Последний Павел в роду Демидовых: принц Сербии и «изменник Родины»

Последний Павел в роду Демидовых: принц Сербии и «изменник Родины»

Последние поколения Демидовых, принадлежавших к «тагильской» ветви, в отличие от других известных российских заводчиков, вели достаточно закрытый образ жизни, практически никогда не выставляя напоказ подробности своей личной жизни. Начало этому «уходу в тень» положил «Павел Второй» — Павел Павлович Демидов, сын Авроры Карловны и Павла Николаевича. Потерявший в раннем детстве отца, а в отрочестве — отчима, Павел очень чувствительно относился к пересудам, сплетням и слухам, которые касались его матери, прозванной в свете за глаза «роковой красавицей». Достигнув дееспособного возраста и приняв управление заводами, рудниками и прочими активами, он постепенно, без лишней огласки изъял из заводских архивов все документальные свидетельства, касавшиеся личной жизни его семьи, и вывез их во Флоренцию, на свою виллу Сан-Донато. Ещё более скрытными были его дети: сыновья Елим, Анатолий и Павел и дочери Аврора, Мария и Елена. И всё, что известно о них современным исследователям, было рассказано людьми, знавшими Демидовых близко, не очень близко, а чаще всего — понаслышке.

Когда речь заходит о Демидовых «Акинфиевой» ветви, историки и краеведы обычно упоминают трёх Павлов рода Демидовых: Павла Николаевича, сына Николая Демидова и Елизаветы Строгановой; Павла Павловича, сына Павла Николаевича и Авроры Карловны Шернваль, а также его сына от брака с княжной Еленой Трубецкой — тоже Павла Павловича, или «Павла Третьего». Однако в «Акинфиевой» ветви был ещё один Павел — четвёртый, который мог стать продолжателем славных дел своих предков, но прославился на другом поприще.

История последнего Павла в «тагильской» ветви рода Демидовых началась в 1892 году, когда ещё не совсем засидевшаяся в невестах старшая дочь Павла Павловича Демидова и Елены Петровны Демидовой-Трубецкой Аврора Павловна (названная так, безусловно, в честь своей блистательной бабушки) приняла предложение руки и сердца от генерал-майора русской императорской армии, а по совместительству... принца сербского Арсения Александровича Карагеоргиевича.


Аврора Павловна Демидова

Капризная красавица Аврора, избалованная вниманием родителей, долго выбирала себе мужа, обращая своё внимание не только на финансовое благополучие кандидата, но и на его родовитость. В какой-то момент ей показалось, что принц Сербии — это вполне подходящая партия для дочери знаменитого русского заводчика и миллионера, и Аврора дала согласие на брак с Арсением. Со свадьбой тянуть не стали, и в том же году пара торжественно обвенчалась в Санкт-Петербурге.


Аврора Павловна и Арсений Александрович

Несмотря на именитость супругов и пышность торжеств, люди, знавшие молодожёнов немного лучше, чем читатели светских хроник, в один голос предсказывали этому браку недолгую жизнь. Так и получилось. Год спустя у супругов родился сын, названный в честь отца и деда Авроры Павлом, и почти сразу же отношения «звёздной» пары стали расстраиваться. Арсений был занят на службе, а Аврора, изнывая от скуки, время от времени позволяла себе любовные интрижки, которые порождали множество слухов и сплетен. Через три года Аврора отвезла сына в Женеву к деду — сербскому князю Александру, а сама сбежала от мужа с графом Николло Джованни Мария ди Ногера.


Аврора Павловна Демидова-Карагеоргиевич с сыном Павлом (фото 1896 г.)

Рассказывает историк, доктор филологических наук, преподаватель русской литературы в Нишском университете Ирина Антанасиевич:

«Деду Александру было не то чтобы не до внука, но в те годы на престоле в Сербии плотно сидели Обреновичи и всеми силами пытались под корень извести род Карагеоргиевичей, который почти весь выехал в Женеву, где занимался политическими интригами. И хотя Павел был ещё слишком мал, он всё равно был претендентом на сербский трон, а значит, тоже подлежал ликвидации. Поэтому юного Павла Карагеоргиевича отправили из Европы в Россию под присмотр прабабушки Авроры Карловны и тётки Марии Павловны».

Мария Павловна Демидова (в замужестве Демидова-Абамелек-Лазарева) приняла племянника с радостью, окружив лаской и вниманием. А после того, как в 1904 году Аврора неожиданно умерла при весьма странных обстоятельствах, Мария усыновила Павла и выправила для племянника российское гражданство. Так принц Сербии Павел Карагеоргиевич почти на десять лет стал потенциальным владельцем знаменитой на весь мир «железной империи» — Павлом Арсеньевичем Демидовым.


Мария Павловна Демидова-Абамелек-Лазарева (фото конца XIX в.)

Не остался в стороне и Елим Павлович. Согласно первому завещанию Е. П. Демидова, третья часть огромного состояния заводчика в случае его безвременной кончины должна была отойти одиннадцатилетнему принцу Сербскому. Дядя и тётя постарались, чтобы племянник получил прекрасное образование. Закончив обучение в Петербурге, Павел отправился в Англию и там без особых трудностей поступил в Оксфорд. Поначалу Елим Павлович рассчитывал заинтересовать юношу фамильным делом и даже собирался привезти его на Урал, но этим планам не суждено было сбыться. Вскоре выяснилось, что Павел «горячо полюбил джаз и живопись» и возвращаться в Россию уже не хотел. В одном из писем любящему дядюшке Елиму он написал: «Всей душой я полюбил Англию и считаю себя больше англичанином и меньше всего русским...»

Тем временем в Сербии произошли перемены и на престол взошли Карагеоргиевичи. Павел сразу переехал в Белград и испросил для себя должность директора всех музеев Сербии. Музеев в стране в то время было немного, но принц Павел быстро исправил этот недостаток, основав в Белграде музей современного искусства, исторический музей и музей этнографии. Без конца разъезжая по Европе, Павел везде скупал произведения искусства, редкие книги, исторические артефакты. Европейская пресса даже стала сравнивать его с дедушкой Демидовым. К чести Павла Арсеньевича надо отметить, что он прекрасно разбирался в предмете и пресекал любые попытки всучить ему подделки и всяческий хлам.

Впрочем, Демидовы не теряли надежды вернуть «Павла Четвёртого» в фамильный круг. Даже после того, как Октябрьская революция в России лишила семью источника доходов, Демидовы продолжали оставаться одной из самых состоятельных фамилий Европы. Оставшийся в Греции Елим Павлович сохранил связи с греческой элитой и при первом же удобном случае познакомил племянника с греческой принцессой княгиней Ольгой, в которую Павел тут же влюбился.


Греческая принцесса княгиня Ольга (фото 1921 г.)

Расчёты дядюшки Елима оправдались лишь отчасти. 22 октября 1923 года влюблённые поженились, а через десять месяцев у Ольги и Павла родился сын, которого назвали Александром в честь деда по отцовской линии. Павел был счастлив и торжественно пообещал любимым дядюшке и тётушке назвать второго ребёнка в честь кого-нибудь из предков по материнской линии. Обещание Павел сдержал, хотя и не сразу. В 1928 году у него рождается второй сын, которого назвали Николаем, правда не в честь Демидова, а в честь отца Ольги.

Когда через восемь лет у супругов родилась дочь, Павел написал из Белграда Марии Павловне: «Прошу вас передать дядюшке Елиму, что нашу дочку мы единодушно решили назвать Елизаветой. Думаю, он догадается, в честь кого».


Павел Карагеоргиевич с новорождённой дочерью (фото 1936 г.)

Впрочем, беззаботная жизнь семьянина и управляющего всеми музеями Югославии закончилась для Павла в 1934 году, когда в Марселе убили его двоюродного брата — короля Сербии Александра. Павел стал регентом при его несовершеннолетнем племяннике Петре.

Рассказывает историк, доктор филологических наук, преподаватель русской литературы в Нишском университете Ирина Антанасиевич:

«На плечи Павла легла огромная ответственность, обязанность понимать, что происходит на Балканах, необходимость мирить и ссорить, убеждать и наказывать, и, наверное, самое трудное — необходимость принимать решения. И там, где покойный брат Александр мог решить вопрос, то играя в демократию, то отбирая её как игрушку, бывший оксфордский студент растерялся. После смерти короля Александра правительство начало играть в свои игры, смысл которых зачастую был непонятен Павлу. Разношёрстные политические силы Югославии толкали регента то на союз с Гитлером, то требовали союза с Британией. Сам же Павел, понимая, что страна находится на грани гражданской войны и что Югославия не выдержит зреющую войну мировую, пытался маневрировать между Англией, Германией и СССР, но… Музейные работники хранят историю, но не делают её. Когда человек, не разбирающийся в политике, вынужден принимать решения, они всегда оказываются ошибочными».

25 марта 1941 года в Вене Павел поставил свою подпись под «Тройственным пактом». Правда, до этого он несколько месяцев встречался с лидерами Германии и Италии и даже смог выговорить для своей страны одно условие, которое лишало немецкие и итальянские войска права использовать югославскую территорию для ведения военных действий.


Регент Югославии Павел


Павел Карагеоргиевич и Адольф Гитлер во время визита югославского регента в Германию (фото 1940 г.)


Павел и Ольга Карагеоргиевичи на приёме у Германа и Эмми Геринг (фото 1940 г.)

Пакт просуществовал всего… два дня. 27 марта в Югославии произошёл путч. Границу пересекли немецкие войска и за 11 суток оккупировали страну. Павел и Ольга решают бежать в Грецию, откуда дядя неудавшегося регента Югославии, Елим Павлович Демидов, помогает супругам бежать в Каир. Однако война пришла и в Северную Африку, и Карагеоргиевичи вынуждены уехать в Найроби, а затем ещё дальше — в Йоханнесбург.


Павел и Ольга в изгнании. Найроби (фото 1943 г.)


Павел в Йоханнесбурге (фото 1944 г.)


Ольга Карагеоргиевич (фото 1940-е гг.)

В послевоенной Югославии Павел Карагеоргиевич был осуждён военным судом как изменник Родины под № 3028 (следующим за ним под № 3029 значился Юсуф Карачметович, доброволец албанской дивизии «Скендербег» из Берана, а под № 3027 — Йова Каракаш, хорват, усташа из Бринье). Правда, у Павла хватило здравого смысла не возвращаться в Белград. В 1948 году он смог получить гражданство Швейцарии и поселился в Женеве. В 1955 году, после смерти мачехи Марии Павловны Демидовой, Павел получил в наследство виллу Пратолино, переехал сначала в Италию, но затем уехал в Париж, где и умер 14 сентября 1976 года. Ольга пережила мужа на 21 год и умерла в 1997 году в Лозанне.

Судьба детей последнего Павла Демидова сложилась по-разному.

Николай погиб в автомобильной аварии недалеко от Виндзора в 1954 году. Старший сын, Александр, в 1955 году женился на принцессе Савойской Марии Пие и прожил с ней 12 лет. После развода Александр связал свою судьбу с принцессой Барбарой Лихтенштейнской. Дочь Павла, Елизавета, трижды побывала замужем, но все три брака не принесли ей счастья. В 2001 году она переехала из США на историческую родину и до сих пор живёт в Белграде.


Елизавета Карагеоргиевич с дочерьми Катериной и Кристиной

В годы распада Югославии Елизавета Павловна на свои средства содержала все государственные музеи, чем заслужила уважение и любовь соотечественников. В 2004 году она выдвигала свою кандидатуру на выборах президента Сербии и заняла 6-е место среди 15 кандидатов. Долгие годы Елизавета добивалась от властей сначала Югославии, а затем Сербии реабилитации своего отца. В ноябре 2011 года решением Высшего Суда в Белграде Павел Арсеньевич Карагеоргиевич был посмертно реабилитирован.

Такова история последнего Павла в роде Демидовых, «Павла Четвёртого», о котором никто не вспоминает...

————————————————

Материал подготовлен при содействии Ирины Антанасиевич, доктора филологических наук, преподавателя русской литературы в Нишском университете (Сербия).

Все фото заимствованы из открытых источников.