13 Май 2017 15:45 | Метки: Новости Нижнего Тагила, Спецпроекты, Город-лабириНТ

Главная улица города: задолго до гостиницы «Северный Урал» и ресторана «На Александровской» (часть 3)

После майских праздников продолжаем знакомство с «исторической» частью проспекта Ленина. Начиная от «аксёновского подворья» и до пересечения с нынешней улицей Первомайской, здесь всё было застроено купеческими домами, большинство из которых сохранились до наших дней. И у каждого такого дома своя история.

По чётной стороне проспекта Ленина следующий за домом А. А. Любимова стоит купеческий особняк, построенный в последней четверти XIX века и известный нам как дом купца Михаила Ярославцева (нынешний адрес: пр. Ленина, д. 4а).

Многие тагильчане знают это здание как ресторан «На Александровской». А те, кому перевалило за пятьдесят, помнят его как магазин «Горпромторга», где торговали головными уборами. В 70-х годах, когда с головными уборами (особенно зимними) было туго, здесь появился отдел, в котором можно было купить всевозможные фотографические принадлежности: фотохимию, фотопластины и фотоплёнку, фотобумагу, фотоаппараты, фотоувеличители, а также диафильмы, фотоальбомы и рамки для слайдов...

Здание по проспекту Ленина, 4а во второй половине 80-х

Откуда в Нижнетагильском заводе появился купец 2-й гильдии Михаил Иванович Ярославцев, в точности никто не знает. По одной версии, он был представителем семейства лысьвенского купца, бывшего крестьянина Соинской волости Афанасия Ярославцева, по другой – принадлежал к роду красноуфимского купца 2-й гильдии Ефима Ярославцева.

Так как в дальнейшем нам часто придётся сталкиваться с упоминанием принадлежности купцов к той или иной гильдии, поясним, что это такое. До периода царствования Алексея Михайловича на Руси торговлей занимались либо иностранцы, либо очень богатые люди. В ту пору государство не поддерживало развитие промыслов и торговли в городах. Положение стало кардинально меняться с приходом к власти Петра Первого, который не просто всячески поощрял торговлю, но и раздавал всевозможные льготы тем коммерсантам, чья деятельность совпадала с его планами и реформами. Собственно, наши Демидовы, равно как и Строгановы, Яковлевы и другие известные уральские предприниматели, поднялись во многом благодаря таким льготам.

В 1721 году появились купеческие гильдии, за которыми «закреплялись предпочтительные права на занятие торгово-промысловой деятельностью». Торговать в ту пору могли все, у кого было что продать. Если мещанин или крестьянин имел лавочную торговлю с годовым оборотом 500 рублей и выше, был приписан к посаду, а торговля была его основным источником дохода, он считался купцом и облагался единым налогом в размере 40 алтын в год – 1 рубль 20 копеек. Все остальные налогов не платили, но торговать могли исключительно тем, что производили сами.

Законодательно же переход в купеческое сословие был закреплён манифестом Екатерины Второй 1775 года. Тогда же был установлен имущественный ценз для получения купеческого звания – 500 рублей серебром. Манифест, в частности, гласил:

«Мещанам, кои не имеют капитала свыше 500 рублей, впредь не называться купцами, но именовать их мещанами. А кои из мещан расторгуются и капитал свой умножат свыше 500 рублей, тех вписывать в купечество».

По екатерининской реформе купечество делилось на три гильдии по имущественному принципу. Для первой гильдии размер «объявленного капитала» составлял 10 тысяч рублей серебром. Таким купцам предоставлялось право вести торговлю как на внутренних, так и внешних рынках, оптом и в розницу, заводить морские и речные суда, заводы и фабрики. А те, кто состоял в первой гильдии 12 лет и более, получали почётное звание «Коммерции советник».

Купцы второй гильдии должны были иметь капитал не менее тысячи рублей серебром. Они имели право торговать в пределах империи оптом и в розницу, заводить фабрики, заводы, иметь морские и речные суда определённого водоизмещения.

К купцам третьей гильдии причисляли торговых людей, имеющих объявленный капитал не менее 500 рублей. Они вели мелочный торг оптом и в розницу в пределах губернии, могли держать бани, постоялые дворы, трактиры и малые речные суда.

Все купцы были обязаны ежегодно выплачивать «гильдейский сбор», составляющий одну сотую часть от объявленного капитала.

Принадлежность к купеческой гильдии большинству предпринимателей никаких льгот не давала, хотя формально гильдия должна была защищать коммерческие интересы купцов, состоящих в ней, как это было, например, в Германии и ещё ряде стран Европы. В России некоторые льготы были предусмотрены для купцов 1-й гильдии: они имели преимущественное право на получение места для торговли, освобождались от личной рекрутской повинности, к ним было запрещено применять телесные наказания, они могли ходатайствовать о присвоении им звания «почётного гражданина».

В 1807 году минимальные размеры объявляемого капитала существенно выросли. Теперь, чтобы записаться купцом 1-й гильдии, необходимо было «объявить» капитал не менее 50 тысяч рублей, купцом 2-й гильдии можно было стать, имея капитал в 20 тысяч рублей и более, стать купцом 3-й гильдии могли те, кто объявлял 8 тысяч рублей. Росли и гильдейские сборы. К 1824 году они составляли для купцов 1-й гильдии 3212 рублей серебром, 2-й гильдии – 1345 рублей, 3-й гильдии  438 рублей. Эти обстоятельства породили среди купечества такое явление, как намеренное занижение размера «объявленного капитала». Существовали и другие маленькие хитрости для уклонения от налогов и сборов, которыми государство старалось обложить купечество...

…Как большинство купцов горнозаводских рабочих посёлков Урала и Сибири, Михаил Ярославцев не имел «узкой специализации» и торговал всем, что приносило доход. В его лавках можно было купить скобяные изделия, муку, широкий спектр галантерейных и косметических товаров, изделия из серебра и золота, а в конце XIX – начале ХХ столетия – музыкальные инструменты и модные в ту пору граммофоны Берлинера и патефоны московского филиала французской фирмы Pathé. В здании на бывшей улице Александровской был представлен широкий ассортимент музыкальных товаров, а вскоре после открытия здесь стали продаваться и фототовары, и ювелирные изделия.

Первоначально здание было двухэтажным. На первом этаже находился магазин, второй этаж был жилым. Впоследствии Ярославцев переехал с семьёй на улицу Старозаводскую, а дом перестроил. Очевидно, торговля у Михаила Ивановича шла хорошо, так как вскоре он стал арендовать для своих отделов площади в домах других тагильских купцов. В частности, у своего соседа, торговца обувью Михаила Мозгунова, который выстроил большой доходный дом на углу Александровской улицы и Балыковского переулка.

Дома М. И. Ярославцева (второй слева) и М. М. Мозгунова в конце XIX в.

Михаил Михайлович Мозгунов был выходцем из бывших демидовских крепостных, «трудами и усердием» выбившихся из разнорабочих сначала в мастеровые, а затем и в приказчики одного из барнаульских рудников. Во второй половине XIX века Михаил Мозгунов с братом Иваном взяли подряд на изготовление суконной обуви для демидовских заводов. Сколотив небольшой капитал, братья открыли в Барнауле производство суконной и валяной обуви. Дело оказалось прибыльным, и Михаил Михайлович в поисках новых рынков сбыта оказался в Нижнетагильском посёлке.

Торговал Мозгунов не только валенками и суконными ботами. В его магазине можно было купить также мужские и женские головные уборы, зонты, перчатки и другую галантерею. Позднее М. М. Мозгунов стал одним из первых «авторизированных дилеров» продукции завода «Треугольник»  Т.Р.А.Р.М. (Товарищества российско-американской резиновой мануфактуры). Будучи заядлым охотником, купец также держал в своём магазине отдел, где продавалось различное снаряжение для охотников.

В доходном доме Мозгунова арендовали площади такие известные тагильские предприниматели, как владелец скорняжного производства Порфирий Глазунов, торговец бакалеей и мануфактурой Никита Гущин, хозяева подносно-клепальной мастерской отец и сын Серебряковы, Константин Рыбаков, торговавший галантереей и «изящными предметами интерьера», и некоторые другие. На втором этаже дома Мозгунов оборудовал «нумера», которые сдавались всем желающим. Позднее второй этаж взял в аренду предприниматель Александр Железков, открывший здесь гостиницу для состоятельных приезжих...

В советское время в доме Мозгунова размещались различные конторы и учреждения, а в 1935-м здание было перестроено по проекту архитектора-конструктивиста Михаила Ивановича Федоряко. Бывший доходный дом стал первой гостиницей Нижнего Тагила.

Бывший доходный дом купца М. М. Мозгунова – гостиница «Северный Урал» (фото 60-х гг.)

Напротив бывшего мозгуновского дома  по проспекту Ленина, 7  стоит красивое двухэтажное здание, хорошо известное нескольким поколениям тагильчан. Построил его в последней четверти XIX века крупный оптовик, продавец пива Капитон Никитович Мотылёв. Свой путь в купечество Мотылёвы начинали с мелкорозничной торговли пивом, сбитнем и квасом, которые варили сами, в покосившемся сарае своего дома на окраине села Камасино. Семейный «бизнес» давал пусть и небольшой, но стабильный доход, который позволил пивоварам построить новый дом и завести небольшой заводик. Когда в октябре 1878 года началось движение по Уральской Горнозаводской дороге на участке Пермь – Камасино – Нижний Тагил, записавшийся недавно в купцы 3-й гильдии Никита Мотылёв отправил сына на Нижнетагильский завод, где тот собирался открыть лавку. Со временем Капитон Никитович «оброс» связями и стал поставлять пиво и квас в Нижнетагильский посёлок оптовыми партиями, закупая их то у Поклевских, то у Злоказовых, то и у тех, и у других. Своих магазинов и Нижнем Тагиле К. Н. Мотылёв не открывал: после смерти малолетнего сына он сосредоточился на торговле в Чусовом (в состав которого вошло его родное село Камасино) и Перми. В Тагиле Капитон Никитович выстроил доходный дом на улице Александровской, вблизи базарной площади. Все помещения здания сдавались в аренду тагильским купцам.

Доходный дом купца К. Н. Мотылёва (фото нач. ХХ в.)

Место было удобное, людное, и от арендаторов не было отбоя. На первом этаже дома находился галантерейный магазин купца Якова Михайловича Всехвальнова, в котором несколько позже был открыт и отдел канцелярских принадлежностей. Яков Всехвальнов начинал свою коммерческую деятельность в заводском посёлке Нижнесалдинского завода, где быстро снискал почёт, уважение и «особое доверие», неоднократно избирался членом раскладочного присутствия Верхотурского уезда. Затем вместе с братьями Петром и Григорием Головановыми он переехал в Нижний Тагил, где продолжал жить и заниматься коммерцией вплоть до 1919 года.

Рядом с магазином Всехвальнова находилась лавка «внегильдийного» торговца Овчинникова, где продавались дешёвые канцелярские товары и почтовые открытки.

В этом же доме располагался и магазин готового платья известного пермского купца Александра Антоновича Боброва и его сына Николая Александровича. Позднее Николай Бобров организовал в Нижнем Тагиле ателье по пошиву верхней одежды.

Здесь же, на первом этаже мотылёвского дома, находился бакалейный магазин тагильского муллы Валитова. Кроме собственно бакалеи, Валитовы торговали сладостями, сушёными фруктами и так называемыми «колониальными товарами»: специями, приправами, кофе, какао.

На втором этаже здания можно было снять комнату или две под контору, однако есть сведения, что комнаты сдавались и для жилья.

В 1919 году, после того как колчаковские войска оставили город, в доме купца Мотылёва была образована городская комсомольская ячейка. Позднее, в 20-30-е годы, помещения дома занимали различные советские учреждения. Здание переходило из рук в руки, и каждые новые владельцы норовили перестроить его на свой лад. Сейчас уже точно никто не знает, сколько перепланировок пережил бывший купеческий дом за весь советский период. В 60-90-х годах первый этаж здания занимали магазины «Горпромторга», а на втором этаже размещался КВД.

Дом купца Мотылёва в 60-е годы (фоторепродукция из книги «Нижний Тагил»)

В 80-х годах ХХ века дом по проспекту Ленина, 7 был внесён в реестр памятников архитектуры. Здание не раз осматривали специалисты, говорили о необходимости его реставрации, но дальше мелкого ремонта кровли и обновления фасадов дело не двигалось. В 2010 году было объявлено о том, что здание капитально отремонтируют, сохранив его внешний вид.

Дом по пр. Ленина, 7 в 2000 году


Дом по пр. Ленина, 7 после ремонта (фото 2014 г.)

Но проведённый ремонт не остановил медленного разрушения здания. По мнению независимых экспертов, бывший доходный дом купца Мотылёва нуждается в полноценной реставрации. И если таковую не произвести в ближайшие годы, Нижний Тагил может лишиться ещё одного старинного здания, как лишился дома № 5 по проспекту Ленина, «австрийской моленной» купца П. Аксёнова, и ещё ряда объектов, которые составляли исторический облик города...

Дома купца М. И. Ярославцева (пр. Ленина, 4а) и М. М. Мозгунова (пр. Ленина, 6)

Дмитрий Кужильный и Сергей Волков специально для АН «Между строк»

Другие выпуски проекта «Город-лабириНТ» 

ВСЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В ОДНОМ ПИСЬМЕ


Рекомендуемые новости: