Сумевшая сохранить своё имя улица Максарёва

Сумевшая сохранить своё имя улица Максарёва

Из всех улиц Нижнего Тагила, названных в честь Героев Социалистического Труда, эта улица выделяется тем, что никогда не носила другого имени. Кроме того, это одна из самых молодых улиц города и одна из самых коротких. И, наконец, нет такого жителя Вагонки, который не знает, где находится эта улица и как до неё добраться.


Улица Максарёва на электронной карте 2018 г.

Улицу Максарёва многие считают продолжением улицы Хвойной, которая берёт начало в 9-м посёлке, но это не так. Улица появилась на месте грунтовой дороги, накатанной ещё в середине 30-х годов. Дорога вела на заготовительный участок подсобного хозяйства ОРС «Уралвагонстроя». С началом войны участок перевели в другое место, ближе к заводу, а уже в 1943-м здесь снова зазвучали топоры и пилы и началось строительство «санатория ночного пребывания». В апреле 1944 года на месте стройки появился новенький двухэтажный коттедж — ночной санаторий для рабочих «Уралвагонстроя» и размещённого на его площадях завода № 182. 26 мая ночной санаторий принял первых посетителей.

Вот как писала об этом событии заводская многотиражная газета «Коминтерновец» в выпуске от 11 июня 1944-го*: 

«Возле просёлочной дороги, среди густых елей и пихт возвышается двухэтажный коттедж. Это ночной санаторий. Уральская богатая природа представлена здесь во всём многообразии: кусты малины и жимолости, земляника и шиповник, а воздух наполнен ароматом цветов и хвои. К услугам отдыхающих большая комната отдыха, где слушают радио, играют в шашки, шахматы, домино. […] Строго соблюдается режим дня отдыхающими. Прогулки в лес, питание по часам, культурная программа. Завод выделяет для отдыхающих лучшие продукты. Столовая готовит вкусные блюда: супы, форшмаки, кисели. На завтраки выдают сливочное масло, яйцо, булочку. Первая партия заводчан из 69 человек отдыхают здесь с 26 мая. Среди них лучшие работники: сверловщик Богданов, многостаночник Путилин, мастер Болотов, технолог Соколова, конструктор Махненко и др. Показательно, что пользующиеся ночным санаторием значительно повысили производительность труда…»

Инициатором постройки этого санатория был тогдашний директор завода Юрий Евгеньевич Максарёв…


Юрий Евгеньевич Максарёв

Юрий Евгеньевич Максарёв родился 28 июля 1903 года в городе Порт-Артуре в семье офицера крепостной артиллерии. В Петербурге окончил школу, в 1918 году начал работать. Первая специальность — подручный электромонтёра в петроградской артели «Электропомощь». За десять последующих лет успел поработать и кладовщиком петроградского фотоинститута, и кочегаром транспортного судна «Транбалт», и техником на заводе «Большевик» и в тресте «Гипромез». В 1919 году вступил в комсомол, а через три года — в партию.

Окончил Ленинградский технологический институт и с 1929 по 1938 год работал на заводе «Красный Путиловец», пройдя трудовой путь от сменного мастера до начальника цеха, а затем и отдела.


Сменный мастер завода «Красный Путиловец» Юрий Максарёв (фото 1930 г.)

В октябре 1938-го Юрий Евгеньевич назначается директором Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна (завод № 183), на котором весной 1940-го начался серийный выпуск танка Т-34. Уже в мае 1941 года Совнарком отметил, что внедрение в производство новой боевой машины прошло в целом успешно, и ряд главных специалистов завода были представлены к высоким государственным наградам. Но Указ о награждении вышел только в середине сентября, ровно в тот день, когда началась эвакуация завода № 183 на Урал.

Как известно, завод № 183 разместился на производственных площадях «Уралвагонзавода». Менее чем за три месяца было смонтировано более 3000 единиц оборудования, и в конце декабря первые 25 танков Т-34 были отправлены на фронт. Однако дальнейшее производство оказалось под угрозой полной остановки. За три недели января 1942-го со сборочного конвейера завода не сошло ни одного танка. Причиной тому были срывы поставок необходимых деталей и заготовок со стороны смежников. Однако в Совнархозе и Совете обороны ситуацию истолковали как саботаж, по личному указанию Сталина Максарёв был отстранён от руководства заводом, а областному управлению НКВД было дано указание арестовать директора. В тот же день в Нижний Тагил был отправлен новый директор, наделённый полномочиями члена ЦК и заместителя наркома танковой промышленности. Судя по тому, что кандидатуру нового руководителя завода № 183 подбирали лично Сталин и Берия, правительство придавало предприятию исключительное значение. Этим руководителем должен был стать Исаак Моисеевич Зальцман, буквально неделю назад снятый с должности наркома танковой промышленности лично Сталиным, причём снятый не за производственные промахи, а за... грубость.

При всех своих достоинствах, Исаак Зальцман обладал одним существенным недостатком он был отъявленным сквернословом. Его умению виртуозно материться завидовал даже Лаврентий Берия, считавшийся в Кремле настоящим «асом» нецензурной брани. За тот недолгий строк, пока И. М. Зальцман руководил Наркоматом танковой промышленности, на него было подано около сотни жалоб. Говорят, что, подписывая постановление об освобождении Зальцмана от занимаемой должности, Сталин написал в углу листа: «Ругаясь матом, нельзя руководить наркоматом».

К счастью для Максарёва, Исаак Зальцман хорошо разбирался в танковом производстве (долгое время он был главным инженером Кировского завода и лично участвовал в разработке и запуске в серию танков КВ) и, прибыв в Нижний Тагил, быстро оценил ситуацию и доложил о причинах остановки производства в Кремль. Пользуясь данными ему полномочиями, он сразу назначил Максарёва главным инженером завода, поручив ему заниматься текущими делами, а сам выехал в Свердловск решать проблемы со смежниками. Пробыв на посту директора завода № 183 с февраля по май 1942-го, Зальцман передал директорское кресло Максарёву, а сам вернулся в Москву**.

В 1942 году под руководством Юрия Максарёва на УВЗ были построены «танковые» цехи № 181, 100 и 140, смонтировано 1776 станков и 134 единицы кузнечно-прессового оборудования, а выпуск танков возрос до 22–25 комплектов в сутки. В том же году за успешное выполнение государственного плана Юрий Евгеньевич был награждён Орденом Ленина, а в 1943-м ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.


Директор завода № 183 Ю. Е. Максарёв после награждения в Кремле (фото 1943 г.)

Те, кто работал с Юрием Евгеньевичем, не раз отмечали, что практически никто из уралвагонстроевцев не считал Максарёва «варягом». Рабочим и руководителям младшего и среднего звена он запомнился прежде всего заботливым отношением к людям.

«Не было ни одного крупного общезаводского мероприятия, в котором не принимал бы участия Максарёв, вспоминал впоследствии Иван Васильевич Окунев. В трудном для себя 1942-м он находил силы и время заниматься не только производственными делами, но и решением бытовых проблем заводчан от строительства нового жилья до организации досуга... Во всём, что касалось производства или устройства быта, Юрий Евгеньевич опирался на помощь заводской молодёжи молодых коммунистов и комсомольцев. Ему доверяли, его любили и уважали...»


Директор завода № 183 Ю. Е. Максарёв и будущий директор УВЗ И. В. Окунев (фото 1944 г.)

Строительство и открытие ночного санатория для работников завода было не единственным проявлением заботы руководства предприятия о своих подчинённых. В 1942 году по приказу Максарёва в технической библиотеке завода был организован отдел художественной литературы, для которого директор выписал из Москвы целый вагон (!) книг русских и советских писателей. Тогда же в заводском Центральном клубе создаётся хоровая капелла, а год спустя, в 1943-м, там же проходят премьеры опер «Кармен» и «Жизель» и появляется театральный коллектив. В декабре 1943 года возобновляются спортивные соревнования между цехами завода. Тогда-то Юрий Евгеньевич на собрании заводского коллектива ИТР озвучивает свою идею создания спортивной базы на Пихтовых горах. Легендарная лыжная база «Уралвагонзавода» могла появиться на Пихтовке уже в 1945-м, но строительство её было отложено в связи с постановлением о возобновлении производства вагонов. Реализовать идею Максарёва удалось только через четыре года. Лыжная база стала первым объектом соцкультбыта на Вагонке, построенным хозспособом. Курировал стройку лично Окунев. Открытие лыжной базы произошло в 1949 году.


Гора Пихтовая на карте 1960 г.

Кроме главного корпуса, который жители Вагонки сразу же окрестили «теремком», здесь были возведены баня, водонапорная башня, трамплин и ряд хозяйственных построек. Примечательно, что почти половина всех работ была выполнена самими заводчанами во время субботников и воскресников.


Лыжная база «Уралвагонзавода» (фото 1949 г.)


Трамплин на Пихтовой горе (фото 1950 г.)

На открытие лыжной базы Иван Васильевич Окунев пригласил и Максарёва, но тот не смог приехать. База же стала одним из любимых мест отдыха жителей Дзержинского района на долгие годы. Единственным, но существенным недостатком базы был сложный рельеф местности, не позволявший проводить официальные соревнования по лыжным гонкам на первенство города или области. Уже в 1958 году, после ремонта базы, руководство завода объявило, что намерено перенести её на новое место, «чтобы у заводских спортсменов появилась возможность проводить тренировки на профессиональном уровне». Новую базу решили строить неподалёку от ночного санатория, который за послевоенные годы несколько разросся и назывался «ночным профилакторием семидневного пребывания».

В основу деятельности профилактория была положена концепция «оздоровительного отдыха без отрыва от участия в производственном процессе», ставшая популярной в годы войны. Суть её заключалась в том, что работник предприятия по окончании рабочей смены идёт не домой, а отправляется в профилакторий, где принимает общеукрепляющие процедуры, лечение, ужинает и отдыхает, а наутро его снова везут на работу. Заводской профилакторий тоже планировали расширить и в значительной части перестроить. А появление вблизи лыжной базы давало возможность отдыхающим ещё и заниматься спортом.

Строительство профилактория и лыжной базы коллектив «Уралвагонзавода» вёл хозспособом, оба проекта были разработаны заводскими конструкторами, большой объём работ был выполнен на субботниках или просто в выходные дни, когда работники какого-либо цеха выходили на стройплощадки на безвозмездной основе.

В 1964 году распахнул свои двери для отдыхающих профилакторий «Уралвагонзавода». Это был комплекс из шести зданий. В трёх располагались отдыхающие, в двух — столовая, библиотека, клуб и бильярдная, в последнем — амбулатория и администрация профилактория. 


Одно из зданий профилактория «Пихтовые Горы» (фото 1964 г.)

Первый год профилакторий мог принимать по 75 человек за заезд, а с 1 января 1965 года — по 100 человек. Путёвка на 24 дня обходилась работнику УВЗ в 30% её полной стоимости (это в пределах 15–18 рублей), остальное оплачивал профсоюз.

Но на этом история заводской здравницы не закончилась. В 1977 году профилакторий «Пихтовые Горы» получил новое пятиэтажное здание. Было закуплено новое оборудование и мебель. Теперь профилакторий мог принимать по три тысячи отдыхающих в течение года.

В 1999 году был сдан в эксплуатацию второй корпус профилактория, который соединялся с построенным ранее зданием отапливаемым переходом. По заключению специалистов Минздрава, России профилакторий УВЗ является самым крупным учреждением такого рода во всей Свердловской области.

Новая лыжная база была открыта спустя четыре года после открытия профилактория. Большое кирпичное здание базы общей площадью 1200 квадратных метров имело просторный вестибюль, большую раздевалку, хорошо оборудованный медпункт и уютное кафе. На территории базы были подготовлены лыжные трассы разной категории сложности, которые подходили и для тренировок спортсменов-лыжников, и для любителей активного отдыха. Одним из первых, кто опробовал лыжные трассы в деле, был директор «Уралвагонзавода» Иван Васильевич Окунев.


Новая лыжная база «Уралвагонзавода» (фото 1969 г.)

Позднее на трассах лыжной базы стали проводить городские и областные соревнования лыжников, а в 1978 году здесь проходил один из этапов IV зимней Спартакиады народов СССР. В новейшей истории на лыжной базе УВЗ проходят корпоративные, районные и городские соревнования лыжников. А в 2008 году здесь была построена первая в Нижнем Тагиле лыжероллерная трасса.


На трассах лыжной базы УВЗ (фото 2000-х гг.)

В середине 70-х неподалёку от профилактория «Пихтовые Горы» и лыжно-спортивной базы УВЗ началось строительство районной больницы. Проект самого крупного медицинского учреждения в городе создавался архитекторами нижнетагильского отделения «Свердловскгражданпроекта» по заказу «Уралвагонзавода».

В состав больничного городка вошли семиэтажный типовой главный корпус, двухэтажные операционные блоки на 8 операционных, радиологический и патологоанатомический корпуса, вспомогательные строения. Для больницы было заказано самое современное, уникальное медицинское оборудование. Строительство затянулось на шесть лет. Ещё год длились отделочные работы. Больничный городок был торжественно открыт 17 ноября 1983 года, но полностью укомплектовать оборудованием кабинеты удалось лишь в 1986 году. Сейчас «больничный городок на Пихтовке», как его по привычке называют жители Вагонки, включён в состав 1-й городской больницы…

Что касается своего имени, то улица получила его за десять месяцев до открытия больничного городка — 18 января 1983 года исполком Нижнетагильского городского Совета народных депутатов принял решение о присвоении улице имени Юрия Евгеньевича Максарёва.


Двор домов № 9 и 13 по ул. Максарёва

Других достопримечательностей на улице Максарёва нет. Два жилых дома (№ 9 и № 13), во дворе которых расположился Центр социальной помощи семье и детям; Дом ветеранов, один из самых старых тагильских долгостроев, да сравнительно недавно выстроенное здание АТС.


Центр социальной помощи семье и детям по ул. Максарёва, 11

А что же сам Юрий Евгеньевич?

После освобождения от должности директора «Уралвагонзавода» Максарёва вызвали в Москву и назначили на пост заместителя министра транспортного машиностроения СССР и начальника Главного управления танкового производства министерства. В 1950-м он становится министром транспортного машиностроения СССР.


Ю. Е. Максарёв в домашнем кабинете (фото 1946 г.)


Удостоверение генерал-майора Ю. Е. Максарёва

С 1953 по 1959 год он работал на постах замминистра транспортного и тяжёлого машиностроения СССР, первого заместителя министра судостроительной промышленности и председателя научно-технического комитета Совмина СССР.

В 1961 году Максарёв был назначен на должность председателя Комитета по делам изобретений и открытий при Совете министров, а с 1973 года — председателя Государственного комитета по изобретениям и открытиям. Был кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС с 1952 по 1961 год, являлся депутатом Верховного Совета СССР двух созывов. Несколько раз приезжал в Нижний Тагил. Поддерживал связь с товарищами и друзьями с «Уралвагонзавода», помогал чем мог городу.

В 1978 году в возрасте 75 лет Юрий Евгеньевич вышел на заслуженный отдых. Его не стало 11 ноября 1982 года…


Коллеги поздравляют Ю. Е. Максарёва с 75-летним юбилеем (фото 1978 г.)


Одна из последних прижизненных фотографий Ю. Е. Максарёва

* Многотиражная газета «Уралвагонзавода» с 1941 по 1946 год выходила под именем «Коминтерновец», по названию предприятия основного производства Харьковского завода им. Коминтерна. В послевоенные годы известна как газета «Машиностроитель».

** По возвращении из Нижнего Тагила Исаак Моисеевич Зальцман был назначен в Челябинск директором ЧТЗ (Челябинского тракторного завода), где наладил выпуск танков КВ. В 1949 году был снят с должности и исключён из партии за отказ давать показания на товарищей по т. н. «ленинградскому делу». Был отпущен из СИЗО по личному указанию Л. П. Берии и отправлен в Ленинград на завод им. Кирова, где проработал до пенсии на разных должностях. Умер в 1988 году.

Сергей Волков и Дмитрий Кужильный для проекта «Город-ЛабириНТ» агентства новостей «Между строк»

Фото из архивов НТГИА, из личных архивов Елены Роальдовны Максарёвой и Владислава Викторовича Седельникова