Старая Гальянка: улица Верескова, бывшая Симбирская

Старая Гальянка: улица Верескова, бывшая Симбирская

Один из старейших жилых районов Нижнего Тагила — Старая Гальянка — получил своё название довольно поздно, в конце 70-х годов ХХ века, когда в районе формировался Гальяно-Горбуновский жилой массив и сотни тагильских семей, годами ждавшие своей очереди на квартиру, начали обживать новостройки.

Тогда народная молва и разделила Гальянку на старую, застроенную вековыми и полувековыми избами, и новую, возвышающуюся над старинным рабочим районом десятками девятиэтажек.


Район Гальянки на карте города 1960 г.


Старая Гальянка на фото 60-х гг.

В наше время уже мало кто помнит, как выглядел самый большой спальный район города каких-нибудь 50 лет назад. Сейчас трудно представить, что до 1953 года такое понятие, как «общественный транспорт», жителям Гальянки было знакомо только понаслышке. Старейший рабочий район Нижнего Тагила не имел регулярного транспортного сообщения с городом. Большинство жителей района работали на предприятиях города, и главной проблемой для них было вовремя добраться до работы. Поэтому просыпалась Гальянка на час или два раньше остальных районов. Летом, весной и осенью до города добирались пешком, стараясь успеть к трамваям и автобусам, ходившим строго по расписанию, или к заводскому транспорту — грузовику с кузовом, крытым брезентовым тентом. Последние ходили по своему собственному расписанию. Для того чтобы хоть как-то облегчить жителям Гальянки дорогу на работу и с работы, руководство заводов вместе с горисполкомом организовало переправу через Тагильский пруд. Было построено несколько больших лодок-«плоскодонок», вмещавших по 10–12 человек. Лодки были вёсельные, а перевозчиками в основном были женщины. Только в 1951 году для лодок были приобретены моторы. Занимались водными перевозками и в частном порядке. За доставку через пруд брали от 50 копеек до рубля (в дореформенных ценах 1961 года).

В зимнее время добираться с Гальянки в город становилось легче. Как только на пруду «вставал» прочный лёд, по нему сразу же начиналось движение, а спустя десять дней замёрзший пруд был покрыт десятками свежепротоптанных тропинок. «Зимний маршрут» значительно сокращал время. Перевозили по льду пруда и на санях: в те годы лошадей в частном секторе было ещё довольно много. Если своей лошади в хозяйстве не было, можно было попроситься к соседям, которые, как правило, не отказывали. Брать деньги за поездку было не принято: не сам ведь везёшь, а лошадь...


Движение пешеходов и гужевого транспорта по льду Тагильского пруда (фото 50-х гг.)

В те годы привычного для многих тагильчан маршрута через плотину «старого» завода не существовало: сама плотина находилась в плачевном состоянии и требовала капитальной реконструкции. Но и после того, как в 1953-м городские власти бодро отчитались о завершении ремонта плотины, ситуация с общественным транспортом на Гальянке мало изменилась. Правда, был открыт автобусный маршрут, связывающий центр города и деревню Горбуново и проходивший по улицам Челюскинцев и Декабристов, однако решить вопрос полностью он не мог.


Заводская плотина во время капитального ремонта (фото 50-х гг.)

Тем не менее город продолжал искать решение транспортной проблемы.

Однажды, после очередного заседания горисполкома, посвящённого работе общественного транспорта, на стол председателю кто-то из присутствующих положил вырезку из газеты «Рабочий», в которой говорилось о том, что в 20-е годы рабочих лесозаготовительных пунктов и приисков доставляли на работу пароходом, который «бегал» по заводскому пруду ещё в конце XIX века. На следующем же заседании исполкома идея с организацией постоянного пароходно-паромного сообщения через пруд была озвучена и поддержана. Но вскоре появились неразрешимые на первый взгляд проблемы. Минречтранс РСФСР наотрез отказал городу в выделении речных судов по причине «отсутствия рек, пригодных для организации переправы». Выручили личные связи тогдашнего директора Горкомхоза Владимира Ярошенко. Каким образом ему удалось достать для города речные катера, до сих пор доподлинно неизвестно. Однако в 1957 году первый катер начал работать на городской переправе.


Владимир Самойлович Ярошенко (фото 80-х гг.)

Первый маршрут городской переправы связал Гальянку фактически с центром города. На обеих сторонах пруда были выстроены пристани, набран штат, составлено и утверждено расписание движения судов. Цена билета за одну поездку была установлена в размере 50 копеек. Дети до семи лет в сопровождении взрослых перевозились бесплатно. После реформы 1961 года поездка стала стоить 5 копеек.


Пассажиры на пристани ожидают прибытия катера с Гальянки (фото 50-х гг.)

Новый вид общественного транспорта сразу пришёлся по душе жителям Гальянки. Добираться на катере в город выходило даже быстрее, чем на автобусе. Популярность переправы росла, рос и пассажиропоток. Это позволило городским властям приобрести для нужд переправы ещё несколько малых судов, которые пусть частично, но решали проблему пассажирских перевозок в район Гальянки.


Речной самоходный паром у пристани городской переправы (фото 60-х гг.)

В 1974 году положение с пассажирскими перевозками улучшилось с открытием автобусного маршрута № 26 и организацией регулярного автобусного сообщения с населёнными пунктами Пригородного района. Но полностью решить проблему общественного транспорта на Гальянке удалось решить только в 1985–1988 годах, когда в новые жилые кварталы ГГМ через Старую Гальянку была проложена трамвайная линия.

Довольно странно, что многие проблемы одного из старейших районов города, жители которого работали преимущественно на металлургическом заводе и на Высокогорском руднике, решались исполкомом далеко не в первую очередь. Кроме набившей оскомину транспортной проблемы, не решались или решались абы как вопросы водоснабжения, бытового обслуживания, озеленения улиц. Слабо была развита торговая сеть, недостаточно было предприятий общественного питания и культурно-досуговых учреждений. Положение стало меняться в лучшую сторону лишь в начале 60-х...

Не менее странным является и то, что, когда разговор заходит об истории города, о Гальянке почти всегда говорят общими фразами. Тем не менее почти каждая улица этого района имеет свою интересную, а часто и уникальную историю. С одной из таких улиц мы познакомимся на этот раз.

Улица Верескова сейчас находится в центре всего Гальяно-Горбуновского жилого района, но ещё в начале 60-х это была почти что окраина Гальянки. Правда, тогда называлась она улицей Революции, да и это было не её первоначальное имя. Но обо всём по порядку.


Улица Верескова на электронной карте города 2018 г.

История улицы Верескова уходит своими корнями в первую половину XIX века, когда Николай Никитич Демидов, узнав из донесений заводских приказчиков об острой нехватке рабочих рук на Нижнетагильском заводе, с присущими ему деловой хваткой и энтузиазмом начал скупать крепостных по всей России.

«Выбирать людишек следует не абы как, гонясь за числом их, а токмо тех, кто к заводскому делу годен, писал он в наставлениях для своих приказчиков. Ищите людишек, знакомых с горном да молотом, да на рудное дело гожих, да смотрите, штоб вина не пили и недугами не страдали, ибо таковых нам и задарма не надобно».

В других «наставлениях» Демидов давал указания подготовить для новых переселенцев «места жилые вблизи заводу, и штоб каждому готовый сруб был да место под огород». И вскоре потянулись на Урал обозы с людьми из Курской, Черниговской, Тульской и Симбирской губерний.

Самым многочисленным оказался обоз из Симбирской губернии — более 70 семей. Управляющий заводами не ожидал такого количества «новобранцев» и распорядился нарезать им участки на самом краю Гальянки.

Здесь надо сказать, что у Николая Никитича были свои представления о порядке: всех новоприбывших на завод он старался расселить по принципу «землячества», считая, что так будет гораздо легче осуществлять управление людьми. Так и появилась на краю Гальянки улица Симбирская.

К началу XX столетия улица разрослась от самого берега пруда почти до Гальянского болота (торфяника). В 1908 году здесь насчитывалось около двухсот дворов. Почти все жители Симбирской улицы работали на железоделательном заводе и на руднике. По воспоминаниям старожилов, записанных в 60-х и 70-х годах в ходе этнографических экспедиций сотрудников краеведческого музея, жили на Симбирской очень дружно, в горе помогая друг другу чем могли и щедро делясь радостями с соседями. После того как неподалеку от улицы, на Вересовой горе, была построена церковь Александра Невского, жители Симбирской улицы едва ли не в полном составе стали первыми прихожанами храма, принимая активное участие в жизни общины. До 1939 года здесь отмечали 12 сентября как День Александра Невского, устраивая праздничные гуляния и вечерние посиделки.

Вскоре после окончания Гражданской войны улицу переименовали в улицу Революции. Многие жители бывшей Симбирской недоумевали: чем новым властям не понравилось прежнее название улицы?! К тому же в Симбирске родился и вырос Ленин... Новая эпоха принесла не только новые названия улиц, но и новые веяния. В начале 30-х у молодёжи в моду входят занятия в военно-спортивных кружках и секциях. В 30-х недалеко от улицы Революции открылось отделение ОСОАВИАХИМа и появился учебный аэродром. Многие гальянские юноши и девушки в те годы пополнили ряды курсантов Нижнетагильского аэроклуба.

Мечтал покорять небо и Виктор Вересков, родившийся и выросший на улице Революции. Лётчиком он так и не стал: сначала не брали по возрасту, а потом и сам перегорел — увлёкся рабочей романтикой. Никто из соседей Виктора и предположить не мог, что в 1965 году их улица будет названа именем Героя Советского Союза Виктора Александровича Верескова...

Виктор Вересков родился 24 сентября 1924 года в семье кузнеца Александра Ивановича и кондитера Анны Дементьевны. В детстве Виктор ничем не отличался от сверстников: ходил с друзьями на пруд ловить рыбу, гонял мяч со сверстниками, бегал на соседнюю улицу Совхозную в школу. По окончании 6-го класса Виктор неожиданно бросает школу и идёт устраиваться на работу. Мечтал работать в одном цехе с отцом на заводе имени Куйбышева, но мест там не было, и он устроился на завод № 63 (ВМЗ) учеником токаря. Окончил курсы при ФЗУ, работал токарем в цехе № 3. В октябре 1942 года был призван в армию и сразу направлен в танковую школу учиться на стрелка-радиста. По окончании курсов он был откомандирован в город Златоуст, где в ту пору формировалось пополнение для 97-й танковой бригады. На фронт Виктор попал не сразу, а поехал в Тульскую область, куда бригада была выведена для доукомплектования. До июня 1943 года 97-я танковая бригада находилась в резерве ставки. Там же Виктору пришлось снова учиться: изначально бригада была укомплектована танками КВ-1, но после тяжёлых боёв под Козельском, а затем и под Харьковом потеряла более половины боевых машин. В мае 1943-го бригаду начали «пересаживать» на танки Т-34. 16 июля 1943 года бригада в составе 12-го танкового корпуса 3-й танковой армии вошла в состав Брянского фронта, а затем была введена в состав 3-й танковой армии генерала Рыбалко. С участия в Курской битве начался боевой путь Виктора Верескова...


Виктор Александрович Вересков

...Осенью 1943 года Виктор был переведён во взвод разведки стрелком-радистом в экипаж лейтенанта Филиппа Лохматикова. В ноябре экипаж, находясь в разведывательном рейде в районе шоссе, ведущего из Киева в Житомир, встретил колонну немецкой мотопехоты, поддерживаемую несколькими танками. Ф. П. Лохматиков, оценив обстановку, принял решение атаковать колонну. Используя фактор внезапности, экипаж уничтожил 10 вражеских орудий, 19 автомашин, около сотни гитлеровцев и вывел из строя два танка.

После непродолжительного отдыха танк Лохматикова вновь ушёл в разведку в район города Фастов. Во время этого рейда танкисты-разведчики уничтожили вражескую заставу у железнодорожной станции, две автоколонны и несколько орудий противника. В разгар рейда лейтенант Лохматиков был ранен и командование танком взял на себя Виктор Вересков. Танк ворвался на окраину Фастова, где Виктор огнём из танкового орудия подбил три танка, самоходное орудие, два миномёта и другое имущество врага. Командир полка представил в штаб дивизии документы для награждения отважных разведчиков, но награды Виктор не дождался. 4 января 1944 года в боях за освобождение села Ивница, что под Житомиром, танк Верескова попал в засаду и был подбит. Вересков и его боевые товарищи выбрались из машины и продолжали сражаться как пехотинцы. В этом бою Виктор получил тяжёлые ранения. Друзья доставили тагильчанина в медсанбат, но через сутки он скончался. 10 января 1944 года вышел указ президиума Верховного Совета СССР, который гласил: «За смелость и отвагу, проявленные в боях за овладение городом Фастов, гвардии младшему сержанту Верескову В. А. присвоить звание Героя Советского Союза (посмертно)...» Похоронили Виктора на кладбище села, за освобождение которого он отдал свою жизнь.

После войны именем Виктора Верескова была названа пионерская дружина школы № 11, где учился герой. А в 1965 году его именем назвали улицу, где он родился и вырос, и школу, в которой он учился. Пионеры школы № 11 в том же году ездили на Украину в село Ивница, где посетили могилу Виктора.


Ученики школы № 11 на могиле Героя Советского Союза В. А. Верескова (фото 1965 г.)


Учащиеся школы № 11 навещают родных В. А. Верескова в день его рождения (фото 1974 г.)


Школа № 11 на ул. Совхозной, где учился Виктор Вересков

В новейшей истории школа, где учился Виктор Вересков, стала православной гимназией. В школе до сих пор помнят о прославленном земляке: здесь организован музей его имени, а 8 сентября 2017 года была открыта и мемориальная доска, посвящённая подвигу тагильчанина.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»