Наследство могущественного НКВД

Наследство могущественного НКВД

Есть в центре Екатеринбурга место, о котором знают практически все жители столицы Среднего Урала, но которое стараются обходить стороной, особенно в тёмное время суток. Оно не значится ни в справочниках для туристов, ни в путеводителях по городу. Даже его адрес – улица 8 Марта, 78 – на самой улице 8 Марта найти невозможно. Прохожие, которых вы спросите, где найти дом № 78, скорее всего, покажут вам на дом № 78а, где находится Музей гигиены (посетить который, к слову, тоже было бы достаточно интересно). Это неудивительно, потому что большинству аборигенов это место больше известно как «больница в Зелёной Роще», или «заброшенная больница», – место, о котором говорят, что оно странное, неприятное и зловещее.

Несмотря на то, что данный объект находится в центре города, добраться до него человеку неместному непросто: от посторонних глаз «заброшенная больница» скрыта стоящими со всех сторон зданиями и парком, что раскинулся вокруг. Проще всего это сделать, свернув с улицы 8 Марта в переулок Сапёров, и пройти по нему до первого поворота налево.

Пройти мимо «заброшенной больницы Зелёной Рощи» практически невозможно. Огромное мрачное здание, с зияющими пустыми глазницами окон, окружённое высокими деревьями давно заброшенного парка, сразу бросается в глаза. Вот уже без малого 17 лет оно привлекает к себе сталкеров и индустриальных туристов, фотографов и простых обывателей – любителей пощекотать нервы. Ведь здесь, кроме облезлых стен, пустых комнат и полуразрушенных переходов, живут городские легенды, одна другой страшнее...

История «заброшенной больницы» началась в конце 20-х, когда в Свердловске стали возводить квартал для сотрудников НКВД, ГПУ и работников прокуратуры. Для медицинского обслуживания этих категорий граждан было заложено здание госпиталя по индивидуальному проекту архитектора И. А. Югова. Позднее, когда строители закончили «нулевой цикл», проект был доработан архитекторами Г. А. Голубевым и Н. И. Жемановым. В итоге здание получилось оригинальным, соединив в своём архитектурном облике элементы позднего конструктивизма и неоклассики. В 1932-м здание было сдано приёмной комиссии и почти сразу переведено в разряд «спецобъектов»: его передали на баланс управления НКВД и открыли в нём госпиталь для сотрудников ведомства. А через год к нему начали «прикреплять» и другие категории совслужащих: работников прокуратуры, судов, горисполкома.

Госпиталь НКВД во второй половине 30-х гг.

В 1937-м, после того как у руля главного силового ведомства страны Л. П. Берия сменил «разоблачённого врага советского народа Ежова», госпиталь стали переводить в гражданский режим. Окончательно перевод был завершён в 1939 году, а в 1943-м больница стала Центральной клинической больницей Свердловска. В 1959 году произошло объединение с поликлинической службой, которая была признана школой передового опыта. 

Бывший госпиталь НКВД, Центральная клиническая больница Свердловска в 60-х гг.

Последнюю реорганизацию «заброшенная больница» пережила в 1973 году. Тогда на базе Свердловской ЦКБ по решению Облздрава была создана Городская клиническая больница скорой медицинской помощи и все её подразделения и службы стали работать круглосуточно. На её базе работали семь центров областного и межобластного значения: кардиологический, токсикологический, сосудистый, по лечению травм глаза, ожоговый, по лечению острой почечной недостаточности и микрохирургии сосудов...

Городская клиническая больница скорой медицинской помощи во второй половине 70-х гг.

В конце 90-х стало ясно, что больнице необходим капитальный ремонт. Но остановить работу сразу не удалось: учреждение обслуживало большое число больных, нуждавшихся в постоянной помощи и процедурах. К тому же областной Минздрав, который никогда не отличался особой заботой о больных, не вникнув в суть проблемы, под предлогом капитального ремонта здания вынес довольно странное решение: расформировать Городскую клиническую больницу скорой помощи. Коллектив врачей больницы выступил против этого. Началось противостояние врачей и чиновников от здравоохранения. И в сентябре 2000 года комиссия свердловского Минздрава постановила перевести все отделения больницы в другие учреждения города, а в здании начать капитальный ремонт. На деле это означало расформирование больницы, что сразу же вызвало волну возмущения среди медперсонала. Врачи опасались потери уникального статуса и высокого уровня, достигнутого больницей, доказывали чиновникам, что часть стационарного оборудования вообще невозможно перевести. Кроме того, мало кому хотелось расставаться с коллективом, сложившимся здесь за долгие годы. Все специалисты высказывали опасения за состояние здоровья своих пациентов. Но в кулуарах Облминздрава протесты специалистов слушать не стали. В больнице провели сокращение, а часть персонала уволились под давлением «сверху». Тем не менее некоторые врачи продолжали работать даже после того, как в здании были отключено отопление. Но 7 ноября 2000 года больница закрылась...

Самым трагичным моментом в истории «заброшенной больницы» стало самоубийство Бориса Захарова – заведующего отделением гемодиализа. 60-летний врач повесился на оконной раме своего кабинета через месяц после закрытия больницы. В предсмертной записке он объяснил, что причиной самоубийства стало то, что он сильно переживал за своих больных, которые без постоянной помощи были обречены на скорую смерть: «...Очереди на гемодиализ везде большущие, им придётся ездить в другие районы города, а многие не могут это делать физически». Коллеги, знавшие Захарова близко, говорили, что перед закрытием врача уволили с должности с грубыми нарушениями и он сильно переживал это.

Происшествие заставило чиновников от здравоохранения изменить тактику. Они громогласно заявили, что ремонт больницы продлится не более пяти лет, что коллектив врачей будет сохранён и что уже в 2002 году заработает сосудистое отделение. Но в реальности ремонт так и не начался. Более того, не были даже проведены работы по консервации оборудования, в результате чего всё оно было утрачено.  

В 2001 году здание больницы неожиданно было передано от Управления здравоохранения администрации Екатеринбурга на баланс госпиталя Приволжско-Уральского военного округа № 354, который находился на территории бывшего Ново-Тихвинского монастыря, а после возвращения монастыря РПЦ оставался под угрозой выселения. Тем самым в мэрии рассчитывали погасить долг за аренду федеральной собственности под муниципальными объектами здравоохранения.

«...Часть здания в принципе уже предназначалась под снос, но часть помещений ещё может использоваться по назначению, и мы приняли решение о передаче объекта военному госпиталю», – заявил тогдашний мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. 

Сначала военные начали ремонтировать больницу, но вскоре работы прекратились: огромный объём работ оказался не по карману военному ведомству. Позднее один из «поздних» пристроев здания заняла частная клиника «АСК-Мед», которая надстроила арендуемую часть тремя этажами…

Относительно «свежая» кирпичная кладка – следы строительной деятельности компании «АСК-Мед».

В 2010 году депутаты Екатеринбургской городской думы запустили обратный процесс земельного обмена с Министерством обороны РФ. Город отдаёт военным часть лесопарка около ГКБ № 24 на улице Патриса Лумумбы под строительство военного госпиталя, взамен получит права на территорию больницы. Правда, в мэрии заявили, что здание будет снесено, и это вызвало бурную реакцию общественности. Архитекторы, писатели, общественные деятели, просто неравнодушные к истории родного города граждане выступили с требованием сохранить здание и добились его включения в реестр объектов исторического и культурного наследия. Общественники также провели ряд субботников по расчистке здания: были очищены от мусора холл первого этажа и ряд кабинетов.

Формально здание должно охраняться сторожами, но на деле здесь уже более 15 лет хозяйничают бомжи, выпивохи и наркоманы. Некоторые бродяги обосновались в пустующем здании всерьёз и надолго. В этом «заброшенная больница» в Зелёной Роще похожа на воинскую часть на улице Фрунзе в Нижнем Тагиле.

Ещё одна проблема «заброшенной больницы» – самоубийцы, психически неуравновешенные лица и даже маньяки. Слухи о ритуальных убийствах, сведениях счётов с жизнью, об изнасилованиях, произошедших в стенах больницы, время от времени будоражат обывателей Екатеринбурга, которые стараются не ходить через территорию больницы в тёмное время суток даже в компании из нескольких человек. Официальные власти города все эти слухи опровергают. Не получается опровергать только пожары, которые время от времени происходят в «заброшенной больнице». Некоторые пожары устраивают обитающие здесь бомжи, но известен ряд случаев, когда поджоги совершали несовершеннолетние из хулиганских побуждений. Пожары стали причиной обрушения некоторых потолочных перекрытий, которые изначально были изготовлены из дерева. Поэтому путешествовать по этажам в одиночку и без страховки не решаются даже очень опытные экстремалы.

С территории больницы видна «башня смерти» (недостроенная вышка областного телецентра), вид которой, по утверждению психологов, может подтолкнуть психически нездоровых людей к суициду

Следы от пожаров можно встретить на любом этаже «заброшенной больницы»

В настоящее время перспективы «заброшенной больницы» крайне неопределённые. С одной стороны, здание является памятником архитектуры, должно охраняться государством, но с другой стороны, его реставрация, даже по самым скромным подсчётам, обойдётся в совершенно неподъёмную для Екатеринбурга сумму. Попытки решить вопросы ремонта и реставрации за счёт частного инвестора тоже ни к чему не привели. В ноябре 2016 года здание выставили на торги с начальной ценой 400 000 000 рублей, но на его покупку не поступило ни одной заявки.

Безусловно, такое место не могло не породить свои легенды и тайны. Загадочных историй у «заброшенной больницы» и правда много. Самыми популярными из них являются легенды о тайных подвалах КГБ, о Белом человеке, о Комнате времени и о девочке Юле.

Легенда о тайных подвалах КГБ

Легенда гласит, что под зданием находится особая, тайная сеть подземных комнат, где сотрудничавшие с Комитетом госбезопасности врачи и учёные производили страшные опыты над обречёнными одинокими пациентами, сумасшедшими и заключёнными, приговорёнными к смертной казни. Здесь же первое время прятали ликвидаторов из Чернобыля, получивших смертельные дозы облучения. Якобы в тайных комнатах на «минус четвёртом» этаже подвала можно увидеть стальные клетки, кровати с цепями и… электрический стул. И если спуститься в подвал, то можно почувствовать, как будто на тебя что-то давит, а рядом кто-то стоит. Сталкеры, которые якобы там бывали, рассказывают, как ощущали, что мимо кто-то ходит, слышали шаги, хотя визуально никого не наблюдали...

Так ли это на самом деле? Под больницей действительно находится сеть подземных переходов и комнат. В 30-х годах проектировщики жилых домов и общественных зданий были обязаны предусмотреть в проектах бомбо- и газоубежища, рассчитанные на число жителей дома или на максимально возможное число людей в том или ином учреждении. Под «заброшенной больницей» имеется именно такое бомбогазоубежище. В мирное время эти убежища по согласованию со «вторым отделом» переоборудовали для хозяйственных нужд. Здесь находились подсобки слесарей, прачечная, столовая для медперсонала и тому подобное. А вот «минус четвёртого» этажа не существовало вообще: под подвалом есть только бетонные коллекторы, которые были предназначены для прокладки водопроводов и канализации, да воздуховоды.

Воздухозаборники бомбогазоубежища больницы, украшенные цветочными вазонами

Доподлинно известно, что в подвале находится проход в… действующий морг. Он был построен в 1980 году взамен старого, построенного ещё для госпиталя НКВД. Старый морг уже давно закрыт, сейчас в нём живут асоциальные элементы. Новым же моргом до сих пор пользуется находящийся рядом «Уральский институт кардиологии».

Легенда о Белом человеке

Эта легенда гласит, что все, кто наберётся смелости обследовать больницу, должны сначала обязательно заглянуть в окна отделения гемодиализа. Если в комнатах промелькнёт неясный силуэт какого-то старика, то в этот день в больницу лучше не заходить – Белый человек будет искать встречи с вами. Большинство опытных сталкеров считают, что это призрак заведующего отделением гемодиализа доктора Захарова. Вам обязательно расскажут историю про девушку, которая такое предупреждение проигнорировала и пошла в больницу. Домой любительница острых ощущений не вернулась, и через два дня, когда её родители забили тревогу, на поиски девушки отправилась поисковая группа из четырёх милиционеров и двух проводников. Девушку искали целый день, а когда бедняжку нашли в подвале, она рассказала, что её преследовал какой-то «белый человек» в окровавленном докторском халате. Призрак схватил её, оставив у неё на теле ожоги в виде ладоней, но ей удалось вырваться и спрятаться в подвале. Позднее обнаружилось, что прикосновения призрака «подарили» ей чистейшую кровь. Девушка сдала анализы, и все показатели крови – гемоглобин, эритроциты, лейкоциты – были идеальными!

Разоблачить эту легенду непросто. Правоохранители утверждают, что таких случаев зарегистрировано не было. Журналисты уже несколько лет не могут найти главную героиню этой истории, несмотря на то, что некоторые из них даже «внедрялись» в неформальные сообщества сталкеров и урбан-туристов. Однако в эту легенду верят и отделение гемодиализа остаётся самым посещаемым местом в здании.

Легенда о Комнате времени

Комната времени – самое разыскиваемое помещение в «заброшенной больнице». Рассказывают, как два начинающих сталкера однажды обнаружили на втором этаже палату, не отмеченную на плане больницы. Зайдя внутрь, они увидели на одной из стен три циферблата часов с механическим заводом. К удивлению друзей часы шли и показывали точное время. Сталкеры пробыли в палате всего пару минут, а когда вышли оттуда, то оказалось, что прошло уже двое суток. Спустя несколько дней ребята опять пошли в больницу, чтобы снова найти «комнату времени», но таинственная палата исчезла.

Заядлые адепты урбан-трипа, обследовавшие здание вдоль и поперёк, утверждают, что «комната времени» действительно существовала, но во время очередного пожара выгорела полностью.

Среди призраков заброшенной больницы есть и такие, которых можно вызвать самому. Например, призрак маленькой девочки Юли, отравившейся здесь когда-то угарным газом. Согласно легенде, девочка погибла во время пожара, устроенного бомжами, когда искала свою любимую игрушку – плюшевого мишку. Чтобы вызвать Юлю, достаточно громко крикнуть: «Я нашёл (нашла) твоего мишку!» – и тогда призрак явится на зов.

Есть легенды и про девушку, которая погибла в «заброшенной больнице», сорвавшись в шахту лифта. Её призрак иногда ожидает сталкеров у главной лестницы и заманивает их в опасные места, откуда можно упасть…

Обойти всё здание за один день просто нереально. В некоторые места уже просто невозможно попасть без специального оборудования. И в то же время в некоторых местах можно увидеть стены с лепниной времён сталианса или целые комнаты, выложенные кафелем, которые прекрасно сохранились.

Ряд мест в «заброшенной больнице» давно облюбовали фотографами. Как оказалось, девушки и молодые люди с удовольствием заказывают фотосессии в этих развалинах. Импровизированные «студии» нетрудно узнать по относительной чистоте в пределах холла, комнаты или коридора, где проводятся съёмки. Одно время бывший госпиталь НКВД стали часто навещать доморощенные «мастера» граффити. Следы их самовыражения можно увидеть повсюду. Чаще это просто автографы. Реже встречаются философские изречения. Ещё реже – стихи. 

Последние год-полтора в «заброшенной больнице» начали дежурить наряды полиции, но на доступности объекта это почти никак не сказалось. В корпуса и подсобки по-прежнему можно свободно попасть, чем не перестают пользоваться все кому не лень. Впрочем, полицейские говорят, что за последний год желающих проникнуть в «заброшенную больницу» стало на порядок меньше.

Хочется надеяться, что это здание с уникальной архитектурой и богатой историей всё же будет сохранено и пусть не сразу, поэтапно, но будет восстановлено. А 17 лет вынужденного забвения станут ещё одной страницей истории этого медицинского учреждения.