Улица Черных: от Тагильского Криуля до истории трагической судьбы лётчика-героя, ставшего жертвой сталинских репрессий

Улица Черных: от Тагильского Криуля до истории трагической судьбы лётчика-героя, ставшего жертвой сталинских репрессий

До 1965 года была в Нижнем Тагиле улица, название которой говорило само за себя, – Тагильский Криуль. Названием своим, по одной из версий, улица была обязана Ефиму Черепанову. Более 180 лет назад будущий «отец» первого русского паровоза по заданию главного директора тагильских заводов Любимова занимался прокладкой маршрута для движения обозов с углём и передельным чугуном от Нижнетагильского завода к Выйскому и на своих чертежах помечал извилистую часть улицы Тагильской, как «Криуль». Название прижилось, а так как Криуль являлся продолжением улицы Тагильской, то и называть его вскоре стали Тагильским Криулем.

По другой версии, Криуль именовался так до того, как крепостные Черепановы появились в Тагиле. 

В демидовские времена Криуль входил в состав одной из главных транспортных артерий завода, соединяя собой улицы Тагильскую и Этапную. Здесь за день проходили десятки обозов с рудой, углём и чугуном для Выйского завода. В том месте, где от Тагильского Криуля начиналась улица Этапная (ныне – Липовый тракт), промышленное значение улицы, а вместе с ним и более-менее приличная дорога заканчивались, и в остальной части Криуль мало чем отличался от других улиц заводского посёлка, застроенных избами работного люда. 

Место, где начиналась улица Этапная (ныне – Липовый тракт) 

Во второй половине XIX столетия, после отмены крепостного права здесь начинают появляться мастерские кустарей и ремесленников, где изготавливались медная посуда, сельскохозяйственные инструменты, различная домашняя утварь. Самыми известными кустарями в этой части Выи были Кукушкины и Козопасовы. Последние являлись потомками демидовского крепостного механика Степана Ефимовича Козопасова – изобретателя штанговой машины для откачки грунтовых вод из шахт. Другим изобретением Козопасова был оригинальный метод лужения листового железа. Это ноу-хау впоследствии широко использовалось его сыновьями и внуками, державшими мастерские на Криуле. Кустарные мастерские зачастую были плохо оборудованы, что приводило к большим и малым пожарам.

Самый серьёзный пожар случился здесь в 1879 году. Погорельцем в тот год стал почти каждый второй житель улицы. Отстраивали улицу всем миром, с участием земства, купцов и даже Демидовых.

В конце XIX века на улице в большом количестве начинают появляться лавки, где шла торговля продовольственными и хозяйственными товарами по ценам более низким, чем в центре посёлка. Открывали их бывшие крепостные рабочие тагильских заводов, а основными покупателями были жители Криуля и примыкающих к нему улиц – такие же рабочие, как и «новые купцы». Доходы у подавляющего большинства жителей этих мест были невысоки, и поэтому торговые наценки на все группы товаров были мизерными.

Самыми известными объектами на Криуле были волковские дрожжевой и пивоваренный заводы. С этим купцом наши читатели уже знакомились в первом выпуске «Города-лабириНТа». В начале XX столетия купец Волков пал жертвой конкурентной борьбы с известным уральским водочным магнатом Поклевским-Козелл, и после ряда не очень удачных попыток начать новое дело покинул Тагил. Уезжая, Волков продал свои заводы Верхотурскому земству, которое вскоре открыло здесь учебно-производственные мастерские земского училища. Здания волковских заводов простояли на углу Криуля и Этапной (Липового тракта) до «новейших времён». 

Показательные мастерские земского училища (фото начала ХХ в.) 

В советский период мастерские использовались сначала как учебно-производственная база ПТУ № 59, а затем различными предприятиями. Тут, в частности, находился стеклодувный цех фабрики детской игрушки. В 80-е годы мастерские уже обветшали настолько, что находиться в них стало опасно. 

Здание бывших показательных мастерских в 80-е годы 

Здание некоторое время использовалось частично, а после «перестройки» было передано общине Новоапостольской церкви, которая возвела на этом месте свой молельный дом. Мастерские не были включены ни в один реестр культурно-исторического наследия, а потому на уничтожение частички истории Нижнего Тагила городские и областные власти не отреагировали.  

Ныне от комплекса зданий бывших волковских заводов осталось лишь несколько хозяйственных построек, граничащих с территорией парка имени Горького, и существенно видоизменённая часть первого этажа. 

«Весёлые люди живут на Криуле...» – пелось в одной из народных песен начала XX столетия. Это было сущей правдой: местные жители славились своим умением гулять на праздники. Как-то раз этим обстоятельством решили воспользоваться приказчики винодела Поклевского. После того, как владелец екатеринбургского и талицкого винных заводов выжил из этих мест пивовара Волкова, цены на хмельное и пенное стали расти, что вызвало недовольство у местных жителей. А вскоре доходы господина Поклевского стали падать: жители Выи старались не покупать талицкую водку. Тогда на один из праздников тагильский управляющий торгового дома «Поклевский и сыновья» распорядился выставить на улицу восемь бочек вина и водки для бесплатной раздачи желающим.

Но «пиар-ход» не удался. Дармовую водку жители Криуля конечно выпили, но покупать товары в магазинах Поклевского так и не стали. Магнату даже пришлось закрыть местное производство, а в 1910 году и вовсе перепрофилировать свои магазины в этой части Выи на торговлю материалами для строительства и огородничества.

В советское время Криуль сильно изменился. В 40-50-х годах часть улицы от Липового тракта до Фрунзе была застроена трёхэтажными «сталинками». В этот же период здесь появились школа № 23, детские сады и ясли. 

Но наиболее интенсивная застройка здесь началась в 60-х годах, с наступлением эры советского каркасно-панельного строительства и продолжалась до середины 70-х, в результате чего улица и приняла свой современный вид. Впрочем, ряд одно- и двухэтажных деревянных домов здесь до сих пор ещё можно встретить. 

Дом № 79а по ул.Черных 

Переименовали Тагильский Криуль в 1965 году. В канун 20-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне было решено присвоить улице имя Героя Советского Союза, лётчика-истребителя тагильчанина Сергея Александровича Черных.

В постановлении горисполкома о переименовании улицы значилось, что генерал-майор авиации, первый на Урале Герой Советского Союза С. А. Черных пал смертью храбрых в боях с немецкими захватчиками в первые дни войны. Именно такая формулировка и вошла в официальную историю города на долгие «застойные» годы. Об истинной причине смерти Сергея Александровича Черных публично и подробно заговорили только с наступлением «эпохи гласности».

Сергей Александрович Черных родился 23 января 1912 года в Нижнем Тагиле.

Семья, где Сергей был девятым ребёнком, рано лишилась единственного кормильца. В биографии Черных указано, что он окончил семилетнюю школу. Это не совсем так. После смерти отца Сергей бросил школу и пошёл работать ремонтником железнодорожных путей – нужно было как-то помогать семье. А уже втянувшись в работу, возобновил учёбу уже на «фабзауче», так в 20-30-х годах назывались вечерние школы.

О том, что с детства Сергей мечтал стать лётчиком, никто не догадывался. Не знала об этом даже мама – Евдокия Кузьминична. В 1929-м году он уезжает в Свердловск «учиться на шофёра», как сказал Сергей матери и сёстрам накануне отъезда. Лишь через несколько дней из Свердловска он пришлёт открытку, в которой признается, что поехал в Сталинград поступать в Сталинградскую военную школу пилотов.

Окончив в 1933 году 2-ю ВШЛ, Сергей Черных был направлен в 61-ю отдельную истребительную авиационную эскадрилью. В 1936-м за успехи в боевой, политической и технической подготовке был награжден орденом Красной Звезды, а осенью того же года командир авиационного звена С. А. Черных на теплоходе «Курск» отбыл в Испанию.

Уже 13 ноября Черных сбивает в небе над Мадридом первый вражеский самолёт – истребитель «Fiat CR.32». Через два дня тагильчанин записал на свой счёт второй вражеский истребитель. Ещё три самолёта в небе Испании тагильский ас сбил лично и два – в составе группы. Всего с 13 ноября 1936 г. по 6 февраля 1937 г. Сергей Черных совершил 115 боевых вылетов. 

Сергей Александрович Черных 

Как вспоминал после войны Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Георгий Нефёдович Захаров, «...Сергей Черных прославился у нас как лётчик, в совершенстве овладевший искусством воздушного боя на вертикалях. [...] Сергея отличали безупречное знание матчасти, умение быстро оценить сложившуюся обстановку, высокая личная и боевая дисциплина. Не чурался он и грязной работы: ему не зазорно было помогать техникам, часто приходил на помощь бойцам БАО... После Испании мы продолжали дружить, встречались, переписывались. Я видел, как много Сергей делал для популяризации авиации, развития аэроклубов и лётных школ. Будучи депутатом ВС СССР, он не оставлял без внимания и родной город. Благодаря его поддержке, тагильский аэроклуб успешно решал задачи, поставленные партией и советским правительством...»

В феврале 1937-го Черных вернулся на Родину, где ему было присвоено внеочередное воинское звание и вручены Орден Ленина и Почётная грамота ЦИК СССР. Указ о присвоении Сергею Черных звания Героя Советского Союза вышел раньше, 31 декабря 1936-го.

В 1938-м Сергей принимал участие в боях у озера Хасан, а в 1940-м полковник Черных окончил курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии Генштаба, и 4 июня 1940 года ему было присвоено звание генерала-майора авиации.

Вслед за званием пришло и новое назначение: теперь Сергей Черных – командир 9-й смешанной авиационной дивизии Западного особого военного округа, в состав которой входило пять полков: 41-й, 124-й, 126-й и 129-й истребительные, 13-й скоростной бомбардировочный. По результатам предвоенных инспекций 9-я смешанная авиадивизия считалась лучшей в округе. На вооружении дивизии находилось 237 новейших истребителей МиГ-3. Инспекторы особенно отмечали выучку личного состава соединения, но указывали, что освоение новой техники идёт в дивизии недостаточно быстро.

22 июня 1941 года первые удары немецкой авиации были направлены как раз на аэродромы 9-й смешанной авиадивизии, которой командовал Сергей Черных. Однако после первых авиаударов в полках уцелело большинство самолётов, и дивизия оказала врагу серьёзное сопротивление. Уже к середине дня 22 июня лётчики 129-го, 124-го и 126-го истребительных авиаполков в воздушных боях сбили 14 немецких самолётов и совершили два тарана.

На исходе третьих суток войны командиру 9-й смешанной авиадивизии поступил приказ отвести оставшиеся самолёты и личный состав от границы на аэродромы Брянска. Последний пункт этого приказа гласил, что вся материальная часть, которую не удастся отвести, должна быть уничтожена.

В ночь с 26 на 27 июня 1941 года дивизия закончила перебазирование в Брянск. Перед отходом в полках было уничтожено 347 самолётов, которые не могли подняться в воздух из-за отсутствия топлива. Этот факт и послужил основанием для ареста генерал-майора авиации Черных. Ему было предъявлено обвинение в самовольном уничтожении матчасти, «неорганизованном отступлении, похожим на паническое бегство», и личной трусости. 

28 июля 1941 года он был осуждён приговором Военной коллегии Верховного суда СССР на основании ст. 193-21, п. «б» УК РСФСР. Суд приговорил его к расстрелу с лишением воинского звания и конфискацией личного имущества.

Сергея Черных и ещё ряд молодых командиров авиасоединений, попавших под пресс репрессий первых месяцев войны, пытался спасти Василий Сталин, бывший тогда начальником инспекции ГУ ВВС РККА. Он даже уговорил отца вмешаться в дело, но было уже поздно: 16 октября 1941 года приговор был приведён в исполнение.

Личного имущества у генерал-майора Черных оказалось немного: только небольшая библиотека, да скромный гардероб. Василий Сталин распорядился отправить конфискованное матери Сергея Александровича. Также Василий Иосифович проявил участие в судьбе шофёра, закреплённого за Черных, которого следствие пыталось обвинить в «преступном соучастии».  

Летом 1958 г. дело Черных было пересмотрено Военной коллегией Верховного суда СССР. В деле были найдены новые свидетельства, указывающие на то, что генерал-майор С. А. Черных не нарушал присягу, действовал в соответствии с приказом командования и сделал всё возможное для сохранения боеспособной части дивизии. 5 августа 1958-го он был посмертно реабилитирован.

Местом захоронения С. А. Черных в документах значится посёлок Бутово в Подмосковье. 

Мемориальная доска в честь С. А. Черных, установленная на доме № 32 по ул. Фрунзе 

Из достопримечательностей улицы, кроме уже упомянутых остатков волковского дрожжевого и пивовареного завода, в советское время обычно отмечали ещё три: магазин «Охота-Рыболовство» (позже – «Охота Спорт») Нижнетагильского общества охотников и рыболовов, первый и долгое время единственный в городе пивбар и памятник Ленину, установленный у гормолзавода. Время не пощадило пивбар, ставший в рекордно короткий срок культовым местом тагильских любителей пенного напитка, и изрядно потрепало две другие достопримечательности ушедшей эпохи. 

В «новейшей истории» Нижнего Тагила улице Черных отведено скромное место одной из вспомогательных транспортных артерий города, связывающей Выю и Гальянку. В планах развития города на ближайшие годы улица-труженица не значится.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков для АН «Между строк»

Прошлые выпуски проекта «Город-лабириНТ»