Тагиллаг: «пятый интернационал» (часть 7)

Тагиллаг: «пятый интернационал» (часть 7)

Летом 1943 года Михаил Царевский был вызван в Москву. Официальная причина — вручение ему ордена Трудового Красного Знамени. Но была у этой поездки и другая цель: ЦК, Совнарком и Государственный комитет обороны решили организовать в Нижнем Тагиле два спецлагеря для военнопленных, которых с декабря 1942 года становилось всё больше. Только с 10 января по 20 февраля 1943-го в плен сдались более 91 тысячи немецких, венгерских и итальянских солдат, попавших в окружение под Сталинградом. Всех их уже не вмещали временные лагеря, развёрнутые силами РККА и НКВД в рабочем посёлке Бекетовка под Сталинградом. Кроме того, почти четверть из них были больны или в последней стадии истощения, а ещё около 20 тысяч — ранены. Лаврентий Берия предложил «рассовать пленных по лагерям ГУЛАГа» малыми партиями (по 2–3 тысячи человек) и задействовать их на не требующих квалификации работах. Идея нашла поддержку у членов ЦК, но был один нюанс, о котором в наши времена вспоминают редко. Содержание и этапирование военнопленных были строго регламентированы Международной Женевской конвенцией об обращении с военнопленными, подписанной всеми европейскими странами ещё в 1929 году. Не принимал участия в разработке и ратификации конвенции только Советский Союз. Это позволило Германии также игнорировать статьи конвенции в отношении советских военнопленных. Но в 1943 году правительство СССР пошло навстречу Международному Красному Кресту, курировавшему Конвенцию об обращении с военнопленными, и подписало несколько протоколов, позволяющих сотрудничество с этой организацией. Одним из этих документов был протокол о содержании военнопленных, по сути повторявший «Положение о военнопленных», принятое ЦИК и СНК СССР в марте 1931 года. Проблема заключалась в том, что не все лагеря ГУЛАГ НКВД соответствовали требованиям этих документов. Вызывая Царевского в Москву, глава ГУЛАГа Виктор Наседкин и нарком внутренних дел Лаврентий Берия хотели из первых уст узнать, сможет ли Тагиллаг принять военнопленных и в каком количестве.

Занимавший в 1942–1945 годах пост первого заместителя начальника Главного управления ИТЛ НКВД — МВД СССР Георгий Прокопьевич Добрынин вспоминал позднее:

«Царевский был одним из тех людей в системе НКВД, давить на которых было себе дороже. Ему бесконечно доверяли Сталин и Берия, во всём соглашаясь с его доводами, которые, по правде говоря, всегда были железными... Но я знал, как убедить Царевского взять как можно больше пленных в новый лагерь. В “котлах” под Сталинградом в плен попало большое число рабочих так называемой “организации Тодта”, которые, по сути, были просто военными строителями. А одной из задач М. М. Царевского было строительство Ново-Тагильского металлургического завода. Вот этих строителей я и хотел пообещать Тагиллагу».

Летом 1943-го в Нижнем Тагиле был создан спецлагерь № 153 для военнопленных.

Его отряды располагались близ станции Сан-Донато (погрузочно-разгрузочные работы), вблизи посёлка Рудника им. III Интернационала (работы, не требующие специальной квалификации), на НТМЗ, вблизи слияния улиц Монтажников и Металлургов (строительные работы), на Красном Камне, в самом конце улицы Восточной (погрузочно-разгрузочные и строительные работы), в селе Петрокаменском (заготовки сельхозпродукции) и в Верхней Салде. Контингент — немецкие, итальянские и венгерские военнопленные — лишь на четверть состоял из военных строителей.


Карта Тагиллага. Значками 153 и 245 отмечены места дислокации отрядов спецлагерей для военнопленных

Полгода спустя в городе появился ещё один спецлагерь — № 245 — для военнопленных и интернированных лиц. Первое и шестое лаготделения спецлагеря № 245 дислоцировались на Вагонке. Одно между улицами Сталина (Вагоностроителей) и Коминтерна, в районе детсада № 118, второе — между улицами Ленина (Ильича) и Свердлова, неподалёку от бани. Третий отряд располагался на Вые, в районе ВРУ/ВЖР. Военнопленных спецлагеря № 245 использовали на строительных и дорожных работах, в подсобных хозяйствах УВЗ и ВРУ, а также на добыче руды на горе Высокой.


Работы на эстакаде подъёмников Высокогорского рудника

Первая партия военнопленных прибыла в Нижний Тагил 18 июня 1943-го — по «тавдинскому этапу» в наш город было доставлено 623 человека. По данным медицинского освидетельствования, из них полностью здоровых было 247 человек, так называемый «ослабленный контингент» составлял 296 человек, а ещё 80 военнопленных подлежали госпитализации. Спустя ещё трое суток в спецлагере № 153 находилось 1369 военнопленных.


Немецкие военнопленные прибывают в Тавдинский пересыльный лагерь. Конечный пункт назначения — Тагиллаг (фото 1943 г.)

После войны один из заместителей М. М. Царевского полковник МВД Михаил Борисович Озиранский писал в своих мемуарах:

«По национальному составу контингента лагеря № 153 можно было изучать географию. Немцы, мадьяры, австрийцы, два поляка, чех, несколько итальянцев и румын. Царевский, ознакомившись со списком, только усмехнулся: “Ни дать ни взять пятый интернационал”. Затем, пробежав глазами по списку, распорядился: “Больных вылечить, остальных завтра же обеспечить фронтом работ. И смотрите: никаких поблажек. Они — враги, оккупанты. Так пусть искупают свою вину трудом”. Через два дня три сотни военнопленных вышли на работы по благоустройству лагерных участков и территории строящегося завода».

Немецкие военнопленные оказались крайне дисциплинированным и послушным контингентом. Бригадир или десятник, назначенный администрацией лагеря, был для подавляющего большинства бывших солдат вермахта фигурой, равной командиру полка или как минимум полковому капеллану. Бригадир отвечал за выполнение норм выработки перед администрацией и в то же время отвечал перед своими подчинёнными за своевременную выдачу мыла, одежды, инструмента, наличие или подвоз стройматериалов, соблюдение распорядка дня. Советские офицеры НКВД не раз отмечали, как дружно и слаженно работают фрицы. Отдельно отмечались чистота и порядок в жилых бараках военнопленных немцев.


Жилой посёлок 1-го лаготделения спецлагеря № 153 (фото 1944 г.)

Бывший капитан НКВД свердловчанин Степан Ульянович Сомов, дважды бывавший в командировке в Нижнем Тагиле, рассказывал в середине 1980-х:

«В 153-м лагере Тагиллага, где мне довелось побывать по делам службы, я не раз наблюдал, как работают пленные немцы. Бригадир, сверяясь с часами, объявлял о начале работы, о времени на обед или перекуры. Ему подчинялись беспрекословно! Выше его в лагерной иерархии были только советские офицеры. На них бывшие оккупанты смотрели как на богов. Знакомясь с делами военнопленных, я заметил, что практически каждый второй немец имел какую-либо гражданскую специальность. По словам замначальника Тагиллага т. Шварца, почти две трети всех бригад, составленных из пленных немцев, отправлялись на работы без конвоя».

Несколько иная картина наблюдалась в обращении с военнопленными других национальностей. Особенно много хлопот доставляли венгры, которые дружно протестовали по любому поводу. Протесты заключались в отказе от выполнения норм выработки, симуляции болезней, написании жалоб на администрацию.

С венгерскими военнопленными спецлагеря № 153 связаны две интересные истории, ставшие достоянием гласности совсем недавно, в 2000-х.

Буквально месяц спустя после заселения лагеря № 153 в Тагил прибыл адъютант начальника управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР Петра Сопруненко с секретным распоряжением: руководству Тагиллага надлежало срочно найти среди военнопленных венгерского лейтенанта Малетера и этапировать его в Москву. Распоряжение было выполнено, и о нём быстро забыли. Только в 1953 году в Нижнем Тагиле узнали, что лейтенант Пал Малетер закончил диверсионно-разведывательную школу и был заброшен на территорию Венгрии, где в качестве командира партизанского отряда воевал против немцев, а в 1950 году стал командовать инженерно-строительными батальонами Министерства обороны Венгерской Народной Республики. Возможно, об этом факте помнили бы до сих пор, если бы Пал Малетер в 1956-м не поддержал народное правительство Имре Надя. Судьба его сложилась трагически: через два года после подавления венгерского восстания Малетер предстал перед судом, а затем был расстрелян как изменник и враг венгерского народа.

Другая история связана с первым на Тагилстрое кинотеатром «Сталь», построенном в 1946 году. Когда в 2000-х в простоявшем долгое время без дела кинотеатре начали реконструкцию, строители наткнулись на стену, каждый кирпич которой нёс какую-то надпись на иностранном языке. Загадка открылась не сразу: оказалось, что «Сталь» строили венгерские солдаты — военнопленные, которые оставили на кирпичах свои имена и фамилии.

Кинотеатр «Сталь» во время строительства (фото 1945 г.) и в 60-х годах ХХ века

Открытый в 1944-м спецлагерь № 245 был предназначен не только для военнопленных, воевавших против РККА на фронтах Великой Отечественной войны, но и для советских граждан, служивших немцам в годы оккупации. Большинство из них работало в комендатурах городов и посёлков, занятых войсками вермахта, в качестве обслуживающего персонала. Мужчины — дворниками, истопниками, ассенизаторами; женщины — машинистками, уборщицами, переводчицами. Но были среди них и настоящие пособники оккупантов — диверсанты, члены националистических бандформирований, таких как ОУН/УПА или литовские «лесные братья», разоблачённые и осуждённые. В 1945 году в лагерь прибыла группа женщин (латышек, литовок и немок), состоявших в штате концентрационного лагеря «Куртенгоф», в советское время известного как «Саласпилс». Почти все они работали медсёстрами в печально известном бараке № 12 лагеря «Куртенгоф». Их включили в бригаду, которая занималась мощением дорог. Эта была единственная бригада Тагиллага, выходившая на все работы под усиленным конвоем, единственной задачей которого было недопущение нападения на заключённых со стороны местного населения. Через некоторое время эти женщины были отправлены в лагерь, находящийся в районе Дудинки.

Всего в лагерях для военнопленных и интернированных на 1 декабря 1945 года содержалось 10 950 человек. Из них 4604 работали в строительных организациях треста «Тагилстрой». Труд остальных использовался на лесозаготовках, в подсобных хозяйствах, на добыче песка в карьерах Нижнего Тагила и Пригородного района. По итогам 1945 года Тагиллаг второй раз подряд был признан лучшим в системе ГУЛАГ, получил переходящее Красное знамя, а личный состав был награждён премиями и почётными грамотами УНКВД Свердловской области.


Управление треста «Тагилстрой-Тагиллаг» (фото 1945 г.)

Силами «Тагилстроя-Тагиллага» НКВД в 1942–1945 годах было освоено капиталовложений на сумму 596 500 000 рублей, построено и введено в эксплуатацию более 49 000 квадратных метров жилой площади, смонтировано более 45 093 тонн металлоконструкций, построено 137 километров железнодорожных путей, не считая 4 километров постоянных железнодорожных путей по территории НТМЗ. Построены и введены в эксплуатацию следующие основные объекты: турбогенераторы ТЭЦ № 2 и 3 по 25 000 киловатт; мартеновская печь № 4 и разливочный кран грузоподъёмностью 175 тонн в мартеновском цехе № 2; первая очередь агломерационного комбината Высокогорского рудоуправления и дробильная фабрика в составе корпусов крупного и среднего дробления и коксодробления; гофманская печь № 3 и периодическая печь № 11 на огнеупорном заводе; мартеновские печи № 5, 6 и 7, две печи Сименса; коксовые батареи № 3 и 4; химзавод; спецобъект завода № 183 Наркомтанкопрома; цех ректификации, смолоразгонный цех на коксохимическом заводе и ряд других объектов.

В 1946 году М. М. Царевского отзывают в Москву, а начальником Тагиллага назначают Э. Е. Шварца.

Кадровые перестановки в системе Тагиллага совпали с очередной реорганизацией «Тагиллага-Тагилстроя». На этот раз эти организации разделили раз и навсегда, при этом большая часть основных фондов, включая недвижимость, спецтехнику, железнодорожный транспорт и автотранспорт, передавались строительному тресту «Тагилстрой». Обуславливалось это не только волевым решением сверху, но и объективными причинами, в том числе резким сокращением численности спецконтингента. Если в 1943-м в Тагиллаге содержалось 43 423 человека, то в 1945 году — 17 003 человека. Тем не менее ликвидировать лагерную систему в Нижнем Тагиле никто не собирался. В условиях острого дефицита рабочих рук заключённые по-прежнему оставались очень удобной рабочей силой.


Здание бывшего управления «Тагилстроя-Тагиллага» НКВД на улице Балакинской, д. 1

(с) 2020. Дмитрий Кужильный и Сергей Волков эксклюзивно для АН «Между строк»