Как вагонские власти перехитрили ЦК и оставили в Нижнем Тагиле улицу имени «неблагонадёжного» композитора

Как вагонские власти перехитрили ЦК и оставили в Нижнем Тагиле улицу имени «неблагонадёжного» композитора

До начала Великой Отечественной войны территория между улицей Сталина и Карла Маркса* в посёлке Вагонстроя была заселена мало и в основном занята не вырубленным ещё лесом. Тут школьники и учащаяся молодёжь Вагонстроя проводили сдачу норм БГТО**, соревнования по лыжам и модному в те годы спортивному ориентированию.

Основная же масса жилфонда тогда была сосредоточена в районе улиц Пролетарской (позднее — Ватутина), Свердлова, Тельмана, Ленина (ныне — Ильича) и Заводской (ныне — Восточное шоссе). Южные же окраины Вагонки оставались практически свободными. В 1941 году, после эвакуации в Нижний Тагил авиационного завода № 381 и Харьковского танкового завода № 183, незастроенные и малозастроенные участки в посёлке оказались как нельзя кстати. Ведь вместе с этими заводами было эвакуировано более 11 тысяч рабочих и инженерно-технических работников и их семей. За осень 1941-го и весну 1942 года практически все более-менее пригодные для строительства земли были застроены землянками, полуземлянками и дощато-засыпными бараками. Эта участь постигла и территорию между улицами Сталина и Карла Маркса — будущую улицу Балакирева.

Первый вопрос современного тагильчанина, который интересуется историей своего города, почти всегда звучит примерно так: «Какое отношение имеет композитор Балакирев к Нижнему Тагилу?» Действительно, ведь должно же быть какое-то объяснение, почему улицу назвали его именем? И такое объяснение имеется.

В январе 1942 года Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) за подписью его начальника Георгия Фёдоровича Александрова разослало по городам и районным центрам СССР циркуляр, в котором, в частности, говорилось:

«В целях укрепления и повышения самосознания советского народа и воспитания молодёжи в духе патриотизма краевым, областным, городским и районным исполнительным комитетам Советов народных депутатов, сельским Советам рекомендовать:

1. Присваивать улицам, переулкам, площадям, Домам и Дворцам культуры, рабочим и молодёжным клубам имена:

— известных революционеров;

— народовольцев;

— теоретиков марксизма-ленинизма;

— выдающихся русских писателей, поэтов, композиторов, театральных деятелей, художников, путешественников и первооткрывателей, изобретателей, учёных, военачальников и флотоводцев, оставивших большой след в отечественной и мировой истории...»

Тогда в Нижнем Тагиле, как и по всей стране, стали появляться улицы Пугачёва и Жуковского, Чернышевского и Перова, Пушкина и Лермонтова, Луначарского и Ермака.

Имя композитора Милия Алексеевича Балакирева как нельзя точно соответствовало букве циркуляра. Патриот, один из основателей и глава «Могучей кучки», атеист, вольнодумец, писавший оперу по роману Чернышевского «Что делать?», он считался в Советском Союзе «народным» композитором. Кроме этого, ряд его произведений, такие как симфония № 1, фантазия на темы из оперы Глинки «Иван Сусанин», большая фантазия на русские народные песни для фортепиано с оркестром и симфоническая поэма «Тамара», были среди фаворитов у высшего руководства страны — Сталина, Молотова, Луначарского, Берии, Ворошилова, Кирова.

Милий Алексеевич Балакирев родился в 1837 году в Нижнем Новгороде в дворянской семье. В детском возрасте первые уроки игры на фортепиано ему преподала мать. А первым его настоящим учителем стал весьма известный в Нижнем Новгороде пианист и дирижёр Карл Эйзерих. Правда, систематического музыкального образования Балакирев так и не получил.  


Милий Алексеевич Балакирев

Окончив Нижегородский дворянский институт (1849–1853), он два года проучился в Казанском университете, после чего бросил учёбу и уехал в Петербург. Там после встречи с композитором Михаилом Глинкой Милий Алексеевич окончательно решил посвятить свою жизнь музыке. И в 1855 году Балакирев впервые выступил перед публикой в качестве виртуоза-пианиста. В 1862 году он вместе с известным русским хоровым дирижёром Гавриилом Якимовичем Ломакиным основал бесплатную музыкальную школу. Через четыре года Балакирева пригласили в Прагу заведовать постановкой опер Глинки «Жизнь за Царя» и «Руслан и Людмила».

Всего Милий Алексеевич Балакирев написал более трёх десятков оркестровых и симфонических произведений, около 40 романсов на стихи Лермонтова, Кольцова, Фета и других русских поэтов, а также 13 хоровых произведений. Он был известен и как музыкальный педагог, критик и искусствовед. Умер Балакирев в 1910 году, он похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Хотя и к Нижнему Тагилу композитор имел косвенное отношение. В 1901 году во время поездки в Екатеринбург он провёл в городе пару часов в ожидании замены вышедшего из строя паровоза.

Надо отметить, что, несмотря на военное лихолетье, посёлок Вагонстроя считался высококультурным населённым пунктом. На 1 января 1942 года здесь работало 2 кинозала, 11 школ, 7 клубов. Шли занятия в хоровой капелле, ансамбле народной песни и танца, балетном кружке, театральной студии. Не прекращались и занятия в спортивных секциях русского хоккея, лёгкой атлетики, футбола, планеризма. В посёлке Вагонстроя было примерно такое же количество радиоточек, как и во всём «старом городе»***, а газета «Вагоногигант» по тиражам опережала «Тагильский рабочий».


В молодёжном общежитии. Работницы завода № 183 у радиоточки (фото 1943 г.)

Так в 1942 году на карте города появилась улица Балакирева, застроенная землянками, бараками и редкими «брусками». Однако уже весной 1943-го в самом начале улицы начался снос землянок и завоз строительных материалов. Любопытствующим объясняли, что здесь будет построен целый квартал индивидуальных каменных домов. В это было трудно поверить: война, не хватает самого необходимого, в том числе продуктов и тёплой одежды, люди работают по 10–12 часов, и вдруг — строительство жилья.

История с застройкой улицы Балакирева началась в феврале 1943 года, когда начальником ОКСа (отдела капитального строительства) «Уралвагонзавода» стал бывший мастер завода № 183 Пётр Антонович Петриков. По его проекту и под его руководством и развернулось строительство двух десятков одноэтажных жилых домов на одного или двух хозяев. Это были первые дома посёлка, впоследствии прозванного в народе Петриковским. Изначально планировали построить 35 одно- и двухквартирных домов из шлакоблока, но затем количество домов увеличили сначала до 62, а затем и до 100. Райисполкомом под застройку была выделена территория улицы Балакирева от её начала до пересечения с улицей Советской (впоследствии — Хмельницкого). Зимой строительные работы были прекращены, но уже в апреле 1944 года на месте будущего Петриковского посёлка вновь закипела работа, и к концу сентября первые дома были готовы принять новосёлов.


Площадка строительства машиностроительного техникума. На заднем плане — первые 20 домов Петриковского посёлка (фото 1944 г.)

По генеральному плану развития города Петриковскому посёлку было присвоено официальное название — квартал № 35–52, но для заводчан он навсегда остался Петриковским. В 1944 году решением райисполкома улица Балакирева была разделена пополам. Первая часть, от начала и до пересечения с улицей Советской, получила название Коминтерна. Это, как писали газеты, было своеобразной данью трудовому подвигу танкостроителей завода № 183 им. Коминтерна в самые тяжёлые месяцы Великой Отечественной войны. Вторая часть, от улицы Советской и почти до самых Пихтовых гор, так и осталась улицей Балакирева.


Разделённая улица Коминтерна — Балакирева на карте города 1960 г.

Любопытный факт. В 1964 году улицы делили ещё раз. Виновником того стал Идеологический отдел ЦК КПСС, сотрудники которого в 1950-х — начале 1960-х годов «установили дополнительные сведения о ряде известных исторических личностей». Оказалось, что Балакирев был не совсем подходящей кандидатурой для того, чтобы его именем называли улицы советских городов: он и верующим стал на старости лет, и императорская чета ему благоволила, да и моральный облик «народного» композитора был небезупречен. Впрочем, в Нижнем Тагиле на переименовании улицы Балакирева никто особо не настаивал, но и «рекомендации» идеологического отдела ЦК нельзя было оставить без внимания, к тому же руководил этим отделом сам «серый кардинал» партии Михаил Суслов. Районные власти поступили следующим образом: к улице Коминтерна присоединили часть улицы Балакирева от Хмельницкого (бывшей Советской) до Чайковского, а всё, что осталось, от Чайковского до Сибирской, оставили под прежним названием — улица Балакирева.

Достопримечательностей на улице имени «народного» композитора не было и нет, но на улице Коминтерна их четыре: здание по адресу Коминтерна, 33, Дзержинский дворец пионеров (или, как теперь принято называть, Дзержинский дворец детского и юношеского творчества), школа (ныне — гимназия) № 86 и здание спортшколы № 77.


1 — здание бывшего общежития рабочей молодёжи; 2 — Дзержинский дворец детского и юношеского творчества; 3 — гимназия № 86

Наверное, самое известное здание на улице Коминтерна — это дом № 33, расположенный на углу Коминтерна и Орджоникидзе. Строить его начали в 1947 году, и предназначался он для иногородних учащихся машиностроительного техникума. Строили это большое трёхэтажное здание по индивидуальному проекту архитекторов ОКСа «Уралвагонзавода». Сдали его весной 1949-го и сразу передали в ведение управления рабочих общежитий завода-гиганта. Это было оправдано — техникум являлся ведомственным учебным заведением, практически 100% его выпускников по окончании обучения шли на УВЗ, а иногородних студентов в техникуме было немного. С апреля 1949 года и до середины 1966-го в здании находилось общежитие рабочей молодёжи УВЗ. Потом, когда были построены более вместительные общежития по улице Парковой (ныне — Окунева), дом передали в ведение горбольницы № 1. Во дворе здания был разбит роскошный яблоневый сад, оборудована зона отдыха.


Общежитие рабочей молодёжи по ул. Коминтерна, 33 (фото 1950-х гг.)

Сначала здесь проходили профосмотр работники УВЗ. В 1970-х сюда было переведено отделение кардиологии 1-й горбольницы. Позднее здание передали женской консультации. Дом № 33 уже давно находится в плачевном состоянии: разрушаются элементы декора, осыпается штукатурка, то тут, то там начинают протекать водосливы. О яблоневом саде во дворе дома уже никто не помнит: сейчас на его месте автостоянка.

Здание по ул. Коминтерна, 33 в наше время (фото 2019–2020 гг.)

Историки, краеведы и просто неравнодушные граждане давно пытаются обратить внимание местных властей и МУГИСО на это здание, которому просто необходимо присвоить статус ОКН (объекта культурного наследия). Не менее необходимы дому реставрационно-восстановительные работы. Авторы проекта «Город-ЛабириНТ» также считают, что бывшее молодёжное общежитие нужно сохранить для потомков.

История Дзержинского дома пионеров начиналась на улице Ильича, в здании школы № 70. В 1956 году там располагалась вечерняя школа рабочей молодёжи, но три комнаты были переданы Дому пионеров. В то время в штате Дома пионеров было всего шесть педагогов, которые вели занятия в кружках кройки и шитья, ИЗО, театральном, камнерезном, ансамбле баянистов, духовом оркестре. Директором Дома пионеров был легендарный Матвей Семёнович Цейтлин, будущий «Отличник народного просвещения», а камнерезный кружок вёл известный тагильский скульптор и педагог Виталий Стеканов. В скором времени число желающих заниматься в Доме пионеров возросло в несколько раз и для него было построено просторное трёхэтажное здание на улице Коминтерна.

Дзержинский районный Дворец пионеров (с 1991 года — Дзержинский дворец детского и юношеского творчества) по адресу ул. Коминтерна, 41

Чуть подальше от бывшего Дворца пионеров стоит ещё одно примечательное здание, построенное в середине 50-х годов ХХ века и с 3 сентября 1958 года известное на Вагонке как школа № 86. Из её стен вышло немало будущих инженеров, строителей, металлургов. В советское время школа № 86 постоянно соревновалась со школой № 9 за звание лучшей школы района. Хотя это соперничество носило вполне дружеский характер. В 1991 году школа получила статус гимназии.


ул. Коминтерна, 47. Здание средней школы № 86

Последняя достопримечательность улицы Коминтерна находится в доме № 59. Это типовое здание проекта 222 было построено в конце 1950-х — начале 1960-х годов и предназначалось для размещения в его стенах общеобразовательного учебного заведения. Здание неплохо сохранилось. Ныне в нём находится школа № 77, имеющая спортивный профиль.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

----------------------------

Фото: Маргарита Мурзина, Сергей Стоянов, А. Ф. Кожевников, НТГИА (открытые источники), а также из личных архивов авторов.

2020. All rights reserved!

----------------------------

* Улица Сталина — ныне проспект Вагоностроителей, ул. Карла Маркса — улица Энтузиастов (прим. авт.).

** БГТО («Будь готов к труду и обороне») — с 1934 года начальная ступень комплекса ГТО, введённая для школьников и подростков в возрасте до 16 лет (прим. авт.).

*** «Старый город» — так строители и работники «Уралвагонзавода» в 30–40-х годах называли Нижний Тагил (прим. авт.).