Котельно-радиаторный завод: превращение в «комбинат регулярного запоя» и печальный финал

Котельно-радиаторный завод: превращение в «комбинат регулярного запоя» и печальный финал

В конце 1970-х годов котельно-радиаторный завод вошёл в период глубокого кризиса. Высокий процент брака, вал рекламаций от потребителей и хроническое невыполнение плана превратили некогда лучший завод в аутсайдера отрасли. О проблемах завода написали в газете «Труд»... Но преодолеть упадок оказалось не так просто. Завод нуждался в качественных формовочных смесях, передельных чугунах, новом оборудовании, дипломированных инженерах. Не помогло создание и присоединение к заводу филиала института «Оргсантехпром». Вследствие кризиса сократилось финансирование статьи капитального строительства со стороны Минфина. В результате начатое на заводе строительство нового производственного корпуса по сборке отопительных приборов типа конвектор было заморожено. Пришлось отказаться и от нового здания ЦМС (центрального материального склада), и нового административно-бытового корпуса, и спорткомплекса, и нового склада ГСМ. Пришлось свернуть строительство жилья. С большим трудом удалось выбить в Минфине деньги для завершения строительства заводской столовой и ремонта двух детских садов.


Вид на основные цехи НТКРЗ с крыши административно-бытового корпуса энергоцеха

Невыполнение государственного плана привело к сокращению зарплаты. Нет плана — нет премии. С предприятия начался отток кадров. Кадровый голод привёл к тому, что на завод стали принимать рабочих, не имеющих нужной квалификации, и даже рабочих «со статьёй»*. Для того чтобы хоть как-то решить кадровую проблему, руководство завода договорилось с воинской частью, дислоцированной на Вагонке. И вплоть до середины 1980-х годов роты стройбатовцев, в основном недавних призывников, работали на участках завода, где не требовались специальные знания. Например, в цехе шихтовых материалов на разгрузке вагонов с шихтой.


Цех шихтовых материалов НТКРЗ

Ещё одна попытка решить вопросы нехватки кадров была предпринята в самом начале 1980-х. Тогда на территории завода было размещено наркологическое отделение № 3 психбольницы, пациенты которой трудоустраивались в цехи завода на непопулярные и низкооплачиваемые должности. 70% заработной платы таких больных удерживали за лечение и проживание в отделении. Остальные 30% выдавали на руки, а чаще переводили на депозит. Ни о какой производительности труда, конечно, не могло идти и речи. Среди тагильчан котельно-радиаторный завод начал приобретать дурную славу: аббревиатуру КРЗ острословы расшифровывали как «комбинат регулярного запоя».

Городские власти не могли не замечать проблем, под гнётом которых задыхался завод.

В тексте стенограммы одного из заседаний бюро горкома партии, прошедшего в конце 1979 года, читаем:

«В последнее время резко ухудшилось положение на котельно-радиаторном заводе. Уже второй год подряд предприятие выполняет государственный план всего лишь на 70–80%. Почти полностью свёрнуто капитальное строительство на заводе, не обновляются основные фонды, не работают программы по модернизации производства. Катастрофическое положение сложилось на заводе и с трудовой дисциплиной. Прогулы, распитие на рабочем месте спиртных напитков стали обычным делом. Настоящей бедой для завода стали несуны...»**

Впрочем, кардинально изменить ситуацию на заводе никакие заседания бюро не могли. Котельно-радиаторному были необходимы грамотные масштабные мероприятия по снижению брака, росту производительности труда и выполнению плана. Для этого нужно было провести реорганизацию производства, навести порядок во взаимодействиях цехов и служб завода и разрешить кадровые проблемы. Безусловно, городские власти неоднократно сигнализировали в Москву о сложившейся на заводе ситуации, но в ответ получали только отписки.


В литейном цехе труб и фасонных частей (фото 1980 г.)

Первые слухи о грядущих переменах в жизни котельно-радиаторного появились в декабре 1982 года. Поговаривали, что заводу уже скорректировали государственный план, одобрили выделение дополнительных финансовых средств на развитие социальной сферы, открыли кредитную линию для завершения долгостроя. Поговаривали также и о том, что заводу ищут новое руководство.

Уже весной следующего года заводчане стали замечать некоторые улучшения: возобновил работу заводской стол заказов, расширился ассортимент блюд в столовой, стали выплачиваться в полном объёме премии работникам основных цехов. Затеплилась жизнь и на заводских долгостроях, в цехах стало появляться новое оборудование. По заводу прошёл слух, что на «котелках» появился новый директор. В скором времени слухи подтвердились: заводчанам официально представили нового директора предприятия. Им оказался бывший начальник цеха холодной штамповки УВЗ, бывший начальник вагонного производства Николай Николаевич Курочкин. Тогда мало кто знал, что новый директор уже полтора месяца появляется на заводе практически инкогнито, в одиночку обходит территорию завода, осматривает участки в цехах.

Заводские легенды гласят, что прежде, чем быть представленным руководителям цехов и служб, новый директор в течение двух недель ездил на завод вместе с рабочими на трамвае, внимательно прислушиваясь к разговорам заводчан. Миновав проходную завода, он направлялся в какой-либо цех, где осматривал производственные участки, делал пометки в блокноте. Опытный инженер и талантливый организатор, он с первых дней замечал проблемы и умел быстро находить пути их преодоления.


Николай Николаевич Курочкин (фото 1985 г.)

В первую очередь новый директор провёл с главными специалистами завода, начальниками цехов и ИТР среднего звена ряд совещаний, на которых обсудил вопросы реконструкции предприятия и перспективы его дальнейшего развития. В ближайшие 5–7 лет на заводе предполагалось закончить строительство нового цеха (цеха конвекторов), построить здания третьей компрессорной, участка промвентиляции, тепловозного депо, центрального материального склада, спортивного комплекса, шламоотстойника и нового административно-бытового корпуса. Было объявлено и об увеличении премиально-поощрительного фонда, и о возобновлении строительства жилья.


Совещание по техническому перевооружению КРЗ в кабинете директора. Н. Н. Курочкин — крайний справа (фото из заводской многотиражной газеты «За прогресс!», 1986 г.)

Планы нового директора нравились заводчанам, но мало кто верил в их осуществление. Однако год спустя изменения к лучшему стали обретать реальные очертания. По итогам года предприятие вошло в пятёрку лучших по отрасли. Впервые за последние 7 лет был перевыполнен план, на заводе полным ходом шло строительство новых производственных помещений, средняя зарплата выросла со 150 до 210 рублей, строились подсобные хозяйства на Верхнетагильской ГРЭС и в Зональном посёлке. Было объявлено о том, что по итогам года работникам будет выплачена 13-я зарплата — «стимуляция». На завод начали возвращаться высококвалифицированные рабочие и ИТР. А что самое важное, на завод потянулась молодёжь.

Немного статистики. С 1981 по 1986 год на техническое перевооружение предприятия было направлено более 2,5 млн рублей. Затраты на модернизацию и замену оборудования составили более 2,6 млн рублей. Установлено 566 единиц нового оборудования. Введено основных фондов на 5 млн рублей. Экономическая эффективность от внедрённых мероприятий составила за пятилетку 955 тысяч рублей. Доля занятых ручным трудом за 5 лет снизилась с 30 до 23%.

Здесь надо сказать несколько слов о молодёжной политике на котельно-радиаторном заводе.

Практически с самого начала существования на предприятии сформировалась довольно сильная комсомольская организация. Комсомольцы активно участвовали в спортивной жизни завода, из года в год занимая призовые места на общегородских и даже областных соревнованиях. На заводе существовали вокально-инструментальный ансамбль и молодёжная агитбригада.


Выступает заводская комсомольско-молодёжная агитбригада (фото 1985 г.)

В 1982–1983 годах комсомолия «котелков» прославилась с совершенно неожиданной стороны.

Заводская молодёжь приняла участие в первом городском смотре-конкурсе дискотек и завоевала на нём сразу два приза: Гран-при и право на тарификацию и приз зрительских симпатий!

Нельзя забывать и о том, что комсомольская организация НТКРЗ дала городу двух инструкторов райкомов партии и двух первых секретарей Дзержинского РК ВЛКСМ: Анатолия Донченко и Александра Мурзина. Да и внутризаводская жизнь комсомолии была всегда заметна. Молодёжь принимала активное участие в субботниках по благоустройству заводских общежитий, пионерского лагеря, базы отдыха. Проводилась шефская работа с учащимися школы № 39.


Комсомольско-молодёжная бригада после субботника на базе отдыха (фото 1986 г.)

Комсомольцы КРЗ с учащимися подшефной школы № 39 (кружок «Юный дзержинец») во время загородного выезда на День молодёжи (фото 1988 г.)

В период подъёма предприятия партийную организацию котельно-радиаторного завода возглавил новый парторг — Виктор Петрович Коноплин. Заводчанам он запомнился по целому ряду больших и малых дел, которые были направлены на развитие предприятия и улучшение условий труда в цехах и на участках.


Виктор Петрович Коноплин (фото 1985 г.)

По его инициативе на заводе появилась своя многотиражка «За прогресс!», был создан опорный пункт охраны правопорядка — предшественник отдела ведомственной охраны КРЗ, который стал авангардом в деле борьбы с пьянством и хищениями готовой продукции и заводской собственности. Благодаря его настойчивости в горкоме и обкоме партии заводу были выделены деньги на установку «мокрых» искрогасителей на вагранках, что позволило сократить вредные для здоровья заводчан выбросы на 30–40%. По его инициативе было в 2 раза увеличено число мест в УПИ для заводской молодёжи, желающей получить высшее образование по направлению завода. По его инициативе в год 40-летия Победы на завод было привезено Знамя Победы.


Профсоюзный актив НТКРЗ у Знамени Победы. Во втором ряду второй справа — В. П. Коноплин, третий справа — Н. Н. Курочкин, в центре — первый директор завода В. С. Ярошенко (фото 1985 г.)

При новом парторге вновь стало набирать силу движение наставничества, активизировал работу Совет ветеранов завода, развернулось межцеховое соревнование стенгазет и наглядной агитации.

Ветераны завода (фото 1986 и 1991 гг.)

О многих «малых» делах, к которым приложил руку Виктор Петрович Коноплин, теперь мало кто помнит. Следы некоторых из них безжалостно стирает время. В 1980-х годах движение трамваев № 1 и 8 оставляло желать лучшего, многие заводчане после смены, не желая терять время на остановке «Котельно-радиаторный завод», часто отправлялись пешком до следующей остановки «Трикотажное объединение», где шанс уехать был куда выше. Многочисленные сигналы о плохом движении трамваев в райком партии и райисполком от руководства котельно-радиаторного завода положительного эффекта не давали. Тогда по инициативе парторга параллельно с трамвайными путями была проложена асфальтированная пешеходная дорожка, по которой было гораздо удобнее ходить, чем по шпалам. Дорожка получила неофициальное прозвище «коноплинская». Ныне она частично разрушена, а частично заросла.


«Коноплинская» дорога (фото 2017 г.)

Пик подъёма КРЗ пришёлся на разгар перестройки.

В 1987 году на полную мощность заработал цех конвекторов, где началась сборка отопительных приборов типа конвектор «Аккорд», которые были предназначены для жилых и промышленных помещений.


Цех конвекторов (фото 2017 г.)

Стоили такие приборы гораздо ниже, чем чугунные радиаторы, и ряд строительных организаций, стремясь сэкономить, начали активно закупать «Аккорды». Не стали исключением и тагильские строительные тресты «Тагилстрой» и «Трест № 88». Подавляющее большинство новостроек 1980-х в Нижнем Тагиле оказались оборудованы конвекторами, что вызывало у новосёлов раздражение в первую же зиму. Секрет холодных квартир оказался прост: конвекторы были предназначены для домов с паровым отоплением, тогда как квартиры большинства тагильских домов отапливаются горячей водой.

В 1988 году завод одним из первых в области перешёл на хозрасчёт. По этой схеме предприятие имело право самостоятельно реализовывать сверхплановую продукцию и распределять прибыль.

Произошла реорганизация управленческого аппарата. Теперь завод стал возглавлять генеральный директор, сбытом готовой продукции стал заведовать коммерческий директор, вопросы кадров и быта были возложены на директора по кадрам, режиму и быту.


Слева направо: генеральный директор КРЗ Н. Н. Курочкин, директор по кадрам и быту В. А. Севрюгин, председатель завкома профсоюза А. А. Петухов (фото 1988 г.)

Переход на хозрасчёт дал мощный импульс к развитию предприятия. Существенно увеличилась заработная плата рабочих и ИТР, были достроены все производственные здания, возобновилось строительство жилья. Новые помещения получил заводской здравпункт и целый ряд отделов, в эксплуатацию был сдан спорткомплекс с большим залом для игры в мини-футбол и волейбол, в новое помещение наконец-то переехал центральный материальный склад. В цехах полным ходом шла модернизация оборудования и замена устаревших станков и агрегатов на новые. Появился на заводе и отдел охраны окружающей среды.


Обновлённая формовочная линия цеха радиаторов


Конвейер стержневого участка цеха радиаторов


На участке гидроиспытаний радиаторных печей


Главный конвейер цеха котлов


Обновлённый стержневой участок цеха котлов


Сборочный участок механосборочного цеха

В дальнейшем «сухие» искрогасители были заменены на «мокрые» на всех 11 вагранках завода. На предприятии стали готовиться к установке и запуску линии по производству радиаторов из алюминиевых сплавов типа «ЛАК» и новых конвекторов типа «Универсал». В перспективе на вторую половину 1990-х годов было запланировано освоение выпуска труб и фасонных частей из пластика.  

В 1991 году число работников завода достигло рекордного уровня — 3460 человек.

Среди работников завода 47 человек были удостоены звания «Ветеран Россантехпрома», а один — звания «Заслуженный строитель РСФСР». 55 человек были награждены медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие», 22 человека — орденами Трудового Красного Знамени, 19 — орденами Трудовой Славы II и III степени, 32 — орденом «Знак Почёта», трое — орденом Ленина и по одному — орденами Октябрьской Революции и Дружбы народов. Кроме того, более 100 человек получили звания «Ветеран труда» с вручением одноимённой медали. За 30 лет существования КРЗ его работники получили немногим более тысячи почётных грамот от различных общественных или спортивных организаций, районных и городских комитетов партии и комсомола.


Новые искрогасители на вагранках цеха радиаторов и цеха котлов (фото 1992 г.)

Нижнетагильский котельно-радиаторный завод с высоты птичьего полёта. Цифрами обозначены:

1 — заводской спортивный комплекс; 2 — столовая; 3 — административно-бытовой корпус; 4 — ремонтно-строительный цех; 5 — инструментальный цех

В начале 1990-х на заводе заговорили об акционировании. На первый взгляд, создание открытого акционерного общества было выгодным делом: после развала Советского Союза на территории Российской Федерации осталось лишь 5 предприятий, производящих отопительное оборудование, а стабильно работали только 2, в том числе в Нижнем Тагиле. Продукция НТКРЗ имела хорошие отзывы и поставлялась в 8 стран: Монголию, Саудовскую Аравию, Кувейт, Кубу, Афганистан, Вьетнам, Ливию и Сирию. Акционирование завода могло привлечь инвесторов, вполне возможно даже иностранных, а это сулило предприятию новые горизонты для развития. В 1993 году предприятие освоило ещё один вид продукции (тормозные колодки для подвижного состава РЖД) и получило первый большой заказ. Весной того же 1993-го вопрос о создании ОАО «НТКРЗ» был решён, и вскоре работникам завода были розданы акции.

К сожалению, надеждам заводчан не суждено было сбыться.

Экономическая ситуация в стране, подстёгиваемая обесцениванием рубля, привела строительный рынок к коллапсу. Падение спроса на основную продукцию завода совпало со сменой поколений: один за другим покидали предприятие главные специалисты, в то время как новые не торопились приходить на завод. Прекратился рост заработной платы, начались задержки с её выдачей. Завод как мог старался удержаться на плаву, но это плохо удавалось. Не помогло и включение в состав акционеров коммерческих структур. Начались остановки производства, сокращения, увольнения. Многие из тех, кто уходил с завода по собственному желанию или в результате сокращения, без сожаления продавали свои акции коммерсантам по бросовой цене в 20–30 рублей. В возрождение «котелков» уже никто не верил.


НТКРЗ. Вид на механосборочный цех с крыши административно-бытового корпуса (фото 1999 г.)

Однако завод продержался до 2008 года. Были освоены ещё три модификации радиаторов и несколько наименований новых изделий (дождеприёмников, трапов, задвижек, мелющих шаров).  Более того, с 2006 года Нижнетагильский котельно-радиаторный завод оставался единственным заводом в Российской Федерации, способным выпускать чугунные отопительные радиаторы, а также отопительные котлы типа «Энергия» как в сборе, так и в виде запасных частей. Тем не менее с 2010 года по городу начали циркулировать слухи о скором банкротстве предприятия. Завершился процесс банкротства спустя 9 лет.

К счастью, котельно-радиаторный не был разрушен до основания и разграблен, как его сосед — цементный завод. Производственные корпуса сейчас арендуют разные предприятия. А вот всё, что было построено за заводским забором, безвозвратно утрачено: приватизированы и распроданы квартиры в жилых домах и комнаты в общежитиях, ушли с молотка и детский комбинат «Весёлый улей», и подсобные хозяйства. Продана за бесценок база отдыха на берегу Черноисточинского пруда, разорён и пребывает в запустении пионерский лагерь на берегу речки Чёрной. Но остались ещё люди, запускавшие завод, переживавшие с ним взлёты и падения, — его работники, ветераны труда, по сей день хранящие славную историю этого предприятия в своих сердцах.


Совет ветеранов НТКРЗ. Верхний ряд (слева направо): Валентина Васильева, Владимир Беломестнов. Нижний ряд: Елизавета Черноус, Анна Плесовских, Екатерина Черний, Галина Апуева (фото 2016 г.)

Авторы рубрики «Город-ЛабириНТ» собирают фотоснимки, отражающие историю котельно-радиаторного завода, рассказы работников завода и другие материалы с целью издать книгу о становлении и жизни предприятия. Сохранность материалов гарантируется. Обращаться по телефону: +7 (904) 173-87-94.

Сергей Волков специально для АН «Между строк»

--------------------------

Фото: Сергей Алексеев, Анатолий Швец, Николай Семёновых, Игорь Харьков, Елена Пешкова («Тагильский рабочий»), а также фото из личного архива Дмитрия Кужильного.

2020. All rights reserved!

--------------------------

* Нарушители трудовой дисциплины, в т. ч. прогульщики (два и более прогула), а также лица, задержанные на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, согласно п. 4 ст. 33 Кодекса законов о труде СССР подлежали увольнению (прим. авт.).

** «Несунами» в 1970–1980-х годах прошлого века называли работников предприятий, совершивших мелкие (до 50 рублей) хищения соцсобственности (прим. авт.).