Улица Карла Либкнехта: о мучительной застройке и экспериментальном образовании детей

Улица Карла Либкнехта: о мучительной застройке и экспериментальном образовании детей

Героиня нашего сегодняшнего рассказа — улица, появившаяся в послевоенные годы как восточная граница так называемого квартала № 7, который был обозначен ещё на плане соцгорода Красный Камень 1937–1939 годов. Застроить квартал до войны не успели — не было денег. Кроме того, сложный рельеф местности и скальный грунт на территории квартала без строительной техники преодолеть было невозможно. Технику Нижнему Тагилу обещали, но сроки её поставки всё время переносились вплоть до начала войны...

Несмотря на то, что в наше время здания квартала № 7 пронумерованы цифрами третьего и четвёртого десятка и находятся в конце улицы Карла Либкнехта, её история начиналась именно здесь. И начиналась она непросто, через преодоление обычных для послевоенного времени трудностей.

Здесь, на границе квартала № 7, начиналась застройка улицы Карла Либкнехта (фото 2018 г.)

Разговоры о его застройке возобновились в первый послевоенный год, сразу после выхода 25 августа 1946 года постановления Совета министров СССР за № 1898, которое обязывало начать на Урале строительство индивидуальных домов для продажи рабочим, ИТР и служащим предприятий чёрной, цветной металлургии и машиностроения. В 1946 и 1947 годах было запланировано построить 50 650 таких домов. Для этих целей Совмином были утверждены восемь индивидуальных и восемь типовых проектов домов, выделены деньги для их постройки и проработан механизм выдачи ссуд для их приобретения. 

Однако к концу 1947 года из 50 650 домов на Урале было построено всего 14 788. Сроки выполнения постановления были перенесены на год, но за девять месяцев 1948 года план строительства индивидуальных жилых домов был выполнен всего на 26%, а количество проданных домов не превысило и трети от всех построенных. Тогда в октябре 1948 года Совет министров СССР выпускает постановление № 3905, в которое был внесён ряд существенных изменений. В частности, были втрое увеличены сроки предоставления ссуд для покупки индивидуальных домов, почти вдвое снижена их продажная цена, перераспределены финансовые потоки. Теперь деньги на строительство индивидуального жилья распределялись не только среди министерств и ведомств: местные органы власти тоже могли начать строительство индивидуальных домов и продавать их трудящимся. 

Контроль над выполнением постановления возложили на крайкомы, обкомы и горкомы ВКП(б), пытаясь таким образом добиться более полного его выполнения, а потому вопросы строительства индивидуального жилья сразу стали настоящей головной болью для первых секретарей местных партийных органов. 

Горком партии в Нижнем Тагиле в ту пору возглавлял Георгий Алексеевич Козлов, который хорошо понимал, что решить жилищную проблему в городах Урала одним индивидуальным строительством невозможно. Но и не выполнять постановления Совмина было очень опасно, так как все жилищные вопросы в те годы были в «зоне особого внимания» Кремля. Например, за невыполнение предыдущего постановления с должностей были сняты пять первых заместителей министров*, три министра и несколько первых секретарей горкомов. 

Но, несмотря на постоянное внимание и поддержку Совмина, индивидуальное жильё оставалось всё также непопулярно на Урале. Для большинства рабочих цена таких домов была неподъёмна. В середине 50-х для лучшей реализации индивидуальных домов предприятиям и организациям разрешили частичное погашение кредитов и ссуд, взятых работниками для покупки таких домов, но и эти шаги не привели к популярности и развитию индивидуального строительства.

В Нижнем Тагиле места под индивидуальное жильё выделялись в тех местах, где многоквартирные жилые дома построить на тот момент было технически невозможно. В основном это были пустующие окраины, не входившие в планы развития города, и ближайшие пригороды. Так, в Дзержинском районе под индивидуальное жильё выделялись земли на восточных окраинах улиц Ленина (Ильича), Карла Маркса (Энтузиастов), Свердлова, Ватутина, в посёлке Валёгин Бор. В Ленинском районе — в посёлках Новая и Малая Кушва, улицах Красина и Энергетиков, в Кирпичном посёлке. В Тагилстроевском районе, в состав которого входил и жилой район Красный Камень, одним из таких мест стал квартал № 7. Решение горисполкома о начале застройки было принято в 1949 году, а весной следующего года трест «Тагилстрой» приступил к сносу времянок и разметке участков на улицах Розы Люксембург и Красногорской. На улице Карла Либкнехта строительство началось несколько позднее. Здесь в 1952–1956 годах появились пять двухэтажных жилых домов и детский сад (ныне детский сад № 124 отнесён к улице Розы Люксембург). 

Квартал № 7 на карте города 1960 г.

Первые жилые дома улицы Карла Либкнехта (фото 2018 г.)

Ещё до окончания застройки на улицах Карла Либкнехта, Розы Люксембург и Красногорской нумерация кварталов в Нижнем Тагиле была изменена и стала единой для всех районов города, но название «квартал № 7» ещё долго находилось в обиходе жителей Красного Камня и Лебяжки. Причиной тому были фамилии немецких революционеров, запомнить, произнести или написать которые было весьма затруднительно. 

К слову, о том, в честь кого улица Карла Либкнехта получила своё название, в наше время знают далеко не все жители Красного Камня. Да и в 60–80-х годах большинство советских людей могли сказать об этом человеке только то, что он был немецким революционером. 

Карл Либкнехт (13.08.1871 15.01.1919) был одним из основателей коммунистической партии Германии и основателем Социалистического интернационала молодёжи. В 1900 году, будучи уже известным и весьма успешным юристом, он вступил в ряды Социал-демократической партии Германии. В 1912 году Либкнехт был избран депутатом германского рейхстага и довольно скоро стал известен благодаря своей антивоенной позиции. В 1915-м он отправился на фронт, где вёл активную агитацию среди немецких солдат, призывая к свержению буржуазного правительства Германии. В январе 1919-го он возглавил вооружённое восстание с целью свержения существующего строя и установления в Германии советской власти. Однако вскоре Карл Либкнехт был схвачен членами военизированной организации «фрайкор» и убит.

Карл Либкнехт (фоторепродукция 1910 г.)

После окончания Гражданской войны в Советской России имя Карла Либкнехта было решено увековечить в названиях улиц и первичных ячеек таких организаций, как МОПР (Международная организация помощи борцам революции), КИМ (Коммунистический интернационал молодёжи), пионерских дружинах...

...В середине 50-х в Нижнем Тагиле начали складываться предпосылки к началу массового строительства многоэтажных жилых домов. Город не испытывал нужды в щебне, песке, пиломатериалах, мог обеспечить себя на 100% кирпичом, цементом. Строились и вводились в эксплуатацию цеха по производству раствора, бетона, шлакоблоков. Завод имени Куйбышева организовал производство брусчатки и бордюрных камней из доменных шлаков. Строился цех КСП (крупных стеновых панелей) и завод перегородок, который после ввода в строй мог выпускать 400 тысяч квадратных метров межкомнатных перегородок из опилок, шлака и гипса. В 1960 году в городе появился завод крупнопанельного домостроения. Кроме этого, в несколько раз увеличился парк строительной техники. Всё это позволяло пересмотреть генеральный план развития города и начать строительство жилья на тех участках, где раньше это было сделать невозможно. 

Пересмотр коснулся и улицы Карла Либкнехта. Её было решено продолжить сначала до улицы Победы, а затем и дальше, до района дореволюционной застройки, именуемого Рыжковой слободкой. Начало застройки было положено в 1955 году, когда на чётной стороне улицы был заложен комплекс зданий школы-интерната № 1, состоящий из трёх четырёхэтажных корпусов и ряда вспомогательных строений.

Комплекс зданий бывшей школы-интерната № 1 (фото 2018 г.)

Школа-интернат № 1 на Красном Камне стала одним большим экспериментом как в воспитании учеников, так и в строительстве. Здесь под руководством учителя биологии Натальи Степановны Исаковой было начато обучение детей по методу Макаренко, который объединял учебный процесс и приучение учащихся к труду. 

На огромном приусадебном участке школы-интерната были устроены грядки, парники и теплицы, где дети выращивали сельскохозяйственные культуры и цветы, попутно изучая их на уроках биологии. Здесь также были высажены сотни различных деревьев и кустарников, за каждым из которых ученики вели наблюдение в течение нескольких лет обучения. Пробовали разводить на приусадебном участке и домашнюю птицу, и кроликов. А вскоре у школы-интерната появилось и загородное подсобное хозяйство в Николо-Павловском совхозе, куда учащиеся отправлялись на время летних каникул.

Наталья Степановна Исакова

В приусадебном хозяйстве школы-интерната (фото 1959 г.)

Работа в подсобном хозяйстве велась «по-взрослому». Собранный урожай в весьма приличных объёмах уходил не только в школьную столовую, но и сдавался в магазины «Плодовощторга». Деньги от реализации урожая шли на специальный счёт и расходовались на строительство спортивных объектов на территории школы-интерната и на закупку оборудования для кабинетов труда. 

На уроке труда в швейной мастерской школы-интерната (фото 1960 г.)

В подсобном хозяйстве действовала система детского самоуправления, основанная на методике Макаренко. По воспоминаниям бывших учеников и преподавателей, действовала она настолько чётко, что не требовала почти никакого вмешательства со стороны взрослых.

К сожалению, эксперимент так и не был по достоинству оценён «наверху». Из областного отдела народного образования, а затем и из Министерства народного образования РСФСР последовало ряд «окриков», после которых загородное подсобное хозяйство было закрыто и передано совхозу, а директор школы-интерната был обвинён в «эксплуатации детского труда» и освобождён от занимаемой должности. В 1963 году новым директором был назначен Борис Давыдович Гейцан, преподававший в школе-интернате физику. 

Гейцан Борис Давыдович (фото 1995 г.)

Борис Давыдович Гейцан родился в 1929 году. Педагогическую деятельность начал в 1947 году, поступив на работу в школу № 6 старшим пионервожатым. Затем перевёлся учителем физики в школу-интернат № 1, а через несколько лет стал её директором. При нём в 1976 году в здании интерната открылась и по сей день успешно работает детская музыкальная школа № 5. С 1982 по 1997 год Борис Давыдович возглавлял органы управления системой образования Нижнего Тагила. В этот период в городе были построены новые здания школ № 20, 8, 55, 39, 30, 71, 40, 81, 69, были созданы образовательные учреждения нового типа гимназия высшей категории № 86, Политехническая гимназия, физико-математический лицей № 51, целый ряд учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Гейцан Б. Д. неоднократно избирался депутатом городского совета народных депутатов. За свою трудовую деятельность он награждён орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, медалями. Заслуженный учитель РСФСР. Почётный гражданин города Нижнего Тагила.

В 90-х Борис Давыдович стал инициатором создания на базе бывшей школы-интерната образовательного учреждения нового типа, известного ныне как МОУ СОШ «Центр образования № 1».  

Учебный корпус «Центра образования № 1» (фото 2018 г.)

За громкой биографией бывшей школы-интерната остались в тени результаты другого эксперимента. Дело в том, что весь комплекс зданий был возведён на скале и его строительство стало своеобразным экзаменом строительной технике, имеющейся в распоряжении города и строительных организаций Нижнего Тагила. И надо отметить, что опыт строительства школы-интерната № 1 пригодился уже через несколько лет, когда в непосредственной близости от неё началось строительство школы-интерната № 15 для детей с задержкой в развитии. 

Школа-интернат № 15 по адресу ул. Карла Либкнехта, 37 (фото 2018 г.)

Спортивная площадка школы № 15 (фото 2018 г.)

Школа-интернат № 15 была принята комиссией в 1962 году и работает по своему профилю до сих пор...

Интенсивное строительство жилых многоэтажек развернулось на улице Карла Либкнехта в начале 60-х. 

Строили в те годы быстро и много. Крупноблочные, шлакоблочные, каркасно-панельные дома сдавались по две-три штуки ежегодно. Сдача новых домов по традиции приурочивалась к пролетарским праздникам или времени проведения партийных съездов. 

Строительство дома № 22 по улице Карла Либкнехта. На заднем плане дом № 24 и учебный корпус школы-интерната № 1 (фото первой половины 60-х гг.)

Дом № 17 по улице Карла Либкнехта (фото 1965 г.)

Дома № 17 и 19 (фото 2018 г.)

Строительство дома № 10 по улице Карла Либкнехта (фото середины 60-х гг.)

Дом № 10 по улице Карла Либкнехта (фото 2018 г.)

Наряду с жильём строились на улице Карла Либкнехта и социальные объекты. Одним из них стала детская больница № 2, принятая в ноябре 1966 года сводной комиссией горздравотдела и Тагилстроевского райисполкома. Строительству больницы предшествовали многочисленные обращения жителей Красного Камня к народным депутатам и в партийные органы об открытии детского больничного стационара в этом районе. 

Детская больница № 2 (фото 1968 г.)

Первой заведующей больницей была назначена уже известный в городе детский врач Людмила Васильевна Катаева.

Заслуженный врач РСФСР Катаева Людмила Васильевна (фото 1943 и 1970-х годов)

Людмила Васильевна Катаева родилась 3 июня 1919 года. После окончания Свердловского медицинского института была призвана в ряды РККА. С марта 1942 года служила начальником медицинского поезда на направлении ст. Бологое г. Киров. В мае 1943 года была демобилизована в связи с рождением ребёнка и осталась в Нижнем Тагиле, где на протяжении 45 лет работала детским врачом. Была награждена знаком «Отличник здравоохранения». За многолетний труд была удостоена звания «Заслуженный врач РСФСР».

До сих пор детская больница на Красном Камне стоит на страже здоровья маленьких тагильчан. Считается, что это одно из лучших детских медицинских учреждений города.

Корпуса детской больницы № 2 (фото 2018 г.)

К слову, место для строительства детской больницы предложили сами жители района. Действительно, лучшего места для больничного стационара на Красном Камне не найти. Здесь нет интенсивного движения автотранспорта, предприятий и железнодорожных путей, а озеленению улицы и в наши дни можно только позавидовать. 

...К середине 70-х улица Карла Либкнехта в целом принимает свой нынешний вид, хотя строительство на ней продолжается. Своим южным окончанием улица соединяется с самой старой улицей Красного Камня и единственной улицей дореволюционной Рыжковой слободки — Красной, которая прежде называлась Баской. 

Улица Карла Либкнехта на электронной карте города 2018 г.

Дом № 2. Отсюда начинается улица согласно всем современным картам (фото 2018 г.)

Разнообразие типовых проектов многоквартирных жилых домов 1960–1970-х годов

Последним жилым домом, построенным на улице Карла Либкнехта, стал дом № 40, выросший на пустыре в «старой» части улицы, что стало в какой-то мере символично: история застройки улицы завершилась там же, где и началась... 

Дом № 40 по улице Карла Либкнехта (фото 2018 г.)

--------------------

* В первые послевоенные годы строительство индивидуального жилья было прерогативой министерств и ведомств — считалось, что так средства, выделенные на эти цели, будут расходоваться эффективнее.

Фото авторов проекта «Город-лабириНТ», А. Горькова, из личного архива Н. С. Исаковой, архива НТГИА.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»