицы Зари (фото 2000-х гг.)

При застройке нечётной стороны улицы Зари проектировщики, выбирая проекты жилых домов, руководствовались одной целью — получить на выходе максимальное количество квартир на сравнительно ограниченном пространстве. Для этого идеально подходили дома 60-й, 75-й, 111-й и 137-й серий, а также И-522а.


Жилые дома по нечётной стороне улицы Зари (фото 1980-х и 2000-х гг.)

Одной из главных проблем застраиваемого района было недостаточное количество школ и дошкольных учреждений. В 1970 году на улице Зари действовала только одна школа № 36, которую начали строить ещё при Окуневе. Школа была рассчитана на 1200 учащихся, но уже в 1971 году в ней обучалось 1333 человека, а через два года — 2100 человек. Чтобы удовлетворить потребность нового микрорайона в школьных местах, в 1971 и 1973 годах на улице Зари были заложены ещё две школы. В одно из этих зданий переехала школа № 39, которая распахнула свои двери 1 сентября 1975 года.


Школа № 39 (ул. Зари, д. 8). Ныне — лицей № 39

Ещё одна школа, построенная по тому же типовому проекту 222-й серии, была принята госкомиссией 27 июля 1978 года. Она получила № 38.

Застраивалась улица Зари долго, поэтапно, с громкими соцобязательствами сдать тот или иной дом к определённой дате. О срывах сроков предпочитали громко не говорить, хотя и их тоже хватало. Часто подводили смежники, поставлявшие бракованные материалы. Так, к XXV съезду КПСС было намечено завершить строительство двух школ, но успели сдать только одну. Намечали к 24 февраля 1976 года (начало XXV съезда) запустить по улице Зари трамвайное движение, но успели только начать прокладку путей. Сама трамвайная линия тоже получилась не такой, какой её изначально планировал Окунев: вместо того, чтобы кольцом охватить весь жилой массив Вагонки, трамвайная линия прошла по улице Юности, Ленинградскому проспекту и левой части улицы Зари, до окончания улицы Ильича. Причиной тому стала нехватка денег. Транспортную проблему правой части улицы попытались решить автобусным сообщением, и какое-то время такой вариант устраивал жителей новостроек.


Микрорайон «Пихтовые горы». Строительство продолжается (фото 1985 г.)


Трамвай маршрута № 10 на повороте с улицы Зари на Ленинградский проспект (фото 1978 г.)


Трамвайное кольцо на конечной остановке маршрута № 10 (фото 2017 г.)

Одновременно с жилыми домами возводились объекты соцкультбыта и общепита. На улице Зари находились три кафе: «Кедр», «Отдых» и «Пихтовые горы». «Кедр» был не очень популярен у жителей Вагонки ввиду своей географической отдалённости. Зато «Отдых» и особенно «Пихтовые Горы» редко пустовали даже в будние дни.


Бывшее кафе «Отдых» (фото 2017 г.)

Торговый комплекс «Пихтовые горы» вообще был гордостью Вагонки. Само здание было построено по новейшему типовому проекту и вмещало магазин самообслуживания, кафе с двумя залами и баром, детский досуговый центр. Площадь перед комплексом могла использоваться для проведения массовых мероприятий или для уличной торговли. Кафе «Пихтовые горы» пользовалось большим вниманием молодёжи — в основном из-за бара, где можно было посидеть в уютной обстановке, выпить коктейль и даже потанцевать.

Торговый комплекс «Пихтовые горы»: кафе и универсам (фото 1989 г.)

В общей сложности застройка улицы Зари продолжалась более 20 лет, а благоустройство затянулось ещё лет на пять-шесть. В 2004 году на улице появился свой памятник — танк Т-72 на постаменте из гранита и стела, надпись на которой гласит, что этот монумент установлен в честь создателей самого массового в мире танка. Автором памятника стал архитектор А. В. Грядов.


Памятник «Уралвагонзаводцам — создателям Т-72»

Об этом памятнике ходили разные легенды, одна нелепее другой. Однако со временем о них благополучно позабыли...