Тагильские мосты в Петербурге

Тагильские мосты в Петербурге

Несмотря на то, что мостов в Нижнем Тагиле не так уж и много, истории их не только тесно переплетены с историей города, но и на века вписаны в летописи других городов России. Но продолжим мы наш рассказ о тагильских мостах в хронологическом порядке, расставив мосты по мере их появления.

Первым мостом по праву считается мост через «вешнячий» канал — тот самый, по которому в наше время экскурсанты попадают на территорию завода-музея. До середины 80-х годов прошлого века некоторые ещё помнили его название — Зелёный мост.


Зелёный мост (на фото справа) в конце XIX в.

Впрочем, Зелёным мост стал называться не сразу. Первые сто лет мост простоял безымянным. Более того, он был… разборным. Дело в том, что в XVIII веке тагильские заводы отправляли свою продукцию в города Западной Сибири водным путём. Караваны демидовских стругов спускались по реке Тагил до реки Туры, по ней доходили до Туринска и Тюмени и дальше в города на реке Тобол — Тобольск и Курган. И для того, чтобы тяжелогружёные струги не садились на мель, в реку спускали заводской пруд. На «спрудной» волне караваны проходили когда две трети, а когда и три четверти пути до полноводной Туры. И для того, чтобы «спрудная» волна не снесла мост, его разбирали накануне выпуска воды из пруда. Иллюстрацией того, что могут сделать большие массы воды, являются последствия наводнения летом 1927 года, когда «спрудная» вода, прорвав плотину, снесла не только Зелёный мост, но и Маральский.


Восстановленный Зелёный мост в 1930 году

Позднее, в начале XIX столетия, из-за многолетнего маловодья от отправки караванов по воде отказались и мост установили на постоянных опорах. Таковым он и дожил до наших дней, пережив, наверное, десяток капремонтов и реконструкций. И только в конце 80-х деревянный мост был заменён на железобетонный.


Зелёный мост на фото 1986 г.


Вид с современного Зелёного моста на «вешняк» заводской плотины (фото 2016 г.)

История первого (и последнего) названия Зелёного моста связана с визитом в Тагил наследника престола цесаревича Александра, будущего императора Александра II. За два месяца до приезда высокого гостя на завод Павел Николаевич Демидов отдал распоряжение заводским приказчикам и управляющему:

«К утру мая  25 числа весь посёлок должен пребывать в исключительной чистоте и порядке. Коров да коз со дворов не выпускать, а на выпас и обратно гонять стороной. Пьяных да юродивых с улиц убрать, дороги и мосты привести в достойный вид».

К этой дате мост через «вешнячий канал» перестелили, соорудили новые перила и покрасили их в зелёный цвет, используя краску на основе малахитовой пудры. Цесаревич, прибывший в Нижнетагильский посёлок 28 мая за час до полуночи, оценить старания тагильчан смог только наутро. Правда, на мост, по которому он въезжал на территорию завода, он не обратил никакого внимания. Заводские мастеровые и поселковые мещане тут же прозвали мост Зелёным, и название это было в ходу у тагильчан вплоть до середины ХХ века, несмотря на то, что мост уже не красили в зелёный цвет.

К слову, Зелёный мост повидал на своём веку ещё двух представителей царской семьи. Так, 29 июля 1868 года на Нижнетагильском заводе побывал третий сын императора Александра II Великий князь Владимир Александрович, ставший позднее сенатором и президентом Российской академии художеств. Другой сын Александра II — Великий князь Алексей Александрович — побывал на нашем заводе дважды. Первый раз в июле 1873 года, когда размещал на заводе срочный заказ для Российского военно-морского флота. Второй — в сентябре 1875-го, когда приехал лично вручить премиальные тагильским мастеровым, которые этот заказ выполнили.

Точная дата постройки Зелёного моста до сих пор является темой для краеведческих исследований. Как и точная дата постройки второго в истории Тагила моста — Чугунного. Первые упоминания о нём относятся к 1735 году, когда на свет появилось первое издание книги Георга В. Де Геннина «Описание Уральских и Сибирских заводов». Там же был опубликован и рисунок «Нижне-Тагильского партикулярного заводу», сделанный собственноручно «главным горным командиром». На рисунке видно, что мост был перекинут через канал водосброса рабочих прорезей. Поначалу он был деревянным мостом.


Рисунок из книги Г. В. Де Геннина «Описание Уральских и Сибирских заводов»

Чугунным же мост стал благодаря плану развития и реконструкции… Санкт-Петербурга.

История эта весьма интересна. В 1809 году санкт-петербургский военный губернатор генерал-лейтенант Александр Балашов вместе с известным петербургским архитектором Василием (Вильямом) Ивановичем Гесте составил «план-прожект», согласно которому в Санкт-Петербурге должно было быть введено административное деление на 12 частей, а территория города была расширена за счёт образования Нарвской части. Этот же план предусматривал широкий ряд мероприятий по благоустройству города, в том числе по ремонту мостов и замене деревянных мостов через реки и каналы на металлические. Проект выглядел грандиозно и был одобрен императором Александром I, но даже примерная смета его реализации вызывала ужас у министра финансов Российской империи, который говорил, что казна может выделить на эти цели не более одной трети запрашиваемых денег. Тогда Балашов решил обратиться к городской знати и купцам, которые активно застраивали Петербург своими домами, «принять посильное участие сообразно положению своему» в реализации планов по благоустройству города. Тогда это было обычной практикой и многие знатные горожане активно жертвовали деньги на самые различные нужды Петербурга, получая за это либо фискальные послабления, либо иные льготы.

В начале XIX столетия многие купцы и заводчики, сколотив капитал в провинции и на окраинах России, стремились обосноваться в Петербурге. Демидовы не были исключением: свои дома в Северной Пальмире строили и Акинфий Никитич Демидов, и Прокофий Акинфиевич, и Григорий Акинфиевич. Вознамерился «отстроиться» в Петербурге и Николай Никитич Демидов. Он уже присмотрел хорошее место для своего будущего дома и теперь искал аудиенции у губернатора города, теша себя надеждой получить разрешение на строительство. Узнав об этом, Балашов пригласил уральского заводчика к себе в резиденцию, где прямо спросил, готов ли Николай Никитич принять участие в благоустройстве города. Демидов попросил время на раздумья и уже на третий день передал короткую записку в канцелярию губернатора:

«Готов принять на себя обязательства по изготовлению, доставке и установке шести мостов чугунных для замены оными вышедших в негодность по ветхости». 

Вскоре генерал-губернатор вновь пригласил Демидова на встречу, на которой присутствовали также архитектор Гесте и художник Котляров, который подготовил эскизы будущих мостов и копии чертежей и расчётов. Встреча, по воспоминаниям Гесте, «была продуктивной и закончилась достижением полного взаимопонимания». А через неделю нарочный курьер доставил чертежи мостов из столицы на Урал.

Долгое время считалось, что мосты для Санкт-Петербурга изготавливали на Нижнетагильском заводе. Но в действительности же заказ разместили на Выйском заводе, который в те годы представлял собой «филиал» железоделательного завода. Здесь изготавливали чугунную напольную плиту, занимались художественным литьём из чугуна и бронзы, выполняли разовые государственные и частные заказы.

Мосты отливали по частям, обрабатывали, собирали, испытывали, снова разбирали и по частям отправляли в Петербург. Первые два моста — Красный и Ново-Московский — были готовы в марте 1810 года. Николай Никитич лично отправился в столицу, чтобы присутствовать на сборке и установке мостов. Каково же было его удивление, когда он узнал, что работы по подготовке к возведению мостов, начавшиеся ещё осенью прошлого года, остановлены. Причина тому была уважительная: русская разведка докладывала о планах Наполеона начать войну с Россией. Поэтому сапёрные части петербургского гарнизона, которые и были заняты на работах по замене мостов, были направлены в распоряжение 1-й Западной армии. Замену старых мостов пришлось отложить на неопределённое время.

В 1814 году вернувшиеся из Парижа Балашов и император Александр вновь начали вплотную заниматься благоустройством Петербурга. Вспомнили они и о мостах, которые Николай Демидов сулил изготовить из «наилучшего в мире железа, равного коему нигде на свете не сыскать». Оказалось, что три моста из шести обещанных терпеливо ждут установки на демидовских складах в Петербурге.

Первым тагильским мостом в Петербурге стал Красный мост, что находился по Средней Першпективе — позднее улице Гороховой, которая вела к Адмиралтейству. Красный мост появился на Мойке в 1717 году и первоначально представлял собой деревянную разводную конструкцию. В 1737 году мост был перестроен для пропуска мачтовых судов. Со дня своего рождения и до 1778 года этот мост назывался Белым, так как ежегодно красился в белый цвет. Но в один прекрасный день мост был покрашен краской, дающей в лучах заката выраженный красный оттенок. Горожанам очень понравился этот цвет, и в скором времени мост переименовали в Красный.


Красный мост в Санкт-Петербурге (открытка конца XIX в.)

Красный мост — один из немногих питерских мостов, которые сохранились до наших дней в первозданном виде. В период с 1953 по 1954 год некоторые чугунные конструкции моста были заменены стальными, но в целом Красный мост сохранился в том виде, в каком его изготовили тагильские мастеровые.


Красный мост в наши дни (фото 2011 г.)

Вторым демидовским мостом в Питере стал Ново-Московский мост через Обводной канал. Мост строился по проекту инженеров Гесте и Базена. Работы по его возведению закончились в 1816-м. Ново-Московский мост стал первой постоянной переправой через Обводной канал. Он представлял собой чугунное арочное строение с каменными опорами, облицованными гранитом. Кстати, облицовка опор тоже осуществлялась за счёт Демидова. За свою долгую жизнь Ново-Московский реконструировался четырежды: в 1908, 1941–47, 1961 и 1967 годах, и поэтому демидовского в нём сохранилось крайне мало…


Ново-Московский мост (фото 2012 г.)


Генерал-губернаторы С.-Петербурга, при которых, в 1814-1817 гг. в Северной столице были установлены пять тагильских мостов

В 1816 году на пост генерал-губернатора Петербурга назначается Сергей Вязмитинов, человек хозяйственный, деятельный, но не любимый петербургской знатью и генералитетом. При нём в Петербурге появился самый, пожалуй, знаменитый мост, сделанный на тагильских заводах, — Поцелуев мост. Такое не совсем обычное название моста породило массу романтических легенд о нём. Так, согласно одной из них, в XVIII веке, когда городской границей являлась набережная Мойки, на мосту со своими возлюбленными прощались люди, покидавшие город. Другая легенда гласит, что недалеко от Поцелуева моста находилась тюрьма и арестанты прощались на нём со своими родными. Третья, более романтичная легенда, гласила, что на этом мосту устраивали свои тайные свидания влюблённые, которые по каким-то причинам были вынуждены скрывать свои чувства от родни или окружающих.


Поцелуев мост (открытка конца XIX в.)

Впрочем, все эти красивые легенды не имеют ничего общего с суровой правдой жизни.

В XVIII веке близ моста находилось царёво кружало, которое к концу столетия изрядно обветшало и было продано за сходную цену купцу Поцелуеву. Новый владелец не стал менять профиль заведения и открыл в нём кабак, который назвал «Поцелуем». Первые годы «Поцелуй» проводил весьма агрессивную рекламную политику, привлекая посетителей других питейных домов. Одной из «фишек» кабака была чарка водки «на посошок», выдаваемая бесплатно. Для этого выпивохе надо было «троекратно облобызать целовальника в уста». Существовали и другие способы стимулирования населения употреблять водку именно в «Поцелуе». Так, постоянным клиентам выдавались медные бляхи (позднее — записки), предъявители которых в лавках купца Поцелуева могли получить фунт, два или более муки, тульские пряники, конфеты. Кабак стал очень популярным, но это сразу сказалось на криминальной обстановке в округе. К тому же окрестности кабака, включая мост через Мойку, оказались загаженными мусором и нечистотами. Городские власти вынудили купца закрыть кабак, правда, выплатив ему неплохую компенсацию.


Поцелуев мост (фото 2000-х гг.)

Четвёртый и пятый тагильские мосты — это Зелёный мост (в прошлом — Полицейский) и Александровский. Сегодня найти Зелёный мост в Петербурге не составит особого труда: он соединяет собой Казанский и 2-й Адмиралтейский острова через реку Мойку в Центральном районе Санкт-Петербурга. По мосту проходят и многие туристические маршруты. Примечательно, что перила Зелёного моста, отлитые на Выйском заводе, дожили до наших дней, хотя не каждый экскурсовод знает об этом факте. А вот отыскать в городе на Неве Александровский мост уже не удастся. Его, носившего сначала название Малосемёновский, снесли в ходе реконструкции Ленинграда в 1970-м…


Зелёный мост и его перила (фото 2000-х гг.)


Александровский мост через Введенский канал в Ленинграде (фото 1930 г.)

В 1818-м Вязмитинова на посту генерал-губернатора Петербурга меняет герой Отечественной войны 1812 года бесстрашный генерал Милорадович. Вступая в новую должность, Михаил Андреевич объявил войну воровству и взяточничеству.

«Я истреблю воровство, как истреблял Неевы колонны в Красном», заявил он на своей инаугурации.

Вскоре у Милорадовича с Демидовым вышла размолвка, которая скоро переросла во взаимную неприязнь. Когда дело вновь коснулось благоустройства Санкт-Петербурга, новый генерал-губернатор обнаружил, что из шести обещанных городу мостов Демидов поставил только пять. Николай Никитич со свойственной ему прямотой отписал Милорадовичу:

«Милостивый государь! Не будучи обязанным Вам лично ничем, смею заметить, что наши благодеяния Санкт-Петербургу случались исключительно по возможностям нашим. Но ныне мы таковых не имеем, а будем ли иметь впредь, то нам неведомо».

Причины ссоры Демидова с Милорадовичем доподлинно неизвестны. Одни источники утверждают, что по указу нового генерал-губернатора Петербурга в демидовском хозяйстве начались фискальные проверки. По другой версии, Николай Никитич обиделся на Михаила Андреевича за то, что тот некорректно отзывался об участии демидовского полка в военной кампании 1812–1814 годов.

Тем временем шестой мост для Санкт-Петербурга, уже изготовленный и испытанный, был разобран и ждал отправки к месту установки. Летом 1818 года от господина заводовладельца поступило распоряжение: мост никуда не отправлять до особых указаний. Но особых указаний так и не последовало. Мост долго пролежал на складах Выйского завода, пока не попался на глаза главному управляющему демидовскими заводами на Урале Александру Любимову. Любимов, слывший человеком просвещённым и не лишённым эстетического вкуса, приказал перевезти мост на железоделательный завод и там собрать на месте изрядно обветшавшего деревянного мостика через канал водосброса. Так «младший брат» петербургских мостов и остался в Нижнем Тагиле, а вскоре получил своё имя — Чугунный.

В 1927–1930 годах, в ходе проводимой на заводе реконструкции, мост засыпали землёй, желая выровнять проезжую часть, а затем заложили брусчаткой. Ныне Чугунный мост и вовсе невозможно заметить, не зная места, где он находится.


Вид на канал с Чугунного моста (фото 2016 г.)

Любопытно, но в наши дни сотрудники завода-музея отрицают наличие Чугунного моста. Хотя сразу два известнейших тагильских краеведа — Сергей Хлопотов и Иван Орлов — видели мост собственными глазами и описывали его в своих заметках и очерках. О том, что мостов должно было быть шесть, указывается и в дневниках петербургского архитектора В. И. Гесте.

О появлении на территории Нижнетагильского железоделательного завода Чугунного моста есть ещё одно предположение: деревянный мост был лишь модернизирован с помощью отдельных частей шестого моста, изготовленного для Петербурга: были установлены чугунные опоры и перила, а сам мост оставался, как и прежний, деревянным...

Надо сказать, что в Петербурге есть ещё два моста, появление которых связано с историей нашего города и с фамилией Демидовых. Это Семёновский мост, перекинутый через Фонтанку и получивший название из-за находившихся неподалёку казарм лейб-гвардии Семёновского полка. В 1856 году он был кардинально реконструирован инженером Ф. И. Энрольдом, который водил знакомство с Анатолием Демидовым и был вхож в круг друзей Авроры Карловны. Семёновский мост также изготавливали на Выйском заводе.


Семёновский мост в С.-Петербурге (открытка нач. ХХ в.)


Семёновский мост в начале 2000-х гг.

И, наконец, есть в Петербурге мост, название которого напрямую указывает на причастность Демидовых к мостостроению в городе на Неве. Это Демидов мост, соединяющий берега канала Грибоедова. Впрочем, к самим Демидовым этот мост не имеет прямого отношения. 

В начале XVIII века на месте нынешнего Демидова моста стоял деревянный мост, носивший в то время название Малый Саарский, так как через него проходила дорога на Саарскую мызу (Царское село). В 1834 году на его месте на средства муниципалитета был возведён однопролётный арочный чугунный мост по проекту инженеров Адама и Базена. Официально этот мост получил название Банковский, так как рядом было расположено здание Земельного банка. Но вблизи моста находился большой земельный участок, тот самый, который генерал-губернатор Балашов уступил Николаю Никитичу Демидову в 1809 году за участие уральского заводчика в благоустройстве города. Но обыватели, не верившие в ту пору тому, что городские власти способны построить что-нибудь без привлечения частного капитала, решили, что мост построили на деньги Демидова, и прозвали его Демидовым мостом. Народное название быстро вытеснило официальное и вскоре появилось на картах города.


Демидов мост (фото 2011 г.)

Третьим мостом в Нижнем Тагиле стал Маральский мост, соединивший в первой половине XIX столетия улицы Маральскую (ныне — Фрунзе) и Верхнюю Ерзовку (ныне застроенную). О нём мы уже рассказывали в одном из наших очерков. Остальные тагильские мосты появились позднее, после 1862 года и в советский период.

(Окончание следует)