12 Авг 2017 14:34 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Главная улица Выи: от деревянной застройки до каменных многоэтажек (часть 2)

Вплоть до конца XIX столетия каменных зданий на Вые было раз-два и обчёлся: Выйско-Никольская церковь, комплекс зданий авроринского приюта, дом управляющего Выйским заводом (более известный в наше время как дом Черепановых) да ещё несколько домов, принадлежащих состоятельным купцам или крупным кустарям-ремесленникам. Главными причинами преимущественно деревянной застройки были и дороговизна кирпича или камня, и весьма затратное содержание каменного или кирпичного дома.  

Холодные продолжительные зимы, короткие уральские весна и осень требовали большого количества дров для обогрева каменных домов. Так как все леса Тагильской дачи подчистую вырубались для производства древесного угля и для прочих заводских нужд, лес на дрова привозили с других «дач», что сказывалось на цене. Протопить же деревянные дома выходило намного дешевле.

Хотя зажиточные тагильчане могли себе позволить выложить из кирпича или камня цокольный этаж (или «полуэтаж», как называли его раньше) дома, который, как правило, использовали в качестве хранилища для продуктов, а на нём возводили бревенчатые один или два этажа. Чтобы дом выглядел дороже, соответствуя социальному статусу владельца, его стены снаружи оштукатуривали, украшали лепниной, а поверх белили.

Дома постройки начала ХХ в. по нечётной стороне ул. Фрунзе (фото 1966 г.)

На рубеже XIX и ХХ веков кирпичных строений на Вые стало немного больше: были построены Земское училище (на углу нынешних улиц Липовый тракт и Оплетина) и комплекс зданий пиво-дрожжевого завода купца Волкова (на углу нынешних улиц Липовый тракт и Черных). В среднесрочных планах Верхотурского земства значилась постройка ещё двух кирпичных школ на Вые, а староверы Поморского согласия хотели построить здесь каменный «моленный дом». Но реализовать эти планы помешали сначала Первая мировая война, а затем известные события 1917 года.

Вид на Нижнетагильский заводской посёлок в начале ХХ в.

После Октябрьской революции и вплоть до 1948 года большая часть Выи оставалась деревянной. Строили в те годы мало и, как правило, больше ведомственные здания. Лишь с принятием в 1947 году генерального плана развития Нижнего Тагила на выйских улицах началось массовое строительство жилых домов.

Изначально центральную улицу Выи планировали застроить 4-х и 5-этажными домами типовых проектов 8-й, 9-й и 10-й серий. В северной части улицы Фрунзе, на месте пересечения её с улицей  Раздельной (ныне – Космонавтов), должна была появиться площадь, окружённая четырьмя 5-этажными домами, построенными по индивидуальному проекту, разработанному в архитектурном бюро горисполкома. Ещё одну площадь – между улицами Клубной (ныне – Оплетина) и Тагильский Криуль (ныне – Черных) – планировали создать в центре улицы.

Застройку разбили на два этапа. В ходе первого предполагалось застроить чётную сторону улицы Фрунзе и её северную часть. В ходе второго этапа должны были застроить нечётную сторону. Закончить первый этап планировали к 1957 году. Ещё десять лет отводилось на реализацию второго этапа.

Однако вскоре планы пришлось менять. Едва застройка чётной стороны набрала темп, как Министерством жилищно-гражданского строительства РСФСР был выпущен Приказ № 789 от 6 декабря 1950 года, который утверждал новый перечень типовых проектов жилых зданий.

В приказе говорилось: «Начальникам главных строительных управлений, проектных трестов, директорам заводов, осуществляющих строительство жилья и помещений соцкультбыта, запрещается применять старые типовые проекты жилых зданий».

Изменения были связаны с пересмотром некоторых норм социалистического общежития, в том числе с увеличением норм квадратных метров жилья на человека.

Тагильским проектировщикам и архитекторам пришлось срочно разрабатывать индивидуальные проекты домов на основе устаревших типовых, заново производить привязку объектов к местности, попутно решая массу технических вопросов. В частности, из-за острой нехватки строительной техники этажность домов была понижена до трёх, что в конечном итоге сказалось на количестве квартир.

Другим серьёзным тормозом стало постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 4 ноября 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», после выхода которого вновь пришлось дорабатывать проекты домов, приводя их в соответствие с новыми требованиями.

Улица Фрунзе на карте 1960 г.

Всё это серьёзно влияло на сроки завершения первого этапа строительства. От некоторых домов пришлось и вовсе отказаться. Из плана застройки были исключены два пятиэтажных дома в северной части улицы, а также ряд объектов соцкультбыта. Генеральный план развития города пришлось вновь пересматривать.

К 1960 году улица Фрунзе выглядела довольно контрастно: чётная сторона была застроена вышедшими в тираж сталинками, нечётная же сторона оставалась деревянной и одноэтажной.


Дома № 32 и 34 по ул. Космонавтов (нынешний адрес), которые должны были определять площадь в северной части улицы

Улица Фрунзе в месте пересечения с ул. Раздельной (Космонавтов). Слева – дом № 32, справа – частный дом, на месте которого должен был быть построен его дом-близнец (фото 1961 г.)

Перспектива ул. Фрунзе от будущей площади Горняков (фото 1963 г.)

Чётная сторона ул. Фрунзе в 2000-х

В начале 60-х годов в советской архитектуре появилось новое направление – каркасно-панельные здания, которые народ быстро окрестил хрущёвками. Появилось оно в Советском Союзе после того, как первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв в ходе своего визита во Францию увидел, как там строят... социальное жильё. Хрущёву понравились и быстрота, с которой французы строили такие дома, и их стоимость, которая была в разы меньше, чем стоимость однотипных сталинок. Так, каркасно-панельное домостроение стало приоритетным направлением в советской архитектуре на долгие 20 лет.

Застройка нечётной стороны улицы Фрунзе началась с возведения двух зданий: Рудоуправления и Дворца культуры «Юбилейный». Финансировались обе стройки Высокогорским рудоуправлением (ВРУ), которое в народе вплоть до середины 80-х называли «старорежимной» аббревиатурой ВЖР – Высокогорский железный рудник.

Как уже известно читателям нашей рубрики, Дворец культуры «Юбилейный» начали строить в 1963 году на месте бывшей Выйско-Никольской церкви.


Башенный кран на месте строительства ДК «Юбилейный» (фото 1966 г.)

Дворец культуры «Юбилейный» (фото 2014 г.)

Начиная с середины 40-х годов развалины церкви были переданы под полигон 19-му отдельному учебному танковому полку, который дислоцировался через дорогу, на территории бывшего авроринского приюта.

До недавнего времени считалось, что первый в нашей стране прототип детского комбината, своеобразного синтеза детского сада и яслей, был открыт при Нижнетагильском заводе 31 июля 1849 года по инициативе и в присутствии заводовладелицы Авроры Карловны Демидовой-Карамзиной и её мужа Андрея Карамзина. В историю нашего города это заведение вошло под названием авроринский приют.

Вдова П. Н. Демидова, управлявшая в те годы вместе со своим деверем Анатолием Демидовым огромным демидовским хозяйством, стала инициатором создания при Нижнетагильских заводах заведения, в котором дети рабочих Нижнетагильского горного округа содержались бы «на полном пансионе» во время, когда их родители находились на работах. Согласно «Положению о приюте…», в него принимались дети рабочих предприятий Нижнетагильского горного округа в возрасте от года до восьми лет. В приюте дети получали полное содержание за счёт заводовладельцев: детей одевали в особое платье, несколько раз в день кормили, давали начальное образование. Ограничений по числу детей в приюте не существовало. Данный факт был известен давно и уже начал понемногу забываться. Однако в начале 2000-х выяснилось, что первенство в этом вопросе приписано Авроре Карловне несколько преждевременно.

Портрет Авроры и Павла Павловича (худ. В. Гау)

В одном из писем сестре Эмилии (жене декабриста графа Владимира Мусина-Пушкина) Аврора писала:

«Здесь [на Нижнетагильском заводе] ещё стараниями славного предка моего покойного Павла – Никиты Акинфиевича – при заводском госпитале имелся воспитательный дом для детей вдовых работников, коим не на кого было оставить своих чад, уходя в завод, и безродных подкидышей».

Известно, что о призрении сирот на Нижнетагильском заводе писал ещё известный путешественник Петер Симон Паллас в своих письмах и изданной в 1770 году книге «Путешествие по разным местам Российского государства по повелению Санкт-Петербургской академии наук». В письмах Палласа говорится, что в 1766 году в заводском посёлке появился специальный дом для приносных детей, куда, согласно распоряжению Никиты Акинфиевича Демидова, «принимали малых детей и младенцев во всяко время дня и ночи и без малейшего распроса о происхождении их, кроме того, крещены оные али нет». Располагался этот «дом» при заводской госпитальной службе. «Приносным детям» (то есть подкидышам) оказывалась необходимая медицинская помощь, а затем они раздавались на воспитание опекунам и приёмным родителям. При этом на содержание ребёнка приёмные родители получали 1 рубль серебром в месяц до исполнения приёмышу 12 лет. Спустя восемь месяцев, когда заводской госпиталь получил новое здание, в «дом для приносных детей» стали также определять на дневное содержание и детей, потерявших одного родителя. Детям здесь предоставлялись двухразовое питание и медицинская помощь. На содержание этого заведения из заводской казны ежемесячно выделялось 30 фунтов «хлебного» провианта, овощи «в достаточном числе» и деньги на молоко. Правда, после смерти Никиты Акинфиевича история «дома для приносных детей» закончилась.

Детские приюты, соединившие в себе функции детского сада для дневного присмотра за детьми, интерната для малообеспеченных родителей и начального образовательного учреждения, появились в Нижнем Тагиле не вдруг. Сначала модель такого заведения «обкатал» в Петербурге Анатолий Николаевич Демидов. В мае 1837 года он открыл в Северной Пальмире Дом трудолюбия и дневного убежища для детей.


Анатолий Павлович Демидов (худ. К. Брюллов)

Дом оказывал помощь малоимущим женщинам, желающим каким-то образом заработать себе средства на жизнь. Женщины получали здесь заказы на работу, необходимые инструменты и материалы. Здесь же на полном обеспечении содержались их дети, которых учителя занимали играми, обучали грамоте, счёту и рукоделию. На 15 мая 1837 года в доме содержалось 6 мальчиков и 11 девочек.

Популярность первого в России Дома трудолюбия и дневного убежища для детей стала так велика, что через год после его открытия, в 1838-м, правительство учредило особый Комитет главного попечительства детских приютов. Руководила комитетом императрица Александра Фёдоровна.

На Урал прообразы современных детских садов пришли лишь десять лет спустя. А первым стал отнюдь не авроринский приют при Нижнетагильском заводе, а Уфимский губернский детский приют, созданный, как указывалось в справочниках XIX века, «при пособничестве заводоустроителя Анатолия Н. Демидова и с высочайшего позволения Императрицы Александры Фёдоровны». Уфимский губернский детский приют был открыт в апреле 1849-го. Авроринский приют, открывшийся через месяц в Нижнетагильском заводе, стал вторым таким заведением подобного рода в России.


Здание авроринского приюта в Нижнетагильском заводском посёлке (фото конца XIX в.)

Уникальность тагильского приюта заключалась в том, что, во-первых, в него принимались дети от одного года (то есть это были и ясли, и сад), а во-вторых, приют мог принять до 150 детишек одновременно. Таких приютов до сих пор не было на просторах Российской Империи. А к ноябрю 1849 года в пределах Нижнетагильского округа заработали ещё два подобных учреждения: в селе Воскресенском и в деревне Никольской. Численность детей в приютах увеличивалась в зимнее время. Летом родители предпочитали оставлять детей дома для помощи на огородах, сбора грибов и ягод. Администрация разрешала принимать в приюты детей не только из тех посёлков, где эти учреждения располагались, но и из окрестных деревень. Некоторых детей доставляли за 3-4 версты. Преодолевать столь длинное расстояние каждый день малышам было трудно, поэтому им разрешалось ночевать в приюте и получать дополнительное питание.

Для руководства нижнетагильскими «детскими учреждениями призрения» Аврора Карловна пригласила из Петербурга Агнесу Самойловну Кригнер, имевшую опыт педагогической работы с детьми. Агнесе Кригнер положили весьма неплохое по тем временам жалованье – 630 рублей в год. Штат каждого приюта включал, в зависимости от числа воспитанников, от 3 до 5 человек служащих, среди которых были надзирательница с помощницей, нянька, стряпуха, прачка и дворник. Жалованье служащих составляло от 7 до 17 рублей 50 копеек ассигнациями в месяц. Общие расходы на содержание одного ребенка в авроринских приютах в 1849 году составляли более 30 рублей в год, в 1895 году – 68 рублей. В хозяйстве приюта содержалось две коровы, поэтому у детей всегда было свежее молоко. Имелись также и огороды, на которых выращивались овощи и цветы. Здание приюта окружал сад. В 1905 году в здание приюта перевезли экспозиции и фонды заводского музея. Вскоре часть территории приюта была отдана военным: здесь расположились госпиталь, где долечивались после ранений солдаты, воевавшие с японцами, здесь же были расквартированы части 11-го пехотного Псковского полка и 9-я рота 195-го пехотного Оровайского полка. Здесь же находился и один из рекрутских пунктов.

После Октябрьской революции в здании приюта находился призывной пункт, где формировались первые в Нижнем Тагиле части Красной Армии. В 1919 году здесь был открыт Рабоче-технический народный дом имени П. А. Кропоткина, а в мае 1922-го было принято решение о размещении в здании Детского дома для безродных и голодающих. Но, как вскоре выяснилось, бывший приют оказался слишком маленьким, чтобы принять всех беспризорников и сирот. В 1923 детский дом перевели на территорию Скорбященского женского монастыря, а здание приюта использовалось в различных хозяйственных целях, а в первые годы Великой Отечественной войны в нём разместились учебные классы и казармы 19-го отдельного учебного танкового полка. После расформирования учебного полка на территории бывшего приюта разместились военные строители, а затем и военные связисты.

В постперестроечный период здание оказалось бесхозным, дважды горело и было снесено. На его месте сначала открылся оптовый рынок «Титаник», а затем был построен торговый комплекс.

8 мая 1965 года, накануне 20-летия Победы в Великой Отечественной войне, на площади между улицами Клубной и Тагильский Криуль был открыт мемориальный комплекс в память о горняках, погибших в 1941-1945 годах.

Авторами проекта стали тагильские архитекторы и скульпторы В. И. Солтыс, Ю. П. Клещевников, П. И. Крамской, А. И. Обухов и В. М. Ушаков. Мемориал состоит из обелиска высотою 30 метров и пилона с барельефным изображением рабочих-горняков, трудившихся во время войны в тылу и воевавших с врагом на фронтах. С внутренней стороны пилона были выбиты фамилии 147 горняков, которые погибли, выполняя свой воинский долг по защите Родины.


Мемориальный комплекс в память о горняках, погибших в 1941-1945 гг. (фото 1975 г.)

Лучшие рабочие ВРУ на возложении венков к мемориалу 9 мая 1988 г.

Позднее мемориал был дополнен двумя артиллерийскими орудиями ЗИС-2 и ЗИС-3.

Надо отметить, что список погибших горняков на пилоне мемориального комплекса год от года пополнялся новыми фамилиями: в 70-90-е годы поисковики и ветераны ВРУ проводили большую поисковую работу в областных и центральных архивах. В новейшей истории мемориал «прославился» тем, что стал первым в Свердловской области памятником, у которого отключили газ, поддерживающий Вечный огонь.

В 2005 году мемориал был реконструирован. Бетонные части памятника были облицованы мрамором, была установлена новая звезда с Вечным огнём.

Мемориал на площади Горняков в наши дни

В 1967-м напротив площади Горняков началось строительство здания Высокогорского рудоуправления общей площадью 4800 квадратных метров. Стройка производилась силами и на средства ВРУ и продлилась три года. Сдача здания приёмной комиссии состоялась 25 декабря 1970 года.

Начало строительства Рудоуправления (фото 1967 г.)

Строительство Высокогорского рудоуправления в 1968 г.

Вид на ул. Фрунзе и здание Рудоуправления (фото 1969 г.)

Пожалуй, это была единственная стройка на всей Вые, чётко спланированная и выполненная в срок, от закладки фундамента до отделки фасадов и благоустройства прилегающей территории, на которой было высажено около полутора сотен саженцев кустов и деревьев, установлены памятник горняку и образцы руд, добываемых предприятиями управления.

Вид от здания Рудоуправления на площадь Горняков (фото 1975 г.)

(продолжение следует)

-------------------------------

 При подготовке материала использованы фото из архивов авторов, НТГИА и А. Ф. Кожевникова

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: