Как президент СССР Горбачёв приезжал в Нижний Тагил спасать город от экологической катастрофы

Как президент СССР Горбачёв приезжал в Нижний Тагил спасать город от экологической катастрофы

За последними сводками с фронта борьбы с неизвестным вирусом и подготовкой к майским праздникам совершенно забылось незаурядное событие, произошедшее в нашем городе 30 лет назад. 27 апреля 1990 года Нижний Тагил посетил человек, отношение к которому до сих пор неоднозначное у всех жителей не только нашего города, но и всего постсоветского пространства, а также бывших стран социалистического лагеря. В тот день «спецборт № 1» доставил на аэродром Салка последнего генерального секретаря ЦК КПСС и первого президента СССР Михаила Сергеевича Горбачёва. Визит первого лица государства в наш город был завершающим этапом поездки М. С. Горбачёва в Свердловскую область, проходившей с 25 по 27 апреля и широко освещавшейся в местной и центральной прессе. Освещавшейся, можно сказать, слишком широко для обычного рабочего визита.  

Советская центральная пресса с передовицами о визите М. С. Горбачёва в Свердловскую область и брошюра издательства «Политиздат», выпущенная для агитаторов в мае 1990 г.

Ни разрешение промышленным предприятиям перехода на хозрасчёт, ни старт и развитие кооперативного движения в СССР, ни даже вывод ОКСВА из Афганистана не освещались советскими средствами массовой информации так тщательно и подробно, как эта короткая поездка на Урал. Сейчас уже мало кто помнит, а большинство и вообще не знает череды событий, которые предшествовали этому визиту. Давно позабыты и люди, благодаря которым он состоялся, и предпосылки, накапливавшиеся не один год, и даже результаты этого визита. Но обо всём по порядку.

Михаил Сергеевич Горбачёв заступил на пост генерального секретаря ЦК КПСС 11 марта 1985 года, на следующий день после смерти его предшественника Константина Устиновича Черненко. Такая скорость объяснялась только одним: решение было вынесено членами Политбюро заранее. Фигура Горбачёва в те годы устраивала практически всех: высшую партийную элиту страны, руководителей союзных республик, краёв и областей, партийных и хозяйственных руководителей среднего уровня, обеспокоенных затяжной «эпохой застоя» в экономике Советского Союза. Горбачёв возглавил страну в возрасте всего 54 лет, тогда как его предшественники занимали высший пост в руководстве СССР уже на закате жизненного пути (Черненко было 73, Андропову — 68), что не могло не нравиться советскому обывателю, уставшему от «гонок на лафетах». А первые публичные выступления Михаила Сергеевича и его смелые «выходы в массы» вообще приводили в восторг простых людей. Новый генсек смело рассуждал о либерализации в области культуры и искусства, свободе вероисповедания, снятии идеологических шор, открыто говорил о всех недостатках «застойного» социализма. Эти качества нового лидера партии были на виду, и доверие населения к нему росло невероятными темпами. Термины «перестройка», «ускорение», «гласность», которые неоднократно произносил во время своих выступлений Горбачёв, стали неотъемлемой частью эпохи его правления.

В тени же оставались куда более важные моменты, о которых мало кто знал. Горбачёв был одним из тех, кого называли в ту пору «птенцы андроповского гнезда». Он долгое время работал в аппарате Андропова и считался его любимым учеником. В 60-х и 70-х годах он тесно работал с КГБ СССР, а в начале 80-х, уже будучи членом и секретарём ЦК КПСС, был поставлен Юрием Владимировичем курировать Афганистан.

Именно он был причастен к замене афганского лидера Бабрака Кармаля, человека жёсткого, прагматичного и обладающего широкими связями в Европе и Азии, на мягкого, политически наивного, легко идущего на компромиссы Мохаммада Наджибуллу для того, чтобы ослабить влияние на Афганистан Ирана, Индии и Китая. Кроме того, Михаил Сергеевич имел довольно широкое лобби в ЦК. После смерти Брежнева ряд членов и кандидатов в члены ЦК уже выдвигали кандидатуру Горбачёва на пост генерального секретаря, но под давлением «старой партийной гвардии» были вынуждены уступить кандидатуре Черненко.

Но стоило новому советскому лидеру совершить первую же серьёзную ошибку, как кредит доверия к нему начал уменьшаться. Первой такой ошибкой была «антиалкогольная кампания», начавшаяся в мае 1985-го. Последствия этого шага широко известны. Второй ошибкой стало смещение с поста первого секретаря ЦК КП Казахстана Динмухамеда Кунаева и замена его на нашего земляка, тагильчанина, Геннадия Колбина, который до этого никогда не работал в Казахстане. Данное решение привело к выступлениям молодёжи в Алма-Ате и Караганде в декабре 1986 года. В августе 1987-го вспыхивает конфликт в Карабахе, который был спровоцирован советником Горбачёва А. Аганбегяном. Рейтинги Михаила Сергеевича внутри страны стремительно падали, что не могло не тревожить его окружение, особенно на фоне подготовки к выборам в обновлённый Верховный совет СССР. Нужна была громкая, понятная народным массам идея, с которой можно было смело идти на выборы и которую гарантированно поддержали бы «снизу». И скоро такая идея нашлась — борьба с загрязнением окружающей среды.

Надо сказать, что тема охраны окружающей среды достаточно часто поднималась в советских средствах массовой информации всех уровней. Однако упор в основном делался на сознательность граждан. Какие-то действенные шаги предпринимались государством редко, как правило, из-за того, что статья расходов на охрану окружающей среды формировалась по остаточному принципу. В последние 5–7 лет перед тем, как пост генсека занял Горбачёв, эта статья расходов только сокращалась, поэтому ближайшим окружением Михаила Сергеевича было решено изыскать финансовые ресурсы для увеличения расходов по этой статье в 3–5 раз.

Почему так неопределённо? Дело в том, что начиная с 1977–1978 года Советский Союз стал всё больше и больше занимать денег у капиталистических стран и международных финансовых организаций, но после ввода нашего ограниченного контингента в Афганистан кредиторы стали давать меньше денег, а кое-кто вообще прекратил сотрудничество с «империей зла». Горбачёв смог вернуть доверие кредиторов, проведя за три года четыре встречи с президентом США Рональдом Рейганом (в Женеве, Рейкьявике, Вашингтоне и Москве), предоставив, как позднее стало известно, письменные гарантии удовлетворения большинства требований американской стороны, среди которых ликвидация целых классов ядерного оружия и освобождение Европы от обычных вооружений, распад блока стран Варшавского договора, развал существовавшей биполярной системы международных отношений, отказ от государственного статуса коммунистической идеологии и от преследования инакомыслящих. Деньги «загнивающего капитализма» снова стали доступны Советскому Союзу, и на описываемый период внешний долг СССР составлял уже более 60 миллиардов долларов.

В то же время по всей стране начинают в огромных количествах появляться агитационные материалы — брошюры, открытки, плакаты — на тему охраны окружающей среды, а газеты и журналы резко увеличивают количество публикаций на эту тему.

Агитационные плакаты на экологическую тему художников А. Гусева и А. Солопова, 1987–1988 гг.

Параллельно с этими шагами партийные органы, а также управления и отделы Комитета государственной безопасности на местах начинают активно предпринимать шаги по созданию общественных экологических организаций. Особое внимание уделялось молодёжной среде в городах с неудовлетворительной экологией. И было бы странно, если бы в Нижнем Тагиле такие организации не появились.

Те, кто родился в 60–70-х годах прошлого столетия, наверняка помнят, в какие цвета было окрашено небо над промзоной города, резкий, удушливый запах, исходящий от коксовых батарей металлургического комбината, частые сбросы отходов в реки, аварии на очистных сооружениях и вечную пыль на дорогах и улицах Нижнего Тагила. Неблагоприятная экологическая обстановка, безусловно, сказывалась на здоровье тагильчан. Постоянно росли показатели бронхолёгочной онкологии и заболеваний желудочно-кишечного тракта, и, как следствие, возросла смертность от рака.

Во второй половине 80-х положение ещё больше усугубилось, став подходящим фоном для появления в Нижнем Тагиле «зелёного движения». Активисты движения — Александр Ураков, Вера Бакланова, Марина Щипанова, Юрий Тарасов, Лев Игошин и другие — смогли быстро объединить вокруг себя неравнодушных тагильчан и под экологическими лозунгами вывести их на несанкционированный митинг. Первый митинг власти разогнали, но это лишь ускорило создание в городе общественной организации «Экологический клуб “Очищение”», куда входили комсомольцы, рабочая молодёжь и некоторые городские «неформалы». Первым председателем клуба стал Александр Ураков.


Александр Ураков в 2011 году

О клубе начали говорить и, что самое главное, писать. Сначала в местной, а затем и в республиканской прессе. И месяц спустя «Очищение» уже организовало и провело на площади Молодёжи официальный экологический митинг, который собрал порядка тысячи участников.

Экологический митинг на площади Молодёжи (фото 1988 г.)

Поддержку клубу выразили не только простые тагильчане, но и городские власти — горкомы комсомола и партии, горисполком, городские отделы милиции и КГБ. Активисты «Очищения» ликовали: им удалось обратить внимание первых лиц города, руководителей крупных предприятий на экологические проблемы Нижнего Тагила. Более того, в городе стали появляться другие экологические общественные организации: «Экология», «Возрождение», а позднее — «Чистый дом». О деятельности этих экологических организаций в 1988 и 1989 годах было даже снято два документальных фильма, которые транслировали по центральным телеканалам. В этот же период в составе актива «Очищения» появляется рабочий, коммунист, делегат на ХIХ партконференцию от НТМК Вениамин Александрович Ярин — человек, вошедший в историю нашего города как «настоящий рабочий с НТМК, ставший депутатом Верховного совета СССР». В истории же страны он запомнился главным образом как член Комитета Верховного совета по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства, член Президентского совета СССР и «любимый рабочий Горбачёва».


Вениамин Александрович Ярин (фото 1989 г.)

Вениамин Александрович оказался очень активным борцом за чистоту окружающей среды. И наверное, самым действенным. Через несколько дней после окончания XIX партконференции он добился аудиенции у Горбачёва, передал ему данные по экологической обстановке в Нижнем Тагиле и подробно рассказал о деятельности «Очищения». Возможно, именно тогда генсек обратил на тагильского депутата пристальное внимание, а затем и включил его в свою команду.

Для Нижнего Тагила встреча с Горбачёвым обернулась увеличением выделяемых на экологию средств с 3 800 000 рублей до 9 000 000 рублей. А осенью того же года стало известно о том, что Минфином одобрено выделение Нижнему Тагилу на реализацию экологических программ в 1989 году уже 14 000 000 рублей. Всё это привело к тому, что в 1989 году выбросы вредных веществ (от стационарных источников загрязнения) в атмосферный воздух сократились на 80,5 тысячи тонн по сравнению с 1985 годом, а сброс загрязнённой воды в реки и водоёмы города — на 4,71 миллиона кубометров.

Любопытно, что Вениамин Ярин был в числе тех, кто разгонял первый — несанкционированный — митинг тагильских «зелёных». Видимо, члены «Очищения» этого не знали, и вопросов к Ярину у них не возникло.

Материалы и опыт клуба «Очищение» он взял за основу своей предвыборной кампании и в марте 1989 года был избран народным депутатом СССР, а вскоре стал членом Верховного совета СССР.


Депутат Ярин (слева) в кулуарах Верховного совета СССР (фото 1990 г.)

Одним из пунктов предвыборной программы Вениамина Ярина было обещание привезти в Нижний Тагил Михаила Сергеевича Горбачёва, «чтобы он лично увидел, что наш город находится на грани экологической катастрофы». И к чести «рабочего депутата», своё обещание он выполнил.

К слову, в заслуги Вениамина Александровича можно смело записать и тот факт, что Нижний Тагил в числе первых начал получать пресловутые «ножки Буша» — замороженные куриные окорочка, списанные со складов в Западной Европе по причине истечения сроков хранения, но казавшиеся нам тогда вкуснее, чем отечественные «синие птицы».

Выборы в Верховный совет в марте 1989-го показали, что практически у всех депутатов, поддерживающих курс Горбачёва, в предвыборных программах большое внимание было уделено вопросам экологии. Даже у тех депутатов, которые представляли экологически благополучные регионы. Вопросы охраны окружающей среды постоянно присутствовали и в выступлениях самого Михаила Сергеевича.

Визит Михаила Сергеевича Горбачёва в Нижний Тагил начался утром 27 апреля 1990 года, когда «борт № 1» приземлился на аэродроме Салка. По пути в город президент СССР неожиданно остановился в селе Покровском, чтобы поговорить с людьми, несмотря на то, что график запланированных мероприятий был очень плотным: посещение «Уралвагонзавода», НТМК, встреча с представителями трудящихся в ДК НТМК.


Остановка президентского кортежа в селе Покровском (фото из архивов ТАСС)

Как вспоминали позднее жена генсека Раиса Максимовна и начальник личной охраны Владимир Медведев, эта остановка не была запланирована. Но возражать Горбачёву было бесполезно, а для сотрудников личной охраны ещё и опасно: Михаил Сергеевич почему-то относился к личной охране очень строго, в отличие от Брежнева, который усаживал охранников за семейный стол и даже сам наливал им коньяк.

Советская пресса очень подробно освещала ход визита. Всю страну облетели фотографии, сделанные в ходе этой поездки. Западные газеты и «вражеские голоса» делали акцент на эмоциях Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны, вызванных цветными облаками над Нижним Тагилом, запахом от коксовых батарей и взвешенной в воздухе пылью.

Советская газета «Известия» о визите М. С. Горбачёва в Нижний Тагил


М. С. Горбачёв на УВЗ


Посещение М. С. Горбачёвым НТМК (фото из архивов ТАСС)

Итоги визита первого и последнего президента СССР в наш город оказались достаточно впечатляющими. В результате проведённых экологических мероприятий с 1988 по 1992 год выброс в атмосферу вредных веществ сократился на 38%, а сброс неочищенных вод в водоёмы — почти на 50%. К сожалению, события, произошедшие в августе 1991-го, поставили точку в деле борьбы за чистоту окружающей среды на Урале. Тагильские экологические организации без внимания городских властей и под влиянием происходящих в стране перемен довольно скоро прекратили активную деятельность. А после приватизации крупных и средних промышленных предприятий все вопросы охраны окружающей среды оказались в компетенции новых собственников НТМК, НТЛКЗ, НТКРЗ, НТЦЗ.

События 30-летней давности, как и их главные действующие лица, в Нижнем Тагиле давно позабыты. И если о Вениамине Александровиче Ярине ещё время от времени вспоминают (в основном в связи с работой его сына в аппарате президента России), то визит последнего генсека давно уже предан забвению. Ушёл в священники первый председатель «Очищения» Александр Ураков, разъехались кто куда другие активисты. О борьбе жителей города за чистоту тагильского воздуха и рек ныне напоминает лишь брошюра Михаила Золотухина «Борьба тагильских “зелёных” за здоровую окружающую среду (1988–2008 гг.)», которую не так-то просто найти в библиотеках.

------------------------------

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Фото: Илья Будкевич, РИА Новости, ТАСС, НТГИА, личные архивы авторов