Как новый директор УВЗ уволил за год 44 руководителя и «сломал порочную систему»

Как новый директор УВЗ уволил за год 44 руководителя и «сломал порочную систему»

В 1981 году генеральный директор производственного объединения «Уралвагонзавод» Владимир Васильевич Сычёв был переведён на Челябинский тракторный завод. А на его место был назначен директор производства тихвинского филиала ленинградского ПО «Кировский завод» Вениамин Константинович Сотников. В те годы, на закате «развитого социализма», ротация руководителей предприятий, принадлежавших одному министерству, была явлением обычным. «Одного сослали, другого прислали, — говорили рядовые заводчане. — Для нас ничего не изменится».

Один из первых очных рапортов с новым директором «Уралвагонзавода» закончился неожиданно.

— А что у нас со спортивным комплексом происходит? — обвёл тяжёлым взглядом присутствующих новый генеральный директор. — Я вчера заезжал туда. Безобразие!

Вопрос застал руководителей служб и производств завода врасплох. Никто и не предполагал, что «новичок» сразу обратит внимание на соцкультбыт — производственных-то проблем полно, а он по долгостроям разъезжает.

 — В цехах производительность труда падает, число прогульщиков растёт, под большим вопросом выполнение плана. — продолжал Сотников. — А почему? В районе грязь, дороги все в ямах, больше половины фонарей не горят. А винные магазины работают до десяти вечера. Улавливаете связь? Так что со спорткомплексом?

 — Финансирование урезали, — послышались реплики с мест. — Хорошо живём, говорят... Экономика должна быть экономной...

 — С финансированием решим, — сказал Вениамин Константинович. — А от вас жду предложений по наведению порядка в районе. Срок — неделя.


Вениамин Константинович Сотников

Вениамин Константинович Сотников родился 2 сентября 1929 года в селе Малонарымка Катон-Карагайского района Семипалатинского округа Казахской АССР (ныне — Восточно-Казахстанская область Республики Казахстан) в семье крестьянина. По окончании средней школы поступил на первый курс Сибирского металлургического института им. Серго Орджоникидзе в Новокузнецке Кемеровской области. Окончив институт в 1951 году, как молодой специалист был направлен по распределению в город Томск на Томский электромеханический завод, где проработал три года. Затем с 1953 по 1957 год преподавал литейное производство в своём вузе в Новокузнецке, а в 1957-м ушёл на производство по «комсомольскому набору». Работал инженером, начальником цеха, главным инженером на Кузнецком металлургическом комбинате, зарекомендовав себя как грамотный специалист. В 1966 году был награждён орденом «Знак Почёта». Через год Сотников был переведён по направлению Министерства транспортного машиностроения СССР в Тихвин (Ленинградская область) и начал работать в должности начальника производственного цеха на заводе, входящем в ленинградское ПО «Кировский завод». Затем занимал должности главного инженера и заместителя генерального директора по капитальному строительству.


Площадка мартеновских печей УВЗ

Как опытный производственник, Вениамин Константинович понимал, что прежде всего нужно обратить внимание на отстающие цехи, а для этого необходимо понять причины их отставания. И с первого дня своего директорства взял за правило начинать ежедневный обход завода с наиболее проблемных участков.

«Когда Сотников впервые вошёл к нам в подсобку, все решили, что сейчас будет разнос. Ну а что ещё ожидать рабочим цеха, который числится в отстающих? — вспоминал бывший работник УВЗ Олег Петрович Матросов. — А директор запросто сел за стол, отодвинул в сторону домино и начал спрашивать, чего, по нашему мнению, не хватает цеху, чтобы всегда выполнять план. Больше всего удивило то, что он интересуется и бытовыми вопросами. Сотников внимательно слушал нас, не перебивал. Высказали тогда ему всё, что наболело. А через неделю в цехе был новый начальник. Месяц — и цех выполнил план, а мы получили премию, которую не видели почти полгода».

Только за 1981 год на «Уралвагонзаводе» сменилось 17 начальников цехов и 27 их заместителей. Как следствие, в цехах стало меньше простоев, снизился процент брака, почти вдвое сократилось число прогульщиков, улучшилось снабжение расходными материалами, инструментами, рабочей обувью и одеждой. Укрепление исполнительской и трудовой дисциплины Сотников считал едва ли не главным залогом успешной работы любого предприятия.

На УВЗ любили давать прозвища руководителям. Так, легендарного Ивана Васильевича Окунева прозвали Садовником за тотальное озеленение территории завода и улиц Дзержинского района. Главного конструктора УКБТМ Владимира Ивановича Поткина за глаза прозвали Угрюмым за неулыбчивость и чрезмерную серьёзность на работе. А к Сотникову вскоре прилипло прозвище... Сомоса за жёсткость и решительность в решении производственных вопросов и из-за внешней схожести со знаменитым никарагуанским диктатором Анастасио Сомосой. Тогда в наших газетах широко освещались события в Никарагуа, где произошла революция и шла гражданская война, фотографии Сомосы не сходили со страниц центральной прессы*. Впрочем, новый «генерал» мало походил на реального Сомосу внешне, но устраиваемые им разборы полётов, по воспоминаниям очевидцев, были сродни публичной казни. Сотников мог устроить разнос мастеру или начальнику цеха прямо в цехе, в присутствии рабочих. При этом стандартные отговорки про смежников или нерадивых снабженцев новым директором, казалось бы, не принимались во внимание. Правда, в итоге под раздачу попадали все виновники — и смежники, и снабженцы. Все разносы новый директор устраивал исключительно по делу. Он ни разу никого не отчитал, не разобравшись, не вникнув в суть проблемы или природу нарушения. «Наша цель — устранить бардак», — говаривал он. И, сделав паузу, добавлял: «Ну, а потом уже можно строить коммунизм».

Встречи с рабочими и мастерами завода стали причиной ещё одной «революции», которую начал Вениамин Константинович. Дело в том, что на УВЗ существовала сложная система премирования, позволявшая получать фактически не заработанные деньги. В каждом цехе существовали один-два фонда материального поощрения. Например, за выполнение срочных и внеурочных работ. Однако использовались эти фонды совсем не так, как предполагалось.

Бывший мастер сборочного производства УВЗ Юрий Алексеевич Калягин вспоминал: «Начальник цеха и его заместители первую половину месяца искусственно притормаживали работу в цехе под различными предлогами. Отставание по плану покрывали за счёт сверхурочных работ в выходные дни. За выход на работу в субботу или воскресенье рабочему платили 10–15, мастеру — 20–25, заму — 50 рублей из фонда материального поощрения. В конце месяца цех нагонял план и все получали повышенные премиальные. При этом начальник цеха выглядел чуть ли не отцом родным. Но если надо было в конце месяца вывести рабочих по производственной необходимости, то им уже нечем было заплатить. Тогда выводили “залётчиков” — пьяниц, прогульщиков, а те отрабатывали “залёт” просто даром, без оплаты... Были и другие способы получить лишние деньги из фонда мастера»**.

Сотников вместе с заводскими экономистами пересмотрел систему премирования. Теперь рабочие получали премиальные только за выполнение плана в течение месяца. Платить за «штурмовщину» из цеховых фондов материального поощрения прекратили, а сэкономленные средства пускали на поддержку социальной сферы Дзержинского района, в том числе и на строительство жилья.

Вениамин Константинович обладал большими организаторскими способностями, искал и находил новые пути повышения производительности труда и улучшения организации производства. Едва новый директор освоился на заводе, началась модернизация производства. Старое оборудование (а на некоторых участках всё ещё продолжали работать станки довоенного выпуска) стали заменять новым, началось внедрение автоматических и полуавтоматических линий, станков с ЧПУ***. В результате повысилось качество выпускаемой продукции, а завод уже в 1982 году перевыполнил государственный план по всем основным технико-экономическим показателям и вышел на первое место в отрасли. В то же время разработанная Сотниковым новая структура управления начала внедряться на других предприятиях.


Сборка вагонов (фото 1988 г.)

Отдельно следует сказать о мероприятиях по улучшению бытовых условий рабочих предприятия. По указанию нового директора были отремонтированы столовые, душевые в цехах завода. В течение 19811983 годов были произведены ремонты в заводских общежитиях — жилых комнатах, «красных уголках», бытовых помещениях.

Почти с первого дня на посту директора «Уралвагонзавода» Вениамин Константинович Сотников начал интересоваться социально-бытовым положением работников. Дзержинский район в те годы представлял собой один большой долгострой. Из-за резкого сокращения финансирования (деньги требовались Советскому Союзу для ведения военной кампании в Афганистане, поддержки Кубы, Никарагуа, Анголы, Мозамбика и других стран, выбравших социалистический путь развития) на Вагонке остановилось строительство не только Дворца ледового спорта, но и жилья и объектов соцкультбыта. Новый директор понимал, что без поддержки Минфина заводчане будут ждать новые квартиры ещё лет десять, а то и дольше. Но прежде, чем просить деньги у центра, надо было вывести завод на лидирующие позиции в отрасли. Поэтому первые два года Сотников уделял больше внимания наведению порядка на предприятии. Сумел он и организовать работу по строительству незавершённых объектов соцкультбыта. Во второй половине 1981 года на Вагонке начались работы по ремонту жилого фонда, школ, детских садов, дорог, возобновилось озеленение улиц и дворов. Поездки в Москву, встречи с министрами и их заместителями, умение Вениамина Константиновича убеждать тоже давали свои результаты. Постепенно возобновились финансовые вливания из центра, что позволило возобновить строительство жилья. В апреле 1982-го открылся Дворец водного спорта «Уралвагонзавода». Подходили к концу работы по возведению больничного комплекса на Пихтовых горах, который был принят госкомиссией в ноябре 1983 года.


Дворец водного спорта УВЗ (фото 1985 г.)

Всего за период с 1981 по 1989 год на Вагонке было построено и сдано в эксплуатацию свыше 300 тысяч квадратных метров благоустроенного жилья, 12 детских дошкольных учреждений, 30 объектов социального, культурного и бытового назначения.

Больничный комплекс на Пихтовых горах, торговый центр «Пихтовые горы», жилые дома в районе перекрёстка улиц Зари и Парковой (фото 1987–1988 гг.)

Не меньшее внимание Вениамин Константинович уделял развитию подсобного хозяйства УВЗ. По его инициативе началось строительство тепличного хозяйства, которое должно было давать в год до 500 тонн помидоров. На личном контроле у Сотникова были строительство холодильника, рассчитанного на хранение 400 тонн разнообразных продуктов, картофелехранилища на 5 тысяч тонн, овощехранилища на тысячу тонн корнеплодов. В 19821989 годах подсобное хозяйство УВЗ ежегодно поставляло к столу заводчан более 100 тонн рыбы, 450 тонн мяса, 225 тонн овощей.

В 1981 году новый директор выступил с любопытным предложением, направленным на снижение себестоимости сельхозпродукции. В короткие сроки были изготовлены мобильные жилые модули в количестве 5 штук для постоянного проживания рабочих, занятых на сельхозработах. Модули, перевезённые в совхоз «Башкарский», стали комфортабельным общежитием для рабочих завода, которые работали в подшефном совхозе. Это позволяло сэкономить только на аренде автобусов 50 тысяч рублей в год.

В 1983-м Сотников отправился в Москву решать вопрос по ликвидации последнего вагонского долгостроя — Дворца ледового спорта. Этот визит стал возможен после того, как «Уралвагонзавод» получил благодарственное письмо от Министерства обороны СССР и Министерства оборонной промышленности СССР за новые разработки колёсно-гусеничных машин: модернизацию танка Т-72 и испытание прототипа нового танка Т-90.

В декабре 1983 года в перерыве торжественного собрания в Кремле, где происходило вручение государственных наград, министр оборонной промышленности Павел Васильевич Финогенов пригласил Вениамина Константиновича в буфет, где спросил, чем он лично может быть полезен «Уралвагонзаводу». Сотников попросил поддержать его заявку на выделение денег для завершения строительства Дворца ледового спорта. Финогенов согласился, заметив, однако, что одного его голоса будет недостаточно. «Заручись поддержкой обкома, — посоветовал он. — Кстати, ваш первый секретарь здесь...» Вместе они подошли к Ельцину, который, вникнув в суть вопроса, тут же дал согласие.

Окончание следует…

 

(с) 2021. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Фото: В. Родионов, Г. Кропотова, из личных архивов авторов, архивов УВЗ и НТМЗГУ.

Фоторепродукции: С. Волков.

Уважаемые читатели!

Если вы являетесь автором какого-либо фото и ваша фамилия не указана в сноске, пожалуйста, свяжитесь с авторами или редакцией любым удобным вам способом, и мы исправим это упущение.

Примечания

* Иногда в советской прессе статьи о положении в Никарагуа иллюстрировали снимками не Анастасио Сомосы Дебайле, воевавшего с партизанами «Сандинистского фронта национального освобождения», а его отца — тоже Анастасио Сомосы Гарсиа, который руководил страной с 1936 по 1956 год; именно на Сомосу-старшего, по мнению заводских острословов, и походил Сотников.

** Фонд мастера, фонд начальника цеха — цеховые фонды материального поощрения на советских предприятиях.

*** Станки ЧПУ (аббрев.) — станки с числовым программным управлением.