29 Окт 2016 16:07 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Город-лабириНТ

Улица Орджоникидзе: от «Полюса» до «Севера» пешком за полчаса

Улица с таким названием не могла не появиться на Вагонке. А если бы не появилась, то с карт области и всей страны могло исчезнуть название нашего города. 

История появления в Нижнем Тагиле улицы имени народного комиссара тяжёлого машиностроения вообще малоизвестна. После «разоблачения культа личности» Сталина о ней вспомнили только в 1992 году, да и то один-единственный раз. В официальной летописи нашего города считается, что своё название она получила в память о Григории Константиновиче Орджоникидзе после его смерти в 1937 году. В действительности дело обстояло несколько иначе. 

16 октября 1936 года в помещении городского цирка, который находился на месте нынешнего Театра кукол, состоялся расширенный пленум Нижнетагильского городского Совета, куда кроме народных депутатов были приглашены представители общественности, передовики производств и строек, стахановцы, ветераны – всего более трёх тысяч человек. Пленум был посвящён предстоящему VIII съезду Советов, на котором намечалось утвердить Конституцию СССР, и подготовке к празднованию очередной годовщины Октябрьской революции.

После пленума в городских и областных газетах появилось сообщение: «Председатель горсовета тов. Грушин в своём выступлении отмечал большой творческий подъём тагильчан в связи с подготовкой празднования XIX годовщины Великого Октября и рассказал о преобразованиях, произошедших в городе за послеоктябрьский период. Особо докладчик отметил большую помощь наркома тяжёлого машиностроения тов. Орджоникидзе, который дважды побывал в Нижнем Тагиле, в августе 1933 и 1934 годов. [...] В заключение докладчик сообщил участникам пленума о ходатайстве трудовых коллективов и жителей города переименовать Нижний Тагил в Орджоникидзевск. Известие было встречено аплодисментами...»

Анастас Микоян, Иосиф Сталин и Григорий Орджоникидзе 

Другая заметка передавала подробности: «С инициативой выступили коллективы крупных и перспективных предприятий, организаций и строек Тагила. Слово взял парторг вагоностроительного завода им. Дзержинского тов. Глаголев. От имени 12-тысячного заводского коллектива он внёс предложение переименовать г. Нижний Тагил в г. Орджоникидзевск и ходатайствовать перед обкомом партии и правительством о присвоении городу имени пламенного революционера и верного ленинца. Его поддержали представители трудовых коллективов «Тагилстроя» (тов. Стриго), завода им. Куйбышева (тов. Куликов), «Уралвагонстроя» (тов. Дмитриев) и др. Все трудящиеся Тагила хотят, чтобы их город носил имя товарища Орджоникидзе – символа отваги, мужества и беспредельной веры в победу коммунизма!»

Инициатором этого предложения был первый секретарь Нижнетагильского горкома ВКП(б) Ш. С. Окуджава, бывший парторг строительства «Уралвагонзавода» и давний друг Орджоникидзе, более известный последним поколениям тагильчан как отец поэта, сценариста и барда Булата Окуджавы.

Шалва Степанович Окуджава (фото 20-х гг.) 

Орджоникидзе и Окуджава вместе участвовали в установлении советской власти в Грузии, вместе занимались партийным строительством на Кавказе, создавали комсомол в закавказских республиках. Будучи соратником Ленина и близким другом Сталина, Григорий Константинович всячески продвигал своих людей по партийной и карьерной лестнице. Не был исключением и Шалва Окуджава. В 1919 году он был назначен председателем Кутаисского губкома РКСМ, а через два года – заведующим орготделом ЦК комсомола Грузии. Следующее назначение на пост заведующего отделом агитации и пропаганды Тифлисского горкома ВКП(б) произошло в 1924-м. А ещё два года спустя Окуджава был назначен комиссаром Грузинской военно-командной школы. В 1931 году, когда Орджоникидзе понадобились свои надёжные, проверенные временем, ответственные люди на стройки заводов-гигантов, он предложил Окуджаве возглавить партийную организацию «Уралвагонстроя». В апреле 1935-го Шалва Окуджава по рекомендации Орджоникидзе и с одобрения членов ЦК (в том числе и Сталина) становится первым секретарём Нижнетагильского горкома ВКП(б).

«Сенсационное» заявление о намерении переименовать Нижний Тагил в Орджоникидзевск было озвучено как раз накануне юбилея Григория Константиновича: 28 октября ему исполнялось 50 лет. В областных партийных кругах оно было воспринято неоднозначно. Первый секретарь Свердловского обкома партии Иван Дмитриевич Кабаков «счёл своим долгом» сообщить об инициативе тагильских товарищей в ЦК до того, как ходатайство тагильчан дошло в Москву по официальным каналам. О переименовании стало известно и Сталину.

Из воспоминаний, приписываемых Анастасу Микояну:

«В тот день мы собрались у Иосифа на даче обсудить за обедом текущие дела. Говорили о разном. Внезапно Лаврентий со смехом рассказал, что в секретариате ему показали телеграмму из Свердловска, что на пленуме тагильского горсовета приняли решение переименовать город в честь Орджоникидзе. Серго это известие явно застало врасплох. Он сильно смутился и начал заверять нас, что ничего об этом не знал. Мы стали шутить по этому поводу, ещё больше смущая юбиляра. Посмеявшись, Сталин сказал Серго:

 - Скажи своему Окуджаве, что хороших коммунистов у нас много. Если их именами называть все города, то и городов не хватит.

 - А вот улиц хватит на всех, – засмеялся Берия. – Пусть назовёт улицу, если ему уж так хочется...»

Так это было на самом деле или нет, теперь сказать трудно. Известно лишь, что сам Орджоникидзе не одобрил инициативу своего товарища. Нижний Тагил в Орджоникидзевск не переименовали, но улица имени наркома появилась на плане застройки посёлка вагоностроителей. Известно также и то, что на одном из расширенных заседаний бюро горкома партии, где решались вопросы, связанные со строительством в посёлке Вагонстроя, Шалва Степанович Окуджава внёс предложение назвать одну из центральных улиц именем Орджоникидзе. Говорят, он даже лично указал, какая улица должна носить имя наркома.

Если бы у нас была возможность взглянуть на карту Вагонки 40-х годов, мы бы увидели, что улица, названная в честь Г. К. Орджоникидзе, действительно была одной из центральных в районе. Протянувшись практически через весь посёлок, она пересекала улицы Свердлова, Ленина (ул. Ильича), Сталина (пр. Вагоностроителей), Коминтерна и заканчивалась на улице Карла Маркса (ныне – Энтузиастов).

Улица Орджоникидзе от начала до улицы Ильича на карте 1960-х гг. 

На ней вслед за улицей Ленина (Ильича) в 30-х развернулось основное строительство жилых домов, по ней же планировали пустить трамвай, который бы круглосуточно доставлял жителей Вагонки с завода в жилые кварталы и обратно, на ней должны были быть сосредоточены все крупные объекты соцкультбыта. Эта улица была одной из первых в районе, где производилось капитальное благоустройство.

Несмотря на захватывающую историю своего наименования, достопримечательностей на улице мало. А если не считать «конструктивистских» домов, расположенных по нечётной стороне между улицей Ильича и проспектом Вагоностроителей, то их и вовсе нет. Дома эти, возведённые по проектам архитекторов из «ОСА», до сих пор вызывают восхищение и интерес у специалистов. Дом № 23 изначально задумывался как жилой, а другой, № 27, полностью отвечал модной в те годы концепции «социалистического города» и представлял собой гибрид жилого дома и общественного учреждения. Кроме жилых квартир, в нём находилась районная больница. Квартиры в этом доме были служебными и предоставлялись врачам и персоналу больницы. В 30-е и 40-е годы жители Вагонки называли районную больницу «седьмой каменной». Название это пошло от того, что это был седьмой по счёту каменный дом, построенный в районе. 

Строительство «седьмой каменной» больницы (фото 1937 г.)

Интересно, что приехавшие в Нижний Тагил архитекторы-конструктивисты не привезли с собой ни одного проекта больницы. Руководство Вагонстроя было в растерянности: во время подготовки визита москвичей на Урал о больнице попросту забыли. Вопрос решили на месте: архитекторы в кратчайший строк переделали имеющийся проект гостиницы под больницу. Здание было построено в 1937-м, а в 1938-м районная больница приняла первых пациентов в новом здании.

Кстати, в том, что по Орджоникидзе так и не пошёл трамвай, виновата именно «седьмая каменная». Дело в том, что мимо больницы была проложена железнодорожная ветка, по которой поезда возили на стройки района рабочих и стройматериалы. Врачи постоянно жаловались в райисполком и райком партии на то, что шум от «железки» мешает проводить приём и нарушает покой больных. Поэтому строительство трамвайной ветки долгое время откладывали в надежде со временем найти решение проблемы, а затем и вовсе отказались от трамвая в пользу автобусов.

Железнодорожная ветка, проходившая рядом с больницей

Второй «конструктивистский» дом – восьмиподъездный (!) дом № 23 – строился исключительно как жилой. Его просторные квартиры с высокими потолками, балконами необычной формы и «удобствами» на долгие годы стали предметом зависти и пределом мечтаний для сотен вагонских семей.

Дом № 23 по улице Орджоникидзе 

На этих двух домах довоенное строительство на улице Орджоникидзе закончилось. Руководство Вагонстроя обвинили в чрезмерной растрате государственных средств, выделяемых на возведение жилого фонда, а затем началась Великая Отечественная война и району пришлось в срочном порядке решать совсем другие задачи. 

После войны застройка возобновилась, но уже по новому плану, с использованием других проектов. Чётную сторону Орджоникидзе, от Ильича до Вагоностроителей, застроили домами в стиле «сталинский ампир», или, как сейчас говорят, «сталианса». 

Улица Орджоникидзе от проспекта Вагоностроителей до улицы Энтузиастов на карте 1960-х гг. 

Дома по чётной стороне улицы Орджоникидзе

Но и этот период оказался недолгим. На смену уютным кирпичным «сталинкам» пришли каркасно-панельные «хрущёвки», которыми и застраивали улицу в её начале и в конце.

Каркасно-панельные дома на ул. Орджоникидзе, между ул. Ильича и ул. Молодёжной

На переднем плане – кафе «Минутка», славившееся своими блинами 

Как мы уже отмечали, на улице Орджоникидзе почти нет достопримечательностей. Однако жители Вагонки относятся к ней с любовью и почтением. Особенно те, у кого с этой улицей связаны воспоминания детства и юности. Кто из старожилов этой улицы не помнит кафе «Минутка», в котором можно было быстро и недорого перекусить вкуснейшими блинами с маслом, сметаной, повидлом или мясом? Кто из мальчишек не бегал в магазин учебных и наглядных пособий, где продавались деревянные модели планеров, кораблей, а также наборы для детского технического творчества? Кто не помнит знаменитых магазинов «Полюс» и «Север», о которых была даже сложена частушка, начинавшаяся словами «От полюса до севера пешком за полчаса...»? Родилась частушка в конце 70-х, когда в городе, да и в стране, обострились продовольственные вопросы. Оба магазина отличались от прочих как ассортиментом продуктов, так и наличием их на прилавках. Хотя магазин «Север» и был «прописан» по улице Энтузиастов, но у жителей улицы Орджоникидзе он пользовался большой популярностью. 

Один из героев вагонского фольклора – магазин «Север» 

После трагической смерти Орджоникидзе в 1937 году на заседании райисполкома было принято решение установить на улице Орджоникидзе памятник наркому тяжёлого машиностроения. Позднее выполнение этого решения отложили сначала до окончательной застройки улицы, затем до окончания войны... Какое-то время гипсовая скульптура «товарища Серго» стояла у входа в Центральный клуб вагоностроителей, но от дождей и ветров быстро пришла в негодность. Взамен в фойе клуба установили бюст наркома. В 60-х для памятника было определено место – на пересечении улиц Орджоникидзе и Театрального проезда. Но реализовать проект удалось уже в «новейшей истории» Вагонки. В 1991 году ветераны УВЗ и других предприятий Дзержинского района собрали средства на памятник наркому, и через два года он был торжественно открыт. 

Дмитрий Кужильный для АН «Между строк» 

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: