Поперечные улицы Нижнего Тагила, или Как Гальянка пыталась провести первый водопровод

Поперечные улицы Нижнего Тагила, или Как Гальянка пыталась провести первый водопровод

Тагильчане, которые начинают глубже интересоваться историей родного города, часто наталкиваются на необъяснимые, на первый взгляд, вещи. Например, на двойные, а то и тройные названия улиц. Да что там тройные? Одних только Береговых улиц в дореволюционном Тагиле было пять штук. Объяснялось это тем, что весь Нижнетагильский завод состоял из трёх волостей: Нижне-Тагильской с населением 10 436 человек, Выйско-Никольской с населением 12 388 человек и Троицко-Александровской с населением 11 120 человек. Согласно «Общему положению о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» (19.02.1861), каждой волостью управляло своё правление, состоящее из волостного старшины, сельских старост волости, сборщиков податей, одного или двух заседателей и писаря. Занимались волостные власти исключительно местными вопросами, начиная от продажи крестьянского имущества за недоимки и заканчивая присвоением названий улицам, переулкам и площадям. Механика присвоения названий улиц не раз была описана рядом этнографов. Происходило это на общем сходе жителей улицы. Названия большинства улиц были простые и отражали либо их географическое расположение, либо этнографические особенности. Хотя в отдельных случаях улице могли присвоить имя церкви, которая находилась на ней или рядом. Поэтому до революции в Нижнетагильском заводе было четыре Кладбищенских улицы, по три Рудянских, Нагорных, Поперечных.

Из Поперечных наиболее известна улица, находившаяся в Выйско-Никольской волости — в районе нынешней Лебяжки. В прежнее время, ещё до середины 80-х годов ХХ столетия, Поперечная соединяла улицы Лебяжинскую и Ермака и считалась одной из старейших улиц Нижнего Тагила. Ныне же значительная её часть застроена.


Улица Поперечная на Лебяжке

Однако были в городе и другие Поперечные улицы. Находились они в Троицко-Александровской волости, к которой относились районы Ключей и Гальянки, и назывались Малая Поперечная и Большая Поперечная. Почему улицам были даны именно такие названия, станет ясно после первого же взгляда на карту. В советское время обе улицы, в отличие от их лебяжинской «сестры», были переименованы — Малая Поперечная стала улицей Союзной, а Большая Поперечная — улицей Декабристов. Переименования никак не сказались на самих улицах: они никогда не попадали в планы развития Нижнего Тагила, здесь никогда не планировали строить что-либо грандиозное, сложнее трансформаторной будки или водопровода.

В 1965 году рабочие стройуправления «Уралспецстрой» начали земляные работы на улице Союзной для прокладки водопровода. Внезапно на глубине чуть более метра в земле открылись старые трубы, которые могли принадлежать... какому-то водопроводу. Находка вызвала неподдельный интерес как у самих рабочих «Уралспецстроя», так и у краеведческой общественности города. Начались поиски, и через некоторое время выяснилось, что в 1911 году жители улиц Большой Поперечной и Малой Поперечной на сходе постановили проложить по улицам водопровод и объявили сбор средств для закупки материалов. Деньги на благое дело собрали довольно быстро, через правление завода закупили необходимое количество труб, соединительных муфт и прочих материалов, самостоятельно вырыли канавы, провели другие подготовительные работы. По проекту, разработанному жителями Гальянки, водопровод должен был питаться за счёт вод, откачиваемых из шахт Меднорудянского рудника. Инициативу жителей обеих Поперечных улиц горячо поддержали и в правлении Высокогорского железного рудника, куда относился и Меднорудянский рудник. Увы, но водопровод так и не заработал: подрядчики, которых жители Поперечных улиц наняли для укладки труб и пуска водопровода, сбежали с деньгами, выполнив лишь незначительную часть работ...


Улицы Союзная (Малая Поперечная) и Декабристов (Большая Поперечная) на карте города 1960 г.

Однако на этом история гальянского водопровода не закончилась.

В архивах были обнаружены документы, свидетельствующие о том, что водопровод на Поперечных улицах был не единственным в истории города. Существовало как минимум ещё два водопровода, построенных в XIX веке. Причём оба были сооружены именно в районе Ключей — там, где брали своё начало Поперечные улицы Троицко-Александровской волости, входящей в состав Нижнетагильского завода.

Первый водопровод здесь был проложен ещё в 1833–1835 годах по инициативе жителя Ключей Терентия Истомина. Он где-то вычитал, что «воду из рек можно доставлять к домам самотёком», и начал уговаривать соседских мужиков построить «всем миром» водопровод. Идею Терентия соседи поддержали, но для того, чтобы начать строительство, нужно было получить разрешение в правлении заводов, а управляющие очень недоверчиво отнеслись к инициативе ключевских мужиков.

В конце концов слухи о водопроводе дошли до главного директора заводов Нижнетагильского округа Александра Акинфиевича Любимова, который и дал указание управляющему Меднорудянским рудником разрешить постройку: «Коли за свой кошт и ни гроша из кассы не просят, пусть строят».

Два года Терентий Истомин со товарищи копали бассейн, куда должна была собираться вода, рыли канавы для укладки труб, изготавливали из лиственничных брёвен сами трубы. В 1835 году по водопроводу в дома жителей Ключей пошла вода. Для местных жителей это стало значимым событием: Ключи — район старый, зажиточный, в каждом дворе много скота, огороды, для которых приходилось носить воду вёдрами из реки Рудянки или пруда. Теперь вода текла к дворам сама. Питался водопровод из небольшого рукотворного озерца, вырытого ключевскими мужиками на том месте, где показал Терентий Истомин. Озерцо питалось водой частично от подземных источников, частично за счёт талой и дождевой воды.

Вскоре на водопровод обратили внимание заводские приказчики, придумавшие, как извлечь из народного водопровода выгоду. В те годы, чтобы не возить меднорудянскую руду на Выйский завод, медеплавильные печи было решено поставить неподалёку от рудника, в районе Ключей. Руды было немного, и её перевозка обходилась правлению заводов дороговато. Для работы печей нужна была вода, и водопровод Истомина был для этих целей как нельзя кстати. Правление заводов решило выплатить Терентию полную стоимость водопровода и подготовительных работ, по сути дела выкупив магистраль у ключевской общины. Для всех жителей Ключей сохранялись права пользования водопроводом без какой-то платы или условий, но вскоре после того, как вода стала отводиться ещё и на медеплавильные печи, на нужды местных жителей её стало не хватать. Водопровод проработал ещё пару лет, но после первой же малоснежной зимы, когда в озере-резервуаре воды не набралось и до половины нужного уровня, жители Ключей снова начали носить воду в руках, а водопровод потихоньку был разобран. Часть лиственничных труб осталась лежать в земле, часть их была найдена в 1926 году, когда на Гальянке проводили изыскания специалисты МОС «Водоканал»*. Часть труб нашли позднее, уже после войны.

Впрочем, жители Ключей не оставляли попыток восстановить водопровод. Самая удачная попытка была предпринята летом 1878 года, когда на сельском сходе было принято ходатайство к заводоуправлению о строительстве водопровода. Предложение заключалось не только в восстановлении старого водопровода, но и в создании нескольких пожарных резервуаров. Поначалу проект сметной стоимостью в 1200 рублей был категорически отвергнут заводскими управляющими, но случилось неожиданное. Ходатайство попало на стол к управляющему технической частью заводов округа Якиму Семёновичу Колногорову. Он пригласил инициаторов в свой кабинет, напоил чаем с сушками, долго расспрашивал о технических деталях задумки.

По окончании встречи Колногоров обещал ключевским мужикам «крепко подумать»: «Деньги вы просите немалые, и я должен доказать господам заводовладельцам, что, вложив их в ваше предприятие, они будут иметь пусть небольшую, но выгоду».

Когда-то имя Якима Колногорова занимало в истории Нижнего Тагила видное место.

Крепостной из простой кержацкой семьи сын поддоменного** Семёна Колногорова долгое время работал рассыльным при заводоуправлении. Был направлен на учёбу в Выйское училище. В 1835-м Якима назначили помощником надзирателя на Нижнесалдинский завод, где он проявил себя как опытный управленец, а затем и как грамотный инженер.


Яким Семёнович Колногоров (фоторепродукция из архивов Нижнесалдинского краеведческого музея)

На Нижнесалдинском заводе Колногоров проработал более 27 лет.

К его заслугам можно, несомненно, отнести постройку на Нижнесалдинском заводе двух новых прокатных станов; водяного пресса для правки рельсов; монтаж «разгонных» молотов для отделки листового железа. В 1858 году Нижнесалдинским заводом был получен большой государственный заказ на изготовление 750 тысяч пудов рельсов и 50 тысяч пудов накладок и подкладок к ним. Под руководством Колногорова завод не просто досрочно справляется с задачей, но и становится основным поставщиком рельсов для строящейся в то время Николаевской железной дороги. Сам Яким Семёнович получил от Демидовых премию в размере 10 000 рублей серебром. А через три года Колногорову «вышло повышение», он поехал в родной Нижний Тагил на спокойную и денежную должность управляющего округом по технической части. Почти сразу же Яким Семёнович покупает большой дом, а в скором времени начинает брать у заводов различные подряды (что в демидовском хозяйстве совершенно не возбранялось). Дела быстро шли в гору, и Яким Колногоров начал переоборудовать купленный у наследников Григория Александровича Строганова каменный дом на улице Больше-Рудянской. В историю нашего города этот дом вошёл как дом графа Строганова, или как дом, где жил и творил уральский писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк, или же как дом купца Шестакова, но имя Колногорова почему-то исчезло из списка владельцев этого здания. А исчезло оно «благодаря» именно Мамину-Сибиряку.


Дом графа Строганова на улице Больше-Рудянской (ныне — ул. Кирова), купленный Я. С. Колногоровым у его наследников в 1864 г. (фото 1930-х гг.)

Дело в том, что в 1877 году, так и не выучившись ни на ветеринара, ни на юриста, Дмитрий Мамин бросает учёбу в столице и возвращается домой к отцу, который служил тогда в храме на Нижнесалдинском заводе. Священник Наркис Матвеевич Мамин находился в приятельских, доверительных отношениях почти со всеми представителями заводской интеллигенции Нижней Салды, в том числе с тогдашним управляющим заводом Николаем Ивановичем Алексеевым, выпускником Московского университета. Управляющий был женат на дочери Колногорова Марии, и, зная о приятельских отношениях тестя и настоятеля заводского храма, он тут же «вошёл в положение» и предложил несостоявшемуся юристу место домашнего учителя для своих детей. Мария Якимовна, откровенно скучавшая в Нижней Салде и мечтавшая о Екатеринбурге, а то и о переезде в Москву, сразу обратила внимание на бывшего студента, и вскоре между ними вспыхнули чувства, быстро переросшие в страстную любовь. Измена жены не осталась тайной для Николая Алексеева. Разразился скандал. Будущему писателю стали угрожать друзья и приятели управляющего, и тогда Мария Якимовна отправила своего возлюбленного на Нижнетагильский завод, под защиту отца. Здесь, в доме на Больше-Рудянской, Дмитрий Наркисович Мамин (тогда ещё не Сибиряк) и скрывался несколько месяцев, пока его «любимая Машенька» утрясала дела, связанные с разводом.


Мария Якимовна Алексеева (Колногорова) (фото 1880-х гг.)

В первые советские годы эту, в общем-то, обычную историю идеологи новой власти посчитали позорной для «певца Урала, яростно критиковавшего самодержавие и буржуазию», и фамилию Колногоровых просто вымарали из перечня владельцев этого дома, а заодно и из скрижалей тагильской истории.

Но вернёмся к водопроводу.

Яким Семёнович быстро сообразил, как извлечь выгоду из инициативы ключевских мужиков. Он снова приглашает их на чай и предлагает протянуть водопровод вдоль улицы Старобазарной с тем, чтобы водой могли пользоваться ещё и жители Больше-Рудянской, Мало-Рудянской и Тагильской улиц. За согласие на изменение маршрута водопровода Колногоров обещал покрыть расходы по смете в размере 1200 рублей и отпустить бесплатно лес с демидовских делянок. Всё, что требовалось от жителей Ключей, — выполнить земляные работы. 1200 рублей по тем временам были очень приличные деньги, да к тому же лес, который тоже достанется бесплатно. И ключевские мужики приняли предложение управляющего***.

Вскоре водопровод, длина которого составляла почти две версты, был пущен в эксплуатацию. Вода в его систему поступала из речки Рудянки, а та, в свою очередь, пополнялась водой из водоотлива, с выработок Высокогорского и Меднорудянского рудников. Господам заводовладельцам Яким Колногоров доложил о решении «проблемы сброса шахтных вод», за что получил устную благодарность и 1500 рублей премии. О том, что в первую очередь вода из нового водопровода была пущена в его дом, управляющий умолчал — по-видимому, из скромности.

Успел ли воспользоваться водопроводом будущий «певец Урала» — неизвестно.

Известно другое. Вскоре после развода с Маминым-Сибиряком, в 1891 году, Мария Якимовна Алексеева (Колногорова) вернулась на Нижнетагильский завод и поселилась в том же самом доме, проданном после смерти отца и матери купцу Шестакову. Новый владелец дома оказался столь любезен, что не стал брать плату с бывшей хозяйки дома всё время, пока та искала себе жильё в центре заводского посёлка. До конца своих дней она проживала в Нижнем Тагиле, занимаясь благотворительностью. Умерла Мария Якимовна в 1921 году в возрасте 73 лет.


Дом № 37 на улице Кирова, некогда принадлежавший семье Я. С. Колногорова (фото 2014 г.)

Водопровод проработал довольно долго. В 1883, 1889 и 1890 годах он подвергался капитальному ремонту, для чего с жителей Ключей собирали деньги по подписке. В 1891-м община передала водопровод на баланс правлению заводов. Для ключевских жителей пользование водопроводом оставалось бесплатным, но всем остальным приходилось платить за воду от 2 до 5 рублей в год. За своевременной оплатой следил отдельно нанятый в земском правлении надзиратель. Бесперебойно водопровод проработал ещё 10 лет. Затем была проведена реконструкция, которая несколько улучшила подачу воды на «левобережные» улицы Рудянки.

Водопровод проработал до 1918 года. Что случилось потом, доподлинно неизвестно. По одной версии, он был разрушен во время боёв за Нижний Тагил осенью 1918-го. По другой — его вывели из строя белые при отступлении из города, так как водопровод питал ряд зданий на станции Узловой (позднее — Кедун-Быково) и поэтому считался стратегическим объектом. Первые годы после Гражданской войны Горсовету было не до водопровода, а затем на Ключи и Гальянку была налажена доставка питьевой воды в бочках. Но для хозяйственных нужд местные жители ещё долго носили воду в руках.


Лиственничные трубы первых тагильских водопроводов (фото из архива А. Ф. Кожевникова)

Собственно, история улиц Малой и Большой Поперечных, а ныне — Союзной и Декабристов больше ничем интересным в городских летописях не отметилась. Обе улицы продолжают жить своей неторопливой, размеренной жизнью окраин. О водопроводах, которые строили здесь местные жители во второй половине XIX столетия, многие живущие тут сейчас даже не слышали.

А в самом начале улицы Союзной всё ещё можно увидеть водоразборную колонку, появившуюся здесь в 1965 году после прокладки горкомхозовского водопровода. Водопровода, который по странному стечению обстоятельств был проложен точно там же, где в 1878 году пролегал водопровод, «построенный участием и содействием управляющего технической частью округа» Якима Семёновича Колногорова.

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

---------------------------------------------

Примечания:

* МОС (аббрев.) — Московское общество сооружений «Водоканал», столичная проектная организация, разрабатывавшая план водоснабжения Нижнего Тагила в 1925–1926 годах.

** Поддоменный (устар.) — разнорабочий, выполнявший не требующие квалификации работы во время работы домны; поддоменные готовили футеровочную смесь, убирали мусор и шлак, выполняли мелкий ремонт доменного оборудования.

*** Улица Старобазарная, ныне — ул. Носова; улица Больше-Рудянская, ныне — ул. Кирова; улица Мало-Рудянская, ныне — ул. Рудянская.

Источники:

ГАПК, Ф. Ф-62, оп. 62П, д. 3857.

ГАПК, Ф. 251, оп. 251701, д. 857.

Калистрова Э. Неизвестные факты семьи Колногорова Я. С. // Газета «Литературный квартал», № 7, 2007.

Кожевников А. Ф. Так рождалась вода (1967) // «Вода большого города», 2004.

Черноскутов А. П., Шинкаренко Ю. В. Зелёные горы, пёстрый народ. В поисках связующих нитей. Изд. «Сократ», Екатеринбург, 2008.

Фото: из архивов НТГИА, Краеведческого музея г. Нижней Салды, А. Шадрин, А. Ф. Кожевников.  

Отдельная благодарность интернет-ресурсу tagil-press.ru.