Спасение заводов от банкротства, революция и бегство Демидовых за границу

Спасение заводов от банкротства, революция и бегство Демидовых за границу

Для скорейшего преодоления бедственного положения уральских заводов Елим Павлович обращается в несколько банков и ведёт переговоры о предоставлении крупной ссуды. Однако большинство банков ещё не оправились от последствий экономического кризиса и не могли ссудить Демидову нужную сумму. Не помог даже Государственный банк. Правда, правительство выделило для демидовского хозяйства 750 тыс. рублей, но общая задолженность заводов Нижнетагильского и Луньевского округов достигала 14 млн рублей, и правительственная поддержка ничего не решала. Кроме того, размер задолженности позволил Министерству финансов наложить запрет на выдачу Демидовым новых займов как в российских, так и в иностранных банках.

Неожиданно Елиму Павловичу приходит предложение от Нижегородско-Самарского земельного банка на предоставление кредита в размере 60% оценочной стоимости Нижнетагильской и Луньевской дач. Банк оценил оба округа в 11 млн рублей, «на руки» Демидов получил 6,5 млн. Как выяснилось позднее, поспособствовал этой сделке нижегородский помещик Павел Аркадьевич Демидов, председатель Нижегородской губернской земской управы, правнук Прокофия Акинфиевича Демидова.

Эти деньги позволили расплатиться с частью кредиторов, после чего Министерство финансов разрешило российским и иностранным банкам выдавать Демидовым новые ссуды. Положение нижнетагильских и луньевских предприятий начало медленно выправляться. Чтобы ускорить выход из последствий кризиса, главный управляющий заводами Нижнетагильского округа А. О. Жонес-Спонвиль посоветовал хозяину избавиться от заводских активов, которые не участвуют в производстве.

«Завод содержал за свой счёт изрядное количество зданий, складов, земельных угодий, которые давно уже не приносили никакой выгоды. Во время нашей очередной встречи с Елимом Павловичем я предложил ему распродать большую часть этого имущества, — писал Анатолий Октавович в своих мемуарах. — По моим предварительным расчётам, только от продажи домов и всех нежилых строений в округе мы бы выручили не менее трёхсот тысяч. А сколько выходило экономии в год? Дело было явно выгодное».


Елим Павлович Демидов и Анатолий Октавович Жонес-Спонвиль (фото конца XIX в.)

Предложение Жонес-Спонвиля было поддержано. Только в Нижнетагильском посёлке было продано шесть домов и полтора десятка складских помещений. Так, к примеру, дом бывшего главного директора заводов Александра Акинфиевича Любимова, в котором находились запасники заводского музея и часть заводского архива, был продан товариществу «Ф. Злоказов и Сыновья» — известным производителям и продавцам пива и водки из Екатеринбурга. Они же, Злоказовы, купили и здание бывшей метеообсерватории. Купцы Яков и Григорий Шибневы приобрели несколько складов на окраине посёлка и в селе Николо-Павловском, а один из заводских складов близ Базарной площади выкупил под свой магазин купец Аксёнов. На продажу были выставлены и заводские конюшни, и сами лошади.

Кроме того, часть недвижимости была сдана в аренду, как, например, господский дом на улице Тагильской или Верхние провиантские склады. Несколько домов купило Верхотурское земство для учителей земских школ и училища.

Неизвестно, сколько в точности выручил Елим Павлович от этой распродажи. Известно только, что денег не хватало и Елим по совету Василия Дмитриевича Белова приступил к реорганизации заводов. Главным итогом этой реорганизации стало закрытие ряда нерентабельных предприятий округа.


Приезд Е. П. Демидова с женой Софьей Илларионовной на Верхнесалдинский завод (фото 1910 г.)

Реорганизация шла медленно. Висимо-Шайтанский и лайские заводы, закрытые в 1909 году, готовились к остановке четыре года. Заводские производства закрывались постепенно, высвободившееся оборудование распределялось по оставшимся работать предприятиям — в основном на Нижнетагильский и Салдинский заводы. Также закрылись Черноисточинский (1911) и Висимо-Уткинский (1912) заводы.

«Реорганизация железоделательного производства на заводах г-на Е. П. Демидова позволила его владельцу не только сохранить предприятия, но и не допустить срыва государственных заказов, оплаченных заранее через военное ведомство и Министерство путей сообщения, — писал в 1909 году в одной из своих статей известный экономист В. Д. Белов. — При этом положительный экономический эффект превысил полтора миллиона рублей, что открыло заводам путь к дальнейшей модернизации основных производств*».  

Вместе с тем Елим Павлович вкладывал в развитие горнозаводского хозяйства и свои личные сбережения.

В 1910–1912 годах он принял активное участие в проектировании железнодорожной ветки до Алапаевска и профинансировал её строительство. Тогда же он оплатил строительство в Егоршино шахты «Софья», которая вошла в строй в 1913 году. Вместе с этой шахтой «заводчик поневоле» запроектировал и начал строительство Егоршинской электростанции.


Строительство водозаборного сооружения Егоршинской электростанции (фото 1913 г.)

Елим Павлович составил подробный план модернизации заводов Тагильского округа и согласовал его со специалистами. Согласно этому плану, модернизация предприятий должна была завершиться к 1916 году. Для этого Демидов намеревался привлечь как российских, так и иностранных специалистов — из Франции и Соединённых Штатов. Всего он вложил в реконструкцию и модернизацию заводов около миллиона рублей из личных средств. Ещё миллион Елим собирался потратить на эти цели из наследства, доставшегося ему после смерти дяди Ю. С. Нечаева-Мальцова.

Кроме большого состояния, троюродный дядя оставил любимому племяннику некоторую недвижимость, в том числе и имение в Полибино. Елим Павлович знал, что в имении у дяди часто гостили такие известные деятели русской культуры, как Толстой, Репин, Айвазовский, Поленов, Васнецов и многие другие. Там же находилась самая первая башня инженера Владимира Григорьевича Шухова, которую Нечаев-Мальцов, не скупясь, купил у автора изобретения по окончании XVI Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде. Демидов собирался отреставрировать башню, отремонтировать усадьбу и сделать в Полибино «культурную Мекку России».

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов и его усадьба в Полибино

Довольно много последний владелец уральских заводов сделал и в Нижнем Тагиле. В 1913 году на заводе был построен энергетический цех, который не только обеспечивал предприятие электроэнергией, но и давал электричество для освещения центральных улиц посёлка. Построенный в 1902 году прокатный цех в 1909–1911 годах подвергся модернизации. На личные деньги Елима Павловича и его жены были открыты четыре столовые для рабочих — две в центральной части посёлка и ещё две на Вые.

Однако планы Е. П. Демидова начали рушиться с началом войны.

Модернизацию производства пришлось свернуть. Снова встала проблема нехватки сырья, а вскоре к ней прибавилась нехватка трудовых ресурсов, ставшая следствием мобилизации. Правда, демидовские заводы регулярно получали заказы от военного ведомства, но с каждым разом выполнять их становилось всё труднее. В 1916 году на Нижнетагильском заводе останавливается доменное производство, остальные цеха работают с неполной нагрузкой. Общий долг демидовского хозяйства стремительно растёт и к середине 1916 года достигает почти 10 млн рублей.

Елим Павлович изо всех сил пытается спасти заводы от банкротства. С помощью брата Анатолия и его тестя он добивается переноса государственного долга на Русский для внешней торговли банк, а затем составляет договор об учреждении «Акционерного общества Нижнетагильских и Луньевских горных и механических заводов наследников П. П. Демидова, кн. Сан-Донато». Акции общества начинают активно распродаваться. Доля Демидовых на момент подписания Устава акционерного общества 24 марта 1917 года составляла всего 24%. Фактически уральские заводы перестали быть демидовскими...

Тут надо отметить, что «Акционерное общество Нижнетагильских и Луньевских горных и механических заводов наследников П. П. Демидова, кн. Сан-Донато» поначалу рьяно взялось за восстановление заводов. Была проведена оценка действующего оборудования и запасов сырья, но как только новые хозяева стали проверять финансовые дела, начались серьёзные трудности: большая часть бухгалтерских документов в заводских архивах отсутствовала.

После Февральской революции Елим Павлович остался в должности российского посланника в Греции, в марте 1917-го Министерство иностранных дел подтвердило его полномочия. Поначалу Елим с интересом наблюдал за тем, как развиваются события в России, но затем интерес сменился разочарованием.

В июне 1917 года он писал своему брату Анатолию Демидову: «Каждый день я получаю из России новости одна тревожнее другой. Страной пытаются управлять люди, совершенно не понимающие, что они делают, и неспособные предусмотреть последствия своих действий. Если так будет продолжаться и далее, крах России неизбежен».

В августе 1917-го Елим Павлович встречается в Париже со своими сводными сёстрами и братом. Встреча проходит в присутствии ближайших родственников и за закрытыми дверями. Позднее в своих мемуарах Мария Павловна напишет, что в тот день из дома удалили всю прислугу, поэтому подавать на стол чай или ужин приходилось им с сестрой. На встрече обсуждалось финансовое будущее семьи Демидовых. В результате было решено вывести все деньги, принадлежавшие членам семьи, из российских банков. Названия банков, в которых были размещены демидовские деньги, до сих пор являются тайной. Как и общая сумма капиталов. Кто-то из историков считает, что это были банки Франции, кто-то полагает, что миллионы Демидовых осели в Швейцарии и Швеции.

Октябрьская революция застала Елима Павловича с женой и сыном в Ницце. Они срочно возвращаются в Афины, и через несколько дней ему приходит уведомление о том, что новая власть не нуждается в услугах Демидова как дипломата. А 28 января (10 февраля) 1918 года Советское правительство выпускает декрет о национализации всех промышленных предприятий «Акционерного общества Нижнетагильских заводов и рудников наследников П. П. Демидова» и принадлежащей ему недвижимости.

Елим Павлович с семьёй поселился в пригороде Афин в большом доме с парком и садом и зажил тихой жизнью рантье. Он изучал русскую литературу, писал для французских журналов исследования о Пушкине и Тургеневе и даже издал в Париже книгу своих стихов. Также Елим Павлович способствовал знакомству своего племянника Павла Карагеоргиевича с принцессой Ольгой Греческой и устраивал их брак.


Усадьба Е. П. Демидова в Афинах (фото 1930-х гг.)

В начале 1930-х годов «последний князь Сан-Донато» решил засесть за мемуары. Его знакомые издатели в Берлине и Париже утверждали, что «воспоминания человека такого масштаба» всегда будут востребованы читателями. Это действительно было так: в 30-е годы ХХ века в Германии, Франции, Италии, Греции осело немало русских эмигрантов, многие из которых покинули Родину в спешке. Поэтому каждая газета, каждая книга на русском языке была желанна в семьях и многочисленных обществах эмигрантов.

Первой помощницей в написании мемуаров стала жена Елима Павловича — Софья Илларионовна.


Софья Илларионовна Демидова

По признанию самого Елима, его супруга проделывала огромную работу: вела переписку с эмигрантами, правила рукописи, делала запросы в архивы Франции, Германии, Австрии, Швеции и даже в Центральный архив Советской России. Говорят, однажды она написала письмо директору Нижнетагильского музея, где просила уточнить несколько названий, дат и фамилий. Дворянское воспитание не позволило ей подписать письмо вымышленным именем, и она подписалась своим, с указанием всех титулов и званий.

Ответ Софья Илларионовна получила месяц спустя.

«Какой-то господин уведомил меня, что выполнить мою просьбу нет никакой возможности ввиду крайней запутанности в заводских архивах, — вспоминала она позднее. — Он приглашал меня — “гражданку Демидову” — приехать в Нижнетагильск и самой найти нужные мне бумаги, уверяя, что для этого не будет никаких препятствий. Мы с мужем только посмеялись над этим письмом».

Первая книга мемуаров Елима Павловича вышла в Париже в 1938 году. Вторая книга — через два года в Финляндии. Книги издавались на французском, немецком и русском языках. Обе части воспоминаний вышли небольшим тиражом и были быстро раскуплены. Елим собирался выпустить ещё и третью часть мемуаров и даже начал работать над ней, но 29 марта 1943 года неожиданно для близких умер. Последнему владельцу уральских заводов было 74 года. Его похоронили в приходе Троицкой посольской церкви в Афинах. Через 10 лет ушла из жизни и его супруга Софья Илларионовна. После смерти мужа она учредила специальный фонд имени Е. П. Демидова, в задачи которого входила поддержка престарелых эмигрантов из России. Ещё один фонд Софья Илларионовна организовала для помощи инвалидам Первой мировой войны. Похоронили её рядом с мужем.

Могила Елима Павловича и Софьи Илларионовны Демидовых в Афинах (фото 2014 и 2015 гг.)

Единственный сын Елима и Софьи Демидовых, Владимир, женился на польской графине Барбаре (Варваре) Михайловне Новицкой. Правда, другие источники говорят, что женой Владимира Елимовича стала... Елена Константиновна Новицкая. Любопытно, что все данные в метриках обоих женщин совпадают день в день, при том что они не родственники. Так или иначе, у Владимира Демидова родились дети — Кирилл и Мария. Кирилл Владимирович скончался в 2003 году. Мария Владимировна и её дети — Николай и Гертруда — по сей день проживают в Кракове (Польша).

Любопытный факт: Гертруда Новицкая-Демидова вышла замуж за Душана Карагеоргиевича, внука Павла Карагеоргиевича, и после свадьбы стала принцессой Югославии.


Душан Карагеоргиевич, принц Югославии (фото 2001 г.)

Ни дети Елима Павловича, ни его внуки никогда не проявляли интереса к истории демидовских заводов на Урале или к истории городов, возникших на месте заводских посёлков. Мемуары Елима Павловича в 1993 году были переизданы во Франции очень небольшим тиражом. По словам настоятеля Троицкой церкви в Афинах, за могилой Елима и Софьи Демидовых ухаживают, а туристы из России почти всегда приносят на могилу цветы.

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

------------------------------

* Василий Дмитриевич Белов (1825–1910) — младший сын управляющего по финансовой части заводов Нижнетагильского горного округа Д. В. Белова. Получил высшее экономическое образование, работал экономическим советником у П. П. Демидова и в Верхотурском земстве, позднее был приглашён на работу в Министерство финансов, где курировал промышленный сектор (прим. авт.).

Фото: из архивов С. Л. Левицкого, С. Багдасарова (Shakko), Д. Спинин, В. и А. Ширяевы

Реставрация и фоторепродукции: С. Волков и Д. Кужильный