Особенности празднования Нового года от старых времён до наших дней

Особенности празднования Нового года от старых времён до наших дней

В наше время проблемы с выбором подарков нет: прилавки магазинов ломятся от товаров, которые можно подарить и близким, и просто знакомым. Не то что в прежние времена, те, что теперь мы иногда называем застойными. Впрочем, с тех давних пор прошло уже более 30 лет, а «эпоху тотального дефицита» помнят лишь те, кому за 50.

Традиция дарить подарки на Новый год появилась практически вместе с этим праздником. Хотя первые годы в качестве подарков выступали фрукты, овощи, кулинарные изделия, сладости — всё, что можно было употребить в пищу. В России эта традиция продолжалась более 200 лет. Ещё с петровских времён самыми популярными подарками к Новому году были фрукты, пряники или конфеты. Их дарили как детям, так и взрослым. Причём никаких требований к украшению таких подарков долгое время вообще не существовало. Получить на Новый год румяное яблоко само по себе было чудом, особенно в средней полосе России. Упаковывать фрукты в цветную бумагу или украшать их бантиками начали уже в середине XIX века. Немного позже появились коробки для пряников или печенья, оклеенные цветной бумагой или украшенные блёстками. А в конце XIX — начале ХХ столетия в моду стали входить жестяные коробки, расписанные лаковыми красками.

Обычно в них упаковывали леденцы, пастилу, цукаты или печенье. Мода на такую упаковку то приходила, то уходила, но благополучно дожила до наших дней. Так, в первые годы советской власти жестяные коробочки, расписанные на рождественские или библейские темы, попали в перечень «признаков мещанства» вместе со слониками на комодах и ажурными салфетками. В начале 1930-х годов они снова вошли в моду, быстро став признаком высокого статуса подарка.

Красиво упаковывать сладкие подарки начали на кремлёвских и обкомовских ёлках, но очень скоро новое веяние распространилось и в регионах. Изготовлением такой праздничной упаковки занимались, как правило, местные артели. В самом начале 1970-х жестяным коробкам была найдена альтернатива — пакеты из бумаги или целлофана, но и они ушли в тень до начала нового тысячелетия.


Школьники на ёлке (фото 1950-х гг.)

В советский период главной проблемой новогодних подарков был вопрос их оплаты. До Великой Отечественной войны подарки для детей своих работников обычно оплачивала администрация предприятия. А в 1951 году ВЦСПС* выпустил постановление, обязывающее профкомы заводов, фабрик и учреждений оплачивать новогодние подарки в размере сначала 50%, а позднее и 80% их стоимости.

Куда важнее упаковки сладкого новогоднего подарка было его содержимое. И в разные годы оно было разным. Не только по весу, но и по содержанию.

В последней четверти XIX века новогодний подарок для воспитанников «Авроринского приюта» состоял из пряника, запечённого в меду яблока, горсти орехов в сахарной глазури и пшеничного калача.

Учащиеся Павло-Анатольской женской гимназии подарков не получали, а сами изготавливали их друг для друга и для учителей. Педагоги и попечители училища, в свою очередь, устраивали для учениц новогодние и рождественские чаепития с пирогами и сладостями.

Сладкий новогодний подарок для детей работников ВРУ/ВЖР в 1938 году весил 360380 г. В него входило одно яблоко, три вида карамели, леденцы и 2-3 конфеты с начинкой из цукатов.

В годы Великой Отечественной войны в новогодний подарок тагильским дошкольникам клали одно яблоко и около 120 г леденцов или изюма в сахарной глазури. В начальной и средней школе после праздничной линейки устраивали полдник, который состоял из стакана какао и сладкой выпечки. Такой же праздничный полдник проходил и в детских садах.


Новогодний утренник в одном из детских садов УВЗ (фото 1941 г.)

В середине 1950-х годов новогодние подарки вернулись к довоенному объёму, который регулярно увеличивался. Если в начале 1960-х общий вес сладкого подарка составлял 430450 г, то уже в начале 1970-х 600 г. В подарке можно было найти яблоко, апельсин или два мандарина, 2-3 вида карамели и шоколадные конфеты: «Мишка на Севере», «Кара-Кум», «Ну-ка, отними!», «Белочка» или «Мишка косолапый».

В 60-х и 70-х годах прошлого века доля шоколадных конфет в новогоднем подарке увеличилась, но не превышала трети от общей массы набора. Ограничивали количество шоколадных конфет санитарно-эпидемиологические нормы тех лет: считалось, и не без основания, что чрезмерное употребление подростком шоколада вредно и может вызвать у него нежелательную реакцию организма. Именно по этой причине в новогодних подарках в детских садах, школах и ДК бал правили карамельки, ириски, помадки и леденцы.

Период с 1979 по 1982 год был, пожалуй, самым скудным в плане содержимого сладких подарков. Дорогие шоколадные конфеты были заменены дешёвыми помадками в шоколадной глазури, а то и вовсе соевыми батончиками. Вместо популярных карамелек с фруктовыми начинками в подарках стали попадаться дешёвые леденцы «Дюшес» и «Барбарис». Единственным приятным моментом стало появление в пакете со сладостями конфеты «Гулливер».

Впрочем, дети советского периода прекрасно знали, что главный новогодний подарок ожидал их дома. В идеале это было то, о чём ребёнок просил родителей в течение года. Дети от трёх до пяти лет обычно мечтали о дорогой или редкой игрушке, младшие школьники были рады конструктору, набору для моделирования или интересной книге.

Вообще, при выборе «домашнего» подарка для ребёнка родители прежде всего исходили из своих финансовых возможностей. Если зарплата позволяла, детям старались купить что-то не просто дорогое, но и полезное. Например, хорошим подарком считался фильмоскоп (от 8 до 15 руб.) с небольшим набором диафильмов (от 30 коп. до 1 руб. 70 коп. за фильм). Большой популярностью пользовались и стереоскопы для просмотра стереоскопических пар слайдов (кто сейчас помнит о таких девайсах?). Более интересным подарком для подростка мог стать недорогой фотоаппарат: «Школьник» (6 руб.) или «Смена-9» (11 руб. 50 коп.).

В Нижнем Тагиле в 1960–1980-х годах огромной популярностью пользовались настольные игры. И не шашки и шахматы, лото или детское домино, которые в магазинах не переводились, а настольные игры с кубиками и фишками — аналоги «Монополии». За настольным футболом или хоккеем тоже приходилось побегать и отстоять очередь. Такие игры всегда были желанным подарком под ёлкой. Хорошим подарком для мальчиков считался набор для выжигания по дереву или «электронная» игра «Азбука Морзе». Девочкам 712 лет старались купить наборы для рукоделия производства прибалтийских республик. 

С новогодними подарками для взрослых забот было куда меньше. Коллегам дарили, как правило, недорогие сувениры, соседям по площадке и дому — календари. Близким родственникам и друзьям было принято дарить на Новый год что-то полезное: перчатки, кашне, галстук, платок, чайную пару или вазочку. Курильщикам можно было подарить портсигар, дорогую зажигалку или красивую пепельницу; любителям рыбалки — удочку или снасти; заядлым туристам — фляжку или набор походной посуды. Обычно сумма такого подарка не превышала 5 руб. Ведь главной в новогоднем подарке считалась не его стоимость, а полезность.

Кроме подарков, необходимо было разослать десятки поздравительных открыток родственникам и близким друзьям. Эта традиция, к сожалению, практически умерла в последние 1520 лет. Ныне обходятся телефонным звонком, совершенно забыв о том, что открытка с поздравлениями и пожеланиями автоматически становится семейной реликвией.

Большое внимание уделялось новогоднему столу.

С давних пор считалось, что если в первый день наступившего года накрыть богатый стол, то весь год в доме будет изобилие. В дореволюционной России эта традиция соблюдалась всегда и всеми слоями населения. В Советском Союзе традиция обильного застолья в полной мере возродилась только в 1960-х, хотя праздничные застолья советского периода выглядели гораздо скромнее. Виной тому была эпоха дефицита, начавшаяся в разгар холодной войны и закончившаяся только с развалом СССР. Причём причиной возникновения дефицита не всегда были просчёты плановой экономики. Чаще всего причиной становился так называемый человеческий фактор, а точнее его негативные проявления: безалаберность, халатность, равнодушие, бюрократизм. Те, кто жил в эпоху дефицита, помнят, как часто накануне праздника невозможно было купить к новогоднему столу фрукты, а 2-3 января они появлялись на прилавках магазинов. Похожая ситуация случалась и с кондитерскими, и с колбасными, и с молочными изделиями, и с бакалеей. Искать виновных в этом безобразии после праздников было уже бессмысленно, хотя жалобы на директоров магазинов и руководителей горплодовощторга, райпищеторгов поступали в исполком регулярно.

Эпоха дефицита породила возникновение на заводах и в учреждениях «столов заказов», через которые руководители предприятий и отцы города пытались снабдить работников продуктами к новогоднему столу. Получалось это далеко не всегда и не у всех. Так или иначе, но новогодний стол советского человека был куда беднее, чем новогодний стол, который мы стараемся накрывать в наши дни.


Новогодний стол в семье дважды Героя Советского Союза лётчика-космонавта Владимира Александровича Джанибекова: два вида салатов, домашние соленья, пельмени, сырно-колбасная нарезка, грибная икра (или форшмак). И всё...

Сложности с покупкой продуктов к праздничному столу породили ещё одну советскую традицию — отмечать наступление Нового года в кафе или ресторане. Началась эта традиция ещё до войны, но широкую популярность получила в начале 1960-х. Правда, удовольствие это было не из дешёвых: скромный праздничный ужин из трёх блюд и десерта обходился в 5–7 руб. с человека. И это без учёта спиртного, за которое приходилось выложить ещё столько же.

Но самым любимым способом встречи Нового года было застолье на дому у родственников или друзей. Подготовку к этому начинали задолго до 31 декабря, встречаясь или созваниваясь едва ли не каждый день для уточнения своих действий. Начиналась подготовка с распределения, кому что купить или приготовить. Хозяева квартиры, где собиралась компания, обычно отвечали за горячие блюда. Остальные участники застолья становились ответственными за холодные закуски. Кому-то предстояло приготовить оливье, кому-то — популярный в 1970-х форшмак. Кто-то отвечал за покупку колбас и сыра, кто-то должен был купить ставшие традиционным новогодним кушаньем шпроты. Количество спиртного и его ассортимент рассчитывали исходя их числа гостей и индивидуальных предпочтений участников вечеринки. Встреча Нового года с друзьями, вскладчину и по сей день остаётся очень популярной. 

В XIX веке в Нижнетагильском посёлке появилась традиция отмечать наступление Нового года стрельбой из пушек. Однажды накануне праздника Никита Акинфиевич Демидов прислал из Петербурга на завод несколько заморских фейерверков и обязал управляющего и приказчиков «сжечь их при большом скоплении народа, дабы люд честной веселью и радости сердца отворил». Однако фейерверки лишь напугали женщин и детей и едва не спалили заводскую церковь. Тогда Никита Акинфиевич приказал заменить жжение фейерверков стрельбой из пушек и распорядился отлить для этих целей полторы сотни маленьких сигнальных пушечек. Пушки раздали по дворам, чтобы на следующий год 1 января стрельбой из них приветствовать наступление Нового года. Со временем все желающие обзавелись такими пушками и в новогоднюю ночь палили из них в небо.

В 1918 году стрельбу из пушек запретили, а в 1920-м обязали тагильчан сдать «оружие». Традиция начала возвращаться в начале 1990-х годов, когда на развалах предновогодних распродаж появились петарды и фейерверки.

А вот другая давняя традиция — после встречи Нового года выходить к главной ёлке города (или района) — в последние годы заметно теряет свою популярность. Если в 1960–1980-х годах прогулка к главной ёлке считалась чуть ли не обязательным пунктом новогодних мероприятий, то в 2000-х всё меньше и меньше народу выходит в новогоднюю ночь из дома.


Главная ёлка города на Театральной площади в ночь с 31.12.60 на 01.01.61 г.

Мы, авторы рубрики «Город-ЛабириНТ», поздравляем читателей с Новым годом и желаем всем здоровья, достатка и скорейшего исполнения желаний, которые вы загадаете во время боя курантов в новогоднюю ночь!

До встречи в новом, 2021 году!

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

---------------------------

* ВЦСПС (аббрев.) — Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов (прим. авт.).

Фото: из личных архивов авторов, архивов НТМЗГУ, интернет-аукционов auction.ru и meshok.net.

Фоторепродукции: С. Волков.