Имени Октябрьской революции (окончание)

Имени Октябрьской революции (окончание)

Как мы уже отмечали ранее, период интенсивной застройки улицы Октябрьской Революции пришёлся на период с 1949 по 1969 год. Все послевоенные 40-е и в течение первой половины 50-х внешний облик улицы формировался за счёт поквартальной застройки центральной части города на проспектах и улицах, которые пересекала героиня нашего рассказа. Но ввиду нехватки строительной техники и материалов возведение и ввод в эксплуатацию новых домов шли неравномерно. Серьёзным препятствием в ходе строительства были многочисленные приказы Министерства жилгражданстроя, направленные на изменение стандартов жилых домов, строящихся в Советском Союзе. Например, приказ № 789, вышедший 6 декабря 1950 года, обязывал строительные тресты и архитектурно-проектные организации при разработке новых проектов использовать исключительно новые типовые проекты жилых зданий и объектов соцкультбыта. Немало хлопот доставили тагильским строителям и постановления ЦК КПСС и Совмина СССР, направленные на реформы в отрасли жилищного и гражданского строительства, как, к примеру, постановление ЦК КПСС от 4 ноября 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Начальник строительства Я. О. Свирский, главный архитектор города В. И. Бут и главный инспектор архитектурно-строительного контроля города И. А. Комшилов месяцами находились в командировках в столице, согласовывая проекты строящихся улиц Нижнего Тагила.

«С каждым днём мне всё больше казалось, что реализовать планы по застройке города нам не дадут. Мы едва успевали согласовывать в Москве проекты наших улиц, и далеко не всегда нам это удавалось. А летом 1957-го стало окончательно ясно, что облик Нижнего Тагила уже не будет таким, каким он был задуман», вспоминал впоследствии начальник строительства Яков Свирский.

Действительно, в июле 1957 года ЦК КПСС и Совет министров СССР выпустили постановление № 931 «О развитии жилищного строительства в СССР», в котором ход строительства жилья в городах и сёлах страны подвергался серьёзной критике.

«Несмотря на непрерывно возрастающий объём жилищного строительства, проблема жилья продолжает оставаться одной из самых острых. Население многих городов, рабочих посёлков и сёл испытывает нужду в благоустроенных жилищах. Значительное количество советских семей всё ещё проживает в ветхих домах.

Неудовлетворительная обеспеченность населения жилищами является следствием серьёзных недостатков, ещё имеющихся в жилищном строительстве. Средства, выделяемые государством на эти цели, во многих союзных республиках, краях, областях, городах и районах недоиспользуются; планы ввода жилых домов в эксплуатацию не выполняются, материальные и трудовые ресурсы распыляются по мелким объектам, — говорилось в постановлении. — Вместо строительства крупными жилыми массивами, дома часто возводятся разбросанно, на отдельных участках, в разных частях города. Во многих проектах планировки и застройки жилых районов и проектах жилых домов всё ещё допускаются излишества, удорожающие строительство и снижающие качество вводимой в эксплуатацию жилой площади».

Министерство жилищного строительства СССР «настоятельно рекомендовало» возводить жильё по новым типовым проектам полукаркасного и каркасного типов, разработанным в проектных институтах Москвы и Ленинграда в 1954–1956 годах.

В сентябре того же года «Правда» и другие центральные газеты писали в своих передовицах: «ЦК КПСС и Совет министров СССР считают, что в настоящее время созданы необходимые условия для дальнейшего подъёма жилищного строительства, и ставят задачу в кратчайшие сроки достигнуть значительного прироста жилищного фонда, чтобы в ближайшие 10–12 лет покончить в стране с недостатком жилья». 

А спустя два месяца Никита Сергеевич Хрущёв во всеуслышание заявил, что «через двадцать лет каждая советская семья будет иметь отдельную благоустроенную квартиру или свой дом». Так в Советском Союзе началась эпоха «хрущёвок»...

У тагильских архитекторов и проектировщиков новые типовые проекты жилых домов особого восторга не вызвали, и поначалу было решено закончить застройку города согласно плану. Случись так, многие улицы нашего города, в том числе и улица Октябрьской Революции, сейчас выглядели бы по-другому. Но в 1958 году на строительство жилья Нижнему Тагилу было выделено на треть меньше средств, чем в предыдущие годы. Одновременно из Москвы был «спущен» план по вводу жилья, превышавший прошлогодний более чем на 30%. Невыполнение плана по приоритетному направлению развития народного хозяйства, которым в те годы являлось жилищное строительство, грозило советскому и партийному руководству города весьма крупными неприятностями. Пришлось ахритектурно-проектному бюро в срочном порядке «привязывать» к незастроенным участкам улиц новомодные «хрущёвки».

Массовое строительство полукаркасных и каркасных домов в СССР началось в 1958 году.

В распоряжении городских архитекторов было около двух десятков типовых проектов каркасно-панельных и каркасно-кирпичных пятиэтажек. Самыми популярными из них были проекты домов серий 1-335, 1-447, 1-464 и 1-528.


Дом № 1 по улице Октябрьской Революции (фото 2013 г.)

Наиболее дешёвыми «хрущёвками» были панельные дома серии 1-335 и её последующих модификаций. Себестоимость одного квадратного метра в них составляла всего 95 рублей в ценах 1961 года – это самая низкая цифра за всё время индустриального домостроения в Советском Союзе.

Дома серии 1-335 строились из двухслойных железобетонных плит толщиной 30 см или однослойных плит из керамзитобетона толщиной 40 см. В качестве перекрытий использовались сплошные плиты толщиной 10 см из железобетона. Межкомнатные перегородки из гипсобетона имели толщину в 8 см, а межквартирные перегородки делались из тех же панелей, что и межкомнатные, но в два слоя и с воздушным зазором между ними в 3–4 см. Типовой дом серии 1-335 имел как минимум три подъезда. На каждом этаже находилось по 4 квартиры, состоящих из одной, двух или трёх жилых комнат площадью 31, 45 и 48 кв. м соответственно, а также кухни площадью 6,3 кв. м и санузла, совмещённого с ванной. Высота потолков в таких квартирах составляла 2 метра 54 сантиметра. 

Новосёлам обычно расписывали достоинства таких квартир: наличие центрального отопления, балконы в каждой квартире, начиная со второго этажа, а также наличие кладовок или антресолей и вентиляции. Недостатки же не афишировались: крайне низкая теплоизоляция внешних стен, тонкие межкомнатные перегородки и холодные лестничные клетки.


Каркасно-панельные дома серии 1-464 на улице Октябрьской Революции (№ 28 и 32)

Ничуть не теплее были жилые дома серии 1-464, в которых наружные стены состояли из 2- или 3-слойных железобетонных панелей толщиной от 25 до 35 см. При этом площадь жилых комнат была меньше на два, три, а то и четыре квадратных метра, а в однокомнатных квартирах была уменьшена даже площадь кухни — до пяти квадратных метров. Кроме этого, дома серии 1-464 не имели технического этажа (чердака) и даже водостоков. К серьёзным недостаткам домов этой серии можно отнести и плохую тепло- и звукоизоляцию, и «вагонные» пропорции всех комнат в форме вытянутого прямоугольника с окном на меньшей стороне, и тесные прихожие, и маленькие (почти в два раза меньше, чем в домах серии 1-335) лестничные площадки. 

Гораздо теплее было в кирпичных «хрущёвках» серии 1-447. Правда, жилая площадь квартир по-прежнему оставалась маленькой. Основным достоинством домов серии 1-447 было то, что строить их можно было из материалов местного производства, ведь домостроительные комбинаты, изготавливающие железобетонные или керамзитобетонные плиты, были далеко не в каждом городе, а кирпичные заводы имелись везде, даже в некоторых больших сёлах...


Вид с воздуха на улицу Октябрьской Революции (фото 1990-х гг.)

В 70-х годах прошлого столетия улица Октябрьской Революции была полностью застроена и стала одной из важнейших транспортных артерий города: по ней проходил самый короткий маршрут для иногороднего автотранспорта, следовавшего на НТМК и в Тагилстроевский жилой район.

Начиналась улица Октябрьской Революции от дорожной развязки, соединяющей её с улицами Заводской и Красногвардейской. В самом начале улицы, на нечётной стороне, был разбит уютный скверик и установлен знак, изображающий символы советского государства — звезду, серп и молот. В постперестроечный период этот знак был снесён как «не отражающий новую идеологию страны», а сквер уничтожен безграмотными перепланировками. В результате улица лишилась одной из своих достопримечательностей.


Сквер в начале улицы Октябрьской Революции (фото 1960-х гг.)

Но если изображение сквера и знака ещё можно встретить на фотографиях Нижнего Тагила, сделанных в советские годы, то фото другой достопримечательности — круглого здания кафе-мороженого, в народе прозванного «шайбой», — ни в открытых источниках, ни в архивах авторов обнаружить не удалось. А между тем появлению этого здания в городе предшествовали события, о которых в Нижнем Тагиле давным-давно забыли. В середине 60-х продукция предприятия «Нижнетагильский холодильник» — мороженое «Эскимо» (то самое, которое понравилось нынешнему президенту на 1-й выставке вооружений Ural Expo Arms) — получила диплом ВДНХ и патент на оригинальную рецептуру. Это событие послужило мощным толчком к открытию в городе отдельных заведений общепита — мини-кафе, где посетителям предлагалось несколько видов мороженого, а также горячие и прохладительные напитки. Мало кому из тагильчан, рождённых в 90-е и «нулевые», знакомы такие названия, как «Фонтанчик» или «Родничок». Но в конце 60-х и в 1970-е годы это были общеизвестные заведения общепита, сделавшие себе имя на продаже мороженого.  

Апогеем «бума мороженого» в Нижнем Тагиле стало появление на перекрёстке Строителей и Октябрьской Революции отдельного здания оригинальной круглой формы, в котором расположилось кафе-мороженое. В продаже на вынос присутствовал весь ассортимент мороженого, выпускаемого хладокомбинатом. Для тех же, кто хотел насладиться сладким молочным лакомством в спокойной обстановке, кафе предлагало шесть видов сливочного мороженого, мороженое «Пломбир» с различными сиропами и молочные коктейли. Кафе пользовалось огромной популярностью, особенно в выходные и праздничные дни, и уж совершенно точно не страдало от невыполнения плана. Тем более непонятно, почему в середине 80-х, в период возрождения и становления кооперативного движения в нашем городе, именно это заведение было отдано в аренду неким предпринимателям, страстно желавшим познакомить тагильчан с кавказской кухней.

Но, как это часто бывало в те годы, со сменой вывески репутация кафе стала стремительно портиться, а в конце концов здание сгорело. Восстанавливать его не стали. В наше время на месте легендарной «шайбы» находится торговый центр «Кардинал».

Ещё одна достопримечательность улицы Октябрьской Революции — здание спортивного клуба «Уралец», которое находится по адресу Октябрьской Революции, дом 37а. Несмотря на то, что расположено оно во внутриквартальном пространстве, пройти мимо и не заметить его практически невозможно. История этого здания необычна. Мало кто из нынешних спортсменов, занимающихся в «Уральце», знает, что изначально строение не имело никакого отношения к спорту и служило... котельной, которая отапливала квартал № 32 — полтора десятка жилых домов, ясли и детский садик. Кроме котельной, в здании находилась большая мастерская жилищно-эксплуатационной конторы, обслуживающая сразу четыре квартала — № 26, 27, 32 и 33.

История превращения котельной в спортивный клуб началась в 1947 году, когда сама котельная ещё была в проекте. Тогда команда «Металлург» завода имени Куйбышева заняла 1-е место на первенстве области по хоккею с мячом и по решению горисполкома была переведена на стадион «Строитель», где были лучшие условия для тренировок. Обосновавшись на новом месте, «Металлург» начал одерживать победу за победой, выигрывая чемпионаты области и становясь серебряным призёром чемпионата РСФСР несколько лет подряд. Для любительской команды (а все игроки и тренеры занимались «русским хоккеем» в свободное от работы время) это был уникальный результат. Однако места на «Строителе» было мало — не хватало даже раздевалок, не говоря уже о помещении для учебного класса, и это вскоре стало проблемой для команды. В 1953 году горисполкому удалось договориться о выделении в здании котельной помещения для раздевалки и учебного класса для команды. После того как 32-й квартал присоединили к централизованной системе отопления, спортсменам передали всё помещение котельной. В 1962 году спортивный клуб «Металлург» был объединён с командой «Уралец», а здание вошло в историю именно как спортивный клуб «Уралец».


Спортивный клуб «Уралец» (фото 1971 г.)

С 1997 года и по настоящее время в бывшей котельной располагается «Спортивная школа олимпийского резерва «Уралец». Здесь работают секции дзюдо, бокса, кикбоксинга, футбола, гребного слалома, лыжного спорта и греко-римской борьбы.

Что же касается самого здания, то, по мнению ряда экспертов в области истории архитектуры, его следует признать объектом историко-культурного наследия и памятником архитектуры, как, собственно, и весь 32-й квартал, к истории которого авторы проекта «Город-ЛабириНТ» ещё намерены вернуться.


Здание СШОР «Уралец» в наши дни (фото 2014 г.)

Последняя достопримечательность улицы Октябрьской Революции — здание Завода по ремонту бытовых машин и Фабрики фотокиноработ, находящееся на пересечении с улицей Циолковского. Тем тагильчанам, кто родился после 1999 года, оно больше известно как ЦУМ.

Своим появлением здание обязано постановлению Совмина СССР «О развитии в городах страны Службы бытового обслуживания населения», вышедшему в конце 1961 года. В Нижнем Тагиле реализация данного постановления шла более двадцати лет, в течении которых были открыты десятки мастерских и приёмных пунктов различного профиля, ателье и бюро ремонта, а в 70-х годах построено два больших многоэтажных здания — Дом быта «Эра» и Завод по ремонту бытовых машин. Последний позднее был переименован в ПО «Рембыттехника». Предприятие в основном занималось ремонтом бытовой техники разной сложности, но оказывало и другие услуги населению. Например, по проявке фотоплёнки и печати фотографий.


Здание «Рембыттехники» в начале 80-х гг.

После того как в начале 90-х в страну хлынул поток иностранной бытовой и электронной техники, дела у предприятия пошли неважно. Приспособиться к новым экономическим реалиям не удалось, и к концу 90-х «Рембыттехника» была ликвидирована, а здание продано предпринимателю из Екатеринбурга. Какое-то время площади здания сдавались в аренду различным организациям. Здесь, в частности, располагались офис фирмы «АСМ-Электроника», радиостанции «Европа плюс Нижний Тагил» и «Радио-НТ», рекламное агентство «007», частное предприятие по изготовлению макаронных изделий и ряд других организаций. Но в 2001 году владелец здания принял решение создать здесь крупный мебельный центр...