18 Июн 2016 23:41 | Метки: Город-лабириНТ, Нижний Тагил

Город, которого нет

Проект «Город-лабириНТ»

Каждое поколение воспринимает родной город таким, каким привыкло его видеть. Его дома, дворы, улицы и достопримечательности складываются в некий определённый образ, который остаётся в памяти навсегда. Но идёт время, и город меняется – появляются новые улицы, исчезают старые, а какие-то объекты обретают новый, непривычный для нас вид.

Город меняется, но иногда от прежнего города остаются артефакты, на которые часто мало кто обращает внимание. А если и обращают, то в недоумении пожимают плечами: что это, зачем это, какую функцию это выполняло?

Например, многих молодых тагильчан смущают такие «таинственные» сооружения, которые встречаются ещё в некоторых дворах. 

«Загадочная тумба» в одном из дворов по Восточному проезду (фото 2016 г.) 

Что это за «тумбы»? Похоже на вход в какое-то подземное сооружение, но не имеет двери. Да и размеры у них такие, что поместиться внутрь даже подростку очень трудно.

О том, что эти «тумбы» являются воздухозаборниками системы вентиляции бомбоубежищ, догадываются единицы. Остальные, если и слышали о существовании бомбоубежищ, то имеют об их устройстве довольно смутное представление. Согласно стандартам гражданского строительства 50-60-х годов ХХ столетия, под каждым многоэтажным жилым домом должно было находится бомбо- или газобомбоубежище, и системы вентиляции были обязательными для таких сооружений. 

Воздухозаборник вентиляционной шахты на фото 60-х гг. 

В прежние годы за работоспособностью этих систем следили службы ГО, а за внешним видом – городские коммунальные службы. Воздухозаборники красили в цвета, выделяющие их на фоне других строений, а за оставление возле них мусора можно было схлопотать штраф.

В 60-х годах, в связи с распространением ядерного оружия, нормы и требования к объектам гражданской обороны начали пересматривать. Прежние системы вентиляции уже не отвечали реалиям нового времени. Где это было возможно, их модернизировали, но в основном оставляли в качестве резервных. А в конце 80-х – начале 90-х годов большинство бомбоубежищ перестали существовать как объекты гражданской обороны. Позднее были уничтожены и «тумбы» воздухозаборников, и другие сооружения, относящиеся к бомбоубежищам.

Есть артефакты из славного прошлого нашего города, которые смущают умы не только молодёжи, но и людей вполне взрослых. У одних они вызывают ностальгию, у других – недоумение. К примеру, вот какое напоминание висит на стене одного из домов по Восточному проезду: 

Табличка на доме № 9 по Восточному проезду 

Отделения милиции на Красной, 19 давно уже нет. Как давно уже нет в городе и пятизначных телефонных номеров. Да и милиция уже пять лет как не милиция, а полиция.

Таблички с информацией о нахождении ближайшего отделения милиции в 40-60-х годах прошлого столетия развешивались на всех жилых домах. Но с развитием добровольных народных дружин (ДНД) и появлением сети опорных пунктов милиции их число начало сокращаться, а в постперестроечный период они и вовсе пропали с большинства домов.

Вообще, напоминания о прошлом нашего города чаще всего встречаются именно на стенах домов. Например, на домах № 1 и № 3 по улице Оплетина до недавнего времени рядом с современным названием улицы оставались ещё круглые таблички домовых указателей с надписью «ул. Клубная».

Клубной нынешняя Оплетина стала в 30-х годах по причине того, что на ней был открыт рабочий клуб имени Петра Кропоткина. Однако по прошествии лет клуб имени князя-революционера стал историей, и осенью 1975-го улицу переименовали, присвоив ей имя известного тагильского рабочего-коммуниста.

По оставшимся домовым указателям можно судить и о том, как изменился наш город за последние 50-60 лет. Большинство изменений происходило по причине застройки. Не секрет, что жилищный вопрос всегда был в Тагиле одним из самых актуальных. И как только появлялась возможность, город начинал возводить жильё, занимая пустующие участки земли. В результате чего ряд улиц и переулков оказались частично или полностью застроенными и исчезли с лица города, оставшись только в памяти тагильчан. Так произошло, к примеру, с улицей Комсомольской, переулками Центральным и Сибирским. 

Улица Комсомольская (фото 2016 г.) 

Комсомольская брала своё начало от улицы Карла Маркса и шла напрямую к мосту через реку Тагил, где соединялась с улицей Фрунзе. Переулок Центральный связывал собой улицы Карла Маркса и Ломоносова, а Сибирский переулок – улицу Карла Маркса и проспект Ленина. 

Фрагмент карты Нижнего Тагила 1960 г. 

Кто и с какой целью сохраняет старые указатели на домах, неизвестно. Иногда это происходит случайно, как, например, с указателем на доме № 4 по проспекту Ленина. Несколько лет назад, после очередного косметического ремонта фасадов здания, один из рабочих, подкрашивая маскароны, заметил закрашенный домовой указатель. Решив, что это накануне сделали его неаккуратные коллеги, рабочий очистил табличку от краски. С тех пор каждый раз бригада маляров старается не закрашивать устаревший указатель. 

Указатель на доме № 4 по пр. Ленина (фото 2014-2016 гг.) 

О переулке Центральном сейчас напоминает только табличка на здании бывшего сборного призывного пункта РВК Ленинского района. Почему переулок, находящийся вдалеке от центра города, получил столь звучное название, последним двум-трём поколениям тагильчан не совсем понятно. По одной из версий, это название появилось ещё в те времена, когда Ленинский район города именовался Центральным. 

Указатель на доме № 3 по улице Карла Маркса (фото 2012-2016 гг.) 

Переулок был хорошо известен тагильчанам. Здесь находился цех по ремонту холодильников, стиральных машин и пылесосов, фабрика бытового обслуживания «Новый путь» и Бюро добрых услуг, выполнявшее заявки горожан на ремонт мебели и бытовой техники на дому.

Некоторые улицы Нижнего Тагила достаточно часто меняли свои названия. Так, к примеру, известная нам улица Клубная, ставшая впоследствии улицей Оплетина, успела побывать и Полевской, и переулком Полевского завода. Полевским до революции 1917 года называли Высокогорский механический завод наследников П. П. Демидова, князя Сан-Донато, известный нам как ВМЗ. Название это было неофициальным и пошло от строителей завода, которые «ставили его в чистом поле». Переулок Полевского завода вёл к проходной предприятия. А улица Огаркова, начинавшая свою историю как Волостной переулок, успела побывать и Балыковским переулком, и улицей Библиотечной.

Дважды меняла своё название улица Банная, появившаяся в Нижнетагильском посёлке в первой половине XIX века. В 1912 году по просьбе прихожан Введенской церкви она была переименована в Успенскую в честь одного из престолов храма, а в 1931-м, на волне очередной антицерковной истерии, улице было дано «пролетарское» название – 8-го Марта. После своего последнего переименования улица просуществовала немногим более 30 лет и была безжалостно застроена. Всё, что осталось от бывшей Банной – Успенской – 8 Марта, – кирпичный дом подрядчика Шатова, построенный здесь в самом конце XIX века. Этот дом тоже мог бы пойти под снос, если бы к тому времени в Ленинском районе остро не встал вопрос о размещении флюорографической станции. Знаменит этот дом и тем, что в нём с 1934 по 1937 гг. проживала семья 1-го секретаря Нижнетагильского горкома партии Шалвы Степановича Окуджавы. 

Дом подрядчика А. Шатова, известный ныне как Дом Окуджавы 

В 50-60-е годы, в период интенсивного жилищного строительства, планировка города претерпела существенные изменения. С лица Нижнего Тагила исчезали не только переулки вроде Сибирского, но и достаточно плотно населённые улицы, как, например, та же улица 8-го Марта или Загородная.

 

...Как-то, в самом начале 90-х, работник таксопарка В. Черняев рассказывал корреспонденту городской газеты случай из своей практики. Однажды вечером к нему в машину сел пожилой мужчина и попросил отвезти его на улицу Свердлова. Не долго думая, таксист отправился в сторону Вагонки, но пассажир вдруг запротестовал: по его мнению, ехать надо было в центр города. Вскоре выяснилось, что мужчина не был в Тагиле почти сорок лет и по его памяти улица Свердлова должна находиться недалеко от пруда. В конце концов, ситуация разрешилась: в старом справочнике, которыми снабжали всех водителей такси, нашлась информация о местоположении прежней улицы Свердлова...

Мы попытались выяснить, много ли тагильчан знают, где находилась улица Свердлова в 40-60-е годы. Причём импровизированный опрос прохожих проводили, стоя на том месте, где когда-то находилась эта улица. Но из трёх десятков опрошенных местонахождение «старой» улицы Свердлова не назвал никто.

А между тем именно на ней находится сейчас «сердце» нашего города – здание городской администрации.

Начиналась улица Свердлова от улицы 8-го Марта и шла параллельно улице (ныне – проспекту) Ленина по другую сторону Театральной площади, мимо Демидовской больницы. 

Улица Свердлова на карте города 60-х гг. 

История сохранила для нас несколько фотографий, сделанных во второй половине 50-х – начале 60-х гг., по которым можно судить о том, что из себя представляла улица Свердлова. 

Улица Свердлова. Слева – Драмтеатр, прямо – Демидовская больница 

Улица Свердлова. Вид на проспекты Ленина и Строителей 

На месте этих домов впоследствии будет построено здание Дома политпросвещения 

Главными «виновниками» исчезновения некоторых улиц в центральной части Нижнего Тагила считаются авторы проекта застройки Ленинского района, ленинградские архитекторы Тиме, Свирский и Коган. Если бы не спуск к набережной, включённый ими в проект, кто знает, возможно, этот район города выглядел бы теперь иначе. 

Дома по ул. Свердлова на месте спуска к набережной (ныне – Театральный сквер) в начале 60-х 

Часть ликвидированной улицы Свердлова вошла в дорожную развязку Театральной площади, другую часть поглотила улица Пархоменко, а на оставшейся территории позднее появились пешеходная зона и Дом политического просвещения. 

Не менее интересна тема улиц-однофамилиц, которых в нашем городе тоже хватало. К примеру, одно время в Нижнем Тагиле были две улицы Карла Маркса – известная нашим читателям бывшая улица Шамина в Ленинском районе и её «сестра» на Вагонке, которую в 1954 году переименовали в улицу Энтузиастов.

Возникает законный вопрос: не путались ли работники почты? Ведь почтовые индексы, несущие в себе номер почтового отделения, появились только в 1971-м. Не путались. До появления почтовых индексов в СССР номер почтового отделения писали в адресе получателя сразу после названия города. Например, сочетание «Нижний Тагил – 6» означало, что адресат проживает на территории, которую обслуживает почтовое отделение № 6, что на Театральном проезде (в настоящее время – п/о № 7). Тот, кто не помнил номера почтового отделения адресата, указывал просто район города, где находится адрес доставки. Например, «Нижний Тагил – УВЗ». И обычно такой пометки хватало, чтобы письмо или бандероль оказались именно в том районе города, где находится получатель. После чего доставить письмо до почтового ящика было делом техники.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков для АН «Между строк» 

Прошлые выпуски проекта «Город-лабириНТ»

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: