Ново-Тагильский металлургический (продолжение)

Ново-Тагильский металлургический (продолжение)

Усилия нового руководства стройки в скором времени начали приносить свои плоды.

Трест «Тагилстрой» стал получать дополнительную строительную технику, в автопарке появились долгожданные итальянские грузовики, которые, впрочем, оказались малопригодными для работы в условиях суровой уральской зимы и бездорожья. Удалось поправить положение с рабочей силой: численность рабочих и ИТР, занятых на строительстве НТМЗ, возросла до 3,5 тыс. человек, хотя, по расчётам Царевского, для того чтобы стройка не выбивалась из графика, нужно было не менее 6 тыс. Фамилия Царевского всё чаще и чаще звучала на заседаниях Совнаркома и Госплана, его деятельность на посту руководителя «Тагилстроя» ставилась в пример другим управленцам.

Но уже в 1933 году ситуация с НТМЗ начала меняться.

Началось всё с того, что специалистами Госплана были проведены мероприятия по комплексному учёту и анализу рудных запасов Нижнего Тагила и Кушвы, а также уральских углей, к которым изначально привязывалось строительство НТМЗ. Результаты исследований были неутешительны.

Оказалось, что в реальности запасов руд Тагило-Кушвинского района гораздо меньше расчётных, к тому же эти руды не всегда чистые. Ещё хуже обстояли дела с уральским углём: сернистый и зольный уголь кизеловского бассейна был непригоден для использования в шихтовой смеси коксовых батарей. Госплан рекомендовал Наркомату тяжёлой промышленности переработать проект НТМЗ с учётом результатов этих исследований. Строительство Ново-Тагильского завода было приостановлено, а «Гипромезу» было дано задание срочно внести в проект необходимые изменения. В результате первоначальный проект завода было предложено существенно урезать. Теперь в его составе должны были остаться лишь 4 домны, 11 мартеновских печей, прокатный цех с блюмингом, крупносортный, универсальный и среднелистовой станы. В Нижний Тагил полетели правительственные телеграммы: остановить стройку до окончательного утверждения проекта.

В декабре 1933 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе докладывал в Совнарком о том, что «большой скачок социалистической индустриализации» в скором времени может забуксовать и даже остановиться совсем. Товарища Серго поддержал и Сталин. И вскоре была начата работа по определению строящихся объектов, подлежащих консервации.

Надо сказать, что в первоначальный список консервируемых строек НТМЗ не попадал. Важность Ново-Тагильского металлургического завода для страны отстаивал не только Орджоникидзе, но и другие наркомы, в том числе Куйбышев, Молотов, Ягода. Первоначально было принято решение о сокращении проектных мощностей завода и переносе пуска первой очереди НТМЗ. Вместо Ново-Тагильского завода было заморожено строительство Бакальского металлургического завода. Всего к концу 1934 года на Урале было остановлено строительство 55 новых индустриальных объектов.

В начале 1934 года Царевского вызвали в Москву. В Кремле ему вручили Орден Ленина, после чего состоялся разговор со Сталиным, о котором впоследствии вспоминал Михаил Михайлович:

«Иосиф Виссарионович попросил ответить прямо и честно, что и в какой срок мы в состоянии ввести в строй в ближайшие год-два. Я ответил как есть: шамотный цех. Чтобы запустить ещё, к примеру, бандажный цех, нужно свернуть работы на других объектах, в том числе на ТЭЦ. "Постарайтесь, сказал Сталин. — Мы знаем о ваших трудностях. Сейчас всем нелегко, но все стараются сделать как можно больше". Потом помолчал и добавил: "Мы рассматриваем вопрос о вашем переводе на другую работу"».

В 1934 и 1935 годах, пока «Гипромез» перерабатывал проект завода, жизнь на «стройке века» замерла. Чтобы не растерять из-за простоев квалифицированные кадры, Царевский организовал коллектив треста «Тагилстрой» на работы по благоустройству рабочих посёлков. В 1935 году стройку вновь посетил Г. К. Орджоникидзе, и после его визита план строительства НТМЗ был снова отправлен на доработку.

 


Нарком Г. К. Орджоникидзе во время поездки по Уралу в 1935 г.

Согласно доработанному плану, который увидел свет в конце 1935 года, для запуска завода опять было необходимо закупать новое оборудование. Причём три четверти номенклатуры требуемого оборудования в СССР не производилось. Речь снова шла о закупках за границей, что было делом непростым, да и небыстрым. Кроме того, золотовалютные резервы Страны Советов существенно сократились из-за падения мировых цен на традиционные советских экспортные товары — нефть, лес и пшеницу. Так, к примеру, стоимость пшеницы в 1930–1935 годах была в 6–8 раз ниже, чем в 1925–1929 годах. Кроме этого, ряд целый стран — США, Франция, Англия — преднамеренно ввели ограничения на продажу в Советский Союз машиностроительной продукции. А контакты с другим важным поставщиком машиностроительного оборудования — Германией — после прихода к власти Гитлера были существенно сокращены. Особенно заметным сокращение стало в работе ведущего управления Наркомчермета — Главспецстали, где трудились специалисты фирмы Круппа.

В начале 1936 года специалистами «Тагилстроя» были разработаны и опробованы новые методы ведения строительства крупного производства, которые заключались в обеспечении строительных объектов готовым бетоном, раствором, арматурой, а также щитами опалубки с централизованных цехов и заводов. Тогда же были решены вопросы замещения непригодных в производстве металла кизеловских углей. Но судьба Ново-Тагильского металлургического завода была уже решена. В марте 1936 года был отозван в Москву Царевский (ему было поручено возглавить строительство Центрального аэрогидродинамического института им. Н. Е. Жуковского), и строительство и пуск шамотного цеха и бандажного стана происходили уже без него. В октябре 1937 года, после ряда положенных испытаний, эти два объекта были приняты государственной комиссией. Сразу после этого Наркоматом тяжёлой промышленности были внесены новые изменения в проект завода, и до утверждения новой сметы работы на стройке прекратились. В приказе № 18 Наркомтяжпрома от 17 января 1938 года признавалось, что строительство НТМЗ сорвано и срыв «повлёк за собой масштабные потери и большие издержки». Фактически два года на строительстве шли ремонтные и подготовительные работы. Часть рабочих была переброшена на стройки соцгорода на Красном Камне, часть отправлена на лесозаготовительные участки, щебёночный и песчаный карьеры.

Наконец, перекроенный проект Ново-Тагильского завода был утверждён. Выглядел он скромнее своих предшественников: на предприятии предполагалось ввести в строй до 1943 года две домны вместо четырёх запланированных ранее и мартеновский цех. Строительство возобновилось лишь в начале 1939 года. Первым делом начали возводить доменную печь № 1.


Строительство доменного цеха НТМК

Большую поддержку стройке оказывал промышленный отдел обкома ВКП(б) и его заведующий Аверкий Борисович Аристов, который курировал индустриальные «долгострои» области. Аристов имел опыт работы в металлургии: с марта 1932-го он работал на Ленинградском чугунолитейном заводе «Центролит», где прошёл путь от плавильного мастера до заместителя директора завода.

Первое же посещение стройплощадок НТМЗ произвело на А. Б. Аристова гнетущее впечатление:

«Безжизненная стройка являла собой печальное зрелище заброшенности и запустения. По всей огромной территории зияли котлованы и канавы, частью осыпавшиеся, частью залитые водой. То тут, то там в глаза бросались недоделки. Поросшие бурьяном остовы коксохимического завода и мартеновского цеха ввергали в уныние», писал он в своих мемуарах, изданных в 1960-х годах.

Там же Аверкий Борисович анализировал причины затянувшегося строительства НТМЗ и других индустриальных объектов:

«В крахе планов "большого скачка" 30–40-х годов не было чьей-то злой воли, вредительства, шпионских диверсий. Просто желание руководства страны превысило экономические реалии. Для возведения сразу трёх металлургических гигантов не хватило ни средств, ни рабочих ресурсов, ни оборудования. Поэтому пришлось останавливать строительство одних объектов, чтобы за их счёт ввести в строй другие, более важные для экономики страны, объекты».


Аверкий Борисович Аристов (фото 1957 г.)

Аристов укрепил кадровый состав НТМЗ, «выбил» в Москве дополнительных специалистов, новую строительную технику, добился увеличения снабжения стройки необходимыми материалами. Под его руководством на стройке были созданы Совет технического обучения и учебные группы ФЗО, были расширены автопарк и парк гужевого транспорта. Большое внимание было уделено и росту собственной сырьевой базы: начал работать щебёночный карьер, реконструированы бетонный и кирпичный заводы.

Неоценимую помощь на этом этапе строительства НТМЗ оказал академик Иван Павлович Бардин, к которому Аристов обратился за консультациями.


Академик-металлург Иван Павлович Бардин

Советы и расчёты этого известного металлурга-практика, долгое время стажировавшегося в США и досконально знавшего технологические процессы металлургических предприятий, позволили не только ускорить строительство доменного цеха, но и модернизировать некоторое оборудование.


Наладка станков на НТМЗ

25 июня 1940 года доменная печь № 1 мощностью до 430 тысяч тонн чугуна в год и объёмом 1100 кубических метров была пущена в работу. Вскоре были сданы государственной комиссии первая очередь ТЭЦ и коксовая батарея. Параллельно с основным производством строились подъездные дороги, склады, вспомогательные цехи.

Глава Наркомата строительства предприятий тяжёлой индустрии СССР Лазарь Каганович в день пуска первой домны НТМЗ издал приказ за № 141Н, в котором, в частности, говорилось:

«Сталинская идея о превращении Среднего Урала во вторую металлургическую базу воплощается в жизнь. […] В отличие от строительства других наших гигантов металлургии — Магнитогорского и Кузнецкого, — Ново-Тагильский завод построен исключительно силами советских специалистов и рабочих, по проектам советских инженеров, оснащён оборудованием, изготовленном на заводах и фабриках Советского Союза. В этом сказывается расцвет нашей социалистической индустрии и высокая культура наших советских технических кадров».

И хотя на самом деле дела в отечественной металлургии обстояли далеко не так блестяще, запуск НТМЗ действительно стал важным событием в индустриализации СССР.


Доменный цех НТМЗ в 1940 г.

Введение в строй других объектов Ново-Тагильского металлургического завода было определено на 1942–1944 годы. Тогда ещё никто не знал, что совсем скоро в эти планы вмешается война.

Окончание следует…