06 Авг 2017 10:19 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Главная улица Выи: перевоплощения Маральского моста и забытые достопримечательности (часть 1)

Улицу Фрунзе называют главной улицей Выи вот уже более 180 лет. Называют, надо сказать, по праву: на ней всегда находились самые значимые социальные объекты этого района, многие из которых со временем стали достопримечательностями города.

Начиналась улица от плотины Выйского завода. Отсюда же начиналась нумерация домов, стоящих на этой улице. Историки советского периода считали такое расположение традиционным для заводских посёлков в горнозаводских округах Урала и Сибири. Но традиции не возникают на пустом месте и чаще всего имеют вполне конкретное объяснение. Начало этой традиции было положено указом царя Петра I, изданным ещё в 1705 году. Указ предписывал «...заводские конторы ставить первым домом от плотины, дабы казённый люд, прибывший на завод по суше али по воде, без труда найти оные конторы мог». Этот указ появился на свет в разгар кампании по увеличению сборов налогов и податей и должен был значительно облегчить казённым ревизорам и прибыльщикам их непростую и опасную работу. А с введением в 1719 году «горной подати», которую «заводчик» был обязан уплачивать натурой в размере десятой доли валовой добычи ископаемых, при заводских конторах стали строить ещё и складские помещения. Лишь сто лет спустя в ходе налоговой реформы 1800-1807 годов старый петровский указ был упразднён...

Заканчивалась главная улица Выйского заводского посёлка на левом берегу реки Тагил, у моста, который в народе получил прозвище Маральский – по названию горы, перед которой он был сооружён.

Маральский мост и вид на улицу Фрунзе (фото 2014 г.)

Этот мост имеет давнюю историю. Уже в самом начале строительства Выйского и Нижнетагильского заводов было очевидно, что кратчайший путь, по которому можно было попасть из одного завода на другой, лежит через Маральскую гору. Однако тяжелогружёные подводы с большим трудом преодолевали достаточно крутой и затяжной подъём в гору. И поэтому первоначально, пока грузооборот между двумя заводами был небольшим, главную транспортную магистраль, соединившую два завода, проложили в обход Маральской горы. Достоверно неизвестно, был в те времена в этом месте мост или нет. Вполне возможно, что нужды в таком мосте не было и вовсе: летом, когда Нижнетагильский завод работал, сброс воды был невелик и реку можно было пересечь вброд сразу в нескольких местах.

Во второй половине XVIII века появилась ещё одна причина, по которой дорога через Маральскую гору не была проложена. Раз или два в год караваны малых судов, гружённых продукцией заводов, по рекам Тагил и Тура отправлялись на ярмарки в Тобольск и Тюмень. Сплав происходил при помощи выпуска спрудной воды, которая была способна смыть любой мост. К примеру, во время наводнения 1927 года выпущенная из Тагильского пруда вода смыла практически все мосты на реке Тагил, включая Зелёный и Маральский.

Но к началу XIX века ситуация несколько изменилась. Ввиду истощения собственных медных рудников Выйский завод начал работать на привозной руде. Кроме того, на предприятии были размещены несколько производств по изготовлению промышленных товаров, а также для выделки сортового железа. Выросло и население Выйского посёлка, вследствие чего он разросся до самого берега реки Тагил. Все эти факторы в конечном итоге обусловили рост гужевых перевозок, и единственная транспортная артерия, проходящая по улицам Тагильской, Тагильский Криуль и Этапной, оказалась перегруженной. Тогда-то и была проложена прямая дорога от Выйского завода до Нижнетагильского через улицы Маральскую и Верхняя Ерзовка. Обе улицы, выходившие на берега реки Тагил, были соединены мостом. Первоначально по мосту можно было проезжать только верховым и лёгким повозкам, но уже через год Маральский мост укрепили и пустили по нему часть обозов с рудой, углём и «передельным» чугуном для Выйского завода. Поток грузоперевозок по новой транспортной артерии из года в год увеличивался вплоть до октября 1878 года, когда в строй вошла Уральская горнозаводская железная дорога. А с пуском в эксплуатацию Висимо-Уткинской узкоколейной железной дороги в 1895-м промышленное значение улицы как транспортной магистрали стало сходить на нет.

Улица Фрунзе от Маральского моста до улицы Тагильский Криуль на карте города 1960 г.

В отличие от улицы, которая за свою историю не раз была переименована, Маральский мост не менял своё имя никогда. И хотя в советский период на официальном уровне его стали именовать Выйским мостом или просто мостом через реку Тагил, в народной памяти он так и остался Маральским, став к тому же ещё и местной достопримечательностью.

Во время наводнения 1927 года напором спрудной воды мост был разрушен, но городские власти быстро восстановили его. Тогда же впервые заговорили о необходимости постройки нового моста, капитального, с большей пропускной способностью. Правда, в те времена в городской казне не было достаточно средств и проблему частично решили, построив ещё один деревянный мост по улице Красноармейской. Новый мост имени Красной Армии был открыт 25 января 1935 года и поначалу действительно разгрузил грузопоток, идущий по Маральскому мосту на Выю и обратно.

К идее замены деревянного Маральского моста на капитальный железобетонный городские власти снова обратились уже в первые послевоенные годы, когда был утверждён новый план развития Нижнего Тагила.

И в конце 50-х строительные работы по возведению нового Маральского моста взамен старого начались.

Строительство нового Маральского моста (фото 1961 г.)

Вид на строящийся Маральский мост с улицы Фрунзе (фото 1961 г.)

Строители, понимая важность переправы между Выей и центром города, не стали сносить старый мост, а новый начали возводить рядом.

В те времена сдача всех более-менее значимых промышленных и социальных объектов приурочивалась к памятным датам, всенародным праздникам или внутриполитическим событиям. Пуск нового Маральского моста приурочили к открытию XXII съезда КПСС, который запомнился целым рядом громких решений. В частности, на этом съезде был принят программный лозунг, утверждавший, что советский народ уже к 1980 году будет жить при коммунизме. Запомнился XXII съезд и обещанием отмены всех налогов с населения с 1965 года, и решением о выносе из Мавзолея тела И. В. Сталина.

С задачей сдать новый мост в эксплуатацию к XXII съезду партии строители справились, и в 1961 году по мосту было открыто движение. При этом старый мост ещё несколько лет продолжал служить тагильчанам.

Новый и старый Маральские мосты на фото А. Ф. Кожевникова, сделанном 28 июня 1970 г.

В 1970-м через Маральский мост был пущен трамвай, что стало значительным событием для жителей Выи. Трамвайный маршрут соединил развязку на улице Островского с районом ВМЗ.

Новый Маральский мост (фото 1975 г.)

Однако уже к середине 80-х стало ясно, что Маральский мост не справляется с возросшим транспортным потоком. К тому времени перестал функционировать мост на улице Красноармейской и городские власти стали искать выход из создавшейся непростой ситуации. Решить проблему должен был ещё один мост, по которому предполагалось пустить часть транспорта, следовавшего с Выи в район ГГМ. Альтернативой ему могла стать реконструкция Маральского моста, но тогда эту идею отвергли. Третий мост через реку Тагил, на улице Серова, начали строить в 1990-м, но закончить строительство так и не удалось. Через пять лет от возведения нового моста городские власти отказались по причине отсутствия средств в бюджете. Лишь 20 лет спустя администрация города обратила внимание на состояние Маральского моста. В короткие сроки был разработан проект его капитальной реконструкции, и 15 февраля 2016 года мост был закрыт на ремонт.

Реконструкция продлилась до сентября того же года и проводилась за счёт бюджетов города и области. В результате произведённых работ мост стал заметно шире, получил новое трёхслойное дорожное покрытие, новую дренажную систему и систему освещения. Специалисты утверждают, что обновлённый Маральский мост сможет прослужить городу ещё сотню лет...

...История же самой улицы Фрунзе заметно отличается от истории Маральского моста.

Улица начала формироваться в конце XVIII столетия и тоже получила название Маральской по названию горы, которую она пересекала снизу вверх. Несколько позднее, с появлением в этом районе новых улиц, её переименовали в 1-ю Маральскую. Всего Маральских улиц было четыре, что в общем-то было для Тагила того времени обычным делом...

...В 40-х годах XIX столетия улицу переименовали в Максимилиановскую, в честь герцога Максимилиана-Иосифа Лейхтенбергского – пасынка Наполеона Бонапарта и сына вице-короля Италии Евгения Богарнэ, а также мужа дочери императора Николая I Марии Николаевны. Историки советского периода утверждали, что переименовали улицу по указанию Анатолия Демидова, который якобы был другом и собутыльником герцога и даже привозил его на Урал.

Максимилиан-Евгений-Йосиф-Август-Наполеон Лейхтенбергский и Эйштадский, родившийся в 1817 году, был человеком высокообразованным и эрудированным, превосходно знал металлургию, химию, увлекался минералогией, горным делом, гальванопластикой, живописью. Кроме того, герцог писал романтические повести о любви людей, принадлежащих к разным социальным слоям французского общества. Правда, своё увлечение литературой он скрывал так долго и умело, что о нём стало известно лишь в начале XXI века.

Герцог Максимилиан Лейхтенбергский (худ. П. Ф. Борель)

В 1838 году Максимилиан приехал в Россию и уже через год сыграл свадьбу со старшей дочерью русского императора Николая I Марией Николаевной. С собой он привёз в Россию и свою коллекцию произведений искусства, которая в течение нескольких лет размещалась в Академии художеств. В 1842 году его избрали почётным членом Российской академии художеств, а с 1843-го он становится её президентом.

Теоретические познания герцога в минералогии получили практическое применение, когда в 1844 году по указу императора Николая І он был назначен главноуправляющим институтом корпуса горных инженеров. В этой должности он и отправился на Урал с целью проинспектировать частные и казённые заводы нашего края. Накануне поездки Максимилиан написал Анатолию Демидову и попросил сопровождать его в этом путешествии. Анатолий Николаевич Демидов, породнившийся в 1840 году с семейством Бонапартов через брак с племянницей Наполеона Матильдой, согласился и в 1845 году привёз герцога Лейхтенбергского на Нижнетагильские заводы.

Больше всего Максимилиана заинтересовало меднолитейное производство, а также знаменитая «бронзёрная фабрика», работавшая под управлением Фёдора Филипповича Звездина. Этот интерес был не случаен: зять русского императора строил под Петербургом завод, на котором намеревался производить бронзовые отливки. На Выйском заводе и в «заведении» мастера Звездина гость провёл целых три дня.

Долгое время считалось, что сразу после отъезда герцога улицу 1-ю Маральскую и переименовали в Максимилиановскую. Но в 2010 году появились сведения, что своё новое имя тагильская улица приняла позднее, уже после смерти Максимилиана Лейхтенбергского. Во время поездки на Урал герцог простыл и после этого долго болел. Петербургские врачи делали всё возможное, да и сам Максимилиан мужественно боролся с последствиями простуды, но болезнь всё-таки «съела» его. В своих дневниках он неоднократно упоминал, что «приобрёл свой неизлечимый недуг по легкомыслию, совершенно не зная коварной погоды тех мест»...

...После переименования бывшая 1-я Маральская улица начала преображаться. Её стали отсыпать песком и шлаком, ровнять и ремонтировать. А вскоре после отмены крепостного права Максимилиановскую улицу облюбовали «новые купцы» – бывшие демидовские крепостные, сумевшие скопить достаточно денег, чтобы открыть мелочную торговлю. Кое-кому из них – Шелудяковым, Стариковым, Воробьёвым – удалось-таки выбиться «в люди», и к началу ХХ столетия они уже имели репутацию богатых купцов.

Кроме местных тагильских предпринимателей, открывали на Максимильяновской улице свои магазины и приезжие купцы. Например, зять известнейшего екатеринбургского купца М. М. Ошуркова – А. Д. Смолин – держал здесь продовольственную лавку, а сын екатеринбургского «водочного короля» и ростовщика Я. П. Андреева – Николай – магазин по продаже сукна.

В 1931 году улицу Максимильяновскую снова переименовали, присвоив ей имя выдающегося полководца Гражданской войны Михаила Васильевича Фрунзе, который освобождал Урал от колчаковцев в 1919 году. В перспективе улица должна была быть расширена, благоустроена и получить статус проспекта. Поначалу этим планам помешала война, а в послевоенные годы – медленное расселение жителей улицы из частных владений в благоустроенные многоэтажки. Действительно, расселяли улицу очень медленно. Некоторые наши читатели наверняка помнят, что ещё каких-то 50 лет назад главная улица Выи была почти наполовину застроена одно- и полутораэтажными бревенчатыми домами.

Чётная сторона улицы Фрунзе (фото 1962 г.)

Нечётная сторона улицы Фрунзе (фото 1968 г.)

Перекрёсток улиц Фрунзе и Черных в 1968 г.

Фактически до конца 60-х вся нечётная сторона улицы состояла из построек конца XIX – начала ХХ века. Такой же «деревянной» была и чётная сторона, от Маральского моста до перекрёстка с улицей Черных.

К слову, на перекрёстке улиц Фрунзе и Черных находилась ещё одна достопримечательность Выи – дом, в котором жил и работал первый в истории Нижнего Тагила профессиональный фотограф Генри Инглис. Его большой дом на каменном полуэтаже, с красивыми лепными наличниками находился на том месте, где нынче стоит дом № 30.

Дом фотографа Генри Инглиса (фото 1960 г.)

Генри Инглис – племянник английского лорда сэра Джона Инглиса – был дипломированным инженером-металлургом, влюблённым в кузнечное дело и... фотографию. В 1853 году его познакомили с известным на всю Европу русским заводчиком Анатолием Николаевичем Демидовым, и спустя три года Генри получил от него приглашение поработать на Нижнетагильских заводах. Согласно договору, мистер Инглис должен был проработать на демидовских предприятиях пять лет за годовой оклад 1500 рублей серебром. Кроме этого, англичанину предоставлялась квартира и 300 рублей ассигнациями на дорожные расходы.

По окончании контракта Генри Инглис вдруг передумал уезжать на родину и решил заняться «бизнесом». Он выкупил дом на углу улиц Максимильяновской и Тагильский Криуль и оборудовал в нём фотосалон – первое такого рода заведение не только в Нижнетагильском посёлке, но и во всём уезде.

Предприимчивый британец съездил в Англию, где закупил фотоаппаратуру и расходные материалы, а также заказал факсимиле своего заведения – опоясанную ремнём с пряжкой надпись на латинице «Henry Inglis. Photographer, Nigney Tagil».

Позднее это факсимиле перекочевало на паспарту, которые мастер заказывал в Европе. По воспоминаниям современников, иноземный фотограф был высоким, полным и добродушным человеком. Он плохо говорил по-русски, любил хорошее пиво и русский квас. Известно, что фотосалон мистера Инглиса начал работать в первой половине 60-х годов XIX века, а услуги, оказываемые мастером, были довольно дороги. Снимались на портрет у него в основном люди состоятельные: заводские приказчики, инженеры, земские чиновники, врачи, купцы. Последних англичанин почему-то не особо жаловал. Тем не менее его «бизнес» процветал и приносил неплохой доход. Когда Генри Инглис покинул Нижнетагильский посёлок, в точности неизвестно. Так же, как неизвестна его дальнейшая судьба. По одним сведениям, он вернулся в Англию, где его ждало наследство. По другим – мастер осел во Франции, которая на рубеже столетий считалась Меккой для всех фотографов...

...Его дом простоял на своём месте вплоть до конца 60-х, а с началом активной застройки этого района Выи был безжалостно пущен на слом. О том, что в нём жил первый тагильских фотограф, в то время уже никто не помнил...

Дом фотографа Генри Инглиса (фото 1960 и 1967 гг.)

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

В материале использованы фотографии А. Ф. Кожевникова и А. В. Шадрина

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: