Посёлок Висим: любимый завод Демидовых, платиновые россыпи и беглые старообрядцы

Посёлок Висим: любимый завод Демидовых, платиновые россыпи и беглые старообрядцы

В конце 90-х — начале нулевых годов в одном из фондов Российского государственного архива древних актов екатеринбургскими историками были обнаружены письма Акинфия Никитича Демидова, адресованные сыновьям. Письма, написанные в период, когда Акинфий находился под следствием и сидел под домашним арестом в Туле, содержали в основном рекомендации по управлению уральскими заводами, и в большинстве этих писем упоминался Шайтанский завод. Наказывал Акинфий «беречь пуще глазу подливной завод на Шайтанке-реке», внимательно следить за его молотовым и плотинным хозяйством, а все производственные вопросы решать «не мешкая, поперед иных железных заведений».

Такое внимание к небольшому, по сути, предприятию объяснялось просто: продукция, выходящая из-под его молотов, имела самую низкую себестоимость среди всех уральских заводов Демидовых. Здесь всё было дешевле: производство угля и его доставка, обслуживание молотов и подливных колёс, перевозка железа к чусовским пристаням. И кроме того, заводской пруд почти не испытывал недостатка воды, что исключало простои. А учитывая, что цены на сортовое железо постоянно росли как на внутреннем, так и на внешнем рынке, Висимо-Шайтанский молотовой завод по праву считался у Демидовых «маленькой жемчужиной в ожерелье уральских заводов».


Висимо-Шайтанский завод (фото 1890 г.)

История завода началась в 1739 году, когда Акинфий Никитич Демидов начал строительство подливного* завода на речке Шайтанке при впадении речек Висим и Шайтанки в реку Межевая Утка, которая являлась притоком реки Чусовой. Постройка началась без официального разрешения Берг-директориума и даже за два месяца до подачи соответствующей заявки. Разрешение на «заведение молотовой фабрики на Шайтанке близ Висимского поселения» было получено лишь 27 октября 1741 года, когда на заводе уже работали три молота и кузница. А три года спустя, в 1744 году, завод заработал уже в полную мощность.

Выбор места для завода был неслучаен. Часто ездя на Новоуткинскую пристань проследить за погрузкой и отправкой казённых заказов, Акинфий заметил, что река Шайтанка никогда не мелеет. Местные кержаки, живущие поблизости, объяснили заводчику, что река подпитывается множеством малых речушек и ручьёв, стекающих с окрестных гор, а снега в окрестных лесах продолжают таять едва ли не до начала июля. Идея поставить на реке молотовой завод возникла у Акинфия Никитича сама собой. Оставалось договориться с местными жителями, которые почти на сто процентов состояли из «беглых по расколу» старообрядцев да бывших стрельцов, «ушедших на Камень» ещё во времена «тишайшего» царя Алексея Михайловича. В те времена Демидовы уже имели опыт привлечения раскольников к заводским работам, суля им «защиту от никонианцев» и предоставляя старообрядческим общинам свободу жить по заведённому ими укладу. Куда хуже обстояли дела с получением берг-привилегий — разрешений на строительство заводов: рассмотрение заявок в Берг-директориуме происходило дважды в год, а то и реже, и положительного решения по заявке иной раз приходилось ожидать два, а то и три года. Однако малоснежные зимы и летние засухи заставили Акинфия действовать, не дожидаясь разрешающих документов, и в 1739 году близ Висимского поселения начинается строительство плотины и вспомогательных служб — лесопильной мельницы** и кузницы.


Посёлок Висим на спутниковой карте 2012 г.

Плотина заводского пруда имела в длину 180 саженей (384 метра), ширину у основания — 20 саженей (42,7 метра), высоту от подошвы — 12,5 аршина (8,9 метра) и имела два прореза: один для спуска вешней воды, другой рабочий, подававший воду к заводским механизмам. Заводской пруд простирался в длину на шесть верст. Углём завод снабжался из собственной богатой лесом «дачи» площадью более 38,6 тысячи десятин, из них под лесом находилось 36,7 тысячи десятин. Уголь и дрова заготавливались тут же, поблизости от завода. Чугун для передела привозился в Висим с Нижнетагильского завода. Завод изготавливал главным образом полосовое железо. Рабочие кадры в основном состояли из старообрядцев-раскольников, скрывавшихся от преследований церкви, и беглых крепостных. Согласно ревизии 1747 года, к Висимо-Шайтанскому заводу было приписано 246 душ мужского пола.


Пруд на реке Шайтанке (фото 2011 г.)


Остатки старой заводской плотины (фото 2011 г.)


Старая плотина Висимо-Шайтанского завода (фото 2008 г.)

В 1747–1749 годах на предприятии в среднем ежегодно выковывалось по 20,7 тысячи пудов кричного железа. Два следующих десятилетия выработка на заводе была стабильной. Так, в 1759 году было выковано 14 000 пудов сортового железа, в 1766 году — 12 500 пудов, а в 1767 году — 11 500 пудов. В этот же период Никита Акинфиевич Демидов укрепил кадровый состав Висимо-Шайтанского завода, переселив сюда крепостных крестьян, купленных у нижегородских и арзамасских помещиков. На заводе постоянно внедрялось новое оборудование, что вскоре сказалось на конечном результате. Так, в 1772 году завод производил уже до 35 тысяч пудов железа в год.

Согласно «Генеральному описанию Уральских посессионных заводов» 1797 года, на Висимо-Шайтанском заводе имелась молотовая фабрика с шестью кричными горнами и тремя молотами, на заводе работали 357 душ крепостных и 15 вольнонаёмных. В действительности же число работающих на Висимо-Шайтанском заводе было несколько больше: сюда для увеличения производительности постоянно присылали рабочих с Нижнетагильского и Выйского заводов.

В начале XIX века Николай Никитич Демидов попытался увеличить производительность завода, а также расширить ассортимент выпускаемой продукции. Было организовано проволочное производство, которое, впрочем, не оправдало надежд на прибыль из-за низкого спроса на проволоку. В 1801 году завод произвёл 36 тысяч пудов железа разных сортов, в 1805 году — 48 тысяч пудов, в 1806 году — 29 тысяч пудов, в 1807 году — 33,6 тысячи пудов. Спад производства обуславливался постоянными модернизациями оборудования. Многие «ноу-хау» тех лет, привезённые Николаем Никитичем из-за границы, сначала опробывались здесь, на Висимо-Шайтанском заводе, а уже после внедрялись на других предприятиях его «железной империи». Стабильная работа завода наблюдалась вплоть до середины XIX века. Так, в 1822 году завод произвёл 33,2 тысячи пудов железа, в 1827 году — 34 тысячи пудов, а в 1851 году — 33,8 тысячи пудов. В 1820–1830-х годах рабочие кадры завода вновь были пополнены путём переселения крепостных крестьян из центральных и украинских губерний. В 1847 году на заводе было занято 335 человек, включая мастеровых и приказчиков, и более 270 человек на «подзаводских» работах: заготовке дров, угля, ремонте плотины и дорог. В 1855 году на Висимо-Шайтанском заводе были установлены 2 пудлинговые печи и производство железа резко увеличилось. К 1859 году на заводе имелись 10 кричных горнов и 2 пудлинговые печи, энергетическое хозяйство составляли 11 водяных колёс общей мощностью 205 лошадиных сил. Основной продукцией завода стала пудлинговая болванка.

Отмена крепостного права в 1861 году и переход на вольнонаёмный труд привели к уменьшению числа рабочих с 826 человек в 1860 году до 629 человек в 1861 году и 424 человек в 1863 году. В связи с этим сократилась и выработка железа. Объяснялось это просто: владельцы небольших железоделательных или чугунолитейных заводов, стремясь переманить к себе квалифицированных рабочих, существенно подняли заработную плату, чего не могли сделать Демидовы.

Потерю дешёвой рабочей силы Главное правление Нижнетагильских заводов пыталось компенсировать технической реконструкцией завода и открытием чугуноплавильного и прокатного производств. В 1861–1863 годах здесь были установлены 3 новые пудлинговые печи, а вместо 11 маломощных водяных колёс поставлены 3 более сильных водяных колеса.

В 1858 году известный металлург Владимир Карлович Рашет, став управляющим демидовскими заводами, построил на Висимо-Шайтанском заводе доменную печь новой (собственной) конструкции, которая стала давать ежегодно более 350 тысяч пудов чугуна из высокогорской руды. Кроме того, на заводе было пущено прокатное производство. К началу 1880-х годов металлургическое оборудование завода состояло из одной доменной печи с холодным дутьём, восьми пудлинговых и двух сварочных печей, двух вододействующих молотов, прокатного стана. Энергетическое хозяйство представляли три водяные колеса в 130 лошадиных сил, три паровые машины мощностью 195 лошадиных сил каждая. В 1882 году завод выплавил 349,2 тысячи пудов чугуна и изготовил 386,3 тысячи пудов пудлинговых болванок. Штат завода в этот период составлял 430 человек: 143 были заняты на заводских производствах и 287 — на вспомогательных работах. В 1891 году доменная печь переведена на горячее дутье, ещё через год запущена в работу новая пудлингово-сварочная фабрика, установлены шесть газогенераторов, на заводе построены три каменных корпуса для паровых котлов и генераторов. В 1894 году сооружена обжигательная печь Вестмана и установлен паровой молот. В 1897 году завод соединён узкоколейной железной дорогой с другими заводами округа.

В 1900 году завод имел одну домну с горячим дутьём, 5 пудлинговых и 5 сварочных печей, 2 прокатных стана и 2 паровых молота. В этом же году завод выплавил 448,7 тысячи пудов чугуна и изготовил 361 600 пудов пудлинговых кусков. На заводе было занято 865 рабочих: 162 человека на заводских производствах и 703 человека на вспомогательных работах. К концу XIX века в Висиме насчитывалось более 600 дворов, а количество жителей приближалось к трём тысячам.


Рабочие и служащие Висимо-Шайтанского завода (фото 1900 г.)

Экономический кризис 1900–1903 годов и последующая депрессия стали для завода тяжёлым испытанием. Ввиду падения цен и спроса на сортовое железо железоделательное производство было остановлено. Так, в 1903 году завод изготовил только 35 тысяч пудов сортового железа, после чего работы по выделке железа и вовсе прекратились. Выплавка чугуна в 1903 году сократилась до 174 тысяч пудов, а число рабочих на заводе к 1904 году сокращено до 85 человек. Исключительно большим было сокращение числа рабочих на вспомогательных работах по заготовке угля, дров, перевозках. В 1903 году на таких работах на заводе было занято всего 37 человек. К чести Демидовых надо сказать, что они до конца боролись за жизнеспособность предприятия. Лишь в 1915 году Висимо-Шайтанский завод был окончательно закрыт как нерентабельный, а всё его оборудование было демонтировано и перевезено на Верхне-Салдинский завод.

Впрочем, без работы жители Висима и рабочие завода не остались.

Ещё в 1825 году в верховьях реки Висим, у деревни Захаровка, были открыты платиновые россыпи. С тех пор те места у местных жителей стали именоваться Рублёвиком — по названию прииска. Особо широкое распространение добыча платины получила после отмены крепостного права, когда десятки семей ушли с заводских работ в старатели. Долгое время добыча драгметаллов велась вручную, с помощью примитивных подручных инструментов. Но в 1906 году на Авроринском заводе была построена паровая драга, которая в 1906–1907 годах прошла по рекам Чёрной и Тагил, показав свою эффективность. По распоряжению Елима Павловича Демидова на Авроринском заводе было заложено ещё три драги, а также закуплены ещё две на предприятии Singer (на Среднем Урале их часто называли «швейными машинками»). Драги, как корабли, зачастую имели свои имена, обычно по названию артели. Но демидовские драги именовались по номерам. В 1909 году одна из этих драг появилась у висимских старателей.


Драга № 5 и её рабочие. Внутренний вид (фото 1910 г.)

Надо сказать, что висимские старательские артели отличались от прочих высокой квалификацией рабочих и исключительной организацией производственного процесса, за что их высоко ценили Демидовы. Вообще, сам посёлок Висим никогда не страдал от недостатка внимания со стороны господ заводовладельцев.

Так, в 1808 году к большому неудовольствию епархии в усадьбе висимчанина Огибенина была построена старообрядческая часовня, в которой стали проводиться службы. Представители епархии сразу обратились к светским властям с требованием закрыть часовню. Но сделать это не удалось: в защиту местных кержаков выступил Николай Демидов, уладивший «конфликт интересов» щедрыми подарками епархии в виде железа и чугунных напольных плит для строящихся православных храмов в Екатеринбурге, Верхотурье и Перми.

В январе 1838 года по распоряжению Павла Николаевича Демидова в посёлке начала работать начальная школа, а её лучшие выпускники зачислялись в Выйское училище вне конкурса.  

В начале 70-х годов XIX века по инициативе Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ) в Висиме было образовано «метеорологическое отделение для наблюдения за погодными явлениями». Одним из тех, кто занимался сбором сведений о погоде в районе посёлка Висим и деревни Захаровка, был... отец Дмитрия Мамина-Сибиряка Наркис Матвеевич Мамин. В 1875 году он даже получил премию от УОЛЕ. Наблюдения за погодными явлениями в Висиме длились более десяти лет. Их результаты публиковались и в бюллетенях УОЛЕ, и в журнале «Труды Нижне-Тагильской обсерватории метеорологических и магнитных наблюдений», который на протяжении 20 лет издавался в Париже Анатолием Демидовым и в котором печатались данные о наблюдениях за состоянием атмосферы, проводимых в Нижнем Тагиле и его окрестностях.

Первые годы советской власти давались висимчанам непросто. Весть о свержении самодержавия жители Висима встретили довольно сдержано, а известие об Октябрьской революции — ещё прохладнее. В 1918 году в посёлке был создан Революционный комитет и сформирован красногвардейский отряд, который принял участие в боях с колчаковцами и белочехами. После поражения «красных» под Нижним Тагилом остатки этого отряда ушли в леса и, как могли, защищали Висим и от «белых», и от «красных».

Местные легенды рассказывают о самой известной боевой операции Висимского отряда, которая случилась незадолго до отступления колчаковцев из Нижнего Тагила. Тогда контрразведка белогвардейцев изъяла у старателей Висима всю добытую ими платину и повезла её в Екатеринбург. В дороге обоз с платиной был встречен партизанами. Почти все мародёры были уничтожены, а платина вернулась в артель. Но позднее, когда реквизировать драгметаллы приехали уже «советы», оказалось, что вся платина бесследно исчезла...


Мемориальная доска на одном из домов посёлка Висим — одно из немногих напоминаний о «смутных» годах Гражданской войны (фото 2011 г.)

В советский период истории посёлка висимчане пережили всё то же, что и жители Тагила: эпоху военного коммунизма, НЭП, восстановление народного хозяйства, коллективизацию. Долгое время посёлок Висим официально считался пригородом Нижнего Тагила, что тормозило его социально-экономическое развитие. Лишь в 1938 году был создан отдельный Висимский район с райцентром в Висиме. Появился и Висимский колхоз. Выращивали на его полях в основном овёс, рожь и кормовые культуры. Позднее на его базе был создан животноводческий совхоз, в котором разводили коров знаменитой «тагильской» породы.

Большой проблемой оставалась нехватка рабочих мест. Первое время после Гражданской войны ходили разговоры о возрождении старого демидовского завода. Однако реализовать эти планы у новой власти так и не получилось. Жители посёлка продолжали искать работу в Нижнем Тагиле, в посёлке Красный Урал, на Висимо-Уткинской узкоколейке, в ближайших леспромхозах. На месте дореволюционных старательских артелей в Висиме была образована артель «Горняк», вошедшая в структуру Кировского прииска, которая в 1943 году была признана лучшей старательской артелью Советского Союза с вручением Красного знамени ВЦСПС и почётной грамоты Наркомцветмета. В годы Великой Отечественной войны на средства рабочих артели был приобретён боевой самолёт, а часть денег пошла на постройку колонны «Советский старатель».  


Колонна САУ «Советский старатель» перед отправкой на фронт в Свердловске (фото 1944 г.)

С фронтов Великой Отечественной не вернулись в родной Висим почти пятьсот его жителей. А уроженец посёлка разведчик 216-го гвардейского полка Сергей Артемьевич Коровин стал Героем Советского Союза (посмертно), повторив подвиг Александра Матросова. В память о земляках, отдавших свои жизни в борьбе с фашизмом, в посёлке был создан мемориал.

В послевоенные годы население посёлка стало постепенно сокращаться.

Особенно это стало заметно в 60-е и 70-е годы. Так, в 1959 году в Висиме проживало 4830 человек, в 1969-м — 4600, в 1979-м — 2637, а в 1989-м — уже 2150. Отток населения из сельской местности был общесоюзной тенденцией и во многом объяснялся тем, что уровень социально-экономического развития сёл и деревень заметно отставал от развития городов. Взрослые сельчане уезжали в поисках более высокооплачиваемой работы, молодёжь покидала родные места для учёбы в ВУЗах, техникумах и профтехучилищах.

В настоящее время в Висиме проживает немногим более 1600 человек. С досоветских времён в посёлке сохранилась пара купеческих домов и церковь Николая Чудотворца и Анатолия Никомедийского, которую построили на средства Демидовых в 1888–1895 годах.


Висимская церковь Николая Чудотворца и Анатолия Никомедийского (фото 2015 г.)

Пятиглавая церковь без колокольни в византийском стиле была построена по проекту архитектора Козлова.

В 1934 году храм был реквизирован у епархии, в его стенах открыли клуб, а затем кинотеатр. В 1995 году здание церкви было возвращено верующим.

Несмотря на все проблемы, присущие большинству уральских сёл, бывших в дореволюционные времена заводами, жизнь в Висиме продолжается. В посёлке есть дом культуры, школа, детский сад, поликлиника, отделение Сбербанка, почта, магазины.

Большой интерес представляют исторические и мемориальные объекты, расположенные в Висиме. Кроме литературно-мемориального музея Д. Н. Мамина-Сибиряка, созданного в 1979 году, в Висиме установлен памятник «певцу Урала», открытый в 1962 году.


Открытие памятника Д. Н. Мамину-Сибиряку в посёлке Висим (фото 1962 г.)


Памятник Мамину-Сибиряку в 2011 г.

Кроме этого, в посёлке создан и работает Музей быта и ремёсел, в котором размещена интереснейшая и во многом уникальная экспозиция, рассказывающая о повседневной жизни обитателей заводского посёлка в XVIII, XIX столетиях и начале ХХ века. Для людей, увлекающихся историей Урала, могут быть интересны и остатки старой плотины заводского пруда. Определённый интерес представляет и зооферма, созданная уже в нулевых.

Ещё одна достопримечательность Висима, которую просто невозможно не заметить, — большое количество нецентрализованных источников питьевого водоснабжения — красиво обустроенных родников и колодцев, появившихся в ходе выполнения областной программы «Родники». Некоторые из них даже имеют звучные названия: «Застава», «Благодатный», «Сказочный».


«Застава» — один из источников чистой родниковой воды в Висиме (фото 2011 г.)

В советский период посёлок был включён в число экскурсионных «маршрутов выходного дня». Ежегодно его посещали до 15 000 туристов, как жителей Среднего Урала, так и приезжих из других регионов СССР. В постперестроечные годы их количество существенно сократилось. Сегодня Центр развития туризма Свердловской области почему-то не уделяет должного внимания посёлку, его истории и достопримечательностям...

При подготовке материала использовалась литература и архивные материалы, перечисленные в библиографическом указателе «История Урала» (сост. Н. П. Милинькова и О. А. Мельчакова), СПб, 2000 г.

Фото: Анна Кудрявцева, Дмитрий Карпунин, Наталья Газова, фоторепродукции из личных архивов авторов.

---------------

* Подливным, или молотовым, в XVIII–XIX веках называли передельный завод, где из чугуна изготавливалось железо.

** Лесопильная мельница — небольшое деревообрабатывающее предприятие, пилорама с водяным приводом.