Медведь-Камень: следы древнего человека, Ермаково городище и редкие растения

Медведь-Камень: следы древнего человека, Ермаково городище и редкие растения

Когда речь заходит о достойных внимания природных объектах, расположенных в Нижнем Тагиле или его окрестностях, практически все, с кем доводилось общаться авторам, в первую очередь называют почему-то не Лисью гору, не гору Высокую, а Медведь-Камень. Возможно, потому что и Лисья, и Высокая уже давно стали неотъемлемой частью города, а Медведь-Камень ассоциируется у многих с живой природой, местом, где можно отдохнуть от рутины городских будней и подышать воздухом истории.

Медведь-Камень — это большой скалистый утёс, сложенный сиенитами и возвышающийся над рекой Тагил на высоту 288 метров над уровнем моря. Располагается этот скальный массив в 18 километрах к северу от Нижнего Тагила.

Долгое время считалось, что русское название горы просто является переводом мансийского названия. Но в конце 1980-х учёные из Новосибирска, работавшие в архивах ЦГАДА*, обнаружили, что первое русское название утёса было иным — гора Медведка, — а «камнем» он стал позднее, в начале XVIII века, когда по реке Тагил начали водить торговые караваны.

Первые упоминания о Медведь-Камне в научной литературе появились ещё в 1733 году, когда известный немецкий путешественник, географ и этнограф Иоганн Гмелин издал свою книгу «Путешествие в Сибирь».

«Гора Медведка, или Медвежий Камень, находится в двух верстах справа от дороги, на восточном берегу реки Тагил. В этой стране горам дают русские названия, а у вогулов она называется Хоба-Елпинг или же Елпинг-Куэ. Вогулы поклоняются многим горам, и этой тоже», писал Гмелин.

О том, что гора Медведка была почитаема у вогулов, говорят и древние мансийские легенды. В конце XIX столетия на эту тему появилось сообщение в «Вестнике Российского географического общества», которое, правда, было обезличено скромной подписью «Члены Уральского общества любителей естествознания». В сообщении, в частности, говорилось и о вогульском происхождении названия горы:

«Этот скальный утёс у местных вогулов зовётся Хоба-Ялпинг или Ялпинг-Куэ. "Ялпинг", или "елпинг", в переводе с вогульского наречия означает "священный", "куэ" скала или утёс. Название Хоба-Ялпинг, скорее всего, появилось не так давно, в XVXVI веках, и является частично заимствованным из тюркского, где слово "хоба" может означать "спящий"».

В ранний советский период возобладала другая версия появления русского названия горы. Считалось, что оно является подстрочным переводом с мансийского, а сама гора очертаниями похожа на спящего медведя. Однако на то, что слова «медведь» («вортолнутыт») в мансийском названии горы нет, никто почему-то не обратил внимания. Но версия была красивой и пошла гулять по журнально-газетным публикациям, а после того, как интернет стал общепризнанным источником информации, перекочевала и на сайты, посвящённые истории и краеведению.

Новосибирские историки обратили внимание, что протекающая рядом с утёсом речушка у вогулов носила имя Нэуй-Я или Нэуй-Союм, что дословно означает «река медведицы». У русских переселенцев река стала называться Медведкой в середине XVII века, а в конце столетия Медведкой начали называть и гору. А вот «камнем» Медведка стала, скорее всего, уже в XVIII веке, когда по реке Тагил пошли речные караваны до реки Туры. На жаргоне водоливов** словом «камень» называлась любая высокая скала или утёс на берегу реки.

Версию новосибирцев тагильские и свердловские историки если не отвергли, то высказались в отношении неё весьма скептически и в качестве официальной не приняли.

Вообще, Медведь-Камень никогда не страдал от отсутствия к нему внимания учёных.

Так, в первой половине XVIII века российский историограф немецкого происхождения Герхард Фридрих Миллер (на русский манер — Фёдор Иванович Миллер) побывал здесь, собирая материалы для своей книги «История Сибири». В 1770 году на Медведь-Камне побывал и составил подробное описание этого места и академик П. С. Паллас. В 1887 году сюда выезжали члены Уральского общества любителей естествознания во главе с известным уральским краеведом и этнографом Наркизом Константиновичем Чупиным. В 1909 и 1910 годах археологические изыскания на горе проводили учащиеся Нижнетагильского горнозаводского училища под руководством преподавателя Дмитриева. В 1939-м геологи Высокогорского рудоуправления, исследовав в числе прочих мест на реке Тагил и Медведь-Камень, высказали предположение о том, что в XVI, XVII и первой половине XVIII столетий река могла быть судоходной (в дальнейшем предположения геологов нашли документальные подтверждения в свердловских архивах).


Вид на р. Тагил с вершины Медведь-Камня (фото 2013 г.)

В 1945 году археологические раскопки на Медведь-Камне проводил известный археолог Отто Николаевич Бадер, который обнаружил у подножья горы следы стоянки древнего человека эпохи палеолита.

Отто Николаевич Бадер родился 29 июня 1903 года на Полтавщине. В 1926 году окончил МГУ и семь лет работал младшим научным сотрудником Института антропологии МГУ. В 1941-м записался добровольцем в Московское ополчение и ушёл на фронт. После ранения в 1942 году был эвакуирован в Нижний Тагил и проработал научным сотрудником Нижнетагильского краеведческого музея четыре года.


Отто Николаевич Бадер

В 1946 году О. Н. Бадер становится доцентом Пермского университета. В 1947-м он организовал в Перми Первое Уральское археологическое совещание и Камскую археологическую экспедицию. С 1955 года он старший научный сотрудник Института археологии АН СССР.

Автор более 400 научных работ, посвящённых древней истории Урала и Предуралья. В Пермской области им исследованы Талицкая стоянка, грот Столбовой на реке Чусовой (стоянка эпохи палеолита), стоянки эпохи мезолита в населённых пунктах Нижнее Адищево, Заозерье, Барская Пристань и другие археологические объекты...


О. Н. Бадер за работой (фото 70-х гг.)

На Медведь-Камень Отто Николаевич отправился с целью изучения так называемых «вогульских писаниц» — наскальных следов мансийской культуры. Однако результаты экспедиции оказались намного богаче. Так, обследовав грот, находящийся в скале, Бадер обнаружил в нём множество костей животных, живших здесь в эпоху палеолита, а также остатки примитивных орудий труда и охоты древнего человека. Находки были весьма неожиданными. Поначалу тагильские музейщики решили, что кости, найденные Бадером, являются останками современных животных и оставлены неким отшельником, который, если верить старой легенде, жил в гроте не то в конце XIX, не то в начале ХХ века. Но вскоре выяснилось, что находки, сделанные московским археологом, действительно принадлежат эпохе палеолита. И в 1946 году Отто Николаевич едет на Медведь-Камень снова. Он повторно исследует грот, делает ещё ряд интересных находок. Впоследствии оказалось, что стоянка древнего человека на Медведь-Камне является единственной известной стоянкой первобытного человека эпохи палеолита на восточном склоне Уральского хребта.


Грот длиной 4 метра, шириной 2,5 метра и высотой 1,5 метра, в котором О. Н. Бадером были найдены следы древнего человека (фото 2013 г.)


Вид изнутри грота (фото 2013 г.)

Рассказывая о Медведь-Камне, никак нельзя не упомянуть о самом известном археологическом объекте — так называемом Ермаковом городище, месте напротив скалы, где, как считается, зимовал легендарный атаман Ермак, направлявшийся в конце XVI века «воевать сибирского хана Кучума». И хотя официальная версия гласит, что Ермаково городище, как и место первой стоянки дружины Ермака на ручье Кокуй, открыл в 1962 году тагильский краевед Л. Ф. Толмачёв, первым, кто обнаружил следы зимовки, был именно Отто Николаевич Бадер. Перед тем как в 1946 году отправиться во второй раз на Медведь-Камень, археолог обнаружил в архивах документы о том, что в 1909 году преподаватель Горнозаводского училища М. А. Дмитриев с группой учеников проводил близ горы изыскательские работы и даже установил столб с табличкой, на которой указывалось, что в этом месте зимой 1580–1581 годов останавливался Ермак.

Вообще, тему покорения Ермаком Сибири историки, краеведы, да и простые обыватели любят особенной любовью. Одно время в кулуарах Госдумы даже обсуждался вопрос о введении в календарь памятной даты — Дня покорения Сибири дружиной Ермака.

Историей «покорения Сибири» интересовались и плотно занимались такие известные российские учёные, как Евгений Васильевич Кузнецов, Герхард Фридрих Миллер, Сергей Михайлович Соловьёв и другие. И в советское время интерес к походу Ермака тоже не угасал. Свои работы по этой теме публиковали такие известные исследователи, как Я. Г. Солодкин, А. Г. Сутормин, Н. К. Козлова, Р. Г. Скрынников и другие.

Результаты этих исследований в чём-то дополняли, а в чём-то противоречили друг другу. На сегодняшний день историки так и не пришли к единому мнению как относительно хронологии события и его подробностей, так и относительно оценок похода дружины Ермака за Урал. Наиболее популярными в настоящее время являются результаты научных изысканий Руслана Скрынникова, который опубликовал ряд книг и научных статей, посвящённых этому эпизоду русской истории. Его книга «Ермак» доступна для свободного ознакомления в интернете, и тем читателям нашей рубрики, кто интересуется данной темой, не составит труда найти её.

Не оставались в стороне от «темы Ермака» и тагильские краеведы. Особенно после того, как в 1962-м стало известно о находках, сделанных Толмачёвым, а археолог А. И. Россадович заявила, что открытые места на ручье Кокуй и у Медведь-Камня напрямую связаны с походом Ермака. Так Нижний Тагил стал напрямую причастен к странице русской истории под названием «покорение Ермаком Сибири», а Ермаково городище стало популярным местом паломничества тагильчан.

Справедливости ради надо сказать, что находки тагильских исследователей, сделанные у Медведь-Камня, всколыхнули погасший было интерес тагильчан к истории родного края. В городской газете появился ряд заметок на эту тему, а в школах о походе Ермака через Урал стали рассказывать на уроках истории.


Ермак Тимофеевич (репродукция с картины XVII в.)

Интерес к зимовке Ермака на реке Тагил усилился многократно, когда в популярном журнале «Вокруг света» (№ 9 за 1977 год) была опубликована статья доктора исторических наук О. Н. Бадера о начале экспедиции «по следам легендарного похода Ермака в Сибирь». В статье рассказывалось о том, как проходил первый этап экспедиции от Кокуй-городка (месте первой зимовки дружины) и до Ермакова городища. Но вскоре в редакцию журнала пришло письмо от начальника экспедиции Ю. Б. Серикова. В нём говорилось о том, что место нахождения Кокуй-городка было определено ошибочно и к покорителю Сибири отношения не имеет:

«Кокуй-городок расположен на высоком, но сильно покатом левом берегу речки Серебрянки, примерно в 250 метрах от устья ручья Кокуя. Нас сразу же удивило, что Ермак один из опытнейших военачальников своего времени, предвидя долгую зиму в окружении воинственных племен, выбрал для своего лагеря не господствующую высоту, говорилось в письме. По нашему мнению, следы деятельности человека здесь не могут быть связаны с походом Ермака. Предыдущими раскопками было вскрыто 300 квадратных метров, а найдены всего лишь один железный наконечник копья и несколько фрагментов керамики. В то же время на Ермаковом городище как считалось ранее, кратковременной стоянке найдены сотни предметов XVI века: фрагменты керамики, железные кованые гвозди, листы железа, наконечники стрел, рыболовные крючки и даже форма для отливки ружейных пуль».

Осенью следующего года участники экспедиции Ю. Б. Серикова, пожертвовав личными отпусками, вновь отправились на поиски Кокуй-городка. Но и на этот раз место зимовья дружины Ермака найти не удалось, несмотря на активную помощь местного населения. Участники экспедиции, двигаясь по предполагаемому маршруту Ермака, то тут, то там находили следы стоянок, но самые старые предметы, найденные на этих стоянках, соответствовали первой половине XVII века и были оставлены здесь за сто лет после Ермака. Об итогах этой, повторной, экспедиции также писал журнал «Вокруг света».

В то же время говорить о казацком походе Ермака в Сибирь как о покорении Сибирского ханства и его присоединении надо весьма осторожно. Есть мнение, что термин «покорение Сибири Ермаком» следовало бы вообще оставить на совести составителей летописей «ермакова похода». Почему? Во-первых, 500 (или, по другой версии, 900) полуграмотных казаков, как бы хорошо они ни были вооружены, просто физически не могли установить контроль над такой громадной территорией, как Сибирское ханство в границах XVI века (а это территория от Тобола и Оби до Енисея). Во-вторых, если внимательно изучить позабытые ныне труды таких историков, как С. М. Соловьёв, Д. Г. Мессершмидт, И. Э. Фишер, И. П. Фальк, то станет ясно, что окончательно сибирские территории присоединились к России позднее, в первой половине XVII века, и, как правило, не военным, а дипломатическим путём. Это подтверждается также специалистами по истории Средней и Центральной Азии (Кучум-хан являлся родственником бухарского хана Абдуллы II и опирался на его политическую и военную поддержку в борьбе за власть в Сибирском ханстве). В-третьих, не следует забывать и о том, что поход Ермака закончился поражением, как бы ни преподносили его результаты сами участники похода. К тому же настоящие летописи «ермакова похода», если они и существовали, до сих пор не найдены, а все данные о самом походе и его результатах записывались летописцами царя Ивана IV со слов оставшихся в живых дружинников и часто расходятся в деталях и ключевых моментах.

Но если целью похода русской дружины в Сибирь было не присоединение к Русскому царству Сибирского ханства, то какие цели преследовал царь Иван, отправляя сводный боевой отряд Ермака в такой неблизкий и опасный путь?

Наиболее вероятных причин, скорее всего, три.

Первая — неудачные итоги Ливонских войн, в результате которых Москва потеряла не только свои земли и города, но и авторитет, причём как на международной арене, так и в глазах сограждан. Вторая — активное проникновение ислама в Сибирь, Урал и Приуралье. Не секрет, что во второй половине XVI века Абдулла-хан II неоднократно присылал хану Кучуму шейхов и сеидов для проповеди ислама. Незадолго до прихода Ермака в Сибирь к Кучуму прибыл Шербети-шейх с планами активной исламизации Сибирского ханства. Это не могло не беспокоить царя Ивана IV и всё православное сообщество. Третья причина заключалась в попытках Кучум-хана вести самостоятельную и независимую от Москвы политику, подчиняя себе малые народы, населявшие Сибирь.

Если учесть эти моменты, то поход Ермака в Сибирь представляется прежде всего карательной операцией против «царя спесивого Кучума», которая должна была если не обеспечить полную безопасность границ на востоке Руси, то хотя бы ослабить напряжённость в том районе. В пользу этой версии говорит и участие в подготовке похода известных купцов и промышленников Строгановых, владения которых на границах с Сибирским ханством серьёзно страдали от набегов ханских отрядов. В этом случае операцию, проведённую отрядом Ермака, можно считать вполне удачной: Кучум-хан отказался от активных действий в отношении Москвы.


Покорение Ермаком Сибири (репродукция с картины В. Сурикова)

Но до окончательного завоевания Сибири было ещё далеко. После гибели Ермака русские воеводы ещё в течении 15 лет продолжали наносить удары по Кучум-хану. Только после его смерти в 1601 году и целого ряда чувствительных поражений его сыновей в 1610–1630 годах Сибирское ханство перестало существовать.

Немало споров до сих пор вызывает и происхождение самого легендарного атамана.

Некоторые исследователи полагают, что он был родом с берегов реки Чусовой. Другие считают, что Ермак являлся уроженцем Качалинской станицы на Дону. Третьи считают, что Ермак был помором.

Загадкой до сих пор остаётся и имя легендарного атамана. По мнению иркутского историка А. Сутормина, настоящее имя Ермака якобы звучало как Василий Тимофеевич Аленин. Существует также мнение, что Ермак — это прозвище, образованное от названия котла для приготовления пищи. Не менее любопытную версию происхождения Ермака авторы слышали от легенды советской контрразведки и историка Кавказа К. М. Цаголова. Оказывается, что имя Ермак (или Ырмаг) встречается у алан-осетин, широко населявших донские степи вплоть до конца XIV столетия. Но достоверных данных о происхождении Ермака, как и о его настоящем имени, до сих пор не обнаружено.

Страсти вокруг Ермака начали понемногу утихать в Нижнем Тагиле в начале 80-х годов прошлого века. На месте Ермакова городища был установлен деревянный памятный знак, изображающий двух воинов с копьями и надписью «Дружине Ермака — первооткрывателям Сибири».


Памятный знак на месте Ермакова городища (фото 1985 г.)

В 90-х знак сгорел по вине пьяных туристов, а в 2015 году на этом месте был установлен крест с надписью «Ермаку Тимофеевичу от казаков Урала».

В 50–60-х годах походы на Медведь-Камень были одним из самых популярных маршрутов выходного дня не только в Нижнем Тагиле, но и во всей Свердловской области. Летом сюда устраивали экскурсии для детей из пионерских лагерей Кушвы, Верхней и Нижней Туры, Салды, Красноуральска, Невьянска, Свердловска, Нижнего Тагила. В 70-х Медведь-Камень был включён в экскурсионный маршрут по городу. В новейшей истории гору облюбовали члены туристических клубов и секций альпинистов. Неорганизованные туристы теперь «донимают» гору в меньшей степени.

К сожалению, ныне Медведь-Камень, пусть медленно, но верно разрушается от времени — горный массив, к которому принадлежит утёс, является едва ли не старейшим на Земле. Осыпаются «вогульские писанцы» — уникальные свидетельства загадочной мансийской культуры. Под осыпями похоронены несколько гротов и пещер, которые всё ещё хранят свои тайны.


Разрушающиеся от времени скальные участки Медведь-Камня (фото 2013 г.)


Утёс зарастает лесом, что также способствует образованию осыпей (фото 2013 г.)


На высшей точке горы (288 м над уровнем моря) установлена триангуляционная вышка (фото 2013 г.)

Среди последних поколений тагильчан мало кто знает, что Медведь-Камень знаменит не только стоянкой древнего человека и Ермаковым городищем. Здесь удивительным образом сохранились до наших дней редчайшие растения, произраставшие на Земле ещё в доледниковый период. Например, мокричник Гельма, гвоздика иглолистная, шиверекия подольская и ряд других очень редких травянистых растений. Растут на Медведке и деревья вяза, которые обычно встречаются в более тёплых широтах.


Гвоздика иглолистная на склонах Медведь-Камня (фото 2017 г.)

Фауна Медведь-Камня представлена обычными представителями животного мира Среднего Урала. Много ящериц и змей, часто встречаются хищные птицы. Район Медведь-Камня и окружающие его леса являются памятником природы Свердловской области.


Гадюки на поросших травой осыпях горы (фото 2017 г.)

Разговоры о возобновлении организованных туристических маршрутов выходного дня на Медведь-Камень в настоящее время почти не ведутся. Тем не менее с каждым годом всё больше и больше тагильчан едут на это легендарное место, чтобы прикоснуться к истории родного края или просто за впечатлениями.

При подготовке материала использованы материалы ГАПК, ГАСО, ГАНО, личные архивы авторов, а также следующие издания:

О. Н. Бадер. Археологические памятники Тагильского края. Изд. г. Молотов, 1953 г.

Д. Е. Смышляев. Источники и пособия для изучения Пермского края, 1876 г.

Н. К. Чупин. Исторический и географический словарь Пермской губернии. Изд. Поповой, 1873 г.

Заселение Сибири и быт её первых насельников, п/р Буцинского. Изд. г. Харьков, 1889 г.

Русско-мансийский разговорник, п/р С. Поповой и Е. Ромбандеевой. Изд. «Санкт-Петербург», 1993 г.

В. В. Мухин. Ермак Тимофеевич. ПКИ, г. Пермь, 1957 г.

Р. Г. Скрынников. Ермак.

Использованы фото Дмитрия Карпунина, Андрея Пичугина и сообщества «Вместе по Уралу»

----------------------------

* ЦГАДА — Центральный государственный архив древних актов (прим. авт.).

** «Водолив» — в XVIII–XIX вв. старшина на речном грузовом судне, который наблюдал за сохранностью груза, командовал бурлаками, заведовал расходами артели сплавщиков, а также следил за уровнем воды в трюме и своевременной её откачкой (отсюда и название должности).

Сергей Волков и Дмитрий Кужильный для АН «Между строк»