09 Сен 2017 10:46 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Красногвардейская улица: забытый герой (часть 2)

Когда говорят о том, что летом 1922 года на территории Скорбященского монастыря был открыт первый в Нижнем Тагиле детский дом, допускают ошибку. На момент его создания в городе уже действовало восемь детских домов. Первым, 1 августа 1919 года, появился детский дом № 1 имени Луначарского. Месяц спустя, 1 сентября, был открыт детский дом № 2 имени Кузьмина. Ещё два детских дома –  № 3 имени Свердлова и № 4 имени Чехова – открылись в ноябре 1919 года. В феврале 1920 года появились ещё два детских дома – № 5 имени Песталоцци и детский дом № 6 имени Троцкого. Несколько позднее появились детский дом № 7 (колония для подростков) и детский дом № 8 имени III Интернационала. Кроме того, 1 марта 1920 года был открыт детский дом-изолятор. В них содержались дети до 17 лет, которые получали трёхразовое питание и медицинское обслуживание. В детских домах были организованы курсы ликвидации безграмотности и секции начального трудового воспитания, но посещение их воспитанниками не было регламентировано.

Столь большое количество детских учреждений было обусловлено событиями, которые сотрясали страну в 1914-1919 годах. Первая мировая война, Октябрьская революция, Гражданская война, разруха, голод – всё это привело к тому, что на улицах города и близлежащих сёл появились десятки сирот в возрасте от 6 до 16 лет. Ещё большее количество беспризорников давали неполные семьи, потерявшие кормильца. Оставшиеся без родительской опеки дети занимались бродяжничеством, мелкими кражами, попрошайничали, являлись разносчиками таких болезней, как тиф, чесотка, туберкулёз. Почти все, кто вырос и «возмужал» на улице, в последствии вливались в банды взрослых преступников. Ветераны тагильской милиции вспоминали в 70-х годах, что практически каждый из задержанных в 20-30-е годы взрослых преступников вышел из среды беспризорников.

Тагильские беспризорники (фото 1929 г.)

Новая власть прекрасно понимала всю остроту проблемы и поэтому на одном из первых заседаний Нижнетагильского городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов 30 августа 1919 года был поднят вопрос о создании городского отдела народного образования. И результатом деятельности этого отдела стало открытие приютов и детских домов на территории Нижнего Тагила. В апреле 1920 года постановлением Екатеринбургского губисполкома наш город приобрёл статус уездного и Нижнему Тагилу стали административно подчиняться Кушва, Серебрянка, Висимо-Уткинск, Висимо-Шайтанск, Верхняя и Нижняя Салда, Верхняя и Нижняя Тура. В связи с этим прибавилось дел и у отдела народного образования.

Он расширился и разделился на шесть подотделов: школьный, внешкольный, политпросветработы, охраны детства, социального воспитания и профтехобразования. Детские дома были переданы в ведение подотдела охраны детства. Этот же подотдел занимался проблемами правовой защиты детей и подростков, борьбы с детской беспризорностью и вопросами дошкольного воспитания.

Одной из главных проблем детских домов Нижнего Тагила была их децентрализация. Поэтому уже в 1921 году встал вопрос об объединении детских домов и приютов города в одно воспитательно-образовательное учреждение. За такое объединение ратовали не только в отделе народного образования. Поддерживали его и в городских отделах ГПУ и НКВД, руководство которых предлагало вывести объединённый детский дом за территорию города или на его окраину.

Впервые в 1919-м о создании единого городского детского дома заговорили именно милиционеры. Тогда городской совет предложил создать такое учреждение на территории бывшего Авроринского приюта. Но у такого варианта был один существенный недостаток: здания приюта находились в густонаселённом районе Выи, в непосредственной близости от большого рынка, и руководство НКВД посчитало такое соседство небезопасным. Другой вариант – организовать приют на территории Скорбященского монастыря – понравился и городскому совету, и правоохранителям, но осуществить задуманное помешало решение губкома открыть на этом месте «концентрационный трудовой лагерь для перемещаемых лиц».

После закрытия концентрационного лагеря летом 1922 года к вопросу вернулись. Территорию монастыря решили передать в распоряжение Нижнетагильского уездного отдела народного образования.

Территория детского дома № 1 на карте 1960 г. и электронной карте 2017 г.

21 августа 1922 года на коллегии Уездного отдела народного образования с докладом выступил тагильский педагог Исидор Яшников. Он выдвинул программу объединения имеющихся в Нижнем Тагиле приютов и детских домов в единую «воспитательно-образовательную коммуну» для детей от 3 до 16 лет. В дальнейшем он предлагал на базе коммуны реализовать концепцию «Города детства», разработанную ещё в 1920 году учителями Москвы. В коммуне предполагалось разместить до 250 детей и подростков в возрасте до 17 лет, а также штат преподавателей и подсобных работников. Для размещения коммуны предлагалось использовать часть территории Скорбященского монастыря. Предложение Яшникова было одобрено, и 20 сентября Исидор Васильевич попросил исполком утвердить смету ремонта зданий, подлежащих заселению, а месяц спустя предоставил для утверждения штат коммуны численностью 35 человек. Открытие коммуны планировали приурочить к годовщине Октябрьской революции, но закончить ремонт к этой дате не успели.

Открытие состоялось только 5 декабря 1922 года. А в марте 1923-го название учреждения было изменено на «Детский городок имени 5-й годовщины Октябрьской революции».

Об Исидоре Васильевиче Яшникове известно немного. Происходил он из мещан Пермской губернии, был интеллигентным, хорошо образованным человеком. В юности получил музыкальное образование, хорошо играл на скрипке, был в составе труппы любительского театра. Вступил в РСДРП до Октябрьской революции, а в 1917-м стал членом РКП(б). В характеристике, данной ему первичной партийной ячейкой в 1920 году, отмечалось, что «товарищ Яшников И. является хорошим организатором».

Первоначально в Детский городок было переселено почти двести детей и подростков в возрасте от 7 до 16 лет. Большая часть из них переехала из других детских домов и приютов Нижнего Тагила, а какая-то небольшая часть – прямо с улиц. Число воспитанников Детского городка достигло 225 человек. Однако к началу 1923 года почти 70 подростков в возрасте от 11 до 16 лет числились в бегах. По просьбе Уездного отдела народного образования милиция Нижнего Тагила, Невьянска, Кушвы, других населённых пунктов провела ряд рейдов по выявлению и задержанию беспризорников и бродяг и в течение полутора месяцев вернула почти всех беглецов в Детский городок. Причины побегов были разными, но все они сводились к неудовлетворительным бытовым условиям содержания и недостаточной воспитательной работе с детьми. Сразу же были сделаны «оргвыводы»: часть учителей и воспитателей была уволена, а Исидор Васильевич Яшников был назначен директором городка «с предоставлением ему служебной квартиры для постоянного проживания непосредственно на территории учреждения».

Практически сразу после переезда на территорию Детского городка И. В. Яшников включился в борьбу с общиной Скорбященского монастыря. Дело в том, что в самом начале 20-х годов прихожане, жившие на Малой Кушве, смогли зарегистрировать общину и взять в аренду Скорбященскую церковь и Вознесенский собор, где уже в январе 1921-го стали проходить службы. Территории Детского городка и общины были разделены лишь заграждением из колючей проволоки. Монахини были не против новых соседей и сначала даже пытались помогать обитателям городка. Одна из бывших воспитанниц Детского городка Зинаида Васильевна Вишнякова (дочь известного в Нижнем Тагиле фотографа Василия Вишнякова) вспоминала, что монахини помогали лечить детей и давали для чтения книги из монастырской библиотеки, а прихожане приносили для детдома муку, овощи и дрова.

Зинаида Васильевна Вишнякова

Правда, продолжалось мирное сосуществование недолго. В январе 1923-го коллектив педагогов во главе с директором Яшниковым обратился в городские партийные и советские органы с требованием прекратить службы в церквях, храмы закрыть, а церковное имущество передать на баланс городка. Прихожане, узнав о содержании письма, тоже обратились к властям, пытаясь убедить их, что приход нужен живущим в районе Малой Кушвы железнодорожникам. Письмо прихожан подписали более 350 человек. Разбирать конфликт между общиной и Детским городком было передано культсекции Нижнетагильского горсовета. Сначала, в течение полутора месяцев, агитаторы, партийные и комсомольские активисты «обрабатывали» население Малой Кушвы. Затем было проведено заседание профсоюзов железнодорожников, на котором также было принято постановление ходатайствовать перед горсоветом о закрытии обеих церквей, «исходя из интересов воспитания детей». 30 марта 1923 года исполком горсовета вынес окончательное постановление о закрытии прихода, изъятии церковного и монастырского имущества и продажи его в пользу Детского городка.

Надо сказать, что администрация воспитательно-образовательного учреждения так и не смогла эффективно распорядиться доставшимся даром добром. В Скорбященской церкви разместили библиотеку, ряд построек на территории монастыря разобрали, Вознесенский собор отдали под хозяйственные нужды. Это строение, лишённое постоянного контроля, несколько раз страдало от пожаров: воспитанники проникали внутрь, где, прячась от воспитателей, тайком курили. Один из пожаров привёл к тому, что главный купол храма рухнул вниз, пробив собой пол. Ремонтировать храм не стали – слишком велик был ущерб – и зря. Пролом в полу открыл доступ в подвалы и подалтарные ходы церкви, в которых вчерашние беспризорники отсиживались, пытаясь избежать наказания, устраивали там хранилища для похищенных вещей, распивали вино, играли в карты.


Вознесенский (Крестовоздвиженский) собор (фото начала 60-х гг.)

Вознесенский (Крестовоздвиженский) собор (фото 1980 г.)

Перевоспитание беспризорников шло медленно. Любое давление на подростков, а тем более физическое, вызывало противодействие и зачастую заканчивалось побегом. Во второй половине 20-х годов нескольких преподавателей и воспитателей даже уволили «за рукоприкладство и недопустимое отношение к детям».

Тем не менее уже в 1925-26 годах ситуацию в Детском городке удалось стабилизировать, заинтересовав воспитанников внеклассными мероприятиями, работами по озеленению территории, улучшением питания и быта. Постепенно педагогам удалось сплотить своих подопечных, привить большинству из них любовь к учёбе и труду.

Учителя и воспитанники Детского городка им. 5-й годовщины Октября (фото 1923 и 1926 г.)

В 1933 году Детский городок имени 5-й годовщины Октября получил новый устав и был преобразован в Нижнетагильскую детскую трудовую коммуну, а немного позднее – в Нижнетагильский детский дом № 1. Его директором была назначена Зинаида Фёдоровна Лапенко. Тогда же для воспитанников были приобретены новые учебники, школьное оборудование, пошита форма, значительно пополнены библиотечные фонды. В детском доме начинает издаваться газета «Звонок», главным редактором которой стал один из педагогов Н. В. Петров. В детском доме появляются производственные мастерские, где воспитанники получали навыки самых востребованных рабочих специальностей. Всего с 1922 по 1941 год Нижнетагильский детский дом № 1 выпустил почти 750 воспитанников, а около 400 из них окончили ВУЗы и техникумы.


Воспитатели и воспитанники Нижнетагильского детского дома № 1 (фото 30-х гг.)

Ещё более сплотился коллектив воспитанников в годы Великой Отечественной войны. В 1941 году сюда, в Нижнетагильский детский дом, были эвакуированы два детдома из Ленинграда, и в 1942 году мастерские детского дома были преобразованы в завод «Пионер» по производству каркасов для осколочных гранат. На заработанные воспитанниками деньги был построен танк «Детдомовцы Тагила – фронту», который затем был включён в сводную танковую колонну «Уральский школьник». В экипаже этого танка также воевали выпускники Нижнетагильского детского дома.

Многие бывшие воспитанники детского дома ушли на фронт. Не все вернулись с полей сражений. А в мае 1944 года стало известно, что один из выпускников – Владимир Максименко – был удостоен звания Героя Советского Союза.


Герой Советского Союза, гвардии лейтенант Владимир Максименко (фото 1948 г.)

Владимир Александрович Максименко родился 4 мая 1923 года в посёлке Новый Асбест (теперь это город Асбест). В возрасте шести лет остался без родителей, полгода бродяжничал, пока не попал в детский дом в Нижнем Тагиле. Здесь он окончил семь классов и школу ФЗО. Работал на кожевенно-обувном комбинате в Кирове. В феврале 1942 года был призван на службу в Красную Армию. Принимал участие в боях под Сталинградом, был тяжело ранен. В 1944 году в звании сержанта командовал отделением автоматчиков в 550-м стрелковом полку 126-й стрелковой дивизии 2-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта. В ходе боёв по освобождению Крымского полуострова у посёлка Армянск (9 апреля 1944 года) и у села Мамашай (17 апреля 1944 года) командиром полка Владимир Максименко был представлен к Ордену Боевого Красного знамени, однако командир дивизии написал другое представление – на звание Героя Советского Союза. Указом Президиума Верховного совета СССР от 16 мая 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм Владимир Максименко был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5105). Затем Владимир участвовал в боях по освобождению Литвы и Белоруссии, в осаде и штурме Кенигсберга.

В 1947 году в звании лейтенанта Владимир Максименко уволился в запас и обосновался в городе Апатиты Мурманской области. Работал на морских судах, на шахте. В 1948 и 1953 годах приезжал в Нижний Тагил на встречи выпускников детского дома. До последних дней жизни Владимир Александрович Максименко состоял в переписке с пионерами Нижнего Тагила, его имя носила пионерская дружина детского дома № 1. Он умер 16 августа 1984 года, а через десять лет умерла в Нижнем Тагиле и память о нём. Последний раз о Герое Советского Союза Владимире Максименко упоминалось в разделе «Наши Герои» 4-го издания книги «Нижний Тагил». В 90-х его имя пополнило список «неизвестных» тагильчан – Героев войны. Закончилось тем, что на памятнике тагильчанам – Героям Советского Союза и полным кавалерам Ордена Славы, который был открыт в 2010 году на улице Победы, не оказалось фамилии Максименко.

Только в марте 2015 года память о Герое войны была восстановлена: на стене учебного корпуса детского дома № 1 была открыта мемориальная доска в честь В. А. Максименко.

50-е годы ХХ столетия можно назвать началом послевоенного преображения Нижнетагильского детского дома № 1. В этот период к основным фондам учреждения прибавилось более тысячи квадратных метров жилых и бытовых помещений. Огромную помощь в строительстве и благоустройстве оказали предприятия города, в том числе НТМК, взявший в 1956 году шефство над детским домом. С помощью цехов и служб Нижнетагильского металлургического комбината в детском доме были созданы и полностью оборудованы слесарная, столярная, токарная и швейная мастерские, подобраны мастера производственного обучения из числа лучших работников предприятия. Следует отметить, что НТМК до сих пор является шефом детского дома № 1, оказывая финансовую помощь старейшему воспитательному учреждению города.

Большое внимание уделялось занятиям физкультурой и спортом, пропаганде здорового образа жизни среди воспитанников. Воспитанники и педагоги детского дома регулярно принимали участие в общегородских и районных мероприятиях по благоустройству и озеленению улиц. Нижнетагильский детский дом № 1 не раз оказывался победителем соцсоревнования среди воспитательно-образовательных учреждений РСФСР, не раз отмечался Почётными грамотами, переходящими знамёнами, а в 1966 году был награждён Орденом Трудового Красного знамени.

Занятие физкультурой в Нижнетагильском детском доме № 1 (фото 50-х гг.)

Воспитанники детского дома на благоустройстве территории (фото 70-х гг.)

На прогулке с мастером производственного обучения (фото 50-х гг.)

Колонна преподавателей и воспитанников детского дома № 1 на Первомайской демонстрации (фото 60-х гг.)

Безусловно, в истории детского дома были и периоды, о которых предпочитают не рассказывать в прессе или электронных СМИ. Так, в середине 70-х годов возросло количество имущественных преступлений, совершённых воспитанниками этого учреждения: кражи велосипедов, угон мотоциклов, мотороллеров и мопедов, так называемые «рывки» шапок в зимнее время. Отмечались всплески мелкого хулиганства, в том числе совершённого группами воспитанников. С этими негативными явлениями по мере сил боролись не только тагильские милиционеры, но и педагогический коллектив детского дома.

Начиная с 1987 года количество воспитанников начинает сокращаться. За двадцать лет, с 1985 по 2006 год, из стен детского дома № 1 было выпущено «в большую жизнь» 777 воспитанников.

(Продолжение следует...)

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: