Улица Выйская: срыв генплана и легендарный художник

Улица Выйская: срыв генплана и легендарный художник

...Застраивалась улица Выйская довольно поздно, как, в общем-то, и весь район Выи.

До начала Великой Отечественной войны здесь было построено всего два каменных здания: жилой дом и детский сад. Произошло это вскоре после того, как в 1932 году на Высокогорский механический завод по приглашению директора завода Ивана Александровича Якушева приехал председатель Совнаркома СССР Вячеслав Михайлович Молотов. После осмотра цехов и встречи с трудовым коллективом завода Молотов дал указание Госбанку выдать безвозмездно средства на строительство социальных объектов. Выделенных денег хватило на два каменных многоквартирных дома для работников ВМЗ, детский сад и школу.


«Молотовский» дом по адресу ул. Выйская, 47

В 1934 году на ВМЗ прибыл нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, после визита которого предприятие получило большие военные заказы и обещания профинансировать строительство в районе предприятия жилья и объектов соцкультбыта. Но не прошло и двух лет, как Москва резко сократила выделение денег на строительство жилья и социальной сферы уральских городов. Объяснялось это просто: «большой экономический рывок» Страны Советов быстро опустошил казну, а чтобы закончить строительство крупных промышленных предприятий, правительство решило перебросить дополнительные финансовые ресурсы, предназначенные ранее для гражданского строительства.

Возобновить выделение денег для строительства жилья планировали осенью 1941 года, но реализовать эти планы помешала война.

В первые послевоенные годы началась разработка нового Генерального плана развития города, которая по разным причинам затянулась до 1949 года*. Строительство жилья на Вые началось с двух кварталов между улицами Фрунзе и Липовый тракт. Далее на очереди значились улицы Раздельная (Космонавтов), Быкова, Высокогорская и Больничная (Кузнецкого). Улицы Выйская, Верхняя и Нижняя Черепанова должны были начать застраивать в 1960 году. Весной 1950-го на Раздельной, Больничной, Высокогорской и Быкова был заложен ряд жилых домов, которые за летние и осенние месяцы удалось вывести до уровня первого, а кое-где и второго этажа. Но затем дело застопорилось. В начале декабря 1950 года выходит приказ министра жилищно-гражданского строительства РСФСР Бориса Игнатова за № 789, запрещающий строить жильё и объекты соцкультбыта по типовым проектам, принятым до ноября текущего года, а также обязывающий строительные организации строить по новым проектам, утверждённым Министерством ранее.

Тагильским проектировщикам с трудом удалось отстоять здания, которые уже начали строить. Реализация всего плана развития Нижнего Тагила оказалась под угрозой срыва. Впрочем, в Министерстве жилищно-гражданского строительства РСФСР тагильчанам посоветовали подождать пару лет, прозрачно намекнув на грядущие серьёзные перемены в сфере гражданского строительства и на необходимость кардинально переработать генплан развития города.

Перемены в строительной отрасли действительно наступили. Правда, произошли они не за «пару лет», а за гораздо больший период времени. Начало положило постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 19 августа 1954 года «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и для строительства», которое предусматривало постройку 402 заводов сборных железобетонных конструкций. По сути, это было начало эры «хрущёвок» — многоквартирных жилых домов, ставших одним из символов «эпохи развитого социализма». Для плановой экономики СССР эти дома были настоящей находкой: возводились они очень быстро, а стоили гораздо дешевле кирпичных «сталинок». Первые «хрущёвки» самой первой серии 1-506 были построены в Ленинграде и подмосковных Черёмушках в 1956–1958 годах. А 31 июля 1957 года ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление «О развитии жилищного строительства в СССР», которое и дало старт новому жилищному строительству на всей территории Советского Союза.

Новый Генеральный план развития Нижнего Тагила был утверждён в 1963 году. Он составлялся уже с учётом новых тенденций в жилищном строительстве и новых типовых проектов, что нашло отражение во внешнем облике улиц города, в том числе и улицы Выйской. Со второй половины 60-х и до середины 80-х годов ХХ века здесь было построено 13 жилых пятиэтажек серий 1-335, 1-468 и 1-464, один 9-этажный жилой дом, 8-этажное здание заводоуправления ВМЗ и ряд нежилых зданий.


Пятиэтажный жилой дом № 31 по улице Выйской

Огромное внимание строительству жилья уделяло руководство Высокогорского механического завода — в частности, директора предприятия Виктор Тимофеевич Должиков, Иван Александрович Шимановский, Михаил Иванович Минин, Юрий Борисович Пирогов. Заботились заводчане и о состоянии улицы в целом. Озеленение и освещение, состояние проезжей части и тротуаров, состояние дворов — всё это поддерживали строительные и коммунальные службы завода.

В 1973 году на улице Выйской появилась ещё одна достопримечательность — мемориал работникам ВМЗ, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, созданный выдающимся тагильским скульптором и педагогом Михаилом Павловичем Крамским.


Памятник «Рабочим Высокогорского механического завода, павшим в боях за Родину в 1941–1945 гг.» перед зданием бывшего заводоуправления ВМЗ (ул. Выйская, 70)

Михаил Павлович Крамской родился 7 ноября 1917 года в деревне Будаговищи Белёвского уезда Тульской губернии, где и прошло его детство. Затем семья в поисках работы перебралась в Петроград. Там Михаил окончил школу и окончательно определился с выбором дальнейшей профессии. В 1932 году он поступает в Ленинградский дом художественного воспитания известного в те годы скульптора Леопольда Августовича Дитриха. В 1935-м Михаил Крамской поступает на подготовительные курсы при Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, а окончив их, — на отделение скульптуры, где преподавал в то время Матвей Генрихович Манизер.

Педагоги сразу заметили талант Крамского и всячески способствовали его развитию. С 1938 года Михаил становится постоянным участником ежегодных Ленинградских академических выставок института. Сам профессор Манизер не раз говорил Михаилу: «Не бросайте искусство, иначе страна потеряет выдающегося скульптора». Когда Матвей Генрихович получил срочный правительственный заказ на создание скульптур для московского метрополитена, он пригласил Крамского попозировать для фигуры Алексея Стаханова. Сам М. Г. Манизер впоследствии вспоминал:

«Заполучить в то время самого Стаханова, хотя бы на час, было совершенно нереально: настолько он был занят. Мне принесли ворох газет да с десяток фотографий Алексея Григорьевича. Разглядывая снимки, я вдруг поймал себя на мысли, что Стаханов очень похож на одного моего ученика — Мишу Крамского. Похож и телосложением, и даже лицом. Решение пришло само собой…»


Станция метро «Площадь Революции» в Москве


Фигура А. Г. Стаханова, для которой позировал Михаил Крамской

Учёбу в институте прервала война.

Началась блокада Ленинграда. Брат Михаила, Виктор, ушёл на фронт; сёстры, Анна и Катя, были эвакуированы с заводом на Урал в Нижний Тагил. Затем от истощения умер отец… Михаил, как и многие другие студенты института имени Репина, состоял в отряде самообороны, во время авианалётов дежурил на крышах, сбрасывал зажигательные бомбы, тушил пожары. В конце декабря 1941-го, под самый Новый год, во время артобстрела Михаил получил тяжелейшую контузию, последствия которой он ощущал всю жизнь.  В феврале 1942 года его вместе с матерью Марией Андреевной и младшим братом Николаем вывезли из осаждённого Ленинграда по «Дороге жизни» и отправили к родственникам в Нижний Тагил.

Сразу по прибытии эшелона в Нижний Тагил Михаила отправили в госпиталь, где он провёл полгода. Воссоединившейся семье горисполком выделил маленькую комнату в доме на 3-й Свердловской улице, а Михаила устроили на работу художником-надомником в артель инвалидов. Он изготавливал вывески для магазинов, таблички, выполнял другую несложную работу, а в свободное время непременно занимался скульптурой, восстанавливая навыки и технику работы с материалами.

Однажды, осенью 1943-го, в комнату к Михаилу Крамскому вошёл незнакомый мужчина и представился: «Непомнящий Иван Афанасьевич, председатель Нижнетагильского горисполкома. Решил, вот, посмотреть на ленинградского художника. Ну и передать привет от Матвея Генриховича…» Как оказалось, профессор Манизер всё время следил за судьбами своих учеников и, сколько мог, помогал каждому, кто остался жив.

Разговор с председателем горисполкома затянулся надолго. Оказалось, в Нижнем Тагиле собралось много художников, скульпторов и других людей искусства, попавших сюда в эвакуацию или высланных в начале войны в связи с немецким происхождением. «Было бы очень хорошо организоваться и устроить в городе выставку, — предложил Иван Афанасьевич Непомнящий. — Читать рабочим лекции об искусстве, учить детей. Ведь квалифицированных учителей рисования практически не осталось…»

Так Михаил Павлович стал и учителем рисования, и лектором. На одной из лекций об искусстве, которую Крамской читал перед работниками ВМЗ, присутствовал и молодой технолог завода Иван Шимановский. Лекция так увлекла Ивана Александровича, что после неё он подошёл к лектору с вопросами. Так и завязалось знакомство будущего директора Высокогорского механического завода с будущим скульптором и членом Союза художников СССР. И когда четверть века спустя на собрании трудового коллектива ВМЗ было решено воздвигнуть мемориал заводчанам, погибшим в годы войны, то Шимановский уже твёрдо знал, к кому он обратится с этим вопросом…

…Уже в конце 1943 года в Нижнем Тагиле состоялась первая самостоятельная выставка художников. Она открылась в залах бывшего Дома политического просвещения, располагавшегося в те времена в доме № 4 на улице Уральской. Одним из её организаторов был Михаил Павлович Крамской. Тогда же, во время этой выставки, в беседе с представителями городских властей им была впервые озвучена идея создания в городе Галереи изобразительных искусств. И тогда же было принято решение об образовании Нижнетагильского отделения Союза художников и художественного училища. Вместе с другими художниками, жившими в те годы в Нижнем Тагиле, Михаил Крамской принимал активное участие в создании и картинной галереи, и художественно-промышленного училища, был и первым экскурсоводом, и лектором. А в 1945-м, когда в городе открылось Уральское художественно-промышленное училище, стал преподавать в нём.

В 1946 году Михаил Павлович уезжает в Ленинград, чтобы закончить обучение в ИНЖСА им. И. Е. Репина, и через год возвращается в Тагил. Тогда же, в 1947-м, в нашем городе появляется первый памятник, выполненный Михаилом Павловичем Крамским, — памятник на могиле писателя А. П. Бондина в городском парке культуры и отдыха. Следующим памятником, в создании которого принимал участие Крамской, был мемориал погибшим в годы Великой Отечественной войны недалеко от санатория «Руш», где в 1941–1945 годах располагался госпиталь № 1714.

В 1959 году по инициативе Михаила Павловича в Нижнетагильском педагогическом институте создаётся художественно-графический факультет, где сам мастер преподавал до середины 90-х. В архивах худграфа сохранилось много документов, касающихся его педагогической и творческой деятельности, в том числе личная карточка члена Союза советских художников, составленная в 1951 году.


Личная карточка члена Союза советских художников на имя М. П. Крамского

С середины 60-х годов работы Крамского «выходят» на улицы и площади городов Свердловской области.   

Так, в 1965 году в Алапаевске появляется памятник Игнатию Сафонову — изобретателю гидравлической турбины. В том же году был установлен памятник Ленину возле Нижнетагильского гормолзавода, а на Вые был открыт мемориал горнякам, павшим на полях войны (Михаил Павлович является автором барельефа).

В то же время Михаил Павлович много работает над созданием портретов современников — героев войны и тыла. Тагильчанам известны такие его работы, как бюсты Героя социалистического труда Юрия Максарёва и Героя Советского Союза Николая Епимахова, писателя Павла Бажова и первой в мире женщины-горновой Фаины Шаруновой.


Михаил Павлович Крамской и Фаина Васильевна Шарунова у бюста первой в мире женщины-горновой

В 1973 году на площади перед заводоуправлением ВМЗ был открыт памятник «Рабочим Высокогорского механического завода, павшим в боях за Родину в 1941–1945 гг.», над которым Михаил Павлович работал более двух лет.

Вообще, в истории этого мемориала фигурируют две даты открытия: 9 мая 1971 года и 9 мая 1973-го. Дело в том, что сначала мемориал не имел памятника. Он представлял собой полуовальный постамент с двумя открылками в виде полуокружностей, облицованных плитами из серого «шабринского» мрамора, где были высечены фамилии и инициалы 237 работников ВМЗ, погибших на фронтах войны. Центральный элемент мемориала — памятник солдату-освободителю — появился двумя годами позже.


Фрагменты памятника у здания бывшего заводоуправления ВМЗ

В 1978 году за большие заслуги в развитии прикладного искусства, эстетическое воспитание трудящихся города, подготовку молодых специалистов скульптору и педагогу Михаилу Павловичу Крамскому было присвоено звание «Почётный гражданин города Нижний Тагил».


Михаил Павлович Крамской

Площадью перед бывшим заводоуправлением Высокогорского механического завода заканчивается и сама улица Выйская. Сейчас само здание превращено в торгово-офисный центр, названный почему-то «Красная площадь»...

-------------------------

* Сам план был готов ещё в 1947 году, но на его согласование ушло почти два года (прим. авт.).