Тагильская Рублёвка XVIII века (окончание)

Тагильская Рублёвка XVIII века (окончание)

Наверное, самыми знаменитыми жителями улицы Максима Горького (бывшей Береговой) была семья Беловых, поселившаяся на левом берегу реки Тагил с незапамятных времён. Первые сведения о Беловых на Урале датируются серединой XVIII века. Так, в одном из писем Никиты Акинфиевича Демидова старшему брату Прокофию Акинфиевичу в перечне прибывших на тагильские заводы «работных людишек» в числе прочих числятся «Гришка Белой с сыновьями Гришкой да Михайлой и с [их] семьями». А уже в 1760 году Григорий Григорьевич Белой в заводских записях значится в числе трёх первых приказчиков. В течение 14 лет он руководит производством и сбытом железа, снабжением рабочих продовольствием, ведёт отчётную документацию, выполняет бухгалтерские расчёты, хранит заводскую казну, взыскивает долги с рабочих. В 1774 году Никита Акинфиевич назначает Григория Белова главным приказчиком тагильских заводов. В его обязанности, помимо производственных и финансовых дел, входит также «пристально смотреть на поступки товарищей». На этой должности он прослужил вплоть до 1798 года. Сменивший его Григорий Иванович Матвеев так описывал своего предшественника:

«Григорий Григорьев Белой — человек старых порядков и крепких устоев, в обращении прост, не заносчив, знает всё хозяйство отменно, ибо сам начинал с кабанщика и подмастерья… С нерадивыми да пьяными всегда бывал строг, но справедлив».

К слову, верность «старым порядкам и крепким устоям» едва не стоила Григорию Григорьевичу карьеры. Как-то раз Никита Акинфиевич прислал из Москвы персональный «наказ» главному приказчику: «Являть собою не мужика, а браду брить и носить платье на манер немецкого мундиру». Но Белов продолжал носить бороду и простой кафтан, за что по приезду хозяина на завод был уволен. Однако день спустя Никита Демидов, ознакомившись с положением заводских дел и найдя их в «наилучшем, чем когда-либо состоянии», вызвал приказчика к себе и объявил, что оставляет его в должности «за добрую совесть и неленностное усердие».

Попав в «обойму» заводских служащих, Григорий Белов в полной мере воспользовался полагающимися ему привилегиями. В частности, отдал детей «в обучение наукам», а также открыл своё дело. Не забыл он и о родственниках, постепенно пристроив их на разные руководящие должности при заводе. Так, например, двоюродный брат Григория Григорьевича, Потап Михайлович Белов, был направлен учиться аптекарско-провизорному делу за счёт заводской казны, а по возвращении в Тагил создал при заводе первую аптеку и долгое время возглавлял её.

О детях Григория Белова известно немного, зато его внуки, правнуки и праправнуки оставили в истории нашего города заметный след. Настоящий взлёт династии приказчиков Беловых начался в XIX столетии, в те времена, когда уральские заводы принадлежали Николаю Никитичу Демидову. В 1810 году, во время очередного приезда на Урал, заводчик обратил своё внимание на внука Григория Григорьевича — Василия Ивановича Белова, под руководством которого Нижнетагильский завод быстро выполнил срочный заказ от Российского военно-морского ведомства. Николай Никитич переводит Василия Белова в Москву на пост смотрителя Московской конторы. За 10 лет Василий Белов делает успешную карьеру управленца: пробыв недолго смотрителем, он получает должность приказчика, а затем и главного управляющего Московской конторы. В то же время брат Василия Ивановича, Михаил Белов, становится личным секретарём Николая Демидова во Флоренции.

По свидетельствам современников, уральский заводчик и меценат высоко ценил Беловых и «при всяком удобном случае нахваливал их, приводя в пример знания, опыт и преданность, очно и за глаза называл их по имени-отчеству и не раз сулил обеспечить им старость, хотя тут же наотрез отказывался освободить их от крепости». Впрочем, Михаилу Белову повезло: под конец жизни Демидов всё-таки согласился дать ему «отпуск от заводов». А вот Василия Ивановича так и не отпустил, заявив: «Покуда человека не узнаю совершенно, отпускной ему не дам в опасении, чтобы таковой мне не был после вреден».


Николай Никитич Демидов

 

Впрочем, хозяин не оставил Василия Белова без милости. Согласно некоторым данным, Николай Никитич облагодетельствовал сына Василия Ивановича, Дмитрия, «устроив ему содействие в выгодном браке» с дочерью Павла Даниловича Данилова, который в ту пору являлся «главным директором» всех демидовских заводов. Женитьба оказалась удачной и сразу сказалась на карьерном росте Дмитрия Васильевича Белова, который из приказчиков для различных поручений очень быстро вырос до управляющего, а после отставки дяди, Михаила Ивановича Белова, занял его место, став личным секретарём Николая Никитича Демидова во Флоренции. Взлёт карьеры Дмитрия Белова начался в 1828 году, когда после смерти Николая Демидова делами заводов занялся его старший сын Павел. Разбирая переписку отца, он наткнулся на предложения Дмитрия Белова о реорганизации уральских заводов, «по скромному мнению» которого Нижнетагильский и Черноисточинский заводы должны были сосредоточиться на изготовлении отдельных сортов листового и полосового железа, Лайский и Выйский — на производстве болванок из железа и меди, Висимские заводы — на производстве только полосового кричного железа, а оба Салдинских завода — на выпуске сортового и полосового железа. В перспективе Белов предлагал провести специализацию заводов по сортам, отдавая при этом предпочтение наиболее дорогим как более выгодным в продаже.

Павел Николаевич вызвал к себе Белова и после беседы с ним пришёл к выводу, что «негоже держать такого специалиста на разборе писем и иной чепухе». Вскоре Дмитрий Васильевич Белов получает новое назначение — управляющего заводами Нижнетагильского округа. В январе 1829 года он получил расчёт с должности личного секретаря господина Демидова и отбыл на Урал.

В те времена каждый новый управляющий получал из заводской кассы беспроцентную ссуду на заведение хозяйства и постройку дома. Но по приезду на Нижнетагильский завод Дмитрий Васильевич отказался от ссуды и поселился в родительском доме на Береговой улице. По воспоминаниям современников, Дмитрий Белов, занимая столь высокую должность, жил достаточно скромно, по посёлку передвигался в основном пешком, был ярым противником пьянства, терпеть не мог бездельников. Получив «вольную», он не уехал с заводов, а продолжал верой и правдой служить Демидовым.

В 1839 году новым штатным расписанием были введены должности директора Нижнетагильских заводов и при нем двух управляющих: по экономической и по технической части. Директором был назначен тесть Дмитрия Васильевича, Павел Данилович Данилов, управляющим технической частью стал Фотий Ильич Швецов, а Дмитрий Васильевич Белов остался заведовать экономической частью. В круг его обязанностей входили деловая переписка от имени заводовладельцев, организация бартерных сделок по обмену металла на сырьё и товары для рабочих, отчётность и инспекционный контроль. Любопытно, что Дмитрий Белов не оказывал протекции в продвижении по службе никому из родственников. Исключением был его младший брат Евтихий Васильевич Белов, который был пристроен заведовать реализацией демидовской продукции на юге России и в Константинополе, но через несколько лет уволился со службы у Демидовых, записался купцом первой гильдии и перебрался в Екатеринослав. Тем не менее Дмитрий Васильевич очень бережно и внимательно относился к членам своей семьи: жене Агнессе Соломоновне и семерым детям — Хионии, Елизавете, Ивану, Александру, Николаю, Владимиру и Василию. В отличие от отца и деда, которые так и оставались до конца своих дней приверженцами «старой веры», Дмитрий Васильевич Белов без колебаний обратился к единоверию и вскоре стал одним из активных противников раскольничества.

Надо сказать, что практически все современники отмечали, что Дмитрий Васильевич относился к своим служебным обязанностям очень ответственно. Один из его сыновей, Александр Белов, вспоминал:

«Он постоянно находился при делах, по нескольку раз на дню бывая на заводе, рудниках, лесных делянках, при этом ещё успевая в контору, где работал с бумагами и принимал просителей. Домой приезжал среди дня, обедал и снова отбывал к делам. Как-то во время гуляний на какой-то праздник отец заметил непорядок в заводе и тут же направился туда».

Все сыновья Дмитрия Белова получили прекрасное образование, после чего вернулись на малую родину и некоторое время работали в демидовском хозяйстве на различных должностях. Но наиболее заметный след в истории Нижнего Тагила и России оставили Иван и Василий.


Иван Дмитриевич Белов (рис. конца ХIХ в.)

Иван Дмитриевич Белов родился в 1829 году. По окончании начальной школы был принят «в обучение» в Выйское заводское училище, но через полгода был отправлен отцом в Петербург, где окончил гимназию и университет. В 1850 году он вернулся на Урал и начал преподавать в заводском училище. Однако уже через год уехал в Екатеринбург и в течение семи лет преподавал в мужской гимназии. В Екатеринбурге он познакомился с известным педагогом, библиографом и краеведом, будущим почётным членом УОЛЕ (Уральское общество любителей естествознания) Наркизом Константиновичем Чупиным. Это знакомство оказало на молодого Ивана Белова большое влияние, и он решил посвятить свою жизнь изучению истории России. Иван Дмитриевич переезжает в Петербург, где продолжает преподавательскую деятельность, а также начинает сотрудничать с такими изданиями, как «Современник», «Отечественные записки», «Русское слово», «Общезанимательный вестник», «Санкт-Петербургские ведомости», «Северная пчела», «Русский инвалид», но чаще всего — с «Историческим вестником». Всего его перу принадлежит более 60 статей. Кроме этого, Иван Дмитриевич стал автором одного из популярных переводов на русский язык романа Даниэля Дефо «Робинзон Крузо». При жизни Ивана Дмитриевича отдельными книгами были изданы следующие его труды:

«Путевые записки и впечатления по Западной Сибири etc.» (Москва, 1852, в 2-х томах);

«Путевые письма» (СПб., 1862);

«Педагогические письма» (СПб., 1864);

«Руководство для сельских учителей» (Москва, 1872);

«География для народных школ» (СПб., 1870);

«Рождественские рассказы» (СПб., 1870–71, вып. 1 и 2);

«Из жизни» (СПб., 1872);

«Руководство к родиноведению» (СПб., 1874);

«Путешествие по Германии и Швейцарии от Петербурга до Монблана» (СПб., 1875).

В 1880 году Иван Дмитриевич Белов в чине действительного статского советника получает назначение на должность народного инспектора образования в город Павловск, который в ту пору был больше известен как резиденция российских императоров. Здесь и прошли последние шесть лет его жизни.

Если первого сына Дмитрий Васильевич Белов назвал в честь деда, Иваном, то родившийся в 1830 году второй сын был назван в честь отца — Василием.


Василий Дмитриевич Белов (репродукция с фото конца XIX в.)

Окончив начальную школу, Василий Белов отправляется вместе с братом Иваном в Петербург, поступает там в 1-ю Санкт-Петербургскую гимназию, а по её окончании — на юридический факультет Петербургского университета. Проучившись три года, Василий Дмитриевич переводится в Казанский университет, так как в Казани, по общему мнению, было намного легче получить кандидата права, чем в столице.  

В 1851 году Василий Белов возвращается в Нижний Тагил и два года занимается систематизацией архивов заводского правления, после чего переходит учительствовать в Выйское училище, где преподаёт вплоть до 1862 года, замещая учителей «приготовительного класса» и ведя уроки бухгалтерского дела. Кроме этого, он начинает заниматься юридической практикой в Екатеринбурге и Верхотурье. После земской реформы 1864 года Василий Дмитриевич начинает участвовать в реформаторских мероприятиях и уже в 1870 году избирается первым главой Земской управы Верхотурского уезда. Итогом его деятельности на этом посту стала, в частности, превосходно поставленная земская медицинская служба и программы оспопрививания и акушерской помощи. В рамках медицинской программы было дополнительно открыто 17 фельдшерских пунктов. Кроме этого, по инициативе Василия Дмитриевича в уезде было открыто пять новых школ, стали проводится педагогические курсы и съезды учителей. В одном из докладов Василий Дмитриевич приводил следующие данные: годовой бюджет Верхотурского земства в период его председательства равнялся 200 тысячам рублей, «в том числе расходы на образование составили более 50 тысяч, на народное здравие — 30 тысяч». В 1871 году В. Д. Белов становится действительным членом Уральского общества любителей естествознания. По его же инициативе земская управа была перенесена из Верхотурья в Нижний Тагил и для неё было выстроено большое здание на улице Уральской.


Здание уездного земского правления на улице Уральской (фото 1930-х гг.)

В этот же период Василий Дмитриевич начинает публиковать свои статьи и сочинения. Он сотрудничает с такими изданиями, как «Санкт-Петербургские ведомости», «Голос», «Дело», «Русское обозрение», «Труды Императорского Вольного экономического общества», «Исторический вестник». Деятельность В. Д. Белова на посту главы земской управы оказалась настолько эффективной и яркой, что многие заводчики и купцы мечтали заполучить себе в штат такого талантливого организатора и управленца. Василию Белову поступали предложения от Строгановых, Всеволожских и Демидовых. И он не отказывал никому. В 1876 году, оставив земскую службу, Василий Дмитриевич Белов переезжает в Петербург, где вскоре поступает в Петербургскую контору Павла Павловича Демидова на должность главного консультанта, а затем главы юридической службы. Официально в круг его обязанностей входило «сопровождение дел» демидовской администрации, разрешение имущественных и финансовых споров, изучение и анализ работы демидовских предприятий. Павел Павлович, в свою очередь, высоко ценил Белова, доверял ему безгранично, и вскоре в Петербурге его стали за глаза называть «серым кардиналом на службе у Демидовых». Отчасти слухи были обоснованы: Василий Дмитриевич замкнул на себя массу деловых контактов хозяина, курировал несколько направлений работы конторы и ни разу не допустил ошибки, способной принести убыток Демидовым.

«Ответственность, безупречная организация всего, за что бы он ни брался, точные экономические расчёты, инициативность и разумная осторожность господина Белова делают его незаменимым в нашем обширном хозяйстве», — писал Павел Павлович матери в 1877 году.

После смерти Павла в 1885 году Василий Дмитриевич Белов составил доклад об устройстве управления заводами, положенный в основу позднее составленного «Положения об управлении имением наследников П. П. Демидова». Он оставляет службу у Демидовых и переключается на научную и просветительскую деятельность, продолжая публиковаться в солидных и популярных российских печатных изданиях. В 1888 году Василий Дмитриевич становится одним из авторов и редакторов журнала «Счетоводство», а в 1901-м по приглашению министра финансов Сергея Юльевича Витте поступает на службу в Минфин.

Будучи чрезвычайно востребованным в столице, Белов не забывает и об Урале. До конца своих дней он продолжал переписку с членами УОЛЕ Аленициным, Чупиным, Миславским, Рудановским, Сабанеевым и другими. Часто бывал Василий Дмитриевич и на Нижнетагильском заводе.

Как воспоминал позднее Анатолий Октавович Жонес-Спонвиль, «г-н Белов наезжал в Нижнетагильск по обыкновению на одну или две недели, останавливался в своём старом доме на берегу реки и подолгу работал в архиве правления. С трудом мне удавалось завлечь его к себе обедать или же на прогулку. У него каждый раз случалось много неотложных дел. Он то выступал с лекциями по экономике в училище, то ехал в школу с полной пролёткой книг и свежих научных журналов, то уезжал на прогулку с внуками и племянниками».

Василий Дмитриевич Белов скончался 17 апреля 1910 года.

Надо сказать, что в советский период историки и краеведы не жаловали род Беловых своим вниманием, а если это и случалось, то в своих очерках и статьях выводили приказчиков в нелицеприятном виде. Причём, как это нередко бывало в те годы, опираясь на «воспоминания» современников, которые на самом деле не только не были близко знакомы с Беловыми, но даже ни разу не встречались с ними в реальной жизни. Так, основную «доказательную базу» в тот период обеспечивали уральский писатель Дмитрий Мамин-Сибиряк и известный российский металлург и будущий член-корреспондент Академии наук СССР Владимир Грум-Гржимайло. Свою лепту в историю рода Беловых внесли также писатель Евгений Александрович Фёдоров и профессор Виктор Виргинский. Последний вообще приписывал Дмитрию Васильевичу Белову вражду с «крепостными гениями Урала» Черепановым, Швецовым и Ушковым, выставляя его «душителем вольной творческой и технической мысли уральских изобретателей». Любопытно, но, выставляя династию Беловых отрицательными персонажами тагильской истории, советские краеведы не учли (или просто не заметили) тот факт, что главные теоретики русской революции Лев Бронштейн (он же Троцкий) и Владимир Ульянов (он же Ленин) отзывались о Василии Дмитриевиче Белове, как о… выдающемся экономисте и «умелом организаторе производственных процессов в эпоху капитализма». А Владимир Ильич использовал статьи Василия Дмитриевича в ряде своих работах, в том числе в «Развитии капитализма в России» с прямыми ссылками на первоисточник. К слову, и Троцкий, и Ленин были знакомы с Василием Беловым лично ещё в дореволюционный период.

Рассказывая о знаменитых тагильчанах, проживавших некогда на бывшей Береговой улице, а ныне улице Максима Горького, нельзя не вспомнить об Александре Федуловиче Кожевникове — выдающемся краеведе и одном из основателей Нижнетагильского общества изучения местного края (ТОИМК).


Александр Федулович Кожевников (фото 1950-х гг.)

Александр Федулович Кожевников родился 8 июня 1894 года в семье рабочих Выйского медеплавильного завода. Его детство и отрочество прошли здесь, на улице Береговой. Когда мальчику исполнилось шесть лет, он потерял отца и его воспитанием занялся дядя Демид Николаевич Васильев, машинист паровых котлов Нижнетагильского завода. Летом дядя водил по заводскому пруду пароход, который доставлял по воде лес или буксировал баржи с грузами. За свою долгую жизнь Александр Федулович успел поработать типографским рабочим, кладовщиком, бухгалтером и даже служащим казначейства. В 1920-е годы он стал одним из инициаторов создания Тагильского общества изучения местного края (ТОИМК), а позднее стоял у истоков создания Нижнетагильского общества коллекционеров. Выйдя на пенсию, Александр Федулович плодотворно сотрудничал с городским краеведческим музеем. Им было передано в музейные фонды более 500 экспонатов. Отдельного внимания заслуживает его собрание фотографий и негативов с видами улиц и площадей Нижнего Тагила. Несколько лет Кожевников снимал улицы нашего города, его промышленные и исторические объекты, желая оставить потомкам наиболее полную и подробную фотолетопись Тагила. Но, к сожалению, этот проект остался незавершённым — в 1981 году Александр Федулович ушёл из жизни.

Жили на улице Береговой и менее известные люди: главный лесничий Нижнетагильской лесной «дачи» Полетаев; строительный подрядчик Турутин, строивший добротные двухэтажные дома в посёлке; крупный кустарь Коряков, державший лудильную мастерскую; «фабрикант» Сизов, бывший на самом деле хозяином нескольких кустарных мастерских и двух постоялых дворов; мельник Суханов, учитель математики Исаев, первый начальник доменного цеха НТМЗ Шаляев.

В советский период улица не только получила новое имя, но и была значительно продлена. К концу 1950-х годов она протянулась до улицы Быкова, пересекая улицы Передовую, Тагильский Криуль, Больничную и Высокогорскую.


Улица Максима Горького на карте 1960 года. Красными стрелками обозначена улица в дореволюционный период, синими — продлённая в 1930–1950 гг.

В 60-х годах городские власти приняли решение застроить большую часть улицы пятиэтажными домами и даже построили один такой дом, но в 70-х планы переменились и застройку отложили на неопределённый срок, который длится до сих пор. И улица, начинавшаяся на старом демидовском заводе и в одно время с ним, медленно исчезает...

---------------

При подготовке материала использовалась литература и архивные материалы, перечисленные в библиографическом указателе «История Урала» (сост. Н. П. Милинькова и О. А. Мельчакова), СПб., 2000 г., а также:

— Алеврас Н. Н. В. Д. Белов: судьба уральца в социокультурном интерьере российских преобра-

зований XIX–XX вв. Челябинск, 2005.

— Алеврас Н. Н. Государство и общество в поисках решения аграрного вопроса на горнозаводском Урале // «Проблемы социально-экономического и политического развития Урала в XVIII–XX веках». Челябинск, 1997.

— Белов В. Д. Кустарная промышленность в связи с уральским горнозаводским хозяйством. СПб., 1887.

— Белов В. Д. Записка о казённых горных заводах. СПб., 1894.

— Белов В. Д. Исторический очерк уральских горных заводов. СПб., 1896.

— Ганьжа С. В. История одной мистификации // «Тагильский рабочий». 2005. 06.07, 27.07.

— ГАПО. Ф. Р–926.

— Грум-Гржимайло В. Е. Терпение мысли. Из воспоминаний. 1970.

— Гуськова Т. К. Роман «Горное гнездо», его герои и прототипы. Екатеринбург, 2002.

— Езерский Ф. В. Защитники двойной системы // «Практическая жизнь». 1892.

— Журнал Постоянной совещательной конторы железнозаводчиков. СПб., 1895.

— Кривощеков И. Я. Словарь Верхнетурского уезда пермской губернии. Пермь, 1910.

— Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд.

— Озеров И. Х. Горные заводы Урала. М., 1910.

— РНБ. ОР, ф. 601.

— РНБ. ОР, ф. 874.

— Соколов В. Я. Друг страждущего человечества. СПб, 2013.

— «Счетоводство», журнал (1888–1904).

— Троцкий Л. Д. Наша первая революция. Т. 2. Л., 1925.

— Труды Общества для содействия русской промышленности и торговли (сб. ст.). М., 1910.

— Личные архивы автора.

Фото: А. Шадрин, И. Коверда, Т. Полякова, а также фото, заимствованные из открытых источников.