03 Дек 2016 13:03 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Город-лабириНТ

Разоблачительная история горного техникума (часть 1)

6 декабря старейшее учебное заведение Нижнего Тагила и одно из старейших учебных заведений горного профиля Урала – Нижнетагильский горно-металлургический колледж имени Черепановых – отмечает свой день рождения. В этот день городские СМИ, как водится, будут освещать событие. В статьях и телерепортажах горожанам расскажут об основных вехах истории колледжа, напомнят, сколько специалистов он выпустил и, конечно же, упомянут, что в этом году заведению исполняется 307 лет! 

У тагильчан, которые интересуется историей родного города, столь почтенный возраст горно-металлургического колледжа может вызвать вопрос: «Как же так? Городу 291 год, а колледжу – 307?!»

Подробный ответ могут дать в музее учебного заведения.Он будет звучать примерно так:

«В 1709 году в Невьянске было открыто первое на Урале светское учебное заведение – цифирная школа. Ещё в 1702 году Пётр I, передавая во владение Никите Демидову казённый завод в Невьянске, предписал в числе прочего, чтоб "деткам школы были б построены и работников добрых и смышлёных к тому делу у домен, и у руд, и у угольного сжения учить". Цифирная (то есть арифметическая) школа в Невьянске стала одним из первых учебных заведений в стране, где разрешалось учиться детям крепостных работных людей. Её образовательный уровень был по тому времени весьма высок: ученики изучали не только грамматику, арифметику, чистописание и Закон Божий, но и начальную словесность, историю, географию, черчение и статистику. В 1740 году часть классов невьянской цифирной школы были переведены в Нижний Тагил – столицу демидовских владений на Урале, а в 1758 году школа переехала туда полностью. В 1806 году на основе этой школы было образовано Выйское заводское училище, которое впоследствии переименовали в Нижнетагильское реальное училище, а затем – в Горнозаводское. При советской власти это училище было преобразовано в техникум. Ныне это Нижнетагильский горно-металлургический колледж имени Е. А. и М. Е. Черепановых…»



Когда в 2009 году в городе отмечали 300-летие тагильского народного образования, некоторые научные сотрудники Нижнетагильского музея-заповедника тоже объясняли «разницу в возрасте» колледжа и города тем, что в 1709 году Никита Демидов, руководствуясь указом царя Петра I «О цифирных школах», открыл таковую в Невьянске, а позднее она переехала на Нижнетагильский завод. Тогда, семь лет назад, эта версия была безоговорочно принята в качестве официальной и педагогическим составом колледжа, и чиновниками городской администрации, и руководством области.

Говорить о том, что версия, мягко говоря, не соответствует действительности, позволили себе немногие. В их числе, к слову, была и старейший краевед города, основатель и преподаватель исторического факультета НТГПИ (Нижнетагильского государственного пединститута), кандидат исторических наук Татьяна Константиновна Гуськова. Прислушиваться к её мнению не стали, а тогдашний начальник управления образования Нижнего Тагила на страницах городской газеты в ответ попытался объясниться:

«Мы говорим о неком событии, близком нам, нашему городу, которое возникло в Невьянске. Там триста лет назад открылась "цифирная школа", которая впоследствии была переведена в Тагил. Сейчас это горно-металлургический колледж. […] Сегодня в Горнозаводском округе нет представителя, который бы организовал празднование трёхсотлетия системы образования на демидовских заводах. И поэтому мы взяли на себя такую миссию, сделав эту дату городским событием. […] А, кроме того, у нас есть архивные данные, которые свидетельствуют о том, что наш город отмечал 200-летие уральского образования в начале XX века. Такие косвенные доказательства ведут к выводу, что мы можем отдать дань памяти возникновению "цифирной школы" три века назад…»

Тогда, в 2009-м, широкой дискуссии на эту тему не дали развернуться. Празднования в городе прошли, а книга городских легенд пополнилась ещё одной загадочной страницей.

Но что же так смутило тогда, семь лет назад, некоторых тагильских краеведов? Ведь версия, ставшая как-то сразу официальной историей горно-металлургического колледжа, на первый взгляд выглядит весьма и весьма убедительно. Попробуем разобраться.

Начать, наверное, следует с того, что Никита Демидович Антюфеев (Демидов) в 1709 году не мог принять к исполнению указ Петра Алексеевича «О цифирных школах» просто потому, что этот указ вышел только в конце 1714 года, реализовываться на практике начал с весны 1715-го, а в 1720-м и вовсе был свёрнут.

История возникновения так называемых «цифирных школ» в России берёт начало в 1701 году, когда царь Пётр Алексеевич подписал указ «Об образовании школ математических и навигацких наук», которые более знакомы нам под названием «навигаторских школ». Начальные классы этих школ, где учеников обучали основам грамоты и счёта, именовался «цифирным». Сразу заметим, что Никита Демидов не мог открыть в Невьянском заводе «навигатскую» школу, так как, согласно положению, в них набирались исключительно дети дворян, дьячих и подьячих, а никак не крепостных и приписных крестьян. По сути, «навигаторские» школы были своего рода военными училищами, где, прежде чем обучать военному делу, слушателей учили элементарной грамоте. Так, одной из самых известных «навигатских» школ начала XVIII века была школа в Воронеже, созданная весной 1703-го. Её созданием и устройством руководил известный русский адмирал Фёдор Апраксин. Вскоре царю стало ясно, что начальное образование необходимо вводить не только на флоте и в армии, но и повсеместно на гражданской службе.

Изначально указ 1714 года «О цифирных школах» гласил:

«В помощь духовным школам при архиерейских домах и знатнейших монастырях завести цифирные школы, где дети обучались бы арифметике и началам геометрии».

В «цифирные школы» предписано было набирать «детей духовенства, солдатских, драгунских, казачьих и пушкарских детей, приказных и посадских, да дворян и детей боярских» в возрасте от 10 до 15 лет. Для детей духовенства обучение в этих школах было обязательно, а тем из них, кто не желал учиться, грозила военная служба. Дворянским и боярским детям, не получившим начального образования, другим указом предлагалось не давать разрешение на вступление в брак.

На практике создание «цифирных школ» началось в марте 1715 года, когда Пётр приказал послать по два выпускника петербургской Школы математических и навигацких наук по губерниям. Кроме математики и геометрии, им было предписано обучать детей географии. Через год, в 1716-м, в России было открыто 12 таких школ в разных городах России, а через три года их число увеличилось до трёх десятков. В 1719 году в «цифирные школы» стали принимать детей из семей «всякого чина», то есть они стали доступны людям из любого сословия.

Поэтому зарождение народного образования на Среднем Урале в связке с петровским указом о создании «цифирных школ» не соответствует действительности.

Существует и другая версия появления в 1709 году школы в Невьянске. Она гласит следующее: отправляя на Урал Никиту Демидовича, Пётр Алексеевич снабдил его письмом за своей личной подписью, в котором предписывал

«…скорейшее заведение на заводах школ, где бы деток учили счёту и письму, и в этом деле есть тебе моя полная поддержка».

Но и эта версия выглядит в лучшем случае красивой легендой. Как и многочисленные рассказы о том, как царь и Демидов ковали вместе не то подковы для лошадей, не то оси для государевого экипажа. В 1701-1702 годах государь и тульский купец Антюфеев не были даже знакомы и о развитии «железного дела» на Урале царь Пётр узнавал исключительно от главы Сибирского приказа Андрея Виниуса, который курировал этот вопрос.

Вот здесь, видимо, стоит вспомнить, что во время поездки на уральские заводы в 1702 году думный дьяк Виниус передал Никите Демидову составленные им же «указные статьи», где перечислил свои пожелания по организации заводов. В этих «указных статьях» действительно имеется упоминание о необходимости подготовки местных квалифицированных кадров.

Дело в том, что в самом начале освоения казной Урала, заводы здесь строились и запускались приезжими специалистами, из которых мало кто оставался на Урале насовсем. Выход был один: готовить специалистов из местных жителей. Но, прежде чем начать обучение премудростям плотинного или доменного дела, людей надо было научить элементарным чтению, письму и счёту. Пожалуй, эта версия появления школы на Невьянском заводе выглядит более убедительной: Никита Демидович мог открыть школу в частном порядке. Мог бы, но... В 1705 году Никита Демидович, тогда ещё Антюфеев, становится «камисаром» – государевым служащим, осуществляющим надзор за работой завода в Невьянске. А по законодательству тех лет людям, находящимся на государственной службе, запрещалось иметь в собственности «...любые заводы, торговые дома и заведения», а также крепостных и участвовать в контролируемых предприятиях личным капиталом. Никите пришлось даже свои тульские кузницы переписать на родственников и частично сдать под залог в казну. Следовательно, частная школа в Невьянске не могла появиться до тех пор, пока Никита Демидович оставался в должности «камисара».

Да и первое упоминание о закупке учебников и пособий для Невьянской школы датируется 1720 годом. В перечне книг, закупленных для этого учебного заведения, значится несколько экземпляров азбуки, буквари, арифметики Леонтия Магницкого, а также «псалтырь, карты разныя и иные изображения Земли». Была ли невьянская школа просто школой, где учили читать, писать и считать, или там ещё преподавались какие-то специальные предметы, доподлинно неизвестно.                                             

Вторая часть легенды о «300-летии тагильского образования» тоже требует внимательного рассмотрения.

Согласно официальной версии, Невьянская школа в 1758 году была переведена на Нижнетагильский завод, где за 50 лет превратилась сначала в Выйское высшее заводское училище, затем в Реальное училище и так далее. Однако существуют по крайней мере два документа, в которых говорится о Невьянской заводской школе и после этой даты. Один из них датируется 1759 годом и представляет собой доклад управляющего Невьянским заводом Никифора Клеопина о состоянии заводского хозяйства. Второй раз заводская школа упоминается в письме Саввы Яковлева (Собакина), купившего у Прокофия Демидова Невьянский завод в 1769 году своему сыну Петру. В обоих документах о заводской школе говорится, как о действующей.

Скорее всего, речь надо вести не о полном переводе невьянской школы в Нижний Тагил, а об открытии на Нижнетагильских заводах филиала этой школы. И произошло это, видимо, между 1746 и 1758 годами, в то время, когда братья Акинфиевичи «ведали» отцовскими заводами коллегиально. Как известно, Прокофий и Григорий Демидовы во всём помогали младшему брату Никите, в том числе и в создании при тагильских заводах школ. Что касается 1758 года, было бы правильнее считать эту дату началом развития тагильской школы и её преобразования в техническое учебное заведение с профильными направлениями. Именно в тот год Никита Акинфиевич начал покупать в Москве и Петербурге книги, учебники и карты и отправлять их «с первой же оказией» на Нижнетагильский завод.

Интересно, что заблуждения относительно появления на Урале по указу Петра I «цифирной школы» в 1709 году появлялись в прессе и ранее, в 1908 и 1909 годах. Тогда на основании «исторического исследования» инспектора Нижнетагильского горнозаводского училища Н. И. Кларка, в котором он рассказывал историю появления училища «от указа Петра Великого», в ряде изданий Пермской губернии появились заметки и статьи о «старейшем на Урале учебном заведении». Возникает вопрос: неужели Н. И. Кларк не знал о том, что указ о цифирных школах появился пятью годами позже?

Разгадка, как это часто бывает, находилась на виду. И заводская школа в Нижнетагильском посёлке, и Выйское училище, и Горнозаводское училище всё время своего существования содержались на средства Демидовых. Но в 1887 году «господа заводовладельцы» передали училище на баланс земства и перестали выделять деньги в его содержание и развитие. Это вскоре сказалось на финансовом состоянии училища. Уже к 1908 году оно было на грани закрытия из-за острой нехватки средств. Тогда-то и появилось «исследование» инспектора Кларка. Оно быстро разошлось по редакциям губернских газет и в качестве справки было послано министру народного просвещения. Тот принял справку к сведению и инициировал сбор средств Нижнетагильскому училищу и его дальнейшую реорганизацию.

Любопытно, что подобная «историческая справка» появилась ещё раз, уже в 1965 году. Этот документ также широко известен краеведческой общественности как доказательство того, что Нижнетагильский горно-металлургический техникум является старейшим учебным заведением на Урале.

«Историческая справка» НТГМТ им. Черепановых (1965 г.)

О том, что подготовлена она была для решения вопроса, связанного с дополнительным финансированием техникума, теперь никто не помнит.

Чтобы закрыть вопрос о старейших учебных заведениях в Урало-Сибирском регионе, приведём порядок их появления, согласно исследованиям историков УрГУ.

Первой, в 1701 году, была открыта «навигацкая школа» в Тобольске (тогда почти половина современной территории Свердловской области числилось за Тобольским воеводством). В этой школе, кроме грамоты и арифметики, ученики изучали геометрию, латынь, фортификацию и артиллерийское дело. В течение 1721-1722 годов были открыты двухклассные общеобразовательные школы в Кунгуре, Невьянске, на Уктусском и Алапаевском заводах. А с 1723 по 1735 годы подобные школы были открыты ещё на восьми уральских заводах.

Что касается «Горной школы» при Нижнетагильском заводе (ставшей в 1806-м Выйским горнозаводским училищем), то официально она была зарегистрирована в 1765 году, однако в документах указывается, что до момента регистрации она существовала по меньшей мере ещё десять лет как общеобразовательная. Позднее появились школы во владениях других уральских предпринимателей – Строгановых, Лазаревых и других.

Впрочем, всё изложенное выше ничуть не умаляет значения Нижнетагильского горно-металлургического техникума (колледжа) и его влияния на развитие горно-металлургической промышленности на Урале. Он действительно готовил и продолжает готовить высококлассных специалистов.

Расцвет тагильской школы принято связывать со вступлением в права наследования Николая Никитича Демидова. Уже в 1806 году школа была преобразована в учебное заведение с четырёхгодичным циклом обучения. В ней могло обучаться до 110 человек, имелась своя библиотека, насчитывающая порядка 190 томов, географические карты, лабораторные приборы. Кроме грамматики и арифметики, ученики изучали геометрию, географию, черчение, основы механики, а позднее – горное дело и химию.

Кроме того, Николай Никитич открыл в Нижнетагильском округе ещё ряд училищ: Висимо-Уткинское (в 1834 г.), Нижне-Салдинское и Черно-Источинское (в 1836 г.), Верхне-Салдинское (в 1837-м), Висимо-Шайтанское и Воскресенское (в 1839 г.), Входоиерусалимское (женское) в 1847 году.

За свою историю старейшее учебное заведение Нижнего Тагила пережило ряд переименований, структурных реорганизаций и несколько переездов. Во второй половине XIX века учебная часть начала перебираться с Выи в центр, на нынешнюю улицу Уральскую.

Выпуск Нижне-Тагильского горнозаводского училища 1903 г.

В здание, известное последним поколениям тагильчан как «Горный техникум», училище переехало в 1913 году. Постройку нового, более просторного, здания курировал отдел народного образования Верхотурского земства, а в попечительский совет учебного заведения входили многие известные люди Нижнетагильского заводского посёлка, а также представители «крепкого» купечества. Место для нового здания было выбрано неудачное – неподалёку от Больничной горки, на краю кладбища. Однако другого подходящего под проект места в посёлке не нашлось и с неприятным соседством смирились. Из-за «размытых» границ этого кладбища долгое время не могли определиться с приусадебной территорией училища. А благоустраивать её начали и вовсе после Октябрьской революции и Гражданской войны после того, как в 1921 году училище было преобразовано в Горный техникум.

Парк перед Горным техникумом в первой половине 30-х гг.

Интересно, что в 1921 году учебное заведение поменяло свой статус и целый год было ВУЗом. Называлось оно в этот период Нижнетагильским Высшим Практическим Горнозаводским институтом (НТВПГИ). Это было связано с острой нехваткой дипломированных инженеров, а уровень профессиональной подготовки техникума вполне соответствовал институтскому. Однако уже через год status quo было восстановлено – кому-то в Наркомпросе показалась неправильной «непролетарская» биография провинциального ВУЗа. А в 1926 году Нижнетагильский горнозаводской техникум переименовали в горно-металлургический, и с этим названием он прожил 65 лет.

Такова вкратце история становления одного из старейших специальных учебных заведений на Урале – Нижнетагильского горно-металлургического колледжа имени Черепановых. Но история эта была бы неполной без рассказа о людях, чьи судьбы связаны с горно-металлургическим колледжем, о преподавателях и учениках и об участии их в жизни нашего города.

(продолжение следует)

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: