«Произошло «ошарашивание» от того, что искусство может быть таким». Судьба уникального проекта тагильских музейщиков

«Произошло «ошарашивание» от того, что искусство может быть таким». Судьба уникального проекта тагильских музейщиков

«Исконный свет Салафиила. Светоживопись Павла Голубятникова» - такой смелости от традиционного музея в Тагиле никто не ожидал. Сам факт очередной победы музея изобразительных искусств в 2011 году в конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире», проводимом при поддержке благотворительного фонда Владимира Потанина, был событием. А когда музей показал, как распорядился выигранным грантом – в уникальности проекта уже никто не сомневался.
Ярко ли сегодня светит «Исконный свет Салафиила»? Что так хотели, но не смогли добавить этому «Свету» его создатели? И почему так сложно выйти из проекта? Разговор об этом, ко дню мецената и благотворителя, который отмечается в России 13 апреля, в материале АН «Между строк».
У творческой команды музея 4 года назад на руках был миллион рублей и сверхзадача: развеять миф о том, что музей это скучно.

- Главный вопрос: удалось ли вашей команде доказать, что музей — нескучное учреждение?

Елена Ильина, заместитель директора музея изобразительных искусств:
- Удалось! Можно твердо сказать, что музей в значительной степени изменился по отношению к зрителям. Мы стали говорить о том, что существует фокусная аудитория, что надо искать способы разговора со зрителем. Да, классическая форма остаётся, она никуда не уйдёт! Но  здание, где проходит уникальная выставка, мы позиционируем немного по-другому. Вопрос: что  из этого будет? Я не знаю, куда мы придём. Радует то, что прошло три года, а «Салафиил» работает! Я могу водить  по восемь-десять экскурсий, там не бывает скучно!  Мы говорим о современном искусстве, о литературе, об опытах со светом, о  войне, об истории, о роли личности в истории - и всё это на примере одной экспозиции!  Мы смогли создать такую зону, которая показывает другое лицо музея.

Экспозиция, разместившаяся на двух этажах, открылась в 2012 году. Шесть зон. В каждой – метафора, в каждой – образ времени, в котором жил художник. В первой зоне - ключевой объект выставки - картина Павла Голубятникова «Архангел Салафиил».

 

Вторая зона выполнена в стиле конструктивизма – эпохи 30-40 годов прошлого века, здесь и  биографические сведения о художнике и его исследования.
Дизайн в данном случае стал самостоятельным объектом экспозиции.

 

Михаил Подольский, дизайнер музея изобразительных искусств:
- В этой зоне выражен творческий поиск автора. Чёрная стена олицетворяет разбившиеся надежды и нереализованные планы  художника.  Большая руинированная колонна, не имеющая опоры, символизирует тщетность изжившей себя имперской власти. В контрасте к ней  - тонкая белая колонна, выражающая брутальный образ модернизма. В композиции другой зоны выступает конструктивный модулёр, изготовленный из чёрных и красных столов. Он является предвестником нового времени.

Третья зона – «физическая». Кульминация экспозиции. Рискованный эксперимент. Искусствоведы, дизайнер, физики взялись закончить идею Павла Голубятникова – создать произведение искусства из луча света. Голубятников увлекался идеей светоживописи. Как удалось понять искусствоведам по записям в дневникке мастера, произведение «Архангел Салафиил» должно было стать результатом прохождения луча света через множество призм. Большая команда пыталась разобраться, что имеет в виду мастер: фокусируется ли изображение архангела на стене или появляется прямо в воздухе, сотканное из лучей света? С помощью пяти призм специалистам удалось вычленить отдельные цвета и придать им форму.

 

Елена Ильина:
- Мы попытались доказать, что писать светом, действительно, возможно. Хотя, казалось, что это сделать нереально. 

Четвёртая, пятая и шестая зоны знакомят зрителя с другими работами Павла Голубятникова, а также картинами современных художников.

  

Елена Ильина:
- главной целью всей работы было создание пространства вовлечения и сопереживания, в котором свет Салафиила и есть познание. Это не просто дизайн-решение, это тщательно продуманный сценарий. Мы выступили здесь, как режиссёры, хотя музей не является театром и не собирается его подменять, но, если говорить о современном искусстве, то сегодня происходит междисциплинарная стыковка на всех уровнях. Многие элементы из того же театрального искусства начинают переходить в музеи.

- Если бы появились дополнительные средства, сумма гранта оказалась бы больше, что бы Вы добавили в экспозицию?

Михаил Подольский:
-Мы ведь так и не смогли сделать музыкальную установку. В образовательной зоне не хватило звука. Больших вложений требовал и свет, это ведь один из главных компонентов экспозиции! Можно было привлечь к проекту ещё больше людей. Ведь чем больше творческих идей представлено, тем богаче концепция экспозиции.  Если бы мы привлекли светотехника — это одно. Если мы привлекаем композитора - это уже другое. Сейчас бы нас не спасли даже два миллиона! Но тогда эта сумма была бы шикарной. Как назло, на следующий год сумма гранта  на нашу номинацию была увеличена вдвое.

- Самые яркие впечатления зрителей от выставки помните?

Елена Ильина:
- Были люди, которые посещали выставку пять раз!  Мы ставили этот проект, как один из брендов, ну если не города, то брендов музея точно. И сегодня он так и закреплён в сознании многих. Это отложенный эффект, который сработал. Когда внизу ты можешь посмотреть выставку, а  наверху собирать пазлы, поглядеть телевизор, полистать какие-то вещи - это снимает ощущение страха перед музеем. Контраст между классической и новой формами у многих вызывал детский восторг! Произошло «ошарашивание» от того, что искусство может быть таким.

Идея проекта возникла в 1997 году, когда в Нижний Тагил прибыла самая крупная партия работ Голубятникова. Через десять лет сотрудники музея смогли прочесть в дневнике мастера размышления о светоживописи, и желание донести это людям стало нестерпимым. Теперь в музее понимают – эта история длиною почти в 20 лет стала поводом для личной гордости всех тагильских музейщиков, всего города.

 

- Подняв планку так высоко, чем собираетесь удивлять тагильчан в будущем?  Новые проекты, новые конкурсы?

Елена Ильина:
- Вообще, в проект надо войти, но из него сложно выйти. А у нас было две победы подряд. Ведь в 2011 мы выиграли грант на проект «Исконный свет Салафиила», а годом раньше, также в рамках конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире», мы получили средства на реализацию проекта «Солдаты. Soldaten. Soldiers», посвященного Второй мировой войне.  Мы до сих пор ещё не вышли из этих проектов. Буквально на днях я еду на лекцию по «Солдатам». В этом году мы также подавали заявки на гранты. Но, честно говоря, лучшие проекты рождаются тогда, когда не надо решать каких-то задач. У нас не было задачи взять и сделать «Солдат», или продвинуть «Салафиила». В этом году решили запустить музей тагильских художников. Получился хороший, качественно сделанный модульный проект. Инновационность в придуманном нами проекте, безусловно, была, но не было сверхидеи, так, чтобы поразить, удивить, заставить думать… Ничего, будем работать дальше!

Беседовала Оксана Исупова
Агентство новостей «Между строк»