Как Безымянная улица получила имя космического изобретателя Циолковского

Как Безымянная улица получила имя космического изобретателя Циолковского

Улица, о которой пойдёт речь, не самая протяжённая в Нижнем Тагиле, не самая возрастная и не самая упоминаемая в городских летописях. Тем не менее и она имеет свою историю, пусть не такую яркую, как пересекаемые ею проспект Мира или улица Пархоменко.

На плане-карте Нижнетагильского посёлка 1846 года эта улица уже имеется, однако первое упоминание о её названии появляется только через 30 лет — улица Безымянная. По всей видимости, давать улице какое-нибудь благозвучное название местные власти не собирались. Да и за что, собственно? С одной стороны улица упиралась в строящуюся ветку «чугунки» — Горнозаводской железной дороги, с другой — к свалке, куда свозили стружку, опил, навоз и разный мусор жители окрестных улочек. А за свалкой располагались лачуги сезонных рабочих, которые после отмены крепостного права нанимались правлением заводов для выполнения заводских работ, не требующих квалификации и особых навыков. Большинство этих рабочих были «волжскими булгарами» — казанскими татарами.

По некоторым данным, появлению здесь большого числа сезонных рабочих именно из Казанской губернии Нижнетагильский завод был обязан хлопотам Авроры Карловны Демидовой. В 60–70-х годах XIX века, с ликвидацией класса посессионных крестьян, Демидовы сократили размер жалования рабочим, занятым на вспомогательных работах. Как следствие, часть из них ушла с рудников, заводов и лесных дач в хлеборобы и ремесленники, а на освободившиеся «вакансии» стали приглашать «за малую копеечку» всех желающих. В самом Нижнетагильском округе таковых было мало. Опасаясь, что на заводах начнутся перебои в работе, Павел Павлович Демидов обратился за помощью к матери, которая имела широчайший круг знакомств как в Петербурге, так и в Москве. Аврора попросила помочь Николая Муханова, младшего брата её внезапно умершего жениха, а в те времена уже действительного тайного советника. Николай Алексеевич как раз в то время собирался распродавать наследство, доставшееся ему от семьи его дяди, казанского губернатора Александра Ильича Муханова, — несколько небольших заводов, давно находившихся на грани разорения. Закрыв заводы, Муханов пообещал трудоустроить почти три десятка работных на демидовских рудниках, посулив им сохранение размеров зарплаты, хлеб и кров.


Аврора Карловна Демидова и Николай Алексеевич Муханов

Согласно другой версии, «волжские булгары» появились на Нижнетагильском заводе позднее, уже в конце 80-х годов позапрошлого столетия. Поначалу это была небольшая артель коногонов, но уже через год их число увеличилось вдвое, а ещё через пару лет — втрое. Объяснялось такое нашествие просто: у Демидовых минимальная подённая плата равнялась семи копейкам, тогда как в Казанской губернии больше чем по 5 копеек за день никто не платил. Кроме того, работникам предлагали кров и бесплатную еду один раз в день (как правило, щи или похлёбку с четвертиной хлеба), в посёлке был мулла и молельня. По первому снегу большая часть подёнщиков отправлялась домой, но некоторые оставались, пробуя свои силы в каких-либо ремёслах.

К концу XIX века справа от улицы Безымянной раскинулся погост. Слева же находился довольно крутой склон, по которому каждую весну плодородная почва смывалась талыми водами в долину речки Вязовки. Видимо, поэтому до появления манифеста об отмене крепостного права тут селили бобылей и увечных, а после реформы здешние места облюбовали разномастные кустари-ремесленники, которых вскоре начали теснить железнодорожные рабочие и служащие. Дальше, за железнодорожным полотном, жилья почти не было — только огороды, покосы, пасеки.

Новый этап жизни у Безымянной начался уже после окончания Гражданской войны. В 1926 году на месте кладбища началось строительство легкоатлетического стадиона «Локомотив», который позднее, перейдя в ведение треста «Тагилстрой», получил название «Строитель», а ныне известен тагильчанам как «Юность».

А ещё через 12 лет здесь началась прокладка трамвайных путей, которые в 1940-м соединили центр города с «Механической» (ныне — «Комсомольская») проходной Ново-Тагильского металлургического завода.

Позже появился и путепровод, который развёл на разные уровни железнодорожные пути и проезжую часть улицы с выходом на Индустриальную. Это сооружение в последние годы стало настоящей головной болью администрации города. Путепровод давно требует капитального ремонта, но закрыть движение транспортных потоков без равноценного по пропускной способности объезда означает ввергнуть едва ли не полгорода в транспортный коллапс. Проблема путепровода периодически поднимается уже несколько лет, но до решения вопроса городские власти так и не дошли.

 

Застраиваться капитальными многоквартирными домами улица начала вскоре после войны. Стройку вели подразделения строительного треста «Тагилстрой» с привлечением заключённых Тагиллага, а почти все проекты жилых домов были выполнены специалистами управления «Тагилгражданпроект». Строили в те годы быстро, и к 1960 году примерно половина улицы, уже названной в честь теоретика воздухоплавания и реактивного движения, была застроена двух-, трёх- и четырёхэтажными добротными домами.

Правда, с переименованием улицы случился казус. Улице решили дать имя Константина Эдуардовича Циолковского и приурочили её переименование к 100-летию со дня его рождения. И даже постановление горисполкома выпустили 5 сентября 1950 года — в день рождения выдающегося учёного. Но прошло две или три недели, и кто-то заметил, что Циолковский родился не в 1850-м, а в 1857 году. Впрочем, в скором времени конфуз объяснили «технической ошибкой». Как оказалось, в тот год исполнялось 15 лет со дня смерти Циолковского и, в общем-то, повод для переименования был вполне обоснованным.


Улица Циолковского на карте города 1960 г.

Если пройти сверху вниз — от пересечения с улицей Октябрьской Революции до пересечения с Вязовской, — можно заметить, как меняется этажность и внешний вид застройки. Самым нарядным, величественным и функционально оснащённым был квартал № 568 (см. карту). Он имел удобные въезды с четырёх сторон во внутриквартальное пространство, мощную электроподстанцию, котельную и большой сквер. На первых этажах домов находились продуктовый и промтоварный магазины, молочная кухня и столовая, работавшая с 10 утра до 22 вечера, — всё в лучших традициях позднего «сталианса».

Другие кварталы, застроенные на этом участке улицы в период с 1950 до 1960 года, выглядели скромнее: дома в три или два этажа, украшенные в лучшем случае эркерами, без водопровода, с печным отоплением. Хотя в то время получить даже такую квартиру считалось за счастье.

Впрочем, счастье нужно было ещё заслужить. Новое жильё давали сначала участникам войны, ударникам и передовикам производства, отмеченным государственными наградами, многодетным матерям — вдовам, а уже потом всем остальным. Таковы были реалии страны, «идущей семимильными шагами к коммунизму».

Острота квартирного вопроса частично была снята лишь в 60-х, когда на улице стали появляться модные в то время хрущёвки. Правда, часть квартир в новостройках — 10% от общей сданной площади — забирал в свой специальный фонд горисполком. Эти квартиры предназначались для учителей, врачей, милиционеров и представителей других категорий совслужащих, чьи учреждения не имели возможности строить жильё самостоятельно. Одну из таких квартир, в доме № 9 по улице Циолковского, получила в 1967 году легенда тагильской медицины, первая в городе женщина-врач Анастасия Петровна Бенедиктова (Ларионова).

 


А. П. Бенедиктова (Ларионова) (фото начала ХХ в.)

Выпускница Санкт-Петербургского женского медицинского института Анастасия Ларионова приехала в Нижнетагильский заводской посёлок летом 1911 года по распределению уездного земского управления «в звании лекаря, со всеми правами и привилегиями». Начала работать в земской больнице под руководством Петра Васильевича Кузнецкого. Затем, накануне революционных событий в России, была перенаправлена в Златоуст ввиду острой нехватки земских врачей. В июле 1919-го Анастасия Петровна вернулась в Нижний Тагил. И заводской госпиталь, и земская больница в то время находились в плачевном состоянии: не было оборудования, не хватало лекарств, инструментов, а главное — квалифицированного персонала. Оказалось, что Ларионова — единственный на весь Тагил дипломированный врач. Заведовавший в ту пору городским отделом здравоохранения Пётр Ефимович Осокин, недолго думая, назначает молодую женщину главным врачом заводского госпиталя и по совместительству заведующей отделением акушерства и гинекологии в земской больнице. Лишь год спустя, с приездом в Нижний Тагил хирурга Василия Алексеевича Ляпустина, Ларионова смогла полностью посвятить себя работе по специальности.

Десять лет она заведовала акушерско-гинекологическим отделением городской больницы. А в 1930 году её направили в Свердловский физинститут в качестве ординатора-онколога. Созданная ею практически с нуля служба продолжила работать уже под руководством Константина Васильевича Гуськова. Уже в качестве старшего научного сотрудника кафедры онкологии Анастасия Петровна участвовала в создании первого в Нижнем Тагиле пункта онкологической службы. Несколько её научных работ по хирургическому лечению рака были опубликованы Свердловским научно-исследовательским институтом физических методов и до сих пор ценятся практиками. Выйдя на пенсию в 1957 году, Анастасия Петровна Бенедиктова вернулась в Нижний Тагил. Занималась изысканиями по истории развития медицины в нашем городе, консультировала начинающих хирургов, выступала с докладами. В 1976 году в возрасте 95 лет она скончалась.

Так получилось, что никаких особых достопримечательностей на улице Циолковского не расположено. Если не считать здания Нижнетагильского профессионального лицея «Металлург» (ул. Циолковского, 41), больше известного старшим поколениям тагильчан как ремесленное училище № 4, техническое училище № 16, техническое училище № 2, среднее профессионально-техническое училище № 93. Здание было сдано в эксплуатацию в 1956 году, пережило два капремонта и частичную реконструкцию.

С этим зданием связаны имена известных тагильских педагогов, мастеров производственного обучения, таких как Николай Павлович Голдобин, Владимир Иосифович Чечулин, Александр Петрович Рязанцев, Александр Ефимович Клепов, Сергей Иванович Коротков и многих других. Здесь учились своим первым профессиям начальник горкомхоза Юрий Вольдемарович Арльт и кандидат педагогических наук Степан Кириллович Мохов, воины-интернационалисты Дмитрий Бушев и Сергей Грачёв, сотни и тысячи других тагильчан, выбравших для себя рабочие профессии. К сожалению, в новых реалиях учебное заведение оказалось никому не нужным, здание пошло по рукам.


Здание бытового комбината ПО «Рембыттехника» (фото 1987 г.)

Из других достопримечательностей, которыми улица могла похвастаться, были здание бытового комбината на пересечении с улицей Октябрьской Революции и Дворец культуры «Строитель», который, впрочем, был приписан к улице Пархоменко. Но если бытовой комбинат не сумел сохранить свой профиль и был продан предпринимателям из Екатеринбурга, то ДК «Строитель» только сменил вывеску, став Городским дворцом молодёжи.

Здание Дворца культуры «Строитель» было построено в период с 1967 по 1970 год по довольно старому типовому проекту конца 50-х. Однако в Нижнем Тагиле проект доработали, благодаря чему ДК получил ещё и спортзал. Оригинально была выполнена и привязка к местности: на площади перед зданием появился фонтан, позади дворца был разбит парк, названный в год 25-летия победы в Великой Отечественной войне парком Победы.


Дворец культуры «Строитель» (фото 1981–1983 гг.)

В 1989 году на месте уже давно не работающего фонтана был открыт памятник тагильчанам-строителям, ушедшим на фронт во время войны. Парк Победы в постперестроечные времена оказался забыт и частично был уничтожен.


Дворец культуры «Строитель» (фото 1991 г.)

Впрочем, о самых интересных страницах истории Дворца культуры «Строитель» рассказ ещё не написан...

Несколько десятков метров ниже от ДК улица Циолковского заканчивается, сливаясь через кольцо транспортной развязки с улицей Серова. На этом участке улицы в советский период находились ещё две достопримечательности, переставшие существовать в «новых экономических реалиях»: магазин «Свет» и магазин-салон для новобрачных. Хотя настоящими достопримечательностями их можно было назвать с большой натяжкой.

 

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

 

------------------------------

 

Отдельная благодарность интернет-ресурсу tagil-press.ru.