Город и люди. История фронтовика, который проектировал улицы, цирк и драмтеатр в Нижнем Тагиле

Город и люди. История фронтовика, который проектировал улицы, цирк и драмтеатр в Нижнем Тагиле

Как-то летом 1976 года отец повёз меня в цирк на представление с участием дрессировщиков Филатовых. А после представления мы пошли в кино, на «Хронику пикирующего бомбардировщика»: раньше любили возвращать в прокат старые фильмы, особенно в дни школьных каникул. По дороге домой отец рассказал о человеке, с которым познакомился недавно, судьба которого связана и с нашим цирком, и с фильмом. Так я узнал о Павле Алексеевиче Барышеве.

Он родился и вырос в очень непростое время. Первая мировая, две революции, Гражданская война, голод, разруха, тяжёлый период восстановления страны. С юных лет к нему пришло понимание, что без образования, без профессии в будущей взрослой жизни придётся очень трудно. И не только в родной Серебрянке. Ещё в школе учителя заметили у Павла талант к рисованию и черчению, которому способствовали аккуратность и усидчивость паренька. Возможно, он станет выдающимся художником? Но Павел выбрал другое: он решил проектировать и строить дома. Пешком и на перекладных 17-летний юноша добрался до Свердловска, где с первой же попытки поступил в Свердловский архитектурный техникум. Учился только на отлично, стал увлекаться спортом, много внимания уделял самообразованию, читал. Одним из первых сдал нормы ГТО, а вскоре, попав в секцию ОСОАВИАХИМа, «заболел» небом. Несколько прыжков с парашютом, два учебных вылета на самолёте — и он уже твёрдо решил для себя: когда призовут на службу в армию, будет проситься в авиацию. Окончив техникум на отлично, Барышев недолго проработал в архитектурно-планировочном бюро Архангельска, куда был направлен по распределению, а в 1937-м был вынужден вернуться домой, где его ждала повестка из военкомата.

На призывной комиссии Павел сразу попросился в авиацию. Военный комиссар не возражал и подписал направление в лётную школу в Старой Руссе, что под Ленинградом. Так начался военный период в жизни Павла Алексеевича, продлившийся долгие 10 лет. По окончании лётной школы Барышева направили на полугодичные курсы ШМАС*, а затем в боевую лётную часть в должности стрелка-радиста.


Выпускник ШМАС старший сержант Павел Барышев (фото 1940 г.)

Война началась для Павла Барышева с финской кампании. Затем были полёты по обеспечению присоединения Западной Украины, Западной Белоруссии, Молдавии, Прибалтийских республик. Всего 49 боевых вылетов. Первые благодарности от командования, первая медаль, первое повышение в звании и демобилизация. Но втянуться в мирную жизнь молодой лётчик так и не успел — началась война с фашисткой Германией.

Не дождавшись повестки, 24 июня Барышев пришёл в военкомат сам и с ходу потребовал направить его в лётную часть. В военкомате только руками развели: «Какая авиация?! Почти все самолёты и аэродромы уничтожены, авиаполки рассеяны...» Его направили в Черкасское пехотное училище: молодой старшина, да ещё и с боевым опытом, безусловно, мог быть полезен в других войсках.

Месяц Павел писал рапорты и письма, требуя перевода в авиацию: и начальнику училища, и в штаб округа, и даже в газету «Красная Звезда». Наконец, на просьбы настырного тагильчанина обратили внимание и по распоряжению Главного управления военно-воздушных сил РККА направили его в запасной 34-й БАП**, который дислоцировался в Ташкенте. Там Барышеву пришлось переучиваться: полк был укомплектован самолётами СБ — скоростными фронтовыми бомбардировщиками КБ Туполева, которые сильно отличались от тех самолётов, на которых Павлу доводилось воевать. Едва он закончил знакомиться с матчастью, полк по приказу Государственного комитета обороны начал перебазироваться в Переяславль-Залесский. А первый боевой вылет состоялся уже 18 ноября 1941-го.


П. А. Барышев, старшина 34-го Ташкентского БАП

О тех первых, самых тяжёлых, месяцах войны Павел Алексеевич вспоминал скупо, с большой неохотой. С декабря 1941-го по февраль 1942 года 34-й бомбардировочный авиаполк пять раз перебрасывали с места на место. В январе 1942 года полк перелетел в Ленинград, откуда бомбардировщики несколько раз летали в район деревень Погостье, Виняголово, Костово на выручку 80-й стрелковой дивизии и 6-й бригаде морской пехоты, пытавшихся прорвать блокаду. Эффекта от работы бомбардировщиков СБ по лесистой местности почти не было. Командование фронтом нервничало, грозило расформированием полка. Но через месяц 34-й Ташкентский в полном составе вывели в резерв в Липецкую область для переобучения на новые самолёты Пе-2.

Первый боевой вылет на новом самолёте Павел Барышев совершил в январе 1943-го. Его экипаж вылетает для нанесения бомбовых ударов по железнодорожным узлам и уничтожения резервов врага под Курском и Орлом. Уже во время пятого боевого вылета приходит первая воздушная победа: Барышев сбивает FW-190 — скоростной высотный истребитель-перехватчик из знаменитой эскадрильи Grünherz («Зелёное сердце»), только-только переброшенной в район Курска из-под Ленинграда***.

За образцовое выполнение боевых задач под Куском, Орлом, Красной Слободой и Путивлем старшина П. А. Барышев был награждён двумя медалями «За отвагу», орденами Отечественной войны I степени и Славы III степени.

Потом было тяжёлое ранение, возвращение в полк, ставший уже родным, и новые боевые вылеты.

Павел Алексеевич принимал участие в Гомельско-Речицкой и Калинковичско-Мозырьской операциях, наносил удары по укреплениям врага во время форсирования нашими войсками Днепра, бомбил мосты через Березину, чтобы не дать выйти из Бобруйского котла войскам 9-й армии вермахта, освобождал Варшаву, Познань, Лодзь.

3 марта 1945 года в ходе боёв за город Штаргард Павел Алексеевич отразил атаки сразу пяти истребителей противника, чем спас экипаж самолёта и обеспечил выполнение боевой задачи. За этот бой старшина П. А. Барышев был награждён орденом Красного Знамени.


Выписка из приказа о награждении П. А. Барышева орденом Красного Знамени

Закончил войну Павел Барышев в небе Германии в мае 1945-го, отгоняя от Берлина недобитые остатки 9-й дивизии генерала Венка.

В Нижний Тагил Барышев вернулся в 1948 году. Фронтовик, орденоносец — такого с радостью взяли бы и на руководящую должность. Но Павел Алексеевич, захватив с собой диплом, не раздумывая направился в управление главного архитектора города, которое в то время возглавлял Василий Иванович Бут, бывший военный строитель, возводивший оборонительные сооружения на подступах к Ленинграду. Барышева тут же приняли и вскоре дали первое задание — разработку ограды вокруг сквера Рабочей Молодёжи, который примыкал к зданию горсовета. Проект понравился всем! Кирпичные тумбы с цветочными вазонами, литые ажурные решётки ограждения воспринимались тагильчанами как знак окончательного поворота к мирной жизни, которая, без сомнения, казалась тогда светлой и радостной. И хотя первая мирная работа Барышева не дожила до наших дней, она сохранилась на некоторых фотографиях.


Ограда сквера Рабочей Молодёжи на фото из семейного архива А. Ю. Хлопотова

Видя творческий подход Павла Алексеевича к работе, главный архитектор включил его в группу, которая занималась детальной планировкой старой Выи. На улицах Передовой, Тагильский Криуль и Фрунзе готовилась развернуться большая стройка, для которой необходимо было разработать проезжие части, спланировать подведение сетей и коммуникаций. И к этой работе Барышев отнёсся очень вдумчиво, внимательно, учитывая при проектировании каждую мелочь. Большое внимание уделял привязке типовых проектов к непростой местности Старой Выи, работал вечерами дома.

А в 1953 году, когда встал вопрос о возведении Драмтеатра, другую кандидатуру на должность директора строительства даже не стали искать. Все были уверены: Барышев справится. И он справился! Изначально здание театра планировали открыть к началу ХХ съезда КПСС, но под руководством Павла Алексеевича объект был сдан на год раньше.

Строительство Нижнетагильского театра драмы (фото 1953–1954 гг.)

20 августа 1955 года Нижнетагильский драмтеатр был торжественно открыт, а пригласительный билет № 1 накануне был вручён директору строительства — Павлу Алексеевичу Барышеву, который в скором времени получил повышение. Он был назначен главным инженером архитектурно-планировочной мастерской № 2, в штате которой числилось более 30 человек. По мере выполнения проектных заданий штат мастерской быстро рос: 40 человек, 50, 70. Проектировать приходилось не только для Тагила, но и для Невьянска, Качканара, Кушвы, Нижней Салды, населённых пунктов Пригородного района. Но с особой теплотой Павел Алексеевич вспоминал именно строительство Драмтеатра.


Драмтеатр в 1957 г.

Если посмотреть на карту Нижнего Тагила с отметками объектов, которые разрабатывал Барышев и его проектировщики, получится список не на одну страницу. Привязка «ленинградских» домов на проспекте Ленина, улицах Фрунзе, Липовый тракт, Черных, целый микрорайон Пихтовые Горы в Дзержинском районе, Драматический театр, площадь Молодёжи, цирк, кинотеатр «Современник». Сотни жилых домов и десятки объектов соцкультбыта, многие из которых до сих пор являются визитными карточками нашего города!

Цирк, кинотеатр «Современник», микрорайон Пихтовые Горы (фото 1970–1978 гг.)

Мало кто знал, что настоящей страстью Павла Алексеевича практически всю жизнь была рыбная ловля. Никогда и нигде он себе не отказывал в удовольствии провести несколько свободных часов с удочкой на берегу речки летом или над лункой на льду пруда зимой. Те, кто знал об этом его хобби, утверждали, что Барышев всегда уходил с уловом. Кроме того, он сам конструировал крючки и блёсна, придумывал новые снасти.

А ещё собирал материалы об однополчанах, фотографии самолётов, на которых ему приходилось воевать, помогал в поиске пропавших без вести и... рисовал. Чаще свою «пешку» — пикирующий бомбардировщик Пе-2, на котором освобождал свою страну и половину Европы от фашизма.

(с) 2020. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный эксклюзивно для АН «Между строк»

Примечания:

* ШМАС (аббрев.) — школа младших авиаспециалистов (прим. авт.).

** БАП (аббрев.) — бомбардировочный авиаполк (прим. авт.).

*** Grünherz — 54-я истребительная эскадра люфтваффе, составленная из опытных и заслуженных воздушных асов Германии; большинство пилотов «Зелёного сердца» летали на самолётах «Фокке — Вульф-190» (прим. авт.).

Источники:

34-й Ташкентский БАП. История полка, списочный состав, погибшие экипажи, информация об однополчанах (частное издание).

Дубровин Л. Пикировщики. Изд. «Воениздат», 1986.

НТГИА Ф. 70, оп. 9. Д. 42. Л. 24.

Перечни вхождения соединений и частей РККА в состав действующей армии в 1939–1945 гг., ограниченное издание. ГШ ВС СССР.

Свахина Р. Попадание в цель (очерк), 1997.

ЦАМО. Ф. 33, оп. 686044, ед. хр. 579.

ЦАМО. Ф. 33, оп. 690155, ед. хр. 1208.

ЦАМО. Ф. 33, оп. 690306, ед. хр. 3033.

Фото: А. В. Горьков, Е. Шалгин, М. Воробьёв и Н. Меньшиков, Д. Червов, фото из архивов П. А. Барышева и А. Ю. Хлопотова, фоторепродукция из архивов ЦАМО.

Отдельная благодарность интернет-ресурсам tagil-press.ru и pamyat-naroda.su.