Город, которого нет: улица Пароходная

Город, которого нет: улица Пароходная

Знакомясь с краеведческой литературой и заметками на тему истории нашего края в СМИ, можно иногда встретить названия улиц, переулков или других объектов, которые уже давно исчезли с карты города. Мы не раз рассказывали о таких местах в рамках нашего проекта. Однако это были те улицы, о существовании которых тагильчане забывали уже через несколько лет. А вот об улице Пароходной многие помнят до сих пор, хотя с карты города она пропала в далёких 70-х годах.

Главной причиной столь долгой народной памяти, конечно же, является загадочное название улицы. Ведь если улицу назвали Пароходной, то, значит, был в истории Нижнего Тагила и пароход (или пароходы), в честь которого улица получила своё имя. Откуда же было взяться пароходу на улице, которая не выходила ни к пруду, ни к речке?

Улица Пароходная в 1968 году

Первые упоминания о Пароходной улице встречаются в списках жителей заводского посёлка, бывших на исповеди в церкви – так называемых «Исповедных росписях», датированных 1845-1847 годами. Из этих же «росписей» историкам стало известно, что прежде улица носила название Путиловка. Начиналась она от улицы Разгуляева, позднее переименованной в Раздельную (ныне – Космонавтов), а заканчивалась близ улицы Напольной, позднее получившей название Больничной (ныне – Кузнецкого).

Улица Пароходная на карте города 1960 г.

Что касается первого названия улицы, – Путиловка – то оно вполне объяснимо. С развитием производства на уральских заводах Демидовы стали испытывать сильнейшую нехватку рабочих рук. Проблему частично удалось решить после того, как в 1726 году они были возведены в потомственное дворянское достоинство по Нижнему Новгороду и получили право покупать крепостных крестьян на территории всей Российской империи. Чаще всего крестьяне покупались у разорившихся помещиков семьями, а то и целыми деревнями. Маленькое село Путилiвка (Путиловка), затерянное на просторах Волынской губернии, было как раз одним из таких приобретений, сделанных Николаем Никитичем Демидовым в самом начале XIX столетия. Селяне не знали ничего, кроме хлебопашества, и поэтому их определили углежогами, поселив на бросовых землях Выйской части заводского посёлка. Малороссы оказались трудолюбивыми и покладистыми работниками, а их небольшое поселение в полдюжины дворов за 15-20 лет превратилось в широкую улицу – Путиловку.

Почему же, когда и в честь чего Путиловку переименовали в Пароходную?

Начать следует с того, что в первой половине XIX столетия любая техника, «ходившая паром», в миру именовалась не иначе как «пароходом». Достаточно вспомнить «Попутную песню» М. И. Глинки на стихи Н. В. Кукольника:

Дым столбом стоит, дымится пароход.

И быстрее, шибче воли

Поезд мчится в чистом поле...

Вплоть до середины XIX столетия паровозы в России называли «сухопутными пароходами».

Не были исключением и тагильские механики Черепановы, построившие и испытавшие в 1833-1834 годах «сухопутной пароход для возу руд, угля и прочих нужных грузов». Читая «отчётные книги», которые вели в процессе работ Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович, то и дело натыкаешься на записи, содержащие этот непривычный для нынешних поколений термин:

«Сухопутный пароход в довольном виде собран и на первый раз пропущен был…»

«Пароход уже был почти отстройкою собран и действием перепущен, в чём успех был, но оного парохода паровой котёл лопнул…»

«Сухопутный пароход отстройкою совершенно отстроен, а для ходу оного строится чугунная дорога, а для сохранения отстраивается уже сарай…»

Как известно, первый «пароход» Черепановы испытали 29 июня 1834 года на экспериментальном отрезке «чугунного путепровода» протяжённостью немногим более четырёхсот саженей (854 метра). А в сентябре того же года при большом скоплении народа, в присутствии главного управляющего заводами, заводских приказчиков и господ заводовладельцев первый русский паровоз перевёз первый полезный груз – двести пудов медной руды.

Второй «сухопутный пароход», усовершенствованный и более мощный, Черепановы построили через два года. Для него была проложена железнодорожная ветка протяжённостью более 3,5 километров, связавшая Выйский завод и Меднорудянский рудник. На протяжении этой дороги были устроены небольшие склады с запасом дров, угля и воды, а на конечных пунктах были построены ремонтные сараи. Из-за того, что новый паровоз всё ещё с трудом преодолевал холмы и пригорки, дорогу проложили так, чтобы на пути следования состава не было затяжных подъёмов. Часть этой дороги проходила по улице Путиловке.

Весной 1837 года в сопровождении многочисленной свиты на Урал прибыл наследник престола, цесаревич Александр Николаевич. 28 мая цесаревич осмотрел тагильские заводы, Высокогорский рудник, побывал на выставке чугунных и медных изделий, руд и минералов, специально устроенной к его визиту. После обеда будущего императора везут на Меднорудянский рудник – показательное предприятие тагильского округа. Там цесаревич спускается в шахту, где добывает кусок малахита и осматривает оборудование рудника – три паровые машины мощностью 20, 40 и 60 лошадиных сил и паровоз. Александр Николаевич, неплохо разбиравшийся в технике, ознакомился с конструкцией паровоза и остался доволен. На следующий день он записал в своём дневнике: 

«Сухопутный пароход, виденный на руднике господ Демидовых, представляется мне совершенно замечательной машиной, созданной без помощи иноземных мастеров...» 

Спустя месяц или чуть больше механики Черепановы и управляющий технической частью заводов Нижнетагильского округа Фотий Ильич Швецов подали в Главное правление заводов проект, в котором предлагали построить новую железнодорожную ветку от Выйского завода до Нижнетагильского. Работать на ней должен был «пароход, мощностью вдвое превосходящий прежний». Новая дорога должна была проходить по улицам Тагильской, Тагильскому Криулю и Путиловке, а для работы на ней Ефим и Мирон Черепановы уже начали постройку нового паровоза мощностью 120 лошадиных сил, способного перевозить за раз до трёх тысяч пудов руды. Поначалу правление проект одобрило. На Путиловке построили «сарай для отстройки парохода» и начались работы, предваряющие укладку рельсов. Тагильчане промеж собой уже стали называть улицу Пароходной, но осенью вернулся из Петербурга управляющий экономической частью демидовских заводов Дмитрий Васильевич Белов, который, произведя расчёты, высказался против реализации проекта. 

«Затея Швецова и Черепановых видится изрядно коштоватой (дорогостоящей. – Прим. авт.) и скорого прибытка принесть не сможет, – написал он в сопроводительной записке к проекту. – Разве что придумают они, как сделать меньшими расходы на содержание оной дороги».

Работы на Путиловке были приостановлены. Черепановы получили от господ заводовладельцев срочный заказ на изготовление действующей модели их «парохода» для промышленной выставки в Петербурге, Швецова озадачили усовершенствованием пудлинговых печей на Нижнетагильском и Черноисточинском заводах, а проект положили в долгий ящик, до лучших времён.

Видимо, идея железной дороги, связывающей два завода, ещё довольно долго находилась в подвешенном состоянии, на протяжении 40-х годов XIX столетия к её обсуждению возвращались не один раз. В эти же годы в заводских и церковных записях Путиловку всё чаще начинают именовать Пароходной улицей.

Улица Пароходная (фото 1960-х гг.)

В 50-60-х годах позапрошлого века за улицей закрепляется название Пароходная. И примерно в эти же годы прекращается движение черепановского паровоза по Меднорудянской железной дороге. В заводских отчётах того времени можно было встретить донесения о причинах этого.

«Пароходка без надлежащего надзора пребывает в крайне плачевном состоянии. Ремонты и простои случаются едва ли не каждый день, что влетает Вашей милости в копеечку», – писал А. Н. Демидову управляющий Нижнетагильским заводом Иоганн Вольстет.

Паровоз поставили на прикол, а «чугунку» разобрали. Грузы с рудников стали доставлять по железно-конной дороге, которую проложили в другом месте. Но в памяти народной остались и первый «сухопутный пароход, бегавший по чугунке», и маршрут, по которому пролегала первая железная дорога...

Когда улица Путиловка была официально переименована в Пароходную улицу, точно неизвестно. Скорее всего, это произошло во второй половине XIX века. О прежнем названии улицы теперь напоминали только фамилии её жителей. В одном из очерков, написанных для многотиражной газеты ВРУ (Высокогорского рудоуправления), главный энергетик этого предприятия Ефим Александрович Кандель писал: 

«Разбирая личные дела вновь поступивших на работу, я обратил внимание на то, как много среди них людей, носящих фамилию Путилов. Да ещё и жили большинство из них на одной улице – Пароходной. Поговорил с людьми и выяснил, что все они потомки крепостных, перевезённых на Урал более ста лет назад из села Путиливки».

К слову, известный уральский журналист и писатель Борис Анатольевич Путилов, написавший очерк и две повести о тагильской улице Пароходной, тоже являлся потомком малороссов, перевезённых Демидовым на Урал. В 1895 году дед будущего писателя уехал на заработки в Надеждинск (ныне – город Серов), да там и остался. После Октябрьской революции и Гражданской войны семья перебралась в Кунгур, а вскоре после рождения Бориса переехала в Нижний Тагил и поселилась на Пароходной улице.

Борис Анатольевич Путилов (1931 – 2007)

О своём детстве, прошедшем на улочках старой Выи, о быте и нравах тех лет, о людях, живших на улице Пароходной, и их судьбах Борис Путилов рассказал в своей повести «На Пароходной улице», вошедшей в золотой фонд советской литературной классики.

В начале ХХ столетия между улицами Пароходной и Больничной пролегла дорога, ведущая на Полевской завод (старое название Высокогорского механического завода), позднее ставшая переулком, а затем улицей Клубной (ныне – Оплетина).

Дом № 2 по улице Пароходной, на углу с улицей Клубной (фото 1960 г.)

В советский период Пароходной хронически не везло с вниманием со стороны городских властей. Тихую улицу, застроенную деревянными избами и находящуюся вдали от главных транспортных артерий, всякий раз, когда речь заходила о благоустройстве, отодвигали назад в очереди. Причина такой «дискриминации» крылась в генеральном плане развития Нижнего Тагила, согласно которому будущего у легендарной улицы не было. Снести и застроить Пароходную собирались и в 1938-м, и в 1947-м, и в 1960-м, но перейти от слов к делу смогли только в конце 60-х.

Улица Пароходная (фото 1970 г.)

Расселение жителей улицы шло трудно. Квартиры на последних этажах выйских новостроек, равно как и переезд в другие районы города, обитатели Пароходной отвергали сразу же. Многие были согласны ждать, когда будут построены пятиэтажки поблизости, чтобы быть поближе к родным местам. Однако застройка шла медленно и продолжалась вплоть до 1976 года.

Строительные работы на улице Пароходной (фото 70-х гг.)

Район улицы Пароходной на электронной карте города 2017 г.

Надо сказать, что вскоре после исчезновения Пароходной улицы начались попытки оспорить её славное прошлое. Особенно активизировались разного рода «разоблачители» в конце 80-х – начале 90-х годов, во времена так называемой «гласности». К счастью, переписать историю им так и не удалось.

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

При подготовке материала использованы фото из архивов А. Ф. Кожевникова и А. Ю. Хлопотова

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ»