Улица Карла Маркса: ФСБ в богадельне и отделение полиции в изящном доме (часть вторая)

Улица Карла Маркса: ФСБ в богадельне и отделение полиции в изящном доме (часть вторая)

Если бы мы перенеслись в прошлое нашего города лет на 120, то, перейдя улицу Огаркова, мы оказались бы в самом сердце Тагила коммерческого. Правда, в те времена улица Огаркова носила имя купца Балыкова и называлась Балыковским (или Балыковым) переулком. 

Тимофей Алексеевич Балыков торговал галантереей и, как говаривали в те времена, «красным товаром» – тканями и изделиями из тканей. Купчина имел двухэтажный дом, в котором жила его семья, и магазин, где на двух этажах шла оживлённая торговля.

Дом купца Т. А. Балыкова 

Торговля Балыкова процветала не только на Нижнетагильском заводе. Его магазинчики работали во всех более-менее крупных заводских посёлках. После революции балыковские здания отошли в ведение городского совета. В особняке в разные годы размещались ОВД Центрального района, городская библиотека, некоторые другие учреждения. Магазин сначала приспособили под гараж, а второй этаж отдали под школьные слесарную и столярную мастерские. Затем в здании разместили магазин. 

Магазин купца Т. А. Балыкова 

Сразу за Балыковским магазином в конце XIX века был выстроен двухэтажный особняк аптекаря А. Н. Лохтина. Кроме всевозможных лекарств, здесь продавались и медицинские изделия, как для домашнего использования, так и для больниц. Торговал Лохтин и минеральными водами. Аптека занимала первый этаж особняка, а на втором жил сам аптекарь с семейством. Лекарства и другие товары здесь были дороже, чем в земских аптечных лавках. Сам аптекарь объяснял это тем, что он «дипломированный в столице провизор» и имеет более высокую квалификацию, чем прочие. 

Аптека А. Н. Лохтина (фото нач. XX в.) 

После революции в доме провизора разместилась санитарно-бактериологическая станция. Сейчас здесь нижнетагильский филиал Центра гигиены и эпидемиологии. 

Бывшая аптека Лохтина (фото 2013 г.) 

Сразу за этим домом внимание прохожих привлекает двухэтажное здание Госбанка, построенное по проекту уральских архитекторов-конструктивистов в 1931-36 годах. А в досоветское время на этом месте находилось несколько строений: постоялый двор мещанки Дятковой, доходный дом Зыкова и две парикмахерских – Зильберга и Чернышева. До наших дней эти дома не сохранились: какие-то сгорели во время пожара в 1926 году, какие-то были пущены на слом из-за ветхости. 

Здание Госбанка, ныне Главное управление Банка России (фото 2000-х гг.)

 Следующий за банком дом (ул. Карла Маркса, 33) был построен также по проекту свердловских и тагильских конструктивистов и был предназначен исключительно для жилья. 

Вообще, если бы не война, наверное, быть бы этой части улицы заповедником конструктивизма в Нижнем Тагиле: по планам 30-х годов вся нечётная сторона улицы Карла Маркса, от Огаркова до Первомайской, должна была быть застроена жилыми домами по проектам Татлина, Бабыкина и Гинзбурга.

По правой, чётной стороне улицы Карла Маркса, на том месте, где сейчас раскинулись два сквера – Комсомольский и Пионерский – прежде находилась Базарная площадь, застроенная торговыми рядами и купеческими лабазами.

Об этом месте мы обязательно поговорим, когда отправимся на прогулку по проспекту Ленина.

Ещё одно здание, безусловно, достойное нашего внимания, находится вблизи пересечения улиц Карла Маркса и Красноармейской. Это дом купцов Ляпцевых, в котором ныне находится Дом культуры школьников НТМК. 

Бывший дом купцов Ляпцевых, ныне ДКШ НТМК (фото 2016 г.) 

Купеческая семья Ляпцевых –  два брата Иван и Василий Степановичи и их матушка Зинаида Григорьевна – унаследовали от умершего главы семейства крупный капитал, который быстро приумножили, вложившись в торговлю рыбой, мясом и зерном. Хорошие барыши позволили Ляпцевым выстроить шикарный двухэтажный дом и открыть несколько лавок по всему Тагилу. Торговали Ляпцевы гастрономическими товарами, вином, красками и олифой. Вычурную архитектуру дома Василий Ляпцев подсмотрел на Всероссийской ярмарке в Нижнем Новгороде.

На участке между пересечениями улиц Красноармейской и Первомайской наиболее заметны два строения: зажатый с двух сторон постройками 30-50-х годов прошлого столетия дом № 49 и отдельно стоящий двухэтажный особняк № 53. 

Дом № 49 привлекает наше внимание фасадом, богато украшенным лепниной. Построен он был купцами Кокушкиными в конце XIX – начале XX века. Братья Пётр и Даниил Кокушкины были известными персонами не только в Тагиле, но и в уезде, да и во всей Пермской губернии. Даниил Яковлевич владел фабрикой по производству медной и железной посуды, а Пётр Яковлевич занимался изготовлением железоскобяных изделий, сундуков, торговал тканями, стеклянной и «чайной» (фарфоровой) посудой. Первой помощницей Петру Кокушкину в производстве сундуков была его сноха Зинаида. 

Бывший дом купцов Кокушкиных 

Сундуки и медная посуда Торгового дома «П. Я. Кокушкин и К°» выставлялись на Ирбитской и Нижегородской ярмарках, были отмечены похвальным листом на Казанской промышленной выставке и даже медалью Урало-Сибирской научно-промышленной выставки. Кокушкины слыли в округе большими ценителями изящного, и это нашло отражение даже во внешнем виде дома. 

В советский период дом был передан ГУВД и остаётся в ведении этой структуры по сей день.

Двухэтажный дом № 53 принадлежал крупному торговцу мукой Лебедеву. Купчина был вполне успешный, оборотистый, и каким образом в 1904-05 годах в его доме появилась конспиративная квартира тагильских социал-демократов, о чём гласит мемориальная доска, не совсем понятно. 

От лебедевского особняка и до пересечения с нынешней улицей Пархоменко обе стороны улицы Карла Маркса были застроены бревенчатыми избушками заводских рабочих, обывателей и мелких торговцев. Исключения составляли Введенская церковь и Введенское земское училище.

Церковь Введения Богородицы во Храм или просто Введенская церковь, как бы это странно ни звучало, являлась самым первым храмом в Нижнетагильском заводском посёлке. Появилась она в 1726 году на горке вблизи железоделательного завода, приблизительно на том самом месте, где нынешние городские власти собрались восстанавливать памятник Николаю Демидову.

Поначалу, пока число работающих на заводе не превышало сотни человек, места в церкви хватало. Но как только производство начало расширяться, Демидовым стало ясно, что заводу необходимо строить храм большего размера. Кроме того, деревянная однокупольная церковь, стоящая столь близко к домнам, в любой момент могла пострадать от пожара, которые случались в посёлке весьма часто.

Унаследовавший тагильские заводы Никита Акинфиевич Демидов в 1764 году начинает строить Входо-Иерусалимскую церковь, более просторную и, главное, каменную. Как только в новом храме появилась возможность вести службы, старую Введенскую церковь разобрали и перенесли на восточную окраину посёлка, где она более 60 лет прослужила в качестве кладбищенской.

Со временем посёлок разросся, население его увеличилось, и единственная на тот момент Входо-Иерусалимская церковь стала для прихожан тесной. Вопрос о постройке ещё одного храма, что называется, назрел. Новую Введенскую церковь начали строить в 1833 году.

Первоначально стройку должен был курировать автор проекта – модный в ту пору петербургский архитектор Егор Иванович Диммерт. Но в связи с занятостью на столичных объектах Диммерт всё никак не мог выехать на Урал. Сначала он задержался на три месяца, затем ещё на полгода. В конце концов, терпение Павла Николаевича Демидова, затеявшего и финансировавшего стройку, лопнуло, он выкупил у Диммерта проект и поручил вести строительство своему крепостному архитектору Александру Чеботарёву. 

Введенская церковь (фото 1914 г.) 

Новую церковь строили три года на средства Павла и Анатолия Демидовых. Чугунные плиты для пола храма изготавливали в мастерских Фёдора Звездина, над резьбой для иконостасов работали тагильские резчики Тихон Трифонов и Иван Шаньгин. Часть икон для Введенской церкви была написана Павлом Веденецким, часть – тагильским иконописцем Григорием Абрамовым, а часть – Павлом и Василием Худояровыми. Были среди икон и произведения итальянских мастеров из флорентийской коллекции Николая Никитича Демидова. Колокола отливали в Тагиле и в Гатчине.

К сожалению, до наших дней сохранились всего две картины, украшавшие некогда Введенскую церковь, а о внутреннем убранстве храма мы можем судить по немногим фотографиям, которые сохранилась в частных собраниях. Всё богатое убранство церкви было утрачено в смутные годы Гражданской войны и эпоху воинствующего атеизма. 

Левый престол алтаря Введенской церкви (фото 20-х гг. ХХ в.) 

В 1892 году Введенскую церковь перестроили. Руководить работами пригласили архитектора Сергея Сергеевича Козлова, уроженца Верхнетагильского завода, выпускника екатеринбургского Строительного училища. В результате перестройки церковь стала просторнее внутри, в храм было проведено электричество, устроена подсветка икон, а в подвале были установлены три мощных калорифера.

В конце XIX – начале ХХ веков при церкви Введения Богородицы во Храм были построены ещё два здания. В одном из них открылась богадельня, во втором – церковно-приходская и воскресная школы, а позднее – Введенское земское училище. По иронии судьбы из всего комплекса построек Введенской церкви именно эти два здания сохранились до наших дней. В 1927 году в помещения богадельни въехал Нижнетагильский ОГПУ, и впоследствии здание передавалось «по наследству» КГБ и ФСБ. А в здании церковно-приходской школы разместился ГорОНО. 

После Октябрьской революции и Гражданской войны храм действовал ещё несколько лет. В 1923 году была зарегистрирована Введенская община, которая заключила договор с местными Советами об аренде здания церкви. Община с первых дней зарекомендовала себя как деятельная общественная организация. Она организовала несколько крестных ходов, устраивала молитвенные собрания, принимала активное участие в съездах религиозных обществ.

На активную деятельность Введенской общины обратило внимание руководство Уральской области, и 23 августа 1925 года в церковь нагрянула внезапная ревизия, которая установила, что в имуществе церкви, переданном общине по договору, «не достает напрестольного креста, ковра, а в украшениях Чаши и Евангелия отсутствует более 10 драгоценных камней». Спустя два дня договор между общиной и городским советом был расторгнут.

Через некоторое время храм передали другой общине. В 1933 году его закрыли, а церковное имущество передали по описи в Выйско-Казанскую церковь. 

Введенская церковь (фото 20-х гг. ХХ в.) 

Вопрос о судьбе здания самой Введенской церкви не раз поднимался в вышестоящих инстанциях. Были предложения открыть в стенах храма библиотеку или передать помещение музею, но в 1936 году, в разгар антицерковной истерии, Введенская церковь была разрушена. В настоящее время на месте церкви находится дом 63 А, здание богадельни занимает городское отделение ФСБ, а здание земского училища – Детская школа искусств № 3.

Детская школа искусств № 3 (фото 2013 г.) 

От пересечения улиц Пархоменко и Карла Маркса начинается царство «сталианса». Здесь в 30-50-е годы развернулось масштабное строительство зданий, которые современные архитекторы относят к стилю «сталинский ампир». Эти постройки имеют как свои неоспоримые достоинства, так и досадные недостатки, и рассказывать о них «на бегу» было бы неправильно.

Поэтому в процессе знакомства с улицей Карла Маркса мы возьмём паузу и вернёмся сюда через некоторое время, чтобы рассмотреть всё в подробностях и деталях. 

 

При подготовке материала использованы следующие источники:

И. А. Орлов «К истории торговли в Нижнем Тагиле» (альманах «Тагильский краевед», № 2, 1988);

Д. Г. Кужильный «Тагильские истории» (цикл on-line очерков, 2014-2015);

архивы авторов

Фото:

Дмитрий Макеев, 2013-2014

Алексей Пермяков, 2016

фоторепродукции И. Т. Коверда

 

Сергей Волков и Алексей Пермяков для АН «Между строк»