Нижняя Ерзовка: от первого драмтеатра до элитного микрорайона

Нижняя Ерзовка: от первого драмтеатра до элитного микрорайона

Тагильские краеведы любят называть улицу Папанина её самым первым названием – Нижняя Ерзовка. Под этим «девичьим именем» помнят эту улицу и те тагильчане, кто родился на ней и вырос в советское время. Это удивительно, потому что было у улицы и «промежуточное» название, данное ей в апреле 1926 года, – 3-я Советская, но о нём почему-то вспоминают крайне редко. Почему Советская, понятно – время было такое. А почему 3-я?.. Потому что Ерзовок в Нижнетагильском посёлке было три – Верхняя, Средняя и Нижняя. И переименовали их вместе, «одним пакетом».

Протокол заседания пленума Нижнетагильского горсовета от 30.04.1926 г.

Рассказывали, что, когда в городском совете был поднят вопрос о переименовании «в честь Первомая» ряда тагильских улиц, все три улицы попали в список в числе первых. Правда, некоторые депутаты попробовали возразить, мол, названия улиц «не связаны с самодержавием и капитализмом», да и люди, живущие на них, уже привыкли. На что представитель Окружкома РКП(б) Севастьянов спросил:

«А что за названия у этих улиц? Что они обозначают? Вот разъясните товарищам, что это за Ерзовки такие?..»

Но никто так и не смог толком объяснить, откуда взялись названия улиц...

Этот вопрос не даёт покоя тагильским краеведам до сих пор. Версий на этот счёт существует много. Согласно одной из них, основали улицу Ерзовку чумаки – так на юге России и в Малороссии звали артельных мужиков, которые занимались торгово-перевозным промыслом. Возили чумаки железо и чугун с тагильских заводов в Царицын, откуда по водам Каспия металл уходил в Персию и Среднюю Азию или на Украину, в Николаев, где Демидовы имели свои пристани и держали небольшую грузовую флотилию. Надо сказать, что «чумачество» было довольно широко распространено в бассейнах «трёх великих русских рек», а наибольшим авторитетом в профессии пользовались волжские чумаки. Одна из «чумаческих» деревень – Ерзовка Царицынского уезда Саратовской губернии – в середине XIX века была хорошо известна на Урале. Ерзовские чумаки возили продукцию строгановских, яковлевских и демидовских заводов в Астрахань и в Царицын. Возможно, что выходцы из этой деревни, ожидавшие формирования очередного каравана, и дали название улице, где находились на постое.

Другая версия, по мнению некоторых историков, заслуживает отдельного внимания.

Как известно, в конце XVIII – первой половине XIX века широкий ассортимент продукции, выпускаемой на тагильских заводах и их «заведениях» (мастерских), поставлялся в Сибирь, на ярмарки Тюмени, Ишима и Тобольска, водным путём. Сплав судов с продукцией демидовских заводов происходил по реке Тагил до реки Туры, по водам которой струги и барки прибывали в Тюмень. Часть продукции попадала на ярмарку и в торговую сеть Тюмени, а часть отправлялась на север, в Тобольск, и на восток, в Ишим.

Сейчас трудно представить, что по реке Тагил могли когда-то «ходить» торговые суда, пусть даже средних размеров, таких как паузок или полуструг. Тем не менее судоходство по нашей речке было реальностью: географы тех лет указывали, что река Тагил в период половодья разливалась до 30-40 саженей (от 63 до 80 м), имела в глубину до 7 четвертей (125 см) и была «способна к судоходству при помощи выпуска спрудной воды» из заводского пруда.

Занимались проводкой речных караванов артели сплавщиков, в лексиконе которых со временем появлялись специфические узкопрофессиональные слова и выражения, не совсем понятные людям других профессий. Например, слово «мултычить» означало усиленную работу всеми вёслами, «подмётом» называли дощатый настил нижней палубы, а «подгубщиком» – старшего у потёсного весла. Встречались в речи сплавщиков и слова, от которых, возможно, и произошли названия трёх тагильских улиц. Так, «ерзАть» означало двигать речное судно по мелководью, а «ерзОвка» – один из этапов хода судов при проводке спруживанием (когда реку перегораживали поперёк холстами для подъёма уровня воды на отдельном участке).

Какая из трёх Ерзовок – Верхняя, Средняя или Нижняя – появилась в городе первой? Судя по всему, или Средняя, или Верхняя. Почему не Нижняя, становится ясно при внимательном рассмотрении карты города.

Нижняя Ерзовка (ныне улица Папанина) застраивалась вдоль берегов «вешнячего канала», по которому из заводского пруда сбрасывались излишки воды во время половодья.

Улица Папанина (бывшая Нижняя Ерзовка) на карте 1960 г.

По этому же каналу происходил сброс воды для поднятия уровня реки Тагил во время отправки караванов речных судов до Тюмени. «Спрудная волна», выпущенная из заводского пруда, поднимала уровень воды в «вешнячем канале» на пять и более саженей, а это значит, что все строения вдоль его берегов оказались бы либо затопленными, либо смытыми в реку. Поэтому строиться на Нижней Ерзовке начали после того, как Демидовы отказались от доставки продукции своих заводов в Западную Сибирь водным путём. Произошло это в конце первой половины XIX века. Очевидно, с того времени и началось заселение Нижней Ерзовки.

Впрочем, испытать на себе «спрудную волну» жителям Нижней Ерзовки всё же пришлось. Произошло это во время знаменитого наводнения 1927 года, когда для того, чтобы избежать полного разрушения плотины, на ней были открыты все шлюзы, а вода, переполнявшая заводской пруд, устремилась в реку Тагил, снося всё на своём пути.

Улица 3-я Советская (Нижняя Ерзовка) во время наводнения (июль 1927 г.)

Подтопления улицы случались и до, и после этого наводнения, но их последствия были менее серьёзными.   

Нахождение улицы в «зоне возможного подтопления» было одним из аргументов при принятии решения о её расселении. Ещё в 40-е годы специалисты-гидротехники заговорили о том, что заводской пруд давно нуждается в чистке. В XVIII – первой половине XIX столетия чистки заводских прудов «от закоряживания» были обычным делом на уральских заводах, а на некоторых заводах такие мероприятия были официально регламентированы. Дело в том, что в ходе эксплуатации заводские пруды собирали в себе тонны каменной крошки, песка, глины, веток и топляка, наносимых реками и ручьями, питающими пруд водой. Отложения, накапливающиеся вблизи рабочих прорезей плотин, препятствовали току воды на подливные механизмы, а это негативно влияло на их производительность и, как следствие, на качество продукции. Также избыток донных отложений зачастую приводил к тому, что во время половодья вода переливалась через плотину и затопляла производственные площади. Периодичность чисток заводских прудов зависела от характера рек, условий эксплуатации самих водоёмов и устройства плотин. Где-то пруд чистили раз в десять лет, где-то – раз в двадцать, где-то – раз в полвека. Для этого от водоёма отводили крупные реки, питающие его водой, останавливали заводские «фабрики» (так до середины XIX века обычно называли цеха) и начинали спуск «спрудной» воды, постепенно открывая шлюзы плотины. Остановки заводов приносили заводовладельцам ощутимые убытки, а работы по очистке прудов – дополнительные расходы, поэтому в те годы заводчики старались избежать будущих убытков ещё на стадии проектирования и строительства предприятий. Ярким примером тому могло служить гидротехническое хозяйство Верх-Нейвинский завода Прокофия Демидова.

Что происходило с заводскими прудами, хозяева которых пренебрегали их очисткой, можно видеть в наши дни на примере Черноисточинского пруда.

Тагильский пруд последний раз полностью спускали для очистки в первой половине XIX столетия.

При этом «молотовые фабрики» подливных заводов, связанных с Нижнетагильским, продолжали работать на запасах металла, специально сделанных за два последних года. Однако сделать это в советский период с водоёмом, который снабжал водой почти половину города, было невозможно. Вопрос оставили открытым, но уже в 1962 году природа напомнила о себе «большой водой», подтопившей ряд территорий по берегам реки Тагил. В 1964 году случилось более серьёзное наводнение. Старожилы вспоминают, что вода в реке поднималась настолько, что движение транспорта по мостам через реку Тагил было закрыто. Резонансный паводок прошлого года стал ещё одним напоминанием того, что гидротехнические сооружения и объекты не вечны и требуют надлежащего ухода за ними.

К своему первому переименованию в 3-ю Советскую улица Нижняя Ерзовка пришла достаточно густонаселённой. Начиналась она практически у Зелёного моста, который ныне ведёт к главному входу в завод-музей, а заканчивалась рядом с тем местом, где «вешнячий» канал соединяется с изначальным руслом реки Тагил. К началу XX столетия на ней насчитывалось более 60 дворов. Большинство домов Нижней Ерзовки были деревянными, хотя к 1917 году здесь уже насчитывалась дюжина каменных и полукаменных зданий.

Улица Папанина в 1986 году *

Население улицы было довольно пёстрым: заводские служащие, подрядчики, мастеровые, «новые купцы» и кустари из числа ушедших в коммерцию заводских мастеровых, поселковая интеллигенция. В 60-х годах XIX столетия Нижняя Ерзовка едва не стала культурным центром Нижнетагильского завода. Здесь в 1862 году был открыт первый в Нижнем Тагиле драматический театр.

Инициатива создания театра принадлежала заводским служащим Александру Петерюхину, Луке Петрову, Ивану Шушпанову и Георгию Вишневскому. Вокруг этих людей в 1860-61 годах собралась инициативная группа любителей театра, по ходатайству которой в ноябре 1862 года с правлением завода был заключён договор о передаче в аренду деревянного дома на Нижней Ерзовке «для устройства заводского театра». На начальной стадии переговоров организаторы просили не назначать слишком высокую арендную плату, и Демидовы, узнав об инициативе заводских служащих, велели передать здание театралам бесплатно. Но дом нуждался в ремонте и реконструкции, поэтому «устроители театра» объявили о подписке на абонемент и сборе добровольных пожертвований в пользу театра. На призыв о сборе средств откликнулись в основном заводские служащие, преподаватели учебных заведений и немногие кустари. Большинство жителей завода смотрели на затею с театром с изрядной долей скепсиса и не спешили жертвовать в пользу театра. В конце концов, удалось собрать чуть более 160 рублей, чего хватило на реконструкцию дома. В течение года были обустроены зрительный зал на 108 мест, сцена, расписаны задник и занавес, изготовлены декорации, приобретены мебель, парики, грим, музыкальные принадлежности. 30 декабря 1862 года театр был открыт и на его сцене была сыграна первая пьеса.

За весь следующий 1863 год в театре было сыграно 14 спектаклей, а с 1864-го по март 1865 года – 20 спектаклей. За неполные 27 месяцев сборы от представлений составили почти 1308 рублей. Вырученные средства шли на постановку новых спектаклей и на помощь наиболее нуждающимся жителям посёлка.

Инициатива тагильских любителей театра нашла поддержку у руководства Горнозаводского округа, а также у заводовладельцев. Однако чиновники Верхотурского уездного полицейского управления имели иное мнение относительно деятельности театра, полагая, что в нём «...сложились условия для нарушения правил благочиния». Весной 1865 года, благодаря усилиям уездного управления полиции, театр был закрыт.  

Инициаторы создания театра и актёры обратились за помощью к  губернатору и написали о случившемся Демидовым. В феврале 1866 года в Нижнетагильский завод пришло разрешение пермского губернатора на возобновление работы театра, но верхотурское управление полиции продолжало гнуть свою линию, всеми способами препятствуя тагильчанам «проводить публичные показы пьес».

Закончилось это противостояние тем, что возмущённая произволом полиции Аврора Карловна попросила сына – Павла Павловича Демидова – «заняться разрешением этой бессмысленной тяжбы» лично. Павел, не привыкший уступать местным властям и не терпевший вмешательства во внутренние дела своих заводов, нашёл в кругах, близких к правительственным, нужные «рычаги» воздействия, и в декабре 1870-го прямым указанием пермского губернатора запрет на деятельность тагильского любительского театра был снят.

Помимо этого, Павел распорядился выделить «заводским любителям сценических представлений пятьсот рублей серебром из заводской кассы» на содержание здания и текущие расходы. И в 1871 году тагильский театр возобновил свою работу, которая длилась ещё шесть с половиной лет.

Актёры Нижнетагильского заводского театра (фото 1909 г.)

В 1877 году здание театра на Нижней Ерзовке пришлось закрыть по причине ветхости и неустроенности. В то же время актёрам пообещали предоставить новое, более просторное здание. Год спустя театр переехал на территорию завода, в переоборудованное каменное здание бывших заводских конюшен. Здесь был устроен более вместительный зрительный зал на 350 мест с восемью ложами, балконом и 12 рядами партера, а также театральная библиотека и помещение под клуб заводских служащих. 

Весь советский период бывшая Нижняя Ерзовка мало менялась, во много сохраняя облик, сложившийся в конце позапрошлого – начале прошлого столетий. Нынешним тагильчанам, проживающим в микрорайоне «Папанинский», трудно себе представить, что каких-то 40-50 лет назад их улица считалась у сотрудников Нижнетагильского краеведческого музея едва ли не «заповедником старины», сохранившим многие детали и особенности, присущие горнозаводским посёлкам позапрошлого века. В конце 80-х улица Папанина не раз становилась объектом «малых этнографических экспедиций» тагильских историков, краеведов и даже школьников.

Улица Папанина на современной карте города

В наши дни от той, прежней, Нижней Ерзовки ничего не осталось. Разве что остатки «подпорных стенок», выложенных местами вдоль русла «вешнячего канала», да сохранившиеся, как правило в частных архивах, немногочисленные фотографии и негативы.

Улица Папанина в 1961 году

Здание, в котором размещалась школа № 15 (фото 1962 г.)

Нечётная сторона улицы (фото 1965 г.)

Жилые дома на улице Папанина (фото 1968 и 1971 гг.)

Современная улица Папанина стала почти на треть короче и теперь заканчивается зданием «Тагилбанка». Она полностью лишилась чётной стороны, а её нечётная сторона застроена несколькими многоэтажками, которые в своё время позиционировались как «элитный жилой микрорайон».

«ТагилБанк». За его «спиной» заканчивается бывшая Нижняя Ерзовка

Улица Папанина, дом № 27

Свои истории есть и у «сестёр» героини этого выпуска – улиц, которые некогда звались Средняя Ерзовка и Верхняя Ерзовка. Прогулки по этим улицам ждут читателей нашей рубрики в ближайшее время.

------------------------

Фото улицы Папанина: А. Пичугин (*) и А. Кожевников

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»