11 Мар 2017 18:33 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты

Средняя Ерзовка: беспощадная застройка и спасение Тагила от транспортного коллапса

С момента возникновения и до середины 60-х годов ХХ века улица Средняя Ерзовка ничем особенным не выделялась. Даже «полным именем» её мало кто называл: просто Ерзовка и всё. Как и две другие Ерзовки, улицу переименовали 30 апреля 1926 года, дав ей название 2-я Советская. Своё же нынешнее название – Островского – улица получила 9 декабря 1942 года.

Улица Островского (бывшая Средняя Ерзовка) на фото 1965 г.

Своим началом улица Средняя Ерзовка упиралась в так называемую Дровяную площадь, которая являлась продолжением Предзаводской площади. Условная граница двух площадей проходила в двух-трёх метрах от ограды памятника Н. Н. Демидову.

В 1911 году Дровяную площадь ликвидировали, а на её месте выстроили пожарное депо Тагильского ПДО (Пожарного добровольного общества). В те времена тагильское пожарное депо обладало самым большим парком машин и самым большим конным обозом в уезде. Но здание пожарного депо к середине 20-х годов пришло в полную негодность, его решили снести, а пожарную часть перевести в центр города. Как только об этом стало известно, тагильская комсомолия выступила с предложением создать на этом месте площадь для проведения «молодёжных политических и просветительских мероприятий». Идея была поддержана на уровне Уральского обкома РЛКСМ (Российского ленинского коммунистического союза молодёжи). В те годы комсомол был по-настоящему в большом почёте и многим его инициативам давали «зелёный свет», в особенности идеологически правильным. Вскоре Дровяная площадь стала площадью Рабочей молодёжи, а все заботы о её благоустройстве были возложены на тагильских комсомольцев. Несколько позднее на свет появился проект «обустройства городского сквера на площади Рабочей молодёжи», который был внесён на рассмотрение депутатов горсовета. После ряда доработок и согласований проект был утверждён. Согласно ему, грузовому и гужевому транспорту на завод можно было проехать только по улице Шамина (Карла Маркса), а между ней и улицей Ленина должен был появиться «английский сквер» с аллеями в виде звезды.

Начало улицы Островского и сквер Рабочей молодёжи на карте города 1960 г.

В центре звезды планировали устроить фонтан, вокруг него разбить клумбы и цветники. Аллеи сквера предполагалось сделать достаточно широкими, для того чтобы по ним в случае необходимости мог проехать легковой автотранспорт. На всё про всё горсовет выделил 1600 рублей, и 3 августа 1928 года был дан старт работам по благоустройству площади. Ответственным за посадку зелёных насаждений назначили известного на весь Урал селекционера и садовода Кузьму Осиповича Рудого. Сквер Рабочей молодёжи, по замыслам проектировщиков, должен был стать альтернативой городскому парку, но так и не стал по причине близости завода: слишком шумным и пыльным было металлургическое производство, работавшее в две, а то и в три смены. Сквер долго обустраивали: высаживали кустарники и деревья, сажали цветы, мостили пешеходные дорожки, обносили территорию сквера изгородью, устанавливали скамейки. К сожалению, до наших дней сквер дошёл весьма урезанным. Виной тому явилась транспортная проблема, обострившаяся в конце 50-х – начале 60-х годов в связи с массовым строительством жилья в городе. В 1965 году были приняты изменения в генеральный план развития Нижнего Тагила, которые предусматривали, в частности, прокладку трамвайных путей по улицам Ленина и Островского и далее по улице Фрунзе. Для осуществления этих планов пришлось «разрезать» сквер Рабочей молодёжи на две части. И в 1968 году, с началом движения трамваев от кинотеатра «Искра» до новой диспетчерской на улице Островского, сквер в его первоначальном виде перестал существовать.

Улица Островского, чётная сторона в 1965 г.

Улица Островского после начала движения трамваев в июне 1968 г.

Диспетчерская на конечной остановке «Улица Островского» (фото 2000-х гг.)

Кольцевая развязка на конечной остановке «Улица Островского» (фото март 1989 г.)

Нынешнее поколение тагильчан и не догадывается, что сквер у «двух техникумов» с памятником Ленину и зелёная зона между полосами автодороги улицы Островского когда-то были одним целым. Единственное, что напоминает о прежнем сквере Рабочей молодёжи, –  одинаковые круглые тумбы, чудом сохранившиеся у входа в бывший индустриально-педагогический техникум и неподалёку от Зелёного моста.

Проезжая сейчас от остановки «Музей» и вплоть до моста через реку Тагил, трудно представить себе, что ещё в конце 60-х – начале 70-х годов обе стороны улицы Островского были застроены одно- и двухэтажными «избушками», преимущественно деревянными, сохранившими облик «старого Тагила», характерного для уральских заводских посёлков середины XIX – начала ХХ столетий. Сохранять эти дома в то время никто и не думал. В погоне за сотнями новых квадратных метров благоустроенного жилья под снос шли и ещё крепкие, и даже каменные дома.

Дома на перекрёстке улиц Островского и Газетной (фото 1965 г.)

Дом № 4 по ул. Островского (фото 1968 г.)

Единственное, что могло в ту пору спасти дом дореволюционной постройки от сноса, – это статус памятника истории и архитектуры или славное революционное прошлое дома. Так, например, дом купца Лебедева на перекрёстке улиц Карла Маркса и Первомайской «поучаствовал» в революционной истории Тагила (в нём в 1904-1905 годах находилась конспиративная квартира большевиков) и остался стоять по сей день, в то время как дома нелояльных к советской власти купцов Капустина и Федоровских были снесены...

Наиболее интенсивная застройка развернулась на улице Островского в конце 60-х – первой половине 70-х годов прошлого столетия. Сопровождалась она активным расселением жителей из сносимых избушек в благоустроенные квартиры новостроек. Наверное, это был единственный период в истории города, когда квартиру не просто «давали», а её можно было выбрать. Правда, длился этот период совсем недолго. Как и в случае с улицей Загородной, жители бывшей Средней Ерзовки не горели желанием перебираться в новые дома. Кого-то не устраивало отсутствие огорода, многие отказывались получать квартиры, расположенные выше третьего этажа. Причина отказов заключалась не только в том, что пожилым людям было достаточно трудно подниматься по лестничным маршам. Неудобством было и отсутствие в новостройках нормального водоснабжения: во многих домах горячая и холодная вода появлялась на верхних этажах только глубокой ночью, когда сокращался водоразбор на нижних этажах. Многие просто не хотели оставлять родные места. «Вот вы постройте дом на этом же месте, в него я перееду», – подобные реплики работники исполкома слышали по нескольку раз на дню. Тем не менее «широкую поступь социалистического строительства» было уже не остановить.

Остановка «Горсовет». Начало улицы Островского. Слева видны старые дома Средней Ерзовки, справа – башенный кран на строительстве дома № 1 по ул. Карла Маркса (фото 1971 г.)

Дом № 1 по ул. Островского (магазин «Тысяча мелочей») (фото 1973 г.)

По воспоминаниям старожилов, к концу XIX – началу ХХ века население Средней Ерзовки было весьма разношёрстным: здесь селились рабочие заводов, горняки, мелкие лавочники и кустари-одиночки. Было на улице и несколько небольших постоялых дворов. Никаких достопримечательностей здесь не было.

«Самым большим человеком на Ерзовке был главный механик ВЖР (Высокогорского железного рудника) Давыд Павлович Епимахов, – вспоминал в начале 70-х один из жителей улицы В. В. Кондаков. – Его дом стоял в самом начале улицы, на пересечении с улицей Шамина. Каждое утро Епимахов пешком переходил через Зелёный мост, пересекал завод и направлялся на рудник. Говорили, что у него было больное сердце и доктора советовали ему больше ходить пешком. Была от этих прогулок польза или нет, неизвестно. Сам же Епимахов был настолько увлечён своей работой, что порой пропадал на руднике даже по праздникам. Был он очень хорошим специалистом, и господа заводовладельцы высоко ценили его. После революции Давыд Павлович продолжал работать в прежней должности. Горняки относились к нему очень хорошо. Но в 1919 году он ушёл вместе с отступающими “белыми” и его след потерялся где-то в Сибири...»

Дом Д. П. Епимахова на Средней Ерзовке (последний адрес – ул. Островского, д. 1) (фото 1968 г.)

Здесь же, на Ерзовке, некоторое время проживал и другой специалист – горный инженер, ведавший всеми тагильскими медными рудниками Демидовых, Николай Петрович Кузнецов. Уроженец Тульской губернии, выпускник Петербургского горного института, Николай Кузнецов выбрал местом службы Урал. Сначала он занимался разработкой медных руд на Южном Урале, но в 1913-м стал управляющим Калатинским рудником. А через три года его пригласили в Нижнетагильский округ на должность управляющего всеми рудниками округа. Именно Николай Петрович обнаружил вблизи от Нижнетагильского заводского посёлка богатейшее месторождение медного колчедана, которое впоследствии стало базовым для работы рудника им. III Интернационала. В 1919 году Кузнецов уходит из Тагила вместе с частями армии Колчака, но через год возвращается на Урал. Его принимают на работу в Средне-Уральский горнозаводской трест, и с 1920-го по июнь 1922-го он работает в производственно-техническом отделе Уралпромбюро ВСНХ. Умер Николай Петрович на рабочем месте, будучи в командировке на Кочкарских золотоносных рудниках…

Жил здесь и Павел Кириллович Луценко – сын демидовского крепостного, выпускника Петербургской академии художеств, известного в Тагиле архитектора и картографа Кирилла Алексеевича Луценко. Павел Луценко больше был известен как художественный руководитель и дирижёр заводского оркестра, который был создан на деньги Павла Павловича Демидова. Хотя сказать «жил» было бы не совсем верно: он снимал на Ерзовке просторный дом, где в вечерние часы проводил репетиции возглавляемого им оркестра. Так как почти половина коллектива состояла из заводских служащих, живущих в разных частях посёлка, собирать музыкантов после работы в доме, что стоял в нескольких десятках метров от Зелёного моста, было гораздо проще и удобнее. Заводской оркестр в те годы имел свой бюджет, выделяемый заводовладельцем, и денег хватало не только на оплату аренды дома, но и на гонорары музыкантам.

Проживал же Павел Кириллович неподалёку, в большом отцовском доме на улице Шамина (Карла Маркса, д. 15). Кстати, дом известного тагильского архитектора простоял целым и невредимым до тех пор, пока не началась застройка участка нечётной стороны улицы Карла Маркса, от улицы Огаркова (Библиотечной) до Островского.

Дом К. А. Луценко, ул. Карла Маркса, 15 (фото 1961 г.)

Заканчивалась же Средняя Ерзовка тупиком на берегу Тагил-реки. Впрочем, тупик этот был достаточно оживлённым местом. Сюда приходили ерзовские женщины полоскать бельё, поблизости любили купаться местные ребятишки. Вечерами на берег выходила гулять молодёжь.

Улица Островского от ул. Ломоносова до ул. Серова на карте 1960 г.

Кто знает, как сложилась бы судьба улицы, если бы городские власти не взялись за решение транспортной проблемы, которая, казалось, грозила стать вечной для Нижнего Тагила. В первую очередь планировалось соединить центральную часть города с Выей дорогой с большой пропускной способностью. На Вые такой дорогой должна была стать улица Фрунзе, которая через Маральский мост соединялась с Комсомольской улицей (Верхней Ерзовкой). Но городские власти держали в уме перспективу застройки Гальянки, а значит, проезд с Выи должен был быть удобен и тем, кто будет ехать на Гальянку. Улица Комсомольская являлась не лучшим решением этой проблемы. Зато улица Островского подходила для такой дорожной развязки как нельзя лучше. Поэтому было решено улицу Комсомольскую застроить, а улицу Островского «развернуть» навстречу улице Фрунзе. Но прежде необходимо было построить надёжный мост через реку, по которому можно было бы пустить не только автотранспортный поток, но и трамвай. Справиться с этой задачей удалось в 1961 году.

Новый (пока ещё безымянный) и старый Маральский мост в одном кадре

До тех пор, пока старый Маральский мост не разобрали, новый мост оставался безымянным. Впоследствии историческое название перекочевало и на новый мост, а три года спустя он с честью выдержал испытание наводнением.

Новый Маральский мост во время половодья 1964 года

Улицу Островского «повернули» навстречу мосту, а в 1970 году на Выю был пущен трамвай. Улицу пусть не сразу, но застроили современными жилыми домами и административными зданиями. Однако старые деревянные ерзовские дома ещё оставались стоять в конце улицы, на берегу реки Тагил, вплоть до конца 80-х...

Вид на улицу Островского с улицы Аганичева (фото конца 90-х гг.)

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Фото советского периода из собрания тагильского краеведа А. Ф. Кожевникова

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: