Храм Святой Екатерины на площади Труда

Храм Святой Екатерины на площади Труда

13 мая практически все российские и некоторые зарубежные СМИ отреагировали на обострение ситуации вокруг начала строительства церкви Святой Екатерины в сквере напротив Свердловского академического театра драмы. В течение нескольких дней вся страна следила не только за противостоянием сторонников возведения церкви и защитников сквера, но также узнавала из теле- и радиопередач и историю конфликта, и историю самого храма, исчезнувшего с карты города в 1930 году. Однако, как это часто бывает, разобраться в исторических перипетиях Екатерининской церкви для ряда журналистов, особенно неместных, оказалось сложной задачей. В результате история Екатеринбурга пополнилась рядом мифов, которые хоть и придают значимости храму и шарма истории его возникновения, но довольно далеки от истины. Впрочем, отделить выдумки от фактов довольно легко, если внимательно ознакомиться с архивными материалами.

Екатерининская горная церковь (позднее — собор во имя Святой Великомученицы Екатерины) не была, как утверждают сторонники восстановления храма, ни первой, ни старейшей в Екатеринбурге. Первая церковь будущей столицы Среднего Урала — Никольская — была построена и освящена за 11 лет до даты закладки Екатерининской. Находилась она близ Уктусского казённого завода и просуществовала вплоть до 1806 года, пока не сгорела во время сильного пожара. Три года спустя на «намоленном месте» Никольской церкви была построена Преображенская церковь.

Что касается церкви во имя Святой Великомученицы Екатерины, то она была заложена 1 октября 1723 года на территории нового завода на реке Исеть. По планам основателя города «главного горного командира» Георга Вильгельма де Геннина в ближайшем будущем рядом с заводом должны были появиться церковь, начальная школа, Горная канцелярия и школа горных инженеров. Церковь изначально задумывалась как «ведомственная» и поэтому имела небольшие размеры и скромный внешний вид. По замыслу де Геннина, в Екатерининской церкви должны были приводить к присяге чиновников Горной канцелярии и выпускников Екатеринбургской горнозаводской школы, проводить молебны, венчания и отпевания мастеровых завода и солдат городского гарнизона.

Церковь была построена по «иноземной» технологии фахверк и представляла собой бревенчатый каркас, промежутки между брёвнами которого были заложены глиной. Церковь покрыли белой жестью, наверху соорудили маковку и небольшую звонницу. Колокола для церкви отливали на демидовских заводах: после того как Татищев был отозван с Урала, Никита и Акинфий Демидовы быстро нашли способ доказать свою лояльность новому «горному начальнику». Строительство длилось почти три года и осуществлялось за счёт городской казны. Некоторые современные историки считают, что имя своё церковь получила в честь города, который, в свою очередь, был назван в честь императрицы Екатерины I. Однако это не так: церковь получила имя в честь Великомученицы Екатерины Александрийской, весьма почитаемой на родине де Геннина — в Нижней Саксонии.


Изображение Святой Екатерины на греческой иконе XVII века

К слову, с названием города тоже не всё было гладко. С марта по июнь 1723 года будущий Екатеринбург официально именовался Новозачатыми Исетскими заводами. В июне 1723-го по инициативе де Геннина было решено дать новому заводу-крепости имя Катериненбурх в честь императрицы Екатерины I. Но в императорском указе, разрешающем использовать венценосное имя, название немного видоизменилось — Экатеринбурх. При «втором пришествии» на Урал Василия Никитича Татищева название города вновь изменилось, и до 1736 года он именовался Екатеринск. Только после отъезда Татищева с Урала городу было присвоено официальное название Екатеринбург.

Первым священником церкви был протопоп Феодосий Васильев, служивший ранее в Невьянском заводе, его дети Иван и Кузьма составляли причт: первый был диаконом, а второй — пономарём. Летом 1726 года императрица Екатерина I отправила в подарок храму священнические облачения, комплект богослужебных книг и серебряную церковную утварь. На Екатеринбургском заводе для храма были сделаны паникадило из красной меди на 36 свечей, медные лампады и 5 подсвечников. Иконостас вырезал резчик Фёдор Охлыпин, иконы написали художник Степан Леонтьев и тюменский монах Антоний. От «ведомственности» церкви пришлось отказаться: по указу царя Петра от 1722 года на каждые 100–150 дворов должна была действовать одна церковь, а Екатеринбург не мог похвастаться достаточным количеством храмов.

Екатерининская церковь просуществовала 21 год, но 26 сентября 1747 года была уничтожена пожаром, после чего приход был упразднён на долгие 15 лет. История храма возобновилась в ноябре 1757 года, когда из Синода в Тобольскую консисторию был передан указ, согласно которому в Екатеринбурге дозволялось строительство каменной соборной церкви за счёт городской казны. А уже через год был готов проект церкви, выполненный архитектором Берг-коллегии Иоганном Миллером. Строительство началось 16 августа 1758 года и длилось почти 5 лет: деньги, выделенные городской казной, быстро закончились, пришлось обратиться за помощью к прихожанам. Для возведения храма городские власти пригласили каменщиков из Соликамска Иону Кремлёва и братьев Ивана и Григория Татариновых. Кроме того, проект Миллера пришлось изменить, так как новая церковь была маловместительной. Строить храм начали не на прежнем месте, а рядом, оставив «намоленное место» (алтарь прежней церкви) немного в стороне. Почему так поступили, до сих пор непонятно. Главный придел был «холодным», и службы там можно было вести с мая по октябрь. Боковые приделы были отапливаемыми, но не соединялись с главным. Тем не менее в 1768 году отстроенная Екатерининская церковь, кроме звания «горной», получила ещё и статус собора. Главной святыней храма была часть мощей Праведного Симеона Верхотурского.


Екатерининский собор в начале ХХ века


План Екатерининского собора 1761 года

Начиная с первой половины XIX века собор неоднократно перестраивался и утратил свой первозданный облик. Перестройки и реконструкции были вынужденными мерами — храм уже не вмещал всех желающих. Но, несмотря на большое количество прихожан, Екатерининский собор никогда не считался богатым. Так, во время изъятия церковных ценностей в 1920-х годах из храма было вывезено 174 килограмма серебряной утвари, что не так много, как это может показаться: например, из Никольской церкви Нижнетагильского завода большевиками было конфисковано 312 килограммов серебра и почти 4 килограмма золота, не считая драгоценных и полудрагоценных камней.

Что же касается какой-то «особой любви» поголовно всех екатеринбуржцев именно к этой церкви, то это преувеличение, которое родилось в середине 90-х годов прошлого столетия, когда власти Екатеринбурга развернули кампанию за восстановление храма на его «историческом месте». Тем не менее в храме было всегда людно: кроме местных прихожан, сюда заходило много приезжих — купцов, ремесленников, чиновников, мещан, находящихся в Екатеринбурге проездом. В традициях тех времён было просить у Бога содействия в благополучном решении дел или доброй дороги.


Собор во имя Святой Великомученицы Екатерины на фото конца XIX в.

Не был Екатерининский собор и кафедральным.

После образования в 1833 году Екатеринбургского викариатства кафедральным стал Богоявленский собор. Зато после последней перестройки в 1896 году Екатерининский собор стал самым большим в городе — площадь его помещений составляла около 1500 квадратных метров. Здание имело 55,5 метра в длину и 40 метров в ширину. Колокольня Екатерининского храма высотой почти 58 метров была третьей по высоте в дореволюционном Екатеринбурге.


Екатерининский собор на почтовой фотооткрытке начала ХХ века

В 1887 году при храме была открыта мужская церковно-приходская школа, где обучались 60 мальчиков, а в 1894-м — женская, в которой обучение могли проходить 65 девочек. Иной раз число учащихся превышало расчётную вместимость школы. Так, согласно архивным данным за 1908 год, в церковно-приходской школе при Екатерининской церкви обучались 174 человека. Ранее, с 1824 года и до середины XIX века, при храме действовало двухлетнее приходское училище, которое готовило студентов для учёбы в уездном духовном училище.

После Октябрьской революции Екатерининский собор ненадолго стал кафедральным (с 1919 по 1921 г.), но это никак не отразилось на его судьбе. Под сильным давлением советской власти в 1924 году собор был передан Екатеринбургской общине «обновленцев Российской Православной Церкви» и просуществовал так до 1930 года, после чего был закрыт. Общественность Свердловска (а Екатеринбург был переименован в Свердловск в 1924 году) не переживала за храм: ещё в 1926-м он был официально признан Главнаукой памятником архитектуры XIX века и поставлен на охрану с оформлением всех документов. Кроме того, по городу ходили разговоры, что в закрытом Екатерининском соборе будет открыта постоянная экспозиция молодых советских художников и скульпторов. Однако 17 февраля 1930 года председатель Свердловского горисполкома А. Н. Бычкова подписала постановление о необходимости сноса собора «для использования его в качестве строительного материала». 15 марта ключи от собора были переданы властям, и в течение нескольких недель здание было в несколько приёмов взорвано. Дольше всего простояли входные ворота храма. Их уничтожили последними.


Входные ворота Екатерининского собора (фото 1930 г.)

Освободившуюся территорию основательно перекопали, изменяя ландшафт и выравнивая относительно проспекта Ленина, а вскоре свердловчанам объявили, что на месте Екатерининской церкви будет устроена площадь и разбит сквер с фонтаном. Сама же площадь была названа в духе того времени, по-пролетарски — площадью Труда.

Фонтан на площади появился в 1958 году. Поначалу это было довольно скромное сооружение, которое вскоре решили видоизменить. Был объявлен архитектурный конкурс, и в 1962 году на месте безымянного фонтана появился фонтан «Каменный цветок».


Площадь Труда в 1958 году


Площадь Труда в 1960 году


Сквер и фонтан «Каменный цветок» на площади Труда в 1968 году

Но на этом история храма не закончилась.

В 2009 году тогдашний губернатор Свердловской области Александр Сергеевич Мишарин совместно с возглавлявшим в то время Екатеринбургскую епархию митрополитом Викентием выдвинул инициативу восстановления «на историческом месте» Екатерининской церкви. Был подготовлен проект, для реализации которого требовалось уничтожить и сквер, и фонтан на площади Труда.


Фрагмент виртуальной презентации проекта восстановления Екатерининской церкви (2010 г.)

Кстати, за полгода до этого Александр Мишарин, совершая рабочую поездку в Нижний Тагил, выдвинул похожую инициативу, предложив восстановить на историческом месте Выйско-Никольскую церковь. И хотя губернатору объяснили, что для восстановления церкви потребуется снести действующий дворец культуры «Юбилейный», утопическая идея обсуждалась в кулуарах областной власти и некоторых СМИ.

Предложение губернатора и митрополита вызвало небывалый общественный резонанс. Общественные, научные и политические деятели, рядовые жители Екатеринбурга высказывались как за строительство, так и против него. 10 апреля 2010 года на площади Труда был проведён митинг и организован сбор подписей в защиту находящихся там сквера и фонтана. В результате был найден компромисс: сквер и фонтан оставили на месте, а на краю площади было решено построить часовню Святой Екатерины в память о храме.


Часовня и фонтан мирно соседствуют в сквере на площади Труда (фото 2017 г.)


Площадь Труда на электронной карте Екатеринбурга

После возведения часовни конфликт, казалось бы, был исчерпан.

Однако в марте 2016 года в СМИ появились сообщения о том, что епархия намерена строить храм Святой Екатерины на новом месте — в районе Мельковской стрелки городского пруда, на насыпном острове. Этот проект внешне сильно отличался от прежнего храма: новый собор было предложено выстроить в русском стиле. Представители общественности вновь выступили с протестами против строительства храма, на что власти города объявили, что проект закрыт.


Нереализованный проект храма Святой Екатерины «на воде» (2016 г.)