Котельно-радиаторный завод: как на энтузиазме перевыполнить госплан, построить детский лагерь и базу отдыха

Котельно-радиаторный завод: как на энтузиазме перевыполнить госплан, построить детский лагерь и базу отдыха

Следующий, 1966 год Нижнетагильский котельно-радиаторный завод закончил досрочно, ко Дню Конституции отрапортовав о выполнении государственного плана. И хотя госплан для завода был «спущен» щадящий, это стало знаковым событием для молодого предприятия, где ещё не все цехи были достроены, где всё ещё продолжалась модернизация оборудования.

Надо сказать, что ни в Министерстве промстройматериалов, ни в Госплане СССР, ни в областных структурах власти, ни даже в городе не ждали от завода каких-то больших трудовых побед. Ждали медленного подъёма «долгостроя» и на всякий случай готовились перепрофилировать завод. Тем временем он не только удивлял производственными успехами, но и вливался в общественную жизнь города.

Первыми почётными грамотами, которые завод получил от горисполкома Нижнего Тагила, были грамоты за культуру производства. Мы уже рассказывали нашим читателям, как сам Окунев посылал своих начальников цехов учиться культуре производства на котельно-радиаторный завод. И как в течение нескольких лет подряд «Уралвагонзавод» не мог опередить «котелки» в вопросах культуры производства и озеленения заводской территории. Другой сферой общественной жизни, в которой котельно-радиаторный завод надолго захватил первенство в городе, была деятельность добровольной народной дружины. На дежурство по улицам города в выходные или праздничные дни котельно-радиаторный завод выходил почти полным составом. При этом женщины в рейдах ДНД участия почти не принимали. Конечно, им никто не запрещал принимать участие в рейдах, но в 1960-х и 1970-х годах это было не принято.


Коллектив литейного цеха котлов на дежурстве ДНД (фото 1971 г.)

«Никакой принудиловки тогда не было, вспоминал позднее первый начальник цеха радиаторов, а затем и директор КРЗ Владлен Иванович Шулаев.  В среду или четверг предцехком вывешивал объявление о месте и времени сбора дружины. И до конца следующего дня мастера должны были сдать в цехком списки тех, кто дал согласие принять участие в рейде. Обычно набиралось человек 30–40. Никаких премиальных и отгулов за выход на ДНД не обещали. Выходили, осознавая, что смотреть за порядком на улицах, по которым мы ходим, должна не только милиция, но и мы сами. В 1980-х менталитет уже изменился, и за выходы "на дружину" стали давать отгулы, а затем и дни к отпуску. За четыре выхода на ДНД давали один отгул или день к отпуску, но массовыми выходы "на дружину" уже не стали: в 1980-х собрать на рейд ДНД десять человек с цеха считалось большим успехом».

С первых лет своего существования завод стал принимать участие в общегородских спортивных соревнованиях по футболу, волейболу, лыжам, шахматам и лёгкой атлетике. Не проходило и года, чтобы одна из заводских команд не занимала призовое место на общегородских спортивных турнирах. Это при том, что у завода не было ни своего спортзала, ни стадиона. Заводчане-спортсмены неоднократно выходили к руководству предприятия с просьбой включить в перспективный план развития КРЗ строительство стадиона, спортзала и лыжной базы.

Весной 1967-го строительство заводского стадиона вроде бы началось. На просторном пустыре, между оградой завода и 101-й автодорогой (ныне это Восточное шоссе), было решено распахать, разровнять и засеять травой футбольное поле, установить ворота. Со стороны 101-й дороги было высажено два ряда тополей, которые должны были снизить запылённость будущего стадиона. В то же время с противоположной стороны было решено построить двухярусные трибуны, где зрители могли бы наблюдать за ходом соревнований. Первый футбольный матч на стадионе планировали провести уже в первых числах сентября. Однако планы заводчан неожиданно были нарушены: из горисполкома пришло указание стройку не начинать. Дело в том, что в 1966 году на Южный Урал пришёл газ из Средней Азии и сразу же Совмином было принято решение продлить газопровод Бухара — Южный Урал до Свердловской области. Таджикский, туркменский, а с 1968 года и афганский газ должен был прийти в два крупных индустриальных города области — Свердловск и Нижний Тагил. Одна из веток газопровода в Нижнем Тагиле должна была пройти как раз вдоль 101-й автодороги, чтобы запитать коксохимическое производство НТМК, цементный завод, КРЗ и далее лакокрасочный завод, КЖБИ и завод пластмасс. Таким образом, строительство стадиона пришлось отложить до тех пор, пока не будет закончена прокладка газопровода.

В конце 1960-х в городе стали набирать популярность соревнования по рыбной ловле, особенно по подлёдной, «зимней» рыбалке. Долгое время призовые места в таких соревнованиях занимали три команды — «Уралвагонзавода», НТМК и сводная команда Высокогорского механического завода. В эту тройку лидеров не раз пытались вклиниться команды других предприятий, в том числе и КРЗ, но без особого успеха. Тем не менее рыбалка и охота являлись наиболее популярными видами досуга у тагильчан. Среди работников котельно-радиаторного тоже было немало заядлых рыбаков и охотников, которые мечтали о своей базе где-нибудь за городом. Разговоры о такой базе велись на заводе не один год, но всё упиралось в отсутствие денег для строительства. Как только Минфин выделял заводу дополнительные финансовые ресурсы на возведение объектов соцкультбыта или жилья, в цеховых коллективах поднимался вопрос о базе рыбака и охотника. И каждый раз вопрос приходилось откладывать до лучших времён, соглашаясь с тем, что новые квартиры или детский сад куда важнее.

В 1968-м заводу, как предприятию, несколько лет подряд перевыполнявшему план, были выделены средства на строительство загородного оздоровительного пионерского лагеря. Специалисты ОКСа разработали проект лагеря, который, впрочем, не укладывался в выделенную Минфином сумму. В ходе обсуждения проекта было решено его не переделывать, а достраивать лагерь своими силами — хозспособом. Тогда же было решено строить хозспособом и базу рыбака и охотника. Место для базы было выбрано на левом побережье Черноисточинского пруда: большая поляна, окружённая деревьями; протекающий по краю территории ручей, не пересыхающий в летнее время; пологое, не зарастающее водорослями дно пруда. В коллективах цехов прошли профсоюзные собрания, на которых заводчанам объявили о намерении построить базу рыбака и охотника и о том, что делать это придётся своими силами. Известие было принято с большим энтузиазмом, и уже несколько дней спустя в профком завода стали поступать предложения о проведении субботников на месте будущей базы. Среди заводчан нашлись опытные плотники и столяры, каменщики и печники, из которых к началу стройки были сформированы две бригады. Был разработан и проект, согласно которому на базе предстояло возвести два двухэтажных дома с печным отоплением, склад угля и дров, летнюю кухню, более тридцати неотапливаемых коттеджей летнего пребывания. На место строительства был перевезён строительный вагончик, переоборудованный для проживания шести человек.


Первое здание на строящейся базе рыбака — строительный вагончик. Впоследствии — дом сторожей (фото 1970 г.)


Коллектив отдела главного металлурга на субботнике по благоустройству базы рыбака (фото 1970 г.)

Субботники на базе рыбака проводились каждые выходные. Заводчане выезжали на них семьями. Для их доставки были задействованы два заводских служебных автобуса КММ на базе ГАЗ-51, ещё один или два пассажирских автобуса брались в аренду в городском автохозяйстве. Некоторые заводчане приезжали на своём автотранспорте.

«Это была поистине народная стройка, куда люди ехали не по разнарядке, а по зову своей души, вспоминал директор базы Сергей Степанович Читайкин.  В выходные дни число заводчан, занятых на благоустройстве территории и строительстве, доходило до двух сотен. Для них на территории базы устанавливали две армейские палатки. Кое-кто умудрялся приезжать и в будние дни. Работа находилась каждому, и стройка шла быстро».

Коллектив цеха радиаторов на субботнике по благоустройству базы рыбака (фото 1971 г.)

Большую работу проводил и профком завода. По его линии для базы рыбака были приобретены посуда, матрацы, постельное бельё, первые десять лодок, спасательные средства. В зимнее время субботники проводились на заводе: для базы изготавливали ящики для хранения снастей и вёсел, коптильни; из сэкономленного металла отливались садовые печки, которые планировали установить в летних коттеджах. А сразу после того, как на базе оборудовали колодец с питьевой водой и санэпидемстанция дала разрешение на использование этой воды в пищу, на базу начали ездить уже не только поработать, но и отдохнуть. Поначалу порыбачить летом было довольно проблематично: лодок на базе было крайне мало. Некоторые заводчане приезжали с надувными лодками, некоторые покупали лодки у жителей Черноисточинска. Некоторые умельцы строили лодки прямо на базе.


Заводчане у рыбацких ящиков (фото 1974 г.)


После удачной рыбалки. Крайний слева — директор КРЗ В. С. Ярошенко, третий слева — директор базы С. С. Читайкин, четвёртый — начальник энергоцеха Г. М. Зазуляк (фото 1974 г.)

Популярность базы рыбака и охотника стремительно росла. Уже через год её переименовывают в «Базу отдыха», на территории оборудуют площадки для игры в волейбол и мини-футбол, завозят спортивный инвентарь. Зимой 1973–1974 годов на базе отдыха проводится первенство завода по лыжам. А через год зарождается традиция отмечать на базе отдыха профессиональный праздник — День строителя.


База отдыха НТКРЗ зимой (фото 1975 г.)


Сторожа базы отдыха — черновляне-пенсионеры (фото 1975 г.)


Победители лыжной эстафеты первенства котельно-радиаторного завода по лыжному спорту (фото 1974 г.)


На праздновании Дня строителя (фото 1977 г.)

В 1970 году распахнул свои двери и заводской загородный оздоровительный лагерь «Янтарный».

Первые два года в названии лагеря не было слова «пионерский». Дело в том, что первоначально лагерь был предназначен для детей заводчан в возрасте от 6 до 10 лет. Пуск лагеря состоялся на два года раньше, чем было запланировано. Два спальных корпуса, столовая, котельная, бассейн, дом для сторожей расположились на крутом шихане близ речки Чёрной. Позднее были построены ещё два корпуса, стадион, оборудованы несколько площадок с беседками и костровая площадка.


Указатель лагеря «Янтарный» (фото 1990-х гг.)

С 1973 года «Янтарный» стал принимать детей в возрасте от 7 до 14 лет, и несколько лет подряд лагерь признавался лучшим в городе и даже в области. Для работников НТКРЗ путёвка на одну смену стоила 11 рублей, остальное оплачивал профсоюз предприятия. 15% путёвок передавалось на реализацию кондитерской фабрике и Нижнетагильскому мясокомбинату по договору между профкомами предприятий.

К слову, профсоюзная организация котельно-радиаторного завода в 1970-х годах неоднократно признавалась лучшей среди профсоюзных организаций предприятий отрасли. Профсоюз вообще играл ведущую роль в жизни завода. По инициативе завкома профсоюза приобретались путёвки в санатории области и известнейшие здравницы Советского Союза, на заводе был организован стол заказов, была построена новая столовая с диетическим залом и буфетом, покупалась аппаратура для художественной самодеятельности завода и детского клуба «Зарница», игрушки и посуда для детских дошкольных учреждений завода.


Председатель заводского комитета профсоюза А. И . Баринов (второй слева в первом ряду) и председатели цеховых комитетов НТКРЗ (фото 1980 г.)

Заметную активность проявляли и цеховые комитеты. По их инициативе проходили субботники в заводских детских садах и подшефной школе № 39, организовывались встречи молодых рабочих с ветеранами завода, оказывалась помощь малоимущим заводчанам и работникам завода, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Ярким событием стали выставки творчества работников цехов, на которых выставлялись картины, фотографии, вязаные вещи, поделки из дерева и камня и игрушки, сделанные руками заводчан в свободное от работы время.

На выставке творчества работников завода (фото 1988 г.)

Тем временем на заводе продолжали входить в строй модернизированные производственные линии, среди которых были конвейер стержневого участка цеха радиаторов, установки дожигания ваграночных газов и подогрев дутья с помощью рекуператоров. Пущены в работу дополнительные градирни, позволяющие охлаждать воду и подавать её обратно в цеха, конвейерные линии в цехе котлов. Затраты на модернизацию составили более полутора миллионов рублей. Установлено 230 единиц нового оборудования. Своими силами было изготовлено нестандартного оборудования на сумму сто тысяч рублей.


Модернизированный конвейер стержневого участка цеха радиаторов (фото 1970-х гг.)


Литейный участок цеха радиаторов (фото 1970-х гг.)


Градирня в виде фонтана в межцеховом пространстве (фото 1990 г.)

Большое внимание на заводе уделялось профессиональному обучению кадров.

На «котелках» начинает работать вечерняя школа, курсы повышения квалификации, более ста молодых рабочих начинают учёбу в вузах и техникумах по направлениям с предприятия. На заводе развивается движение рабочих династий.


Самая известная рабочая династия котельно-радиаторного завода — династия Засухиных (фото 1985 г.)

Однако, как часто бывает, за стремительным взлётом предприятия следует период застоя и даже упадка. Не избежал этой участи и котельно-радиаторный завод. Причин тому было несколько. В какое-то время в Министерстве стройматериалов решили, что успешное предприятие может стать основой для производственного объединения. Практически силовым решением из Москвы завод объединили с упадочным Теплогорским заводом. Объединение совпало со сменой руководства КРЗ и возобновившимися проблемами с поставкой формовочных песков. Завод начал медленно, но неумолимо терять свои позиции. Высокий процент брака сказался на количестве рекламаций на готовую продукцию. Особенно это касалось производства радиаторов — самого ходового товара, производимого на котельно-радиаторном.

Окончание следует...

Сергей Волков специально для АН «Между строк»

----------------------------

Фото: Сергей Алексеев, Анатолий Швец, Николай Семёновых, Игорь Харьков, а также фото из личного архива Дмитрия Кужильного. All rights reserved!