06 Май 2017 13:14 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Танк у музея. Памяти легендарного учебного полка и его героев

Многие тагильчане считают, что танк, установленный возле музея природы и охраны окружающей среды, является памятником, олицетворяющим вклад Нижнего Тагила в победу в Великой Отечественной войне. В принципе, так оно и есть. Хотя мемориальная надпись на постаменте указывает на то, что танк установлен «В память 30-летия победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Что касается самого танка, то о нём ходило немало легенд, приписывающих ему славный боевой путь от Москвы до Берлина.

Но реальная история этой боевой машины выглядит намного скромнее легенд и тесно связана с историей 19-го отдельного учебного танкового полка, который дислоцировался на территории Нижнего Тагила. Это соединение появилось 18 ноября 1941-го в результате переформирования 19-го запасного танкового полка, находившегося в составе Южного фронта с августа 1941 года. После переформирования полк был выведен из-под Харькова в глубокий тыл, на Урал, и переведён сначала в Кировоград, а затем и в наш город.

В Нижний Тагил 19-й отдельный учебный танковый полк прибыл практически без техники, вся учебная материальная часть – 52 танка – была передана в другие подразделения, которые продолжали сражаться на фронтах. Решение вопросов обеспечения учебной части танками приказом НКО СССР было возложено на руководство завода № 183 имени Коминтерна, разместившегося в 1941-м на производственных площадях «Уралвагонзавода». И уже в декабре 1941 года механики полка Копайгора и Сарнавин получили два первых танка. 19-й отдельный учебный танковый полк состоял из четырёх батальонов, каждый из которых готовил курсантов только по одной из специальностей: механиков-водителей, командиров башен, пулемётчиков и радистов. Учебные классы разместили на Вые в здании бывшего Авроринского приюта, учебный полигон оборудовали в районе Зай-горы. Там же первоначально находилось и стрельбище, где курсанты должны были проходить стрелковую подготовку. А позднее под стрельбище выделили полуразрушенное здание Выйско-Никольской церкви. Первым командиром полка был майор Иван Игнатьевич Яровец.

Сборка танков Т-34 на «Уралвагонзаводе» (фото 1943 г.)

В начале января 1943-го 19-й учебный танковый полк был включён в состав сформированной 2-й учебной танковой бригады, в состав которой вошли ещё 25-й учебный танковый полк, выведенный из Ташкента и расположившийся в городе Курган Челябинской области, а также 2-й запасный танковый полк, который, как и управление бригады, разместился в Нижнем Тагиле. Командиром бригады был назначен полковник Максим Климентьевич Скуба.

Основной задачей полка было переучивание экипажей «в целях повышения качества боевой подготовки бронетанковых экипажей и полного обеспечения высококвалифицированными кадрами всей материальной части танков и бронемашин, поступающих на вооружение Красной Армии». Однако уже к 1943 году полк начал обучать курсантов, что называется, «с нуля».

Зимой 1943 года трудящимися СССР был выдвинут ряд инициатив по формированию добровольческих бронетанковых соединений, укомплектованных из сверхплановой военной продукции, а также на средства, заработанные на субботниках, и личные сбережения граждан. Одними из первых с таким предложением в Государственный Комитет Обороны (ГКО) вышли комсомольцы Дальневосточного морского пароходства и Приморского края. К апрелю 1943 года они собрали более 11 миллионов рублей на постройку 20 танков, и уже в мае по путёвкам крайкома комсомола в 19-й учебный танковый полк с Дальнего Востока прибыло для обучения 63 добровольца – весь личный состав танковой колонны «Приморский комсомолец».

Танкисты «Приморского комсомольца» (слева направо): Пётр Локотков, Владимир Орёл, Исаак Попик

Примерно в то же время, в январе 1943-го, началось формирование Уральского добровольческого танкового корпуса, идея создания которого принадлежала рабочим Уралмаша.

В газете «Уральский рабочий» от 16 января 1943 года была опубликована заметка «Танковый корпус сверх плана», в которой рассказывалось об инициативе коллективов танкостроителей: изготовить в 1-м квартале 1943 года сверх плана столько танков и самоходных орудий, сколько необходимо для оснащения танкового корпуса, а также одновременно обучить из своих же добровольцев-рабочих водителей боевых машин. На имя председателя ГКО СССР было направлено письмо, в котором уральские рабочие просили разрешения сформировать особый добровольческий Уральский танковый корпус имени товарища Сталина. 26 февраля командующий УралВО генерал-майор А. В. Катков издал директиву о формировании танкового корпуса.

Секретарь Свердловского обкома ВКП (б) Андрианов рассказал об инициативе свердловчан соседям, после чего к созданию Уральского добровольческого танкового корпуса подключились рабочие Челябинской и Пермской областей.

Организаторы создания Уральского добровольческого танкового корпуса (слева направо): генерал-лейтенант танковых войск Родин Г. С., секретарь Свердловского обкома ВКП (б) Андрианов В. М. и командующий войсками УралВО генерал-лейтенант Катков А. В. (фото 1943 г.)

Вскоре в трудовых коллективах заводов, фабрик и учреждений трёх областей прошли собрания, на которых были приняты дополнительные обязательства по формированию корпуса. Было решено не ограничиваться только сверхплановыми танками и самоходками. Всё обмундирование, личное стрелковое оружие и даже провизия должны были быть изготовлены сверх плана или приобретены на пожертвования трудящихся.

Личный состав корпуса комплектовался добровольцами, которых отбирали специальные комиссии в сёлах и городах Свердловской, Челябинской и Пермской областей. Всего было подано свыше 110 000 заявлений о зачислении в личный состав этого соединения. Примечательно, что и здесь тагильчане оказались впереди всех. В Нижнем Тагиле было подано почти 11 тысяч заявлений, из которых было удовлетворено лишь 544. Всего в состав корпуса было отобрано 9660 человек.

Заявление добровольца Игнатьевой В. И. из Нижнего Тагила (1943 г.)

Заявление тагильчанина-добровольца Оленикова П. И. (1943 г.)

В Нижнем Тагиле формировались 1621-й самоходно-артиллерийский полк и 248-й дивизион реактивных минометов («Катюш»). Все кадры для укомплектования экипажей танков и самоходок 1621-го самоходно-артиллерийского полка проходили обучение в 19-м отдельном учебном танковом полку. Отправлялись на фронт тагильские танкисты-добровольцы из здания по адресу проспект Ленина, д. 19.

Мемориальная доска на доме № 19 по пр. Ленина

Обучались в 19-м учебном танковом полку не только добровольцы Уральского танкового корпуса. Через его учебные классы и полигоны прошли многие известные танкисты. Такие как гвардии старшина Николай Новицкий, гвардии лейтенанты Дмитрий Манешин и Михаил Разумовский, сержанты Михаил Нехаенко и Семён Ария... В числе тех, кто обучался ратному делу в 19-м ОУТП, была и легендарная Мария Лагунова – одна из первых девушек в Красной Армии, освоивших специальность механик-водитель. После гибели на фронте брата 20-летняя Мария окончила школу военных трактористов, служила в батальоне аэродромного обслуживания, а затем через «всесоюзного старосту» М. И. Калинина добилась зачисления в действующую армию. Переучиваться с трактора на танк Т-34 её послали в Нижний Тагил. Её инструктором был Михаил Дмитриевич Сарнавин – один из опытнейших механиков полка.

Михаил Дмитриевич Сарнавин

После обучения Мария Лагунова участвовала в сражениях на Курской дуге, была тяжело ранена и лишилась обеих ног. Однако смогла встать на протезы и вернулась в Нижний Тагил, где служила в 19-м учебном танковом полку телеграфисткой. После демобилизации в 1948-м Мария Ивановна ещё некоторое время проработала в тагильском филиале фабрики «Уралобувь», а затем переехала в Свердловск, где почти 15 лет проработала в отделе технического контроля фабрики «Уралобувь».

Мария Ивановна Лагунова

Кроме своих непосредственных обязанностей, личный состав полка и курсанты оказывали всестороннюю помощь тагильчанам: работали на уборке урожая в подсобных хозяйствах и на заготовке дров, помогали в ремонте дорог и заготавливали фураж (растительный корм для скота). Осенью 1943 года вышел приказ ГКО, предписывающий тыловым и учебным частям принимать на довольствие беспризорников и сирот, брать под опеку детей из многодетных семей.

Первым таким «сыном полка» 19-го ОУТП в 1944 году стал паренёк из Черноисточинска Коля Самойлов, отправленный матерью в надежде как-нибудь прокормиться в городе. В Нижнем Тагиле у мальчика жили дед с бабкой, Коля надеялся остановиться у них. В то время у деда квартировал начальник штаба 19-го учебного танкового полка. Он-то и предложил Николаю «пойти в часть сыном полка».

Мальчика поставили на довольствие, выдали летнее и зимнее обмундирование, определили в школу. После официального зачисления в полк в 1944-м Коля Самойлов прослужил два года в музыкальном взводе.

«Наш взвод был музыкальным, в духовом оркестре я играл на кларнете, – вспоминал позднее Николай Александрович Самойлов. – В репертуаре у нас были популярные тогда марши, краковяк, вальсы. Выглядели все солидно: мальчишки в форме, капельмейстер Александр Апполонов. Мы играли не только для военнослужащих, но и для гражданских. Выступали в клубе Горького, на танцплощадках. Самые ответственные концерты были в армейском клубе перед солдатами. Мы, мальчишки, ездили на танкодром на Зай-гору, смотрели учения, стрельбы, нам даже разрешали покататься на танке...»

За те несколько лет, что Коля Самойлов носил погоны, он привык к дисциплине, порядку, стал физически крепким, приобрёл навыки армейской жизни, настоящую военную выправку. Всё это пригодилось позднее, на срочной службе. Николая рекомендовали на курсы подготовки офицеров запаса. Уволился он со службы в звании лейтенанта. Некоторое время преподавал военное дело и физкультуру в школе № 23 и сам учился в школе рабочей молодёжи, «доучиваясь» в 10-м классе. Затем поступил в педагогический институт, работал в школе № 64. А в 1965 году по партийному набору пошёл работать в милицию.

Капитан милиции Николай Александрович Самойлов

В органах МВД Николай Александрович прослужил 23 года. Был замполитом Ленинского ОВД, начальником дежурной части УВД, заместителем начальника УР УВД, первым заместителем начальника Пригородного РОВД, начальником спецкомендатур № 16 и № 2 и более десяти лет занимался созданием в области службы собственной безопасности.

История другого известного тагильчанина – Владимира Самойловича Ярошенко – также крепко связана с 19-м учебным танковым полком.

Война застала недавнего выпускника Днепропетровского автодорожного техникума Володю Ярошенко на армейских сборах в Кишинёве. А уже 27 июня 1941-го ему пришлось вступить в первый бой.

«Воевать тогда пришлось на старых Т-26 и БТ-12, – вспоминал подробности своего боевого крещения Ярошенко. – Нам поручили охранять от немцев переправу у посёлка Скулене, но не выдали даже карт местности. В итоге скоро наш отряд попал под обстрел и к концу боя лишился почти 80% всей техники. Затем были тяжёлые бои под Первомайском, оборона Харькова, отступление, долгие и горькие фронтовые месяцы…»

В начале 1942 года Ярошенко оказался на Урале. Сначала в Челябинске, затем в Нижнем Тагиле. Приехал получать новые танки, но пока ждал своей очереди, заболел. Медкомиссия вынесла решение: для участия в боевых действиях не годен. Предложили продолжить службу в 19-м учебном танковом полку. Полк остро нуждался в опытных фронтовиках-танкистах, и Владимир Ярошенко оказался подходящей кандидатурой. За три года Владимир Самойлович обучил более 150 танкистов. А в 1946 году в связи с болезнью был уволен в запас… С вопросом о трудоустройстве Ярошенко обратился в Нижнетагильский горисполком. И вскоре его пригласили в городское управление по благоустройству на должность главного инженера. В те годы городским коммунальным хозяйством в Нижнем Тагиле занимались 11 предприятий. Для того чтобы координировать их действия, нужен был человек решительный, опытный и грамотный. С кадрами в Тагиле в ту пору было трудно и любой фронтовик, имевший опыт руководства даже небольшим подразделением, сразу рассматривался на руководящую должность. А фронтовик, имеющий техническое образование, тем более. С возложенными на него задачами Владимир Самойлович справился, и когда в 1953-м было создано единое предприятие «Горкомхоз», городские власти назначили Ярошенко его заведующим.

Владимир Самойлович Ярошенко

В этой должности Ярошенко проработал пять лет, приводя в порядок городское коммунальное хозяйство, ежедневно решая большие и малые проблемы Нижнего Тагила. Одной из самых больших проблем Нижнего Тагила в те годы было отсутствие стабильного водоснабжения. Другой бедой была неразвитая и морально устаревшая, изношенная система канализации. Чтобы решить только эти две проблемы, требовалось, по самым скромным подсчётам, 15 миллионов рублей. Но у города таких финансовых возможностей не было. Выход был один: ехать в Москву и просить в правительстве деньги на строительство гидротехнических сооружений на Верхне-Выйском пруду и системы канализации. Надежды на успех практически не было, но Владимир Самойлович поехал в Москву «выбивать» деньги. И это ему удалось. На выделенные миллионы город построил гидротехнический комплекс на Верхне-Выйском пруду, привёл в порядок гидроузлы и канализационные коллекторы, решив давние вопросы со снабжением водой двух крупных районов города и заложив потенциал для дальнейшего развития водного хозяйства.

В 1958 году Владимир Самойлович переходит работать на шиферный завод заместителем директора по капитальному строительству. А весной 1959-го его назначили на новое место работы, директором самого затянувшегося «долгостроя» в городе – завода отопительного оборудования. За три года Ярошенко сумел запустить завод, да так, что ещё на протяжении десяти лет НТКРЗ удерживал 1-е место в отрасли...

После окончания Великой Отечественной войны 19-й учебный танковый полк значительно укрепил свою материальную базу. Кроме танков Т-34-85, появились новые образцы боевых машин: Т-44, Т-54, Т-55, ПТ-76 и даже американский танк «Шерман». Продолжали служить и старенькие «тридцатьчетвёрки», которые механики-инструкторы части получали в 1942 и 1943 годах. А в 1961 году в Москве посчитали, что учебный танковый полк в Нижнем Тагиле уже не нужен и Министерство обороны выпустило приказ о его расформировании.

Городу были переданы полигон и стрельбище, материальная часть начала расползаться по другим частям. Вот тогда-то сотрудники Нижнетагильского музея и обратились к командованию части и Уральского ВО с просьбой передать одну из машин в музей для создания экспозиции об истории 19-го отдельного учебного танкового полка и 2-й учебной танковой бригады. Военные пошли навстречу музейщикам и передали один из стареньких танков Т-34. Машину временно оставили во внутреннем дворе музея, надеясь, что в будущем появится помещение, способное вместить этот громоздкий экспонат.

Но время шло, а танк так и оставался стоять под открытым небом на радость тагильским мальчишкам.

Справедливости ради надо отметить, что в 60-70-е годы экскурсоводы музея обязательно приводили свои группы к танку-экспонату и рассказывали о 19-м учебном танковом полку и людях, связанных с историей этого подразделения. А на 9 Мая у танка собирались ветераны, чья судьба так или иначе была связана с 19-м учебным танковым полком или 2-м запасным танковым полком...

Группы экскурсантов у танка

Но в 1975 году городскими властями было принято решение установить «музейный» танк на пьедестал в качестве памятника, посвящённого 30-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Что и было сделано. Спорить о том, что важнее для города – память о победе или память об отдельном подразделении, готовившем кадры для этой победы, – тогда никто не стал...

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: