Смычка: самый «пролетарский» район Нижнего Тагила

Смычка: самый «пролетарский» район Нижнего Тагила

Путешествуя по улицам нашего города, мы до сих пор ни разу не побывали на Тагилстрое – в районе, одно название которого пугает обывателей Нижнего Тагила. Виной тому проблемная экологическая обстановка, сложившаяся под влиянием огромной промзоны, образовавшейся в 30-60-х годах ХХ века в самом центре города. Близкое соседство с заводом-гигантом постоянно доставляло и продолжает доставлять Тагилстрою массу проблем: пыль, грязь, разбитые дороги, выбросы в атмосферу. А со вступлением нашего государства в период «строительства рыночной экономики» добавилась ещё одна – транспортная. В советский период на Тагилстрой старались не возить иностранные делегации, чтобы «не создавать ошибочного впечатления о советской действительности». А если и привозили, то дальше Дворца культуры металлургов их не пускали: уж очень неухоженным выглядел район.

Казалось бы, кроме как об истории комбината, рассказывать о Тагилстрое нечего. Но это только на первый взгляд. Практически каждая улица, переулок и даже некоторые отдельные здания имеют свою историю – пусть не такую долгую, как у улиц старого завода, но не менее интересную. Мы начнём наши прогулки по Тагилстрою со Смычки.

Смычка появилась на карте Нижнего Тагила в 1932 году, когда в городе начали строиться два уникальных по тому времени завода-гиганта – УВЗ и НТМЗ. Почему эти предприятия решили строить именно в нашем городе, до сих пор не ясно. В Тагиле на тот момент не было крупных заводов, производивших материалы для строительства. Цемент, кирпич, балки и даже гвозди были привозные. А вот в чём обе стройки не испытывали нужды – это лес и щебень. Пока строили и запускали маломощные кирпичные и бетонные заводы, вопрос доставки стройматериалов на всех рабочих совещаниях стоял первым номером.

Станция «Смычка» изначально планировалась как сортировочная внеклассная станция, которая могла бы обслуживать три направления Свердловской железной дороги и подъездные пути предприятий промзоны.

Для новой станции, которую впоследствии станут называть «транспортным форпостом уральской горно-металлургической промышленности», выбрали место на разъезде «358-й километр».

Строить Смычку начали в 1932-м, а год спустя, станция была сдана в эксплуатацию. На тот момент она имела 12 путей, мастерскую по ремонту подвижного состава, несколько служебных зданий. В дальнейшем станция «Смычка» только расширялась. К весне 1941 года она имела уже три парка, 32 сортировочных и приёмоотправочных пути, вагонно-эксплуатационное депо. В то же время в непосредственной близости от станции начали появляться жилые дома для работников «Смычки». Сначала это были дощато-засыпные бараки, которые затем заменили на брусковые дома. Часть жилья возводилась в индивидуальном порядке, для чего СНК СССР и ЦК ВКП(б) были приняты несколько кредитных программ для населения Урала. 

 

С расширением «Смычки» рос и рабочий посёлок железнодорожников, который в народе получил такое же название, что и станция. Эпоха, в которую появились станция и посёлок, «годы большого рывка» наложили отпечаток и на названия здешних улиц, которые носят исключительно «пролетарские» и профессиональные названия. 

 

Правда, названия некоторых улиц непонятны многим нынешним жителям Смычки. Например, уже почти никто не знает, кто такой Хохряков, чьим именем названа одна из улиц района. Некоторые предполагают, что это какой-то выдающийся тагильчанин. Другая версия, гуляющая по Смычке, гласит, что улицу назвали в честь одного из рабочих-железнодорожников, который жил и работал на станции.

На самом деле, Павел Данилович Хохряков – бывший матрос с линкора «Император Александр II», после февральской революции стал начальником штаба екатеринбургского отряда Красной Гвардии. Он был и в числе тех, кто перевозил семью Николая Романова из Тобольска в Екатеринбург. Хохряков стоял у истоков ЧК Екатеринбурга, а в августе 1918 года погиб в бою с белочехами. По прежним меркам – революционер и герой Гражданской войны, а значит, достоин того, чтобы его именем называли улицы городов. К Нижнему Тагилу Павел Данилович фактически не имел никакого отношения, если не считать того, что весной 1918-го в числе других подписал приказ об образовании в Нижнем Тагиле отдела УОЧК (Уральской областной чрезвычайной комиссии).

Улица Малышева также названа в честь екатеринбургского революционера и Героя гражданской войны, организатора профсоюзов и первого комиссара (министра) труда Уральской области Ивана Михайловича Малышева. Правда, название этой улицы более-менее оправдано: Малышев происходил из семьи рабочих-железнодорожников и даже немного поработал на железной дороге учителем одной из станционных школ в Пермской губернии. 

Нет среди нынешних жителей Смычки и единого мнения по поводу того, в честь какой землячки названа улица Землячки. И уж совсем немногие жители этого района знают, что женщину, в честь которой назвали улицу, звали Роза Самуиловна Залкинд. Роза была дочерью купца 1-й гильдии, имела диплом врача, который получила во Франции, но посвятила свою жизнь русскому революционному движению. В 1905-м была координатором от РСДРП на Урале, то есть, говоря понятным языком, планировала на Урале беспорядки. Позднее один из своих партийных псевдонимов – «Землячка» – она выбрала для своей новой, «пролетарской» фамилии. После Октябрьской революции и Гражданской войны революционерка пошла на партийную и советскую работу. К Нижнему Тагилу и тем более к Смычке Роза Самуиловна Землячка не имела никакого отношения.

А вот улица Константина Пылаева названа как раз в честь жителя Смычки, работника железнодорожной станции Смычка, Героя Советского Союза.

Константин Фёдорович Пылаев родился в Нижнем Тагиле 28 декабря 1914 года в семье рабочего. Окончил четыре класса и школу ФЗО (фабрично-заводского обучения) при заводе им. В. В. Куйбышева, где получил специальность слесаря. 

Константин Фёдорович Пылаев (фото 1930-х гг.) 

По окончании ФЗО получил распределение в депо станции Смычка, где и проработал до призыва в армию в январе 1942 года. Окончил школу младших командиров и был назначен командиром отделения 180-го отдельного сапёрного батальона 167-й стрелковой дивизии. Боевое крещение Константин Пылаев получил в июле 1942-го. В боях был дважды ранен. Ему предлагали продолжить службу в тыловых частях, но после лечения в госпиталях Константин Фёдорович неизменно возвращался в свою часть. Весной 1943-го он был произведён в старшие сержанты. Принимал участие в Курской битве, установив с сапёрами около полутора тысяч различных мин и более трёх километров проволочного заграждения.

Звания Героя Советского Союза Константин Фёдорович Пылаев был удостоен за участие в операциях по освобождению Левобережной Украины при форсировании рек Десна и Днепр в августе-сентябре 1943-го.

Так, в сентябре отделение К. Ф. Пылаева по приказу командования построило из подручных средств плот для переправы на западный берег Днепра подразделений, которые должны были отвлечь внимание немцев от места форсирования реки главными силами Красной Армии. Этот эпизод впоследствии был подробно описан непосредственным участником событий, писателем Юрием Бондаревым и вошёл в сценарии таких фильмов, как «Освобождение» и «Батальоны просят огня».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 ноября 1943 года за успешное форсирование реки Днепр, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр и проявленные при этом отвагу и героизм старшему сержанту Пылаеву Константину Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В дальнейшем Константин Пылаев принимал участие в Киевских операциях, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Восточно-Карпатской, Западно-Карпатской, Моравско-Остравской наступательных операциях. Войну закончил в Чехословакии. Был награждён орденом Красной Звезды, различными медалями. 

После войны Константин Фёдорович вернулся в Нижний Тагил. Работал слесарем в вагонном депо на станции Смычка, затем слесарем-сборщиком на Нижне-Тагильском медико-инструментальном заводе. Трагически погиб 16 мая 1959 года. На здании депо, где он работал, установлена мемориальная доска. В память о Герое одна из улиц посёлка Смычка была переименована в улицу Константина Пылаева.

С началом Великой Отечественной войны жилой посёлок станции Смычка начал расширяться. Город принимал предприятия, эвакуированные из районов боевых действий, а вместе с ними и рабочих этих заводов. Вновь прибывших расселяли всеми доступными способами. Какую-то часть эвакуированных удалось разместить за счёт «уплотнения», но для основной массы пришлось строить временное жильё, которое через полтора-два года стали менять на «бруски». Скоро посёлок железнодорожников разросся настолько, что слился с другим посёлком строителей НТМЗ – Техпосёлком. 

В первые послевоенные годы на Смычке началось строительство благоустроенного жилья. Первыми под снос пошли бараки, а затем и брусковые дома стали заменять капитальными малоэтажками. В конце 80-х, в эпоху «гласности», «ускорения» и прочих горбачёвских инициатив, руководители Тагилстроевского района отрапортовали, что на Смычке снесли последний брусковый дом. Но то ли поторопились руководители, то ли просто не видели разницы между бараком и брусковым домом, но встретить легендарные «бруски» на Смычке можно до сих пор. 

Брусковый дом на ул. Красных Зорь 

Вообще, Смычка – настоящий рай для тех, кто увлекается историей отечественной архитектуры в целом и малоэтажек эпохи «сталианса» в частности. Разнообразие домов, выполненных по типовым проектам 30-40-х годов, удивляет. Как и то, что застройка тех лет вовсе не выглядит хаотичной. 

Малоэтажные дома Смычки, построенные в 40-х – начале 50-х годов 

Застройка посёлка продолжалась и в 60-70-е, и в последующие годы. Строили не только жильё, хотя это направление было приоритетным, но и объекты соцкультбыта, школы, детские сады. Так, в 1961 году был сдан Дом культуры железнодорожников имени Юрия Гагарина. 

Дом культуры железнодорожников им. Юрия Гагарина 

А четырьмя годами ранее, в 1957-м, на Смычке были сданы в эксплуатацию сразу два школьных здания. В одно из них, что на улице Гвардейской, переехала семилетняя школа, которую местные жители до сих пор называют «железнодорожная». Сейчас это школа № 144.

 

Школа № 44 (с 2004 года – № 144) 

Второе здание, на улице Балакинской, заняла средняя школа № 49. Эта школа была построена по одному из последних типовых проектов эпохи «сталинского ампира». Проект был разработан двумя московскими архитекторами Чалдымовым и Степановым в 1952 году.

Школа № 49 в конце 50-х гг. 

Проект школы на 880 учащихся 

Школа была рассчитана на 880 учащихся, имела просторные светлые классы и две служебных квартиры – для директора и для сторожа. Последний факт выглядит в наше время необычным, но в 30-50-х годах во многих проектах школ и детских дошкольных учреждений были предусмотрены служебные квартиры для персонала. Например, школа № 9 на Вагонке также имела служебную квартиру. 

Школа № 49 в наши дни 

Часть Смычки застроена более современными домами, которые появились здесь в конце 80-х – начале 90-х годов. Строили здесь в этот период просто ради увеличения жилого фонда, судорожно пытаясь хоть как-то выполнить обещания партии и правительства обеспечить к 2000 году каждую советскую семью отдельным жильём. Однако с переходом страны на «рыночные рельсы» строительный бум быстро утих, а обещания так и остались обещаниями. 

В начале «нулевых» на станции наконец-то появилось большое, просторное здание вокзала. Сама станция за более чем 80 лет своего существования значительно разрослась. Сейчас на ней находятся 60 путей, из которых более 40 – сортировочные, в сутки Смычка пропускает через себя свыше двух тысяч вагонов, на станции работают 180 локомотивов. 

Вокзал станции Смычка, сданный в эксплуатацию в 2003 году 

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков для АН «Между строк» 

Прошлые выпуски проекта «Город-лабириНТ»