22 Окт 2016 10:44 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Город-лабириНТ

Квартал №№ 2-2а: офицерский микрорайон в стиле «непарадного сталианса»

О «квартале №№ 2-2а» мы уже упоминали в одном из наших первых рассказов об улицах Нижнего Тагила. Теперь пришла пора познакомиться с ним поближе.

Ещё шли бои на фронтах Великой Отечественной, а в кабинетах Нижнетагильского горисполкома уже шло обсуждение планов послевоенного строительства в городе. В марте 1945 года уже никто не сомневался в том, что война скоро закончится и страна начнёт возвращаться к мирной жизни. Ещё в декабре 1944-го ЦИК и ЦК партии провели ряд совещаний с руководителями областных, краевых и республиканский властей, на которых поставили задачу распланировать мероприятия по восстановлению городов и деревень, побывавших в районе боевых действий. Тогда же руководителям краёв и областей, находившихся во время войны в тылу, было дано поручение разработать планы развития регионов на ближайшие десять лет. Правительству СССР необходимо было иметь представление, во что обойдутся первые послевоенные пятилетки для бюджета страны.

Уже в сентябре 1945 года стало ясно, что «большого послевоенного рывка» не получится: золотовалютные и сырьевые ресурсы страны были крайне истощены войной, крупные промышленные предприятия находились глубоко в тылу, а люди, эвакуированные из районов боевых действий, не торопились возвращаться назад. ЦИК и Совмин приняли решение в первую очередь заняться восстановлением освобождённых территорий.

«Решение восстанавливать разорённые войной области за счёт средств, предназначавшихся первоначально Уралу, Сибири и республикам Средней Азии, руководителями этих регионов было встречено без энтузиазма. Их тоже можно было понять: люди настрадались за пять военных лет. К тому же во многих городах тыла царила острейшая нехватка жилья. Рабочие, ковавшие нашу победу в тылу, всё это время жили в крайне сложных условиях», – вспоминал впоследствии член Политбюро ЦК КПСС Анастас Микоян.

В Нижнем Тагиле ситуация с жильём также оставляла желать лучшего. Капитальное строительство в военное время почти не велось, а рост жилфонда происходил за счёт возведения временного жилья – брусковых домов и бараков. Практически ничего не делалось для благоустройства жилых районов: тротуары заменяли дощатые настилы, водопроводные сети были сильно изношены, отсутствовало горячее водоснабжение, канализация. Не хватало дорожной и строительной техники, ощущалась острая нехватка стройматериалов и рабочих рук. И все эти проблемы городские власти должны были решить прежде, чем принимать план развития города и просить у правительства денег на его реализацию.

За два первых послевоенных года руководству города в тесном взаимодействии с директорами НТМЗ и УВЗ удалось решить большинство вопросов, связанных с гражданским строительством. К осени 1947 года в городе существенно пополнился парк грузовиков, были получены новые экскаваторы и бульдозеры, дорожные катки и автогрейдеры, растворонасосы и штукатурные станции. Также было получено разрешение на привлечение к строительству дополнительных людских ресурсов из числа заключённых и военнопленных, а в правительстве были согласованы предложения по изготовлению стройматериалов из местного сырья и отходов производства.

Так, завод им. Куйбышева организовал литьё мостовой брусчатки и бордюрных камней из доменных шлаков. А инженеры треста «Тагилстрой» изобрели и построили установку полусухой грануляции жидких доменных шлаков, которые нашли широкое применение при изготовлении шлакоблоков и строительных растворов. Был проработан и утверждён план развития города на ближайшие 10 лет, в который вошли и планы застройки всех районов Нижнего Тагила.

За основу плана застройки города были взяты проекты московского архитектурного бюро «Горстройпроект» 1937, 1939 и 1946 годов, в разной мере переработанные специалистами управления «Тагилгражданпроект» под руководством и.о. главного архитектора города Ивана Алексеевича Комшилова.

Тагильские архитекторы и проектировщики смело комбинировали, включая в планы застройки типовые дома разных серий, изменяли внешний вид зданий, стремясь придать городским кварталам индивидуальные черты. Ярким примером такой переработки является легендарный «квартал №№ 2-2а», расположенный на Красном Камне между улицами Пархоменко, Победы, Восточной и Жуковского.

«Квартал №№ 2-2а» на карте Нижнего Тагила начала 60-х гг.

«Квартал №№ 2-2а» на снимке фотокорреспондента «Правды» С. О. Фридлянда, 1953 год

«Квартал №№ 2-2а» интересен не только тем, что явился первой послевоенной стройплощадкой на Красном Камне и стал самым большим кварталом города площадью более 14 гектаров, но и весьма удачным сочетанием типовых домов и зданий, построенных по индивидуальным проектам.

Изначально квартал должен был делиться пополам двумя широкими внутриквартальными въездами, которые обеспечивали бы проезд спецтранспорта к междомовым проездам с улиц Восточной и Пугачёва (Пархоменко). В центре этого фактически микрорайона планировали высадить большой внутриквартальный сад и открыть две библиотеки – детскую и взрослую. Однако в ходе строительства было решено соединить оба въезда в один сквозной проезд – переулок Восточный (позднее – улица Восточный проезд).

ул. Восточный проезд (фото 2016 г.)

При этом место для сада осталось, хотя его площадь стала меньше. Первоначально на территории сада высадили яблони из питомника «Горзеленстроя», руководил которым в те годы Лев Кузьмич Рудой, сын знаменитого на весь Урал тагильского селекционера Кузьмы Осиповича Рудого. Но большая часть саженцев не прижилась и позднее была заменена на обычную яблоню-дичку. В дальнейшем от идеи сада было решено отказаться и территорию перепрофилировали в сквер с детской площадкой. В 50-е, 60-е и 70-е годы порядок в сквере поддерживался силами ЖЭКа и жильцов ближайших домов. В 80-х и начале 90-х, вплоть до начала в стране бестолковых реформ, заботу о сквере брал на себя НТМК. Во второй половине 90-х о сквере позабыли и вспомнили лишь в 2016 году. Ко Дню города здесь немного прибрали, оборудовали детскую площадку, установили скамейки.

«Отрезанная» сквозным проездом часть внутриквартального сада стала придомовой территорией домов № 8 и № 10 по Восточному проезду.

Проектировщики постарались, чтобы жители «квартала №№ 2-2а» ни в чём не испытывали нужду. Микрорайон имел двое яслей, два детских сада, среднюю школу. Все они были расположены в отдельных зданиях. На первых этажах жилых домов и в цокольных помещениях были открыты прачечная, аптека, две библиотеки, почтовое отделение, домовая кухня, ателье, два промтоварных магазина, продовольственные магазины, два детских дворовых клуба. Отапливался квартал отдельной котельной. В непосредственной близости работала общественная баня. Придомовые участки были оборудованы местами отдыха и детскими площадками.

Дома № 7 и № 9 по ул. Восточной (фото 50-х гг.)

Внутри двора дома № 15 по ул. Восточной (фото 50-х гг.)

Жилая застройка «квартала» состояла из 38 домов. Один дом (ул. Жуковского, 8) был построен ещё в 30-х по проекту московских конструктивистов группы Гинзбурга (о нём мы рассказывали в третьем выпуске рубрики «Город-ЛабириНТ»). Четыре дома были возведены по индивидуальным проектам, разработанным совместно управлением «Тагилгражданпроект» и архитекторами Свирским, Тиме и Ждановым. Это два дома по улице Победы (Победы, 29/Восточная, 1 и Победы, 39/Пархоменко, 130) и два дома по улице Восточной (Восточная, 7/Восточный проезд, 2 и Восточная, 9/ Восточный проезд, 1).

Дом по адресу ул. Победы, 29/ул. Восточная, 1

Дом по адресу ул. Победы, 29/ул. Восточная, 1. Вид со двора

Дом по адресу ул. Победы, 39/ул. Пархоменко, 130

Дом по адресу ул. Победы, 39/ул. Пархоменко, 130. Вид со двора

Дом по адресу ул. Восточная, 7/ул. Восточный проезд, 2

Дом по адресу ул. Восточная, 7/ул. Восточный проезд, 2. Вид со двора

Дом по адресу ул. Восточная, 9/ ул. Восточный проезд, 1

Остальные жилые дома построены по типовым проектам. Те, что образуют фронт по Восточной улице, были заимствованы у архитекторов, проектировавших застройку Магнитогорска, но подверглись существенной доработке на месте. Остальные здания были спроектированы в архитектурном управлении «Военпроект», которое занималось разработкой жилья для Министерства обороны СССР. Здания, которые тагильские проектировщики позаимствовали у «Военпроекта», предназначались «для семей младшего и среднего комсостава Красной Армии», а потому жители Красного Камня стали называть их «офицерскими». Название это передавалось из поколения в поколение и живо до сих пор. Правда, нынешние жители «квартала №№ 2-2а» чаще называют «офицерскими» дома, стоящие по улице Победы.

«Магнитогорский» дом. Улица Восточная, д.3

Жилой дом по адресу ул. Восточная, д. 13

Жилой дом по адресу ул. Восточная, д. 15

Жилой дом на углу улиц Восточная и Жуковского (ул. Жуковского, д. 2)

«Квартал №№ 2-2а» начал строиться в 1948-м (подготовительные работы начались на год раньше), заселение домов происходило по мере сдачи их приёмной комиссии. Новосёлы быстро оценили все преимущества этого микрорайона: благоустроенные квартиры, удобное расположение объектов соцкультбыта, близость «зелёной» зоны, которая начиналась сразу за проезжей частью улицы Жуковского.

«Офицерский» дом (ул. Жуковского, д. 16)

Угловой дом на перекрёстке улиц Жуковского и Пархоменко (ул. Жуковского, д. 18)

К сожалению, наряду с достоинствами, «квартал» имел и ряд недостатков. Прежде всего – малая этажность. Когда специалисты «Тагилгражданпроекта» выбирали типовые проекты домов, в городе практически не было строительной техники, позволяющей возводить высотные дома. Строительство предстояло вести вручную, что называется «на лесах», доставляя наверх кирпич и раствор при помощи ручных лебёдок, кранов «пионер» или на носилках, а Минтруд запрещал делать это на этажах выше третьего. Низкая механизация напрямую влияла и на сроки сдачи домов в эксплуатацию.

«Офицерский» дом по улице Пархоменко (ул. Пархоменко, д. 142)

Другой существенный недостаток – малая вместимость «офицерских» домов, обусловленная спецификой работы «Военпроекта», архитекторы которого создавали здания в основном для военных городков. Эти дома были дёшевы в производстве, но не предназначались для размещения большого количества жильцов.

Жилой дом на углу улиц Пархоменко и Восточный проезд (ул. Пархоменко, д. 136)

Наличие в микрорайоне сразу четырёх детских дошкольных учреждений и одной школы также отрицательно сказалось на благоустройстве внутриквартальных территорий, так как некоторые из них оказались полностью «съедены» усадебными участками детских садов и яслей. Впрочем, этот недостаток был «запланированным»: проектировщики создавали микрорайон, следуя установкам городских властей, которые настойчиво требовали максимально насытить «квартал №№ 2-2а» детскими учреждениями и объектами соцкультбыта.

В целом же в реалиях того времени первый краснокаменский микрорайон выглядел довольно удачным и в чём-то даже соответствовал устаревшей концепции «соцгорода», выдвинутой конструктивистами в 20-х годах. Некоторые недостатки проекта, выявленные уже на стадии строительства, исправлялись «в рабочем порядке». А некоторые решения, принятые на стадии разработки, и сейчас выглядят довольно мудрыми. В первую очередь это касается транспортной развязки внутри микрорайона (улицы Восточный проезд и переулка, связывающего её с улицей Жуковского), которая значительно облегчает доступ внутрь «квартала» автотранспорта.

Надо отметить, что до наших дней сохранились не все дома «квартала №№ 2-2а». Сначала было снесено здание на чётной стороне Восточного проезда, на месте пересечения с улицей Пугачёва (Пархоменко). А в конце 90-х годов был снесён ещё один дом, стоявший между тубдиспансером и школьным двором школы № 42 (ныне № 75/42).

В начале «рыночных реформ», когда рождаемость в городе резко сократилась, в квартале были закрыты два детских дошкольных учреждения: городской казне было не под силу содержать пустующие здания. Одно из них по адресу ул. Восточная, 11 было передано мусульманской общине. Другое – по Восточному проезду, дом 19 – общественной организации ветеранов Афганистана под реабилитационный центр.

Центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей (ул. Восточный проезд, д. 19)

В последние годы некоторые историки и архитекторы всё чаще говорят о том, что весь «квартал №№ 2-2а» следует признать объектом историко-архитектурного наследия, так как домов, построенных в 30-50-е годы в стиле «непарадного сталианса», или «провинциального ампира», с каждым годом остаётся всё меньше и есть опасность того, что этот культурно-исторический пласт может исчезнуть насовсем.

Фото: личные архивы Д. В. Макеева и Д. Г. Кужильного

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: