Иван-озеро: история появления знаменитой базы отдыха вагоностроителей на Исинском пруду

Иван-озеро: история появления знаменитой базы отдыха вагоностроителей на Исинском пруду

Одна из самых популярных тенденций первых послевоенных лет — коллективный или индивидуальный активный отдых на природе — появилась в Советском Союзе неслучайно. Ещё во время войны свет увидели несколько постановлений Совнаркома СССР, Наркомата труда и ВЦСПС, которые предписывали создавать на крупных предприятиях «ночные профилактории» — своеобразные дома отдыха, куда рабочие приходили после смены. В таких «ночных профилакториях» рабочих ждали ужин, медосмотр, баня или душ и отдых. Там же при необходимости рабочие получали медицинскую помощь. По окончании войны функции таких «ночных профилакториев» расширились, а часть из них превратились в «дома отдыха выходного дня» или базы отдыха, куда работающие приезжали с семьями и где медицинские процедуры постепенно уступили место активному отдыху — занятиям спортом, рыбалке или «тихой охоте».

Свой «ночной санаторий» был и на «Уралвагонзаводе» — двухэтажный коттедж вблизи подсобного хозяйства отдела рабочего снабжения УВЗ на Пихтовой горе. Однако в профком завода всё чаще и чаще поступали предложения построить полноценную базу отдыха где-нибудь в лесу и обязательно возле водоёма. В конце концов к просьбам трудящихся прислушался директор завода Иван Васильевич Окунев, который никогда не оставлял без внимания любые разумные предложения по улучшению условий труда и быта работников предприятия.

В начале 1950-х в районе и городе остро стояла проблема летнего отдыха. Горком и райком партии не раз предлагали Окуневу скооперироваться с руководителями других предприятий и заняться этим вопросом. Но тот каждый раз уклонялся от разговора, коротко отвечая: «Я подумаю…» Те, кто хорошо знал Окунева, были уверены: это не дежурная отговорка, директор ищет лучший вариант решения проблемы. Вопросам досуга заводчан Иван Васильевич всегда уделял много внимания. В 1951 году он добился разрешения на строительство Дворца культуры на Вагонке. Стройка отнимала много финансовых и трудовых ресурсов, и поэтому Иван Васильевич искал наименее затратный вариант решения поставленной задачи. И нашёл.

Сам Окунев рассказывал редактору «Тагильского рабочего» Александру Дмитриевичу Ермакову, что он окончательно убедился в необходимости создания собственной базы отдыха в 1951 году, когда вместе с руководством Нижнетагильского отделения Свердловской железной дороги побывал в «Саду железнодорожников» на территории нынешнего музея «Демидовская дача».

«Сад железнодорожников», база отдыха работников Нижнетагильского отделения Свердловской железной дороги (фото 1950 г.)

Здесь надо сказать, что такой роскошью, как база отдыха на берегу водоёма, в 40–50-х годах ХХ века обладали только три предприятия города: завод имени Куйбышева, имевший лодочную станцию рядом с парком имени Бондина, отделение железной дороги и Высокогорское рудоуправление, имевшее на паях с ВМЗ водную станцию на берегу Выйского пруда.


Водная станция на берегу Выйского пруда (фото 1960-х гг.)

И вот погожим весенним днём 1953 года Окунев заехал в райком партии и пригласил первого секретаря Дзержинского РК КПСС Николая Пантелеймоновича Чумакова «съездить проветриться». Об этой встрече «народный директор» впоследствии рассказал редактору газеты «Тагильский рабочий» Александру Дмитриевичу Ермакову:

«Проехав по лесным дорогам километров пять-шесть, директор остановил свой “газик”. Дальше пошли пешком.

— Помнишь наш последний разговор насчёт мест отдыха? — спросил Чумакова Иван Васильевич. — Я тут присмотрел кое-что…

Вокруг стоял вековой лес с густым подлеском, где не было даже тропинок. То и дело на пути попадались заболоченные ямы. Наконец, путники вышли на горку, с которой открывался живописный вид на долину извилистой речки Исы.

— Я думаю, здесь можно построить базу отдыха, — сказал Окунев. — Построим лодочную станцию, сделаем пляж, детские площадки, поставим палатки с мороженым, газировкой, выпечкой... Там будет площадка для волейбола. Там — городошная площадка. А там построим летнюю эстраду.

— Место красивое, но водоём… — заметил Чумаков.

— Посмотри туда, — Иван Васильевич показал на старую размытую плотину. — Восстановим её, вычистим эту долину, затопим её и получится прекрасный пруд.

— Здорово будет! Вот только добираться сюда как?

— Дорогу построим, — заверил Окунев. — Это уже легче.

— Уйду я, Иван, из секретарей. Пойду к тебе на завод работать, — улыбнулся Чумаков. — Вон у тебя и садики, и ясли, и Дворец культуры строишь. Теперь вот база отдыха будет…

— Отдыхать будут не только вагоностроители. Для всех строим. Кто захочет помочь — милости просим, а не найдётся желающих, сами справимся, — твёрдо заявил Окунев и начал рассказывать своему спутнику что, где и как будет построено и устроено на будущей базе отдыха».

В другом интервью «народный директор» признался, что место для базы отдыха нашла его жена, Тамара Максимовна, ещё осенью 1952-го, когда с детьми ходила за грибами. Тогда же она рассказала об этом месте мужу, а он несколько раз выезжал осматривать его.

Через два дня Иван Васильевич привёз на это место начальников цехов и отделов, распределил, кому что делать. В каждом цехе была создана бригада рабочих, которая каждое буднее утро отправлялась на берега реки Исы подготавливать строительные площадки. Вскоре строителям базы отдыха выделили технику и материалы. Бульдозерами проторили временную дорогу. Окунев встретился с предцехкомами и предложил каждую неделю организовывать людей на субботники.


Работники УВЗ в выходной день едут на строительство базы отдыха (фото 1953 г.)

Директор и сам часто принимал участие в этих субботниках, и почти всегда с семьёй. Выезжали помогать взрослым и школьники — старшеклассники школ № 9 и № 7. Работы шли всё лето и осень. Было вычищено русло реки, вырублен подлесок по её берегам, починили плотину, завезли речной песок для пляжа. Были построены пристань, складские помещения, сторожка. Появились волейбольные и городошные площадки, раздевалки, детские площадки, киоски для выездной торговли. Весной 1954 года на базу отдыха завезли лодки, установили «грибки», под которыми отдыхающие могли укрыться от зноя и дождя.


Причал лодочной станции базы отдыха на Исинском водоёме (фото 1970-х гг.)

Окунев сдержал слово: база отдыха на Исинском пруду была открыта для всех жителей Вагонки. Впрочем, некоторые преференции были доступны только для работников «Уралвагонзавода». Например, бесплатный прокат лодок, палаток и спортивного инвентаря. Чтобы воспользоваться этим, работнику УВЗ нужно было только взять путёвку в цехкоме.

В течение следующих двух лет на базе отдыха появился фельдшерский пункт, который, правда, работал только в выходные и праздничные дни, была построена дорога. В выходные дни на Исинскую базу стал ходить автобус, а предприятия общепита начали размещать на территории базы выездные торговые точки.

По инициативе главного врача 1-й городской больницы Наума Абрамовича Фарберова в выходные дни на базе стали проводиться занятия лечебной физкультурой, а с 1958 года — Дни здоровья. Появилась на пруду вышка для прыжков в воду и домик спасателей, которые дежурили на водоёме круглосуточно с пятницы по понедельник. По просьбе Окунева руководство Высокогорского рудоуправления отправило на Исинскую базу гидрогеологов, которые, обследовав территорию, нашли солидные запасы чистейшей артезианской воды и пробурили скважину. После этого на базе отдыха появились питьевые фонтанчики. С 1959 года здесь стали проводиться соревнования по плаванию, волейболу, лапте и городкам из программы заводской спартакиады, а в школах Вагонки зародилась особая традиция — после выпускного вечера ходить на Исинский пруд встречать рассвет. Инициатором этой традиции многие считают директора машиностроительного техникума Анну Константиновну Егорову.


Строительство дороги на Исинский пруд (фото 1954 г.)


Карта восточной части Вагонки. Дорога на Исинский пруд. 2019 г.

База отдыха вагоностроителей пользовалась популярностью и в будние дни. Если позволяла погода, сюда стекались любители рыбалки с берега, а в окрестностях базы всегда было много грибов. Иван Васильевич и сам неоднократно приезжал сюда на отдых, принимал участие в спортивных состязаниях, сидел с удочкой на вечерней зорьке, любил гулять с друзьями и простыми рабочими, особенно с молодёжью. Часто после таких прогулок на базе появлялись полезные нововведения. Например, дежурство цеховых отрядов ДНД, благодаря чему на территории базы удавалось поддерживать общественный порядок. Тогда-то, в конце 1950-х — начале 1960-х, к Окуневу и пристало прозвище «народный директор», а Исинский водоём стали называть не иначе как Иван-озеро.


Рыбалка с берега — популярный вид отдыха после трудового дня (фото 1970-х гг.)


База отдыха на Исинском пруду. На снимок, кроме «грибка», попали пляжные кабинки, летний водопровод, домик водных спасателей (фото 1982 г.)  

База отдыха вагоностроителей на Исинском пруду всегда была доступна не только для отдыхающих, но и для руководителей тех предприятий, где решили строить подобные базы отдыха для своих заводчан. Так, в 1970 году сюда приехала делегация котельно-радиаторного завода. Руководство и профком НТКРЗ тогда собирались строить базу рыбака и охотника на берегу Черноисточинского пруда. Впоследствии первый директор базы «котелков» Сергей Степанович Читайкин вспоминал:

«Нам показали всё, что мы просили, поделились опытом содержания базы, пообещали любую помощь. Девиз Окунева “У нас от соседей секретов нет” действовал и после его ухода. Конечно, база отдыха на Исе и то, что задумали мы, имели массу различий, но кое-что мы переняли у вагоностроителей полностью. Например, устройство лодочного хозяйства. Бесценным оказался и опыт содержания базы в зимнее время...»

До 1990 года проблем с содержанием базы не было. Ежегодно на текущий ремонт имущества, на замену лодок и спортивного инвентаря, на ремонт дороги выделялись немалые суммы. Но грянули лихие 90-е, и финансирование «непрофильных» объектов сократилось, а к середине 1990-х и вообще прекратилось. База отдыха стала стремительно приходить в упадок.

Тогда, чтобы спасти водоём и базу отдыха от гибели, руководство УВЗ передало их в ведение районной администрации. Администрация Дзержинского района, в свою очередь, передала базу и пруд в аренду одному из успешных вагонских предпринимателей Александру Бекташяну, который взялся за дело с решительностью и большим энтузиазмом. С 1996 года на базе была восстановлена лодочная станция и стоянка для транспорта. Вскоре на пруду была поставлена первая в области водная горка.

Однако скоро предприниматель начал терпеть серьёзные убытки. Дело в том, что с наступлением зимы на неохраняемую базу начали совершать набеги «охотники за металлом». В итоге, увидев бесперспективность и убыточность затеи, Бекташян отказался от проекта реанимации легендарной базы отдыха. Более десяти лет пруд и его окрестности оставались без какого-либо внимания. Вспомнили о них только в 2008 году. К тому времени пруд был уже сильно заилен и начал зарастать. Территория была сильно замусорена, были повреждены дамба и плотина. Администрацией Дзержинского района была разработана программа «План природоохранных мероприятий и мероприятий по реабилитации населения на 2008–2010 гг.», в которой нашлось место и для Исинского водоёма. За два года на территории бывшей базы вагоностроителей были проведены работы по реабилитации пруда. Из водоёма была спущена вода, дно очищено от мусора и ила, в результате чего глубина Иван-озера увеличилась с полутора метров до двух с половиной — трёх метров. Также была отсыпана дамба и отремонтирована плотина. В 2011 году была отремонтирована и дорога, ведущая от улицы Ильича до Исинского пруда, и вывезен мусор с прилегающих к водоёму территорий.


Исинский пруд в наши дни (фото 2010-х гг.)

В планах районной администрации было и благоустройство территории бывшей базы отдыха, но для этого в районном бюджете не хватило средств. «Уралвагонзавод» не счёл нужным оказать финансовую поддержку программе, хотя и организовал несколько субботников…

Кстати, с этим водоёмом связана одна географическая коллизия.

Дело в том, что на картах города и области он издавна обозначается как Исинский пруд. Но Исинский пруд близ Верхней Салды существовал задолго до появления «нашего» Исинского пруда. В последние годы всё чаще высказывается предложение переименовать водоём в Иван-озеро. Это было бы вполне справедливо и позволило бы избежать путаницы в географических названиях.


Река Иса (фото 2010-х гг.)

------------------------------

Фото: Л. Ерохиной, из архивов музея УВЗ и НТГИА