Разоблачительная история горного техникума. Великие учителя (часть 2)

Разоблачительная история горного техникума. Великие учителя (часть 2)

Как мы уже отмечали, история Нижнетагильского горно-металлургического колледжа тесно переплетена с историей города. За годы существования из его стен вышло немало специалистов горнодобывающей отрасли, металлургов, управленцев, оставивших яркий след в истории Нижнего Тагила. 

Практически все приказчики, работавшие на уральских заводах Демидовых, являлись выпускниками Нижнетагильской школы – «прабабушки» нынешнего НТГМК. В том числе такие известные персоны, как Пётр Соловьёв, ставший на закате карьеры «золотым камисаром» Николая Демидова (П. С. Соловьёв курировал все демидовские золотоплатиновые прииски); его сын Фёдор Петрович, в честь которого была названа гора в окрестностях Нижнего Тагила и который подарил Петербургу знаменитый Соловьёвский сад; «всемогущий» управляющий Нижнетагильскими заводами Дмитрий Белов и легендарный «главный директор» демидовских заводов Александр Любимов. Учились здесь и будущие механики Ефим, Гаврила и Алексей Черепановы.

К слову, самый известный из них – будущий изобретатель первого русского паровоза Ефим Алексеевич Черепанов – был учеником весьма посредственным. Преподаватели не раз отмечали:

«…оной Ефимко всего достигает токмо смекалкою своей, а грамотой пренебрегает. Счёт знает изрядно, но читает худо, лишь пальцем водя…» 

Е. А. и М. Е. Черепановы 

После того как в 1806 году по распоряжению Николая Никитича Демидова школа была преобразована в «4-классное учебное и воспитательное училище для служительских детей с приготовительным классом», её перевели на Выйский медеплавильный завод и вскоре переименовали в Выйское заводское училище. Приказ о преобразовании школы в училище Николай Никитич снабдил следующим комментарием:

«Цель заведения оного училища – образовать для должностей по заводам хороших служащих и распространить меж заводскими жителями самонужнейшие познания в общежитии...»

Кроме смены вывески, в училище была введена расширенная учебная программа. Кроме традиционных чтения, письма, арифметики и основ геометрии и механики, были добавлены практическая геометрия, история, география, грамматика, чистописание, специальное черчение и рисование, бухгалтерия, законоведение, физика, химия, механика, горное искусство, металлургия, геодезия, маркшейдерское дело, лесоводство. Преподавали здесь и иностранные языки – немецкий, французский, английский, латынь. Также было значительно увеличено число учащихся: сначала до 120, а затем и до 160 человек.

Согласно приказу Николая Никитича Демидова, в училище надлежало принимать только детей заводских служащих – мастеров, механиков, приказчиков, управляющих. Отдельно оговаривались условия приёма в училище детей простых работных, как вольнонаёмных, так и крепостных.

Самые усердные ученики заносились в отдельный список в качестве кандидатов на дальнейшее обучение в престижных учебных заведениях Москвы, Петербурга, Германии, Франции, Италии. Если такой кандидат оканчивал училище с отличием, Демидов лично проводил с ним собеседование, устраивал ему «экзамен» и уже после этого принимал решение, отправлять его учиться дальше или нет. Ежегодно на оплату обучения и проживания наиболее талантливых учеников за границей Николай Никитич выделял от 30 до 50 тысяч рублей серебром. В 1827 году он подал заявку на включение Выйского училища в реестр Министерства народного просвещения. Правда, перевод заводского училища в «ведение» Министерства состоялся после смерти Николая Никитича, в 1839 году. Но при этом оно сохранило статус «закрытого»: в нём готовили специалистов исключительно для демидовских заводов. 

Надо отметить, что многие талантливые специалисты, окончившие Выйское училище, стали впоследствии его преподавателями. Так, Ефим Черепанов руководил практическим классом, его сын Мирон и племянник Аммос преподавали черчение; сооснователь «бронзёрной мастерской» при Нижнетагильских заводах Алексей Ерофеев – литейное производство;  Иродион Рябов преподавал словесность, историю, арифметику и геометрию; Федор Шептаев и Павел Мокеев – механику; известный на Урале архитектор Кирилл Луценко – рисование. 

Сын крепостного мастера с Черноисточинского подливного завода Фотий Швецов по окончании училища поступил в Высшую горную школу в Париже, которую окончил с отличием. По возвращении в Нижний Тагил прошёл путь от приказчика Меднорудянского рудника до управляющего по технической части всех заводов господ Демидовых на Урале. В 1840-х годах Анатолий Демидов назначил его куратором Выйского училища. Раз в месяц Фотий Ильич письменно отчитывался перед хозяевами «о течении учебного процесса, практических работах и финансовом состоянии» училища.

Позднее сын Ф. И. Швецова – Евгений Фотиевич – преподавал в училище химию и металлургию.

Евгений Фотиевич Швецов с женой Фелицатой Васильевной и дочерью Таисией 

Друг и соавтор Д. И. Менделеева, действительный член У.О.Л.Е. с 1870 года, педагог, металлург-практик, прекрасный переводчик с немецкого Евгений Швецов до конца своих дней работал дворником, сторожем, истопником. В 1942 году, всеми забытый, он умер от воспаления лёгких на руках у близких. 

В 1862 году Выйское заводское училище было преобразовано в Нижнетагильское реальное училище и переподчинено в учебно-организационном отношении Министерству просвещения. Количество учащихся было сокращено до ста человек. Теперь в училище могли быть приняты все желающие, а не только дети служащих демидовских заводов. Впрочем, Демидовы продолжали финансировать училище ещё довольно долгое время, внося от 50 до 75% годового бюджета этого учебного заведения: демидовские предприятия в те годы испытывали постоянную нехватку квалифицированного технического персонала. 

Реальное училище имело три класса с двухлетним сроком обучения в каждом.

Третий, специальный класс, делился на отделения – металлургическое, механическое, бухгалтерское и топографическое. В училище были созданы и оборудованы физический, минералогический, геодезический и чертёжные кабинеты, химическая лаборатория; работала библиотека, насчитывающая более 5 тысяч книг. С 1868 по 1894 годы училище подготовило более двухсот техников, чертёжников, счетоводов, бухгалтеров, горных смотрителей, лесничих, заводских надзирателей. 

В 1896 году Реальное училище было преобразовано в Нижнетагильское горнозаводское училище.

В этот период в училище сформировался уникальный преподавательский состав из выдающихся педагогов и практиков. Среди тех, кто читал лекции студентам училища, были известный электротехник Константин Поленов (он преподавал математику), учитель черчения и рисования Глеб Турыгин, инженер-металлург, профессор металлургии, будущий член-корреспондент АН СССР Владимир Грум-Гржимайло. 

Владимир Ефимович Грум-Гржимайло 

Преподавать минералогию был приглашён известный в округе горный инженер Василий Квятковский. Уставший от неудач на коммерческом поприще и вернувшийся в Тагил Павел Стеблов, зять Фотия Швецова, преподавал математику; Гурий Зворыкин – механику и черчение; а главный лесничий Нижнетагильского горного округа Герман Тиме – топографию, ботанику и лесоводство. 

Герман Августович Тиме 

Самым строгим из преподавателей этого периода у студентов училища считался Грум-Гржимайло, самым «добрым» – Герман Тиме. Мало кто из учащихся знал, что строгость Владимира Ефимовича была маской, за которой будущий ординарный профессор Петербургского политехнического института прятал личные переживания, связанные с молодой женой (кстати, дочерью «доброго» Германа Тиме). 

Позднее, в начале XX века, педагогический коллектив училища пополнился ещё двумя весьма известными в Тагиле персонами. Александр Словцов (будущий первый директор Нижнетагильского музея) и его двоюродный брат, сын священника собора Александра Невского Борис Словцов, преподавали студентам училища историю, право и русскую литературу. 

Говоря о преподавательском составе Нижнетагильского горнозаводского училища того периода, нельзя не упомянуть выпускника математического факультета Казанского университета, известнейшего тагильского педагога Николая Кларка. В 1888 году он начал преподавать математику и физику в Реальном училище, а уже три года спустя был назначен директором училища. В 1896-м он стал инспектором заводских училищ. 

Николай Кларк происходил из рода «великобританских уроженцев» Кларков, которые в конце XVIII века «пришли из Шотландии к русскому царю на службу». Первые из рода – братья Бэйзил и Мэтью Грегор Кларки (на русский манер, соответственно, Василий Григорьевич и Матвей Григорьевич) – появились на Александровском пушечном заводе в Олонецком округе ещё в 1787 году. Несколько позднее на службу в Россию перебрался ещё один из братьев – Карл. Впоследствии практически все Кларки служили либо на оружейных заводах, либо «по горному и лесному ведомству», в том числе и на Урале. Третий сын Василия Григорьевича Кларка – Иван – был лесничим Саткинского завода, его сыновья Николай и Фёдор решили связать свою жизнь с педагогикой: Фёдор Иванович Кларк преподавал в горнозаводском училище бухгалтерию. 

Николай Иванович Кларк (в центре) среди преподавателей Нижнетагильского горнозаводского училища 

При Николае Ивановиче Кларке началась борьба за распространение на Нижнетагильское горнозаводское училище прав среднетехнической школы и передачу учебного заведения на содержание казны. Основной причиной тому явилось значительное сокращение финансирования училища со стороны Демидовых. Хотя Елим Демидов и состоял почётным попечителем училища начиная с 1887 года, денежные потоки со стороны владельцев Нижнетагильских и Луньевских заводов стали заметно сокращаться. Сокращаться стал и спрос на выпускников училища. Статус среднетехнического училища давал его выпускникам право поступления на государственную службу за пределами Нижнетагильского округа и право на получение ими государственных чинов. Переписка с Министерством просвещения на эту тему тянулась шесть лет, с 1903 по 1909 годы, и закончилась тем, что Николаю Ивановичу удалось обратить внимание министра народного просвещения на проблему и убедить ведомство принять училище на содержание казны. Правда, официально казённым средним горнозаводским техническим Нижнетагильское училище стало только 1 сентября 1916 года. 

Много делал Николай Иванович и для организации внеучебной жизни учащихся. Любая инициатива, касающаяся вопросов досуга студентов, рассматривалась Кларком незамедлительно и, как правило, получала одобрение и поддержку. Например, в 1901 году студент училища Борис Мельников высказал идею создания первого на Урале оркестра балалаечников. Н. И. Кларк поддержал идею и помог с организацией репетиционной базы и покупкой инструментов. Первое выступление оркестра состоялось в том же году и имело большой успех. Через год учащиеся создали ещё и духовой оркестр. Нашла полную поддержку со стороны директора и инициатива классного надзирателя училища Михаила Дмитриева об организации туристических походов. Как вспоминал впоследствии А. Н. Словцов:

«...Наши студенты под руководством Дмитриева облазили все окрестные горы, обследовали все леса вокруг, всякий раз привозя из походов что-то интересное».

Наиболее запоминающимися походами учащихся-«горнозаводцев» был сплав по реке Чусовой в 1909 году и экспедиция на гору Медведь Камень в 1910-м, во время которой были найдены остатки стоянки древних людей эпохи палеолита. После того как в 1889 году Н. И. Кларк вошёл в состав дирекции Нижнетагильского заводского театра, спектакли начали ставить и студенты Горнозаводского училища. Руководить театральным кружком Кларк пригласил известного тагильского актёра Александра Боташева.

Интересно, что для студентов Горнозаводского училища у ряда тагильских предпринимателей действовали скидки на товары и услуги. Например, учащиеся меньше платили за посещение кинотеатров, за услуги ряда фотографов, парикмахеров, портных. Чтобы получить скидку, достаточно было прийти в форме училища. 

Учащиеся Нижнетагильского реального (горнозаводского) училища 

В 1913 году училище переехало в новое здание, построенное специально для него с учётом требований Министерства народного просвещения и пожеланий педагогического состава. В нём старейшее учебное заведение Нижнего Тагила находилось вплоть до 1919 года. Всего в 1913-1918 годах училище выпустило около двух тысяч специалистов.

Однако беда пришла, откуда не ждали.

После того как части Красной Армии летом 1919-го вернули контроль над городом, часть преподавателей ушла с отступающей армией Колчака. Оставшихся учителей мобилизовали в трудовые колонны, а училище закрыли. Через два года новая власть, ощущая острую нехватку специалистов горного дела и металлургии, решила возродить училище. Для начала училище переименовали в техникум. Преподавателей освободили от всеобщей трудовой повинности, но оказалось, что для полноценного учебного процесса учителей всё равно не хватает. Вопрос неоднократно выносили на заседания горсовета, но ничего решить так и не могли: народные депутаты от большевицкой партии ни за что не хотели обращаться к «старорежимным» педагогам, а тем более «к попам». Но обратиться всё же пришлось. Губернский отдел профтехобразования постановил вернуть в образовательные учреждения преподавателей, работавших в системе Министерства народного образования, невзирая на их политические взгляды. И в конце 1921 года училище под «новым пролетарским» названием Высший горнозаводской практический институт начало обучение студентов. Здание бывшего горнозаводского училища в то время находилось на ремонте, и учебный процесс начался в помещении бывшего Реального училища на улице Уральской. Лишь в январе 1922 года начался переезд в родные пенаты. В том же году учебному заведению вернули предыдущее название, а через четыре года техникум снова переименовали и он стал называться горно-металлургическим. 

Нижнетагильский горно-металлургический техникум (фото 1975 г.) 

С возрождением старейшего учебного заведения Нижнего Тагила оно постепенно начало возвращаться в  городскую жизнь. Так, в 1922-1925 годах здесь одними из первых в городе появились ячейки различных общественных организаций: Общества друзей воздушного флота, Общества друзей химической обороны и химической промышленности (сокращённо – ДОБРОХИМ), секция МОПРа (Международного общества помощи революционерам), а также ОДН – Общества «Долой неграмотность».

В 1923 году в техникуме был организован кружок физической культуры «Спартак». В кружке работали 5 секций – шахматно-шашечная, лёгкой атлетики, тяжёлой атлетики, стрелковая и секция игровых видов спорта. Первоначально в «Спартак» принимали только членов РКСМ, РКП (б) и кандидатов в члены этих партий, но вскоре дискриминация по партийной принадлежности была признана вредной, «перегибы» были устранены и двери кружка распахнулись для беспартийных. Занятия спортом проводились инструкторами центрального спортивно-физкультурного клуба Нижнего Тагила, которые стремились связать спортивные мероприятия с работой общественно-политических добровольных обществ. И к концу 20-х годов занятия спортом всё сильнее стали приобретать военно-технический характер. В 1927-1929 годах, в соответствии с призывами партии и правительства, как отдельные дисциплины развиваются военно-технические виды спорта, проводятся спортивные соревнования в поддержку ОСОАВИАХИМа, создаются военизированные подразделения. 

Военизированный батальон учащихся горно-металлургического техникума (фото: май 1929 г.) 

Надо отметить, что в те годы занятия спортом были едва ли не самым доступным видом досуга молодёжи, поэтому в спортивные и военно-спортивные секции шли гораздо охотнее, чем в комсомол. 

Комсомольская ячейка техникума была создана в 1922 году. Но массовостью долгое время похвастать не могла. Отчасти это объяснялось тем, что в горнозаводской техникум шли преимущественно те юноши и девушки, чьи предки прежде работали в горной отрасли и металлургии на должностях низших служащих. А эта прослойка населения Урала традиционно была аполитичной. Ради пополнения рядов комсомольцы техникума взяли шефство над спортивными секциями, ячейками ликвидации безграмотности, обществом друзей книги и развернули агитационную работу внутри них.

Проблема роста рядов РКСМ в отдельно взятом учебном заведении к началу 30-х годов была решена. 

(Окончание следует) 

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»